Форум Индейцев Белгородчины

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Команчи (Comanche)

Сообщений 1 страница 76 из 76

1

Команчи были частью южных групп Восточных шошонов, который жили у верховья реки Платта в восточном Вайоминге. Начиная с 1740-ых они начали пересекать Арканзанскую Реку и утвердились на краях Ллано-Эстакадо (так называемые, потому что это было настолько плоским и лишенным ориентиров), который простирался из западного Штата Оклахома поперек Техаса в Нью-Мексико. Область, которой они управляли, стала известной как Comancheria и проходила с юга от Арканзанской Реки поперек центрального Техаса к  Сан-Антонио, включая весь запад Плата Эдуардс в реку Пекоса и затем на север снова после предгорий Рокки Мунтэйнса к Арканзасу.

   Во время их первого отделения от шошонов, команчей вероятно было приблизительно 10 000 человек. К ним примкнули Восточные шошоны. По оценкам, на 1790 г. их было около 20 000, но никогда не было точно известно их количество до 1870-ых гг.  Хотя перепись 1849-ого г. в  Соединенных Штатах индейских племен дала эту цифру, это было, в лучшем случае предположение. Эпидемии в течение следующих двух лет понизили эту  к 12 000 к 1851 году.. В 1870 было меньше чем 8 000 команчей. В 1920 г., при переписи было внесено в список меньше чем 1 500 команчей. В настоящее время, 5 000 команчей живут около их племенного штаба в Лотоне, Штате Оклахома. Всего их приблизительно 8 000 человек. Из трех миллионов акров, обещанных команчам в соответствии с соглашением в 1867, только 235 000 остались в их руках. Из этого, 4 400 акров принадлежат племени непосредственно.

    Название команчей известно, но происхождение имени под вопросом. Наиболее вероятное объяснение состоит в том, что это была испанское искажение их названия Юта, Kohmahts (те, кто - против нас). Французские торговцы попеременно использовали это слово и для апачей равнин и для команчей. В более поздних годах это название используется только для команчей.

   Язык команчей почти идентичен языку шошонов, который в свою очередь связан с языком Ютов и Пайутов.

  Команчи, как полагают, были первыми людьми на равнинах, которые использовали лошадь экстенсивно, и также поставляли лошадей для других племен равнин. Племя команчей также снабжали американцев мулами для южных хлопковых плантаций, и лошадей продавали в Калифорнии в течение 1849 г. в период золотой лихорадки.

   Команчи крали примерно каждую лошадь и мула в Нью-Мексико и северной Мексике. Они захватывали женщин и детей от конкурирующих племен и продавали их испанцам в Нью-Мексико как рабов. В течение 1800-ых они также крали рогатый скот из Техаса, чтобы продавать его в Нью-Мексико.

   Физически, Команчи были небольшого роста в отличии от других племён равнин. Воины носили длинные волосы, которые были разделенный в середине (вокруг scalplock), и заплетены на сторонах. Одежда была оленьей кожей, но после того, как ткань стала доступной, они предпочитали синий цвет или алый. Несмотря на стереотип, замеченный в кинофильмах, Команчи не носил украшенные военные шляпы как Lakota до конца 1800-ых. Для головного убора, многие предпочли военную шляпу, сделанную от скальпа бизона с рожками. Это также служило, чтобы защитить его владельца от ударов до головы. Также всадники команчей носили не обычные мокасины, а высоко едущие ботинки, простирающиеся на бедро и обычно красили их в светло-голубой цвет.

   Помимо языка, Команчи сохранили другие черты культуры шошонов. Их вигвамы на южных равнинах отличались тем, что использовалитсь четыре (не три) главные полюса, два из которых выделили для входа. Вигвам всегда использовался в течение зимы, но летом, Команчи часто использовали временные убежища (shelters), как у шошонов. Основной пищей был бизон, но их диета также включала корни, дикие овощи и фрукты, собранные женщинами. Бизоны обеспечивали примерно всем, в чём нуждались команчи: одежда, покрытия вигвама, нить, лодки и инструменты. Иногда утверждают, что они никогда не ели рыбу, или водоплавающих птиц, но команчи их ели, в случае недостатка иной пищи. Однако, они определенно не ели собак, в отличии от Kiowa, Шайеннов и Арапахо. Когда Команчи столкнулись с людоедством среди племен в восточном Техасе, их реакция была почти такая же как у европейцев, только Команчи имели более прямой метод выражения неодобрения. Как правило, они не любили "огненную воду ", которую им предлагали "белые" торговцы.

   Они были свободно организованы в 8 - 12 групп. Люди часто переходили между этими группами. Лидерство было полностью мужским и не наследственным. Это было основано на статусе, который приобретался через комбинацию военных почестей, власти медицины, великодушия, и семейных отношений. Самая очевидная особенность была нехваткой твердых правил. Власть вождя команчей могла измениться от минимального контроля его собственной группы к власти над всем племенем. Руководители разделения очевидно были избраны генеральным советом, когда с этой целью требуется большие сборы. Команчи ценил хорошие навыки в ораторском искусстве, и их лидеры часто нанимали определяемого спикера, или оратора (tlatolero), говорить за них. Это было иногда трудно для посторонних на встречах с Команчи определить, кто был фактическим лидером. Было также почти-невозможно сделать соглашение с одной группой Команчей, которое будет соблюдено всеми.

   Социальная организация Команчей была базовой, но не простой. Их большие стада лошадей требовали, чтобы Команчи жили в маленьких, рассеянных группах. Даже тогда было необходимо переместиться часто, не только, чтобы следовать за бизонами, но и заготовить достаточно травы, чтобы кормить лошадей. Основная социальная единица была расширенной семьей. Жены стали частью семьи их мужа, но не всегда. Команчи не имели кланов, но мужчины имели несколько военных обществ. Маленькая "медицинское" (puha) общество было другой формой организации и для мужчин и для женщин. Команчи были обществом воиненным, и мужчины доминировали. Женщинам не разрешали ни говорить в совете, и часто не были свободными выбрать, на ком они будут жениться. Большинство наблюдателей заключило, что их жизнь была трудной. Мужчины были многобрачны, но виновная в супружеской неверности жена могла быть убита или ей могли отрубить нос.

   Мертвых обычно хоронили почти немедленно после смерти в мелкой траншеи, обычно на холме около деревни. Могила была покрыта камнями, и часто лошадь погибшего воина также убивали. В течение траурного периода, который затем следовал,  родственники плакали громко, и это было признаком горя. В религии команчей всё сосредоточилось вокруг puha (целителя-жреца) через поиски видения, но не было никакого формального ритуала для этого. Была общая вера в Высшего Создателя, духи, и жизнь после смерти. Хотя была небольшая общественная церемония, религия была важной частью их жизней. Советы всегда начинали с трубы, куря во время церемонии, с первой затяжкой, всегда предлагаемой Большому Духу. Команчи имели их собственную версию "танца солнца", но это было нерегулярно.
http://www.american-native-art.com/publ … anche.html

0

2

http://www.tmealf.com/native_american/Comanche_Nation.jpg   
                                                                                                             
     Флаг Команчей

0

3

http://www.quanahnet.com/pics/Quanah%20Parker,%20arrows.jpg   
                                                 
    Последний из великих вождей команчей Куана Паркер

0

4

Команч Лодж
Этот сайт посвящен Команч индейцам.

Много интересного в переводе.на Google
Статья про Quanah Паркер
Виртуальный музей
Начальники(вожди)

comanchelodge.com/

Отредактировано Лала (20.03.2009 01:21:08)

0

5

Хау ! Исследователь команчей Ференбах пишет: "Мужчины-команчи находились в постоянном "поиске войны"; лишь она наполняла жизнь каким-то смыслом и давала им возможность повысить авторитет и занять более высокое положение в своем обществе".
       Ну, а в перерывах между войнами жизнь в лагере изобиловала ссорами и потасовками между "обидчивыми, высокомерными и драчливыми воинами".
       Интересно, что команчи жили руководствуясь девизом: "Настоящий воин умирает молодым".На почве этого у них развился страх перед старением, который перерос в ненависть к своим пожилым родственникам - даже к собственному отцу и дядям. Боясь постареть и вместе с тем потерять силу,ловкость, а также уважение и авторитет, они вымещали этот страх на пожилых людях: их лишали заслуженных наград и почестей,отнимали принадлежащее им имущество и даже их женщин, поэтому многие старики кончали жизнь самоубийством.
       Так описывает команчей известный историк Джон Менчип Уайт.
       Неужели, это правда и так можно относится к своим родственникам ?http://media.meta.ua/imgview.php?fid=1453990

Отредактировано Пока Не Знаю Кто Я (30.05.2009 09:45:29)

0

6

Interesnaja informacyja! Neznaju jesli pravda vsjo vyse napissanoje? Ja licno neinteresovalsja podrobno kulturoj Komancej! To sto otvaha i prenebrezenije k boli i smerti privivalos budusim voinam jesjo z detstva, to sto uspechi vo premja vojenych najezdov - bud srazenija ili vorovstvo lasadej byli odni iz samych bystrych putej zavojevanije avtoriteta , uvazenija i vyssego postaveni v ijerarchiji plemeni ili v bojevych klanach eto pisitsa casto v otnoseniji k prakticeski vsem plemenam prerej.
  A vot o neuvazeniji k starikam a temboleje o otnimaniji imusestva po pricine starenija nikogda ja licno neslysal i necital! Da za gruboje narusenije plemennych nepisannych zakonov naprimer ubijstvo soplemennika vinovnika vrode kak lisali vsech zaslug i izgonjali iz plemeni.( Eto tolko moji licnyje znanija mnenija zalozenyje na procitannom ili uslysannom)
  Znaju sto jest boleje kompetentnyje ljudi v etom voprose! Mozet oni proljut nemnogo sveta i raskazut kak na samom dele bylo u Komancej?

0

7

Я интересуюсь команчами и тоже хотел бы знать, как на самом деле обстояли дела у команчей

0

8

Как на языке команчей будет танцующий с волками?

0

9

Jesli mogu posovetovat prosto izchodja iz svojevo opyta i opyta moich tovarisej i soversenno bez zelanija tebja obidet!!! Poprobuj najti boleje originalnoje imja kotoroje budet prenadlezat tolko Tebe i budet podcorkivat tvoj charakter tvoj vnutrenij mir tak skazat! Pust pri proiznoseniji Tvojevo imeni idjot asociacyja o Tebe a ne o Kevine Kostnere:-) ( konesno jesli ty dejstvitelno s volkami tancujes to drugoje delo:-) chotja i to eto mozno sformulirovat i podrugomu!)

0

10

Пока Не Знаю Кто Я написал(а):

страх перед старением, который перерос в ненависть к своим пожилым родственникам

Танцующий с волками написал(а):

как на самом деле обстояли дела у команчей

Не знаток я команчей, но кажется мне, что неуважение к тем, кто не погиб в бою, а остался жить в старости - бред. До сих пор считал (читал), что старики в племенах - кладезь мудрости и жизненного опыта. Их любили, почитали, заботились о них. Тем более о старых воинах, чей опыт - достояние племени.

Танцующий с волками написал(а):

Как на языке команчей будет танцующий с волками?

Во-первых присоединюсь к Хаврану. Во-вторых: вообще хороший вопрос!  :) Кто-нибудь здесь знает язык команчей или какой-то из языков юто-ацтекской семьи, или как эти языки работают? Сильно сомневаюсь.

0

11

Наманджигабо написал(а):

Не знаток я команчей, но кажется мне, что неуважение к тем, кто не погиб в бою, а остался жить в старости - бред.

А может и не бред, кто из известных жил среди команчей ? Ференбах наверное один из исследователей, на русском его к сожалению нет, вот ссылка на его книгуhttp://www.amazon.com/Comanches-T-R-Feh … 0306805863. Может это на примере какой-то одной группы команчей... Есть еще автор Нельсон Ли : "Три года среди команчей", тоже на английском. А перевести для меня это очень долго.

Отредактировано Пока Не Знаю Кто Я (30.09.2009 09:18:32)

0

12

У меня назрел один вопрос по команчам, интересно, а носили ли они налобные повязки?

0

13

Кроме Гойки Митича наверное ни кто не носил.Кроме платков разумеется.В первых ,ещё черно-белых Американских фильмах, повязки начали надевать индианкам,а потом понеслось...

0

14

Всем, хау! Ходок, я так и думал! Но а что по команчам, так несколько фильмов просмотрел, а так и не увидел, чтоб они носили налобные повязки, кроме наверное фильма" Красное Солнце" А может кто нибудь ещё знает ответ на мой вопрос?

0

15

Ещё  из  Ференбаха.Где-то   читал,что  команчи  с  женщинами пленными  дурно  обращались.  Оказывается  по  Ференбаху  это  не  совсем  так.    «Продолжительное  насилие,  унижения,  и  убийства  пленных  женщин,     происходили  уже   во  время   путешествия  домой, и   тем  самым    помечались   кровавые   следы   отходящего военного    отряда.  Это  начиналось ,  когда  воины  были  уверены,  что  они   удалились  на  достаточное  расстояние   и   находились     в  безопасности,  имея  возможность  теперь      разбить  лагерь  и  разжечь  костры.Не  существовало  никаких запретов   в  плане   издевательств  над  женщинами,но   в  любом  случае  это   редко  случалось   в рамках   сексуального  насилия, хотя   всё-же  известно, что  американские  индейцы протыкали  женщин  грубо  обработанным  колом  или  разрезали  им  сухожилия  у  пяток  и  оставляли  в  глуши.Кажется,  что  чисто  сексуальный  садизм   почти  не  применялся,  так  как       даже   небольшое  сексуальное   расстройство,  не  позволяло   подпитывать   эту  форму   насилий.      Нередко,  женская  пленница,  приведённая  в  лагерь,  больше   должна  была  бояться  ревности  женщин  команчей ,  которые   заставляли  их  выполнять  чрезмерно  тяжёлые  работы  и  даже  наказывали  физически.       
Если    заключённые  были  мужчинами ,  то  нормальным   считалось   привести  их  для   развлечения  женщин.Когда  это    казалось  не   практичным ,  то  их  просто  убивали  по  дороге.С  тех  пор  как  храбрость  становилась  высшим  достоинством  американских  индейцев,  пытка  являлась   главным   экзаменом    по  её  проявлению.  Мучители  получали   также     психическое   удовлетворение  от   разрушения   духа  жертвы,   одновременно  с  тем, когда  они  уничтожали  её  силу  воли   и   рвали  плоть,  изувечивая  в довершение    уже  мёртвое  тело .Однако,   поскольку  доблесть   очень  уважалась  в  этой  военной  культуре,   запытанный  пленник,  умиравший  смело,  приобретал   честь,  уравнивавшую  его  с  мучителями   в их   глазах   ,- изощрённость,  которую  умы  европейцев  отказываются  понимать.  Жертва,  ведшая  себя  вызывающе  в  последний  свой  миг,  завоёвывала  своего  рода   победу: она  насылала  плохую  магию  на  своих  убийц.Есть  один  подтверждённый  случай на  равнинах ,  когда   оставшийся  безвестным  белый  человек,  смеялся  в  лица  его  команчских  захватчиков  с  полнейшим  хладнокровием,  в  то  время  когда   они  угрожали  его  половым  органам  пытками  огнём  и  железом.Смущённый  военный  предводитель  приказал  отпустить   пленника  не  причинив  вреда,  так  как  по  его  мнению  тот  имел  слишком  мощную  магию,  и  с  ней  трудно  было  соперничать.   Задокументированное     испанское  описание  массовой  пытки  множества  захваченных  тонкава ,  достаточно  убедительно  показывает,  почему  сам  предмет  истязания     столь  близко  принимался к  сердцу  умами  белых   в  приграничных   с  американскими  индейцами  областях. В  этом   конкретном   случае,  воины  команчей  наблюдали  за  своими  жертвами    начиная   прикладывать  огонь  к  рукам  и  ногам  пленника,  пока  окончательно  не    ломалась  его  сила  воли. Затем  они  отрубали  искалеченные  конечности  и  начинали  вновь  пытку  огнём   чувствительной  и  кровоточащей  плоти.Все  жертвы  были  оскальпированы  живьём,  чтобы  они  прочувствовали  всю  меру  своей  деградации  и  падения.  Наконец  устав  от  этого  дела,  команчи  вырывали  тонкавам  языки, чтобы   заглушить  их  вопли  и  набивали  мошонки  и  животы  жертв  тлеющими  углями.  Затем  команчи  укладывались  спать  вокруг  пыточного  костра.
Беспристрастный  злобный  рок   должен  был  выпасть  на  долю    воинов,доставленных  живыми  в  лагеря  нирмерну(команчи).В  данном  случае,особенно  тогда, когда   крики  жертвы  укажут  на  то ,что  её  воля  сломлена, дальнейшее  действо  переходило  к  женщинам.Большинство  свидетелей  сообщали,что  женщины  были  намного   более  терпеливыми  и  жестокими  мучителями,нежели  мужчины.Возможно,что  это    было   воздаянием  за  их  нелёгкий  удел  в  этой  жизни.Как  бы  то  ни  было,но   женские   особи  умерщвляли  пленника   в  наиболее  затяжных  и   омерзительных  методах ,которые  они  только  могли  придумать.Они    резали  по  частям  его  пальцы  и  сдирали  его  веки;они   вытягивали  его  язык  и   обугливовали  его  ступни;  и  неизменно,они  уделяли  особое  внимание  его  пенису  и  семенникам.Пытка  длилась  часами, столько  времени,сколько  тело  подавало  признаки  жизни.
  Когда  военный  отряд  возвращался  со  славой,с  пленниками,  с  добычей,и  без  потерь, то  всё  племя,целиком,участвовало  в    доводящем  до  безумия  празднике. Воины   рассказывали  о  своих  деяниях  под    глухой  бой  барабанов  и  восторженные  возгласы  женщин.Великие  мужчины   прославлялись  как  другими,так  и  собственными  силами.Предъявлялись  претензии  на  удачу  в  делах,и  репутация    укоренялась , или  наоборот,разрушалась.  Затем  возвратившиеся  воины  танцевали   до  собственного  изнеможения, в  то  время, пока  сохли   в  подвешенном  состоянии  на  скальповых  шестах,  их  кровавые  трофеи.
Если  же  военный  отряд  возвращался  с  сообщением  о  беде,или  с  каким-либо  своим  мёртвым,то  истерия  повторялась.Плач  растягивался  на  всю  ночь,и  мог  длиться  в   течение  дней.Потерявшие  родственников  семьи  скорбели  месяцами;женщины  резали  в  отчаянии  свои  груди  и   отрубали  пальцы.Советники  и  посвящённые  люди  обращались   к  магии  для  получения  реванша.И  следовательно,цикл    военных  действий  и  ответных   мер  должен  был  длиться  без  конца.(Ференбах «Уничтожение  народа»,-Fehrenbach”The  destruction  of  a  people”).

Отредактировано Коакуче (05.11.2011 16:25:24)

0

16

Далее  про команчей.одна  из   главок  одной  книги  в  переводе.
ГРАБИТЬ  С  ПРИБЫЛЬЮ:ОПАСНОСТИ  НА  ЮЖНЫХ  РАВНИНАХ.
В  начале  1830-х  годов, было  примерно  от  десяти  до  двенадцати  тысяч  команчей,живущих  на  равнинах.Их  популяция  резко  упала  от  своего  максимума  в  1780  году,когда  серия  крупномасштабных  эпидемий   разорила  их  лагеря.В  своём  переустройстве  они  становились  очень  разношерстными, принимая  как  туземных,так  и  мексиканских  пленников,а  также  тех  индейцев  и  неиндейцев,которые  добровольно  решали  становиться  команчами.Кроме  этого,в  начале  девятнадцатого  столетия,команчи   позволили  их  прежним  противникам  кайова  и  апачи-кайова    мирно  обитать  рядом  с  ними  на  южных  равнинах. Лингвистически,социо-политически,и   культурно  чётко  отделяемые  друг  от  друга  и  от  команчей, от   пятнадцати  сот  до  двух  тысяч  людей,включённых  в  эти  племена,    при  этом,  органично   самоинтегрировались  посредством  брака ,  рядом  расположенных  лагерей  и  совместной  охоты,и  обычно  через  сотрудничество  против  тех  или  иных  совладельцев(соседи  на  равнинах-прим  моё),  считавшихся  противниками.К  1830  году,все  три  народа  проводили  большую  часть  лета  южнее  реки  Арканзас.Неровные  очертания  их  территории  тянулись  от   самой  высокой  точки  на  Льяно  Эстакадо  на  востоке  Новой  Мексики  и  Техасской  Пэнхэндле(Кастрюльная  Рукоятка), в  южном  направлении  вдоль  реки  Пекос  к  Рио  Гранде,на  восток  и  север  вдоль  края  нагорья  Бэлконес,на  северо-запад  к  кромке  Кросс   Тимберс(Пересекающиеся   Леса),  и  вновь  в  северном  направлении  на  некоторое  расстояние  выше  по  Арканзасу. При  этом, родина  нумунуу,подобно  их   популяции,была  значительно  уменьшена  по  сравнению  с   тем,что  было  полстолетия  назад. Ла  Команчерия  оставалась  просторной,разноликой,и  благодатной.
Как   и   большинство  других  равнинных  народов,команчи  и  их   неизменные  союзники  зависели  от    бизона,охотясь  на  него для  того,чтобы    поддерживать   поступление  необходимых  калорий   и   основного  материала  для  их  одежды  и  покрытий  для  их  жилищ.Зато  доступность  другого  животного,сделало  команчей   очень  богатыми  по  сравнению  с  их  индейскими  соседями. В  восемнадцатом  столетии  и  в  начале  девятнадцатого,лошади   преобразовали  туземные  общества   из  конца  в  конец  равнин.Для  того, чтобы   сохранять  их  территории,поддерживать  их  экономики,и    существовать в  достатке,облагораживая    образ   жизни  в  пределах  своих   собственных  обществ,народы  равнин  должны  были  постоянно  заботиться  о  приобретении  всё  новых  и  новых  лошадей.
Немногие  из  них,включая  команчей,увеличивали  свои  табуны,отчасти  благодаря  контролируемому  размножению(разведению). Другой  метод  заключался  в    поимке  и  дрессировке  диких  мустангов,особенно  многочисленных  на  южных  равнинах.Однако  в  начале  девятнадцатого   столетия    ранчо  и  асиенды  северной  Мексики  становятся  наиболее  значительным  поставщиком  лошадей  для  равнинных  обществ.На  мексиканском  севере,с  его  сравнительно  мягкими  зимами  и,  экономика    приводилась  в  движение  посредством  разведения  животных,-лошадей,которые   казались  почти  бесчисленными.  Близкое   соседство   рано  предоставило  команчам  и  их  соседям   монопольное  право  на  этот  ресурс,и  большее  количество  лошадей  на  единицу  популяции,чем  у   каких-либо  других  туземных  народов  в  Северной  Америке. Берландиер  писал,что  даже  беднейшие  команчские  семьи   были  владельцами   6-10    животных. Процветающие  команчи  имели   примерно     30-40  голов,в  дополнение  к  восьми-десяти  мулам.   Очень  богатые   мужчины на  южных  равнинах   обладали  сотнями  лошадей,каждый….
Благодаря    производящей  глубокое  впечатление  общественной  организации  и  военному  мастерству,команчи  начали  доминировать  над  этой,стратегически  наиболее  значимой  территории  на  Больших  Равнинах.Следовательно   они  обладали   особым    правом  доступа  к  необходимым  охотничьим  и  торговым  ресурсам,и  что  наиболее  важно, получили   значительный  перевес  в  изобилии  животного,по  сравнению  со  своими  соседями.    И  всё-таки    этот  внешний  лоск  громадного  изобилия   «пробудил  зависть  других    наций»,и     помещало  жителей  Ла  Команчерии  в  значительный риск. Неиндейские  наблюдатели  владели  небольшим  объёмом  информации  о  войне  между  туземными  народами,поэтому документальные  подтверждения   таким  конфликтам  отрывочные.Однако,в  соеденении  с  другими  источниками,эти  фрагменты   позволяют  понять,что  в  1820-х  и  в  начале  1830-х,несколько  индейских  народов   угрожали  объеденению(команчей   и  их  союзников -прим.моё)  и  его  достатку,   на  Южных   Равнинах…
Их  самыми  близкими  потенциальными  противниками  с  севера  и северо-запада  являлись  сравнительно  недавно  прибывшие  в   регион  народы.Шайены  жившие  на  протяжении  семнадцатого  столетия  в  Миннесоте, в  восемнадцатом  выдавливались  противником   в         западном  направлении,   и   впоследствии,когда  переместились  в  Чёрные  Холмы(Блэк  Хиллс) Южной  Дакоты , восприняли  классическую    культуру  конных  охотников  на  бизонов.В  начале  девятнадцатого  столетия  они  заняли  координаты  вобравшие  в  себя  высокие  равнины  на  юго-востоке  Вайоминга, а  часть  шайенов  приступила  к  расширению  своей  охотничьей   и  рейдерской  деятельности    на  территории  между   реками  Платт  и  Арканзас  в  сегодняшнем  Колорадо.В  конце  1820-х,южные  шайены  и  их  союзники, главным  образом  арапахо, способствовали  планомерному  выталкиванию   охотничьих  угодий    команчей  в  южном  направлении  от  Арканзаса.
Согласно  Джорджу  Бенту,сыну   знаменитой  шайенки  Женщины  Совы  и  миссурийского  торговца  Чарльза  Бента,шайены  рассматривали   табуны  южных  равнин  как  самое  подходящее  место  для  воина,чтобы  приобретать  лошадей,   совсем  как беспристрастные   команчи  и  их  союзники, в  том  же  свете  рассматривали   мексиканские  табуны.Бент  вспоминал,что  команчи  и  кайова  известны  были  «на  всех  равнинах  за  размер  и  высокое  качество  их   табунов».

+1

17

Когда  я  ещё  был  мальчиком»,-сообщал  он,-«южные  племена  предпочитали   мясо  лошади  бизоньему,и  использовали  лошадиные  шкуры ,тогда  как  другие  использовали  бизоньи  шкуры.Для  широко  взирающих  шайенских  мальчиков  той  эпохи,   мечтавших  об  обладании    несколькими  собственными  лошадями,подобные  рассказы   должны  были  вызвать  то  же   изумлённое  неверие,которое  городские  сорванцы   выказывали   слушая  о  том, как  биржевые  дельцы  зажигали  сигары  от  двадцатидолларовых    купюр.Старейшины  шайен  вспоминали,что  блэкфит(блэкфут,или    черноногие )  часто    проходившие  через  их  лагеря  в  начале  1820-х, хвастались  лошадьми,которых  они  забирали  у  команчей  и  кайова.В  1826  году, знаменитый  лидер  Жёлтый  Волк  возглавил  один  из  первых  набегов  шайен  в  Ла  Команчерию. Скоро  и  другие  отряды  последовали  туда ,  -  «пока  команчи  и  их  союзники     отсутствовали»,-согласно  Бенту,-     «шайены,арапахо,блэкфит(блэкфут),грос  вентрес,и  другие,мародёрствовали». «Такие  налёты  порождали  рассказы  о   храбрости  и  отваге»,-  разумно   полагали  уже  в  резервационную  эпоху.
Отдалённые  восточнее  осейджи  совершали  набеги  в  Ла  Команчерию   гораздо  дольше.Дэвид  Барнет,будущий  президент  Техаса  и  один  из  первых  американцев,добровольно  поселившийся  среди  команчей, говорил  о  непрерывной  войне  между  его  хозяевами  и  осейджами, регулярно  рисковавших  в  южном  направлении,чтобы   грабить  с  прибылью  свои жертвы. Коммивояжер  из  числа  осейджей  слышал  хвастовство  одного  предводителя,что  за  одну  ночь  он украл  у  команчей  пятьсот  лошадей.Насилие  часто  сопровождало  такие  налёты.В  1820  году,исследовательский  отряд  лейтенанта  Стефена  Лонга  столкнулся  с  отрядом  команчей,который  только  что  был  решительно  атакован  осейджами.Налётчики  убили  троих  мужчин  и  ранили  больше  шести. Один  из  команчских  мужчин  имел   более  сотни   надрезов  в  виде  параллельных  и   пересекающихся  линий  на  его  конечностях  и  бёдрах,длиной  от  трёх  до  четырёх  дюймов,достаточно  глубоких,чтобы  пустить  кровь  в   траур  по  убитому  брату.
Предводители  команчей  много  раз  жаловались  американским  маклерам,что  Соеденённые  Штаты   снабжали  оружием  и  боеприпасами  осейджей,- « но  мы,  совсем  ничего  не  получаем из  этого,или  очень  немногое.Это  неправильно…очень  неправильно».Американское  оружие  давало  осейджам  солидное  преимущество.Берландиер   писал,что  в  1828  году  осейджи  казнили  тридцать  команчских  женщин  и  детей,захваченных  «в  прошедшем  рейде».
Самый  примечательный  туземный  источник   подтверждал  это  насилие.От  как  минимум  1833-го  и  далее,кайова   отражали  свою  историю  в  календарях,которые  увековечивали     два  ключевых  события  в  каждом  году,одно  летом,и  одно  зимой.Одна   из  самых  ранних  сохранившихся  записей,касается  лета  1833-го,-«лето,когда  они  отрезали   их  головы».  Ранней  весной,когда  большинство  мужчин  совершало  далёкую  поездку,семьи  кайова  собрались  в  единый  лагерь.С  некоторых   точек  наблюдения  приходили  новости , что   почти  повсюду  находятся  осейджи.Напуганные  и  по  большей  части  оставшиеся  без  защитника  семьи,  разбежались  в  четырёх  направлениях.На  рассвете  следующего  утра,осейджи  застали  врасплох  одну  из  таких  партий, захватывая  в  плен  брата  и  сестру,и  убивая  пятерых  мужчин  и  намного  больше  женщин  и  детей.  Налётчики  поместили  лагерь  в  огонь,а  затем  отрубили  головы  у  своих  жертв,и  набили  ими  несколько  медных   вёдер,к  ужасу  их родственников,обнаруживших   это  при  своём  возвращении.

Отредактировано Коакуче (25.11.2011 10:30:48)

0

18

Вызывающие  страх  и  предвестники  опасности,кем  бы  они  ни  были,но  согласно  имеющимся  мнению,к  1830  году  эти  противники  быстро   затмились  туземными  иммигрантами,прибывающими  ежедневно  с  востока. Берландиер  отмечал, что  практически  все  народы,первыми  прибывшие  сюда  из  Соеденённых  Штатов   вели  военные  действия  против   команчей. Первая  англо-  американская  техасская  газета  сообщала  в  1830  году  о   разразившейся  разновидности   истребительной  войны  между    чероки,шауни,дэлавэр,и  других,против  команчей  и  их  союзников.В  начале  1830-х,мексиканские  официальные  власти  обращали  очень  пристальное  своё  внимание  на  особенно   кровавую  вражду  между  команчами  и  шауни.Восточные  индейцы   имели  побольше   огнестрельного  оружия  и  покачественней,чем  народы   на  южных  равнинах,включая  ружья  и  боеприпасы,которые  полагались  по  ежегодной  государственной  ренте  США,предоставленной  взамен  за  уступленные  земли.Это  преимущество    позволяло  небольшим  отрядам  туземных  иммигрантов   брать  верх  над  значительно  более  многочисленными  группами  команчей.В  1832  году  например,двадцать  девять  коасати( подгруппа  верхних  крик)сразилась  с  сто  пятьюдесятью  команчами, по-видимому  убивая  или  раня  свыше  половины.Годом   позже,другой  отряд  коасати  доставил  семьдесят  скальпов  из  страны  команчей.Такой  вот  серьёзной  представляется  ситуация  в  свете  этих  разроненных  упоминаний,  полнообъёмная     реальность  несомненно  была  ужасней.
   По  мере  того,  как   табуны  команчей,потребность  в  охоте,и  забота  о  лошадях  привлекали   врагов  на  их  территорию, становилось  всё  проблематичней  для  семей  на  южных  равнинах  защищать  самих  себя  и  свою  собственность.Убийственные  морозы  пришли  на  южные  равнины   позже,чем  на  центральные  и  северные , и  новые,богатые  питательными  веществами  низкие  травы  прорастали    на  недели  или   вообще  месяцы  раньше,в   простирающейся  на  юг  Ла  Команчерии,чем  на  отдалённом  севере.Несмотря  на  такие  относительные  преимущества,у   табунов  были  существенные  запросы ,формирующие  их  образ  жизни  и  восприимчивость  на  южных  равнинах.Каждую  неделю  мустангу  необходим  был  фунт  соли.Каждый  день  животные  выпивали  по  десять,двенадцать  галлонов  воды,  и   они  нуждались  в  достаточном количестве   травы,которое  было  бы  сопоставимо  с  двадцатью  пятью  фунтами  хорошего  сена.Одно   научное  исследование  обнаружило,что  лагерь  с  тысячью  лошадей  в  западном   Канзасе,должен  был  потреблять  семь  акров  травы  ежедневно,во  время  периода  среднеколичественного  выпадения  осадков.Во  время  засухи,лошадям   требовалась  площадь  в  шесть  раз  больше. Опасность  болезни,также  приводила  к  рассеиванию  животных.Паразиты,вши,  кровососущие  гниды,и  поедающие  гниды, совместно  донимали  равнинных  лошадей,и   чем   продолжительный  лошади  оставались  на  одном  месте,или   чем  быстрей    возвращались  к  нему,тем   больше  возрастала  опасность  заражения  всего   табуна. Помимо   требований  к  питательной  среде  и  здоровью,лошади   являлись  очень  привередливыми  едоками,часто  заблудившимися  вдали  от  лагеря,в   поисках  их  любимых  злаковых.И   несмотря  на  то,что  они  являлись  многолюдным  народом,команчи  таким  образом,проводили  большую  часть  года   отдельно  друг  от  друга,находясь  в  уязвимости  от  мобильных  групп  враждебных  налётчиков.Тем  не  менее,   такое  состояние   в  действительности  не    означало,  что  семьи  на  южных  равнинах   являясь   самоуправляемыми,изолированными  людьми,находились   в  милосердии  врагов. Объеденение   подвергало  их  значительно  большим  опасностям  чем  это.

Отредактировано Коакуче (26.11.2011 07:02:50)

0

19

Спасибо, Коакуче!!! Очень интересно!!! :)

0

20

Nea'êšemeno! Коакуче.

0

21

Дальнейшая  история.Сначала,сравнение  методов  войны  "цивилизованных"  людей  и  "дикарей"
Следующее  взято  из  книги,-“Los   Comanches , The  Horse  People 1751-1845,- Лос   Команчес,Лошадиный  Народ  1751-1845,Стэнли  Нойеса)
«…. команчи   предложили  пленнику   заняться     выкапыванием  углубления    ,сказав  ему,что  это  нужно  для  религиозной  церемонии.Когда  пленник,используя  нож  и  свои  руки,завершил    рытьё   ямы  приблизительно  в  пять  футов  глубиной,они   связали  его  верёвкой, поставили  его  туда,заполнили  дыру  почвой,утрамбовали  её  вокруг  его  тела  и  незащищённой  головы.Затем  они  его  оскальпировали  и  отрезали  его  уши  ,нос,губы,и  веки.Оставив  его  истекающим  кровью,они  уехали ,считая,что  солнце  и  насекомые  завершат  за  них  их работу. Позже,подкрепляясь  в  своём  лагере, они   отзывались  об  этой  истории,как  об   превосходной  шутке,одной  из  тех,которые  заработали  определённую   известность  для  всего  племени.
В  Испании,Полуостровная  Война(Peninsular  War)1808-14  годов,частично  представляла  собой  партизанскую  кампанию  испанского  народа,сражавшегося  против  войск   Наполеона.Там  она  была  названа,-«Война   на  Независимость».   Хотя  британская  и  португальская  армии  наконец  выгнали  французов  из  Испании,испанский  народ   в  определённый  промежуток  времени  всё  же  сражался  храбро  и  страдал.Франциско  Хосе  де   Гойя  Люсьентес  сотворил  живое  свидетельство  их  страданий  в  серии  своих  гравюр.Под  номером  39  предлагаются  обнажённые,покалеченные  тела  троих  мужчин,привязанных  к  дереву.Их  половые  органы  были  отрезаны.Отрубленная  голова  одного  из  них  пронзена  была   веткой  ,тогда  как  его   передние  конечности  висели  на  другой.Такой  тип  зрелища  не  был  незнаком  команчам.Клинтон  Смит(пленник  команчей(прим  моё)  сообщал  о  наблюдении  за  женщинами  «иетан»  из  его  группы,занятых  на  поле  боя  отрезанием  рук  и  ног  обнажённых  мертвых  врагов  и  развешанием  их  на  деревьях.
Другая  гравюра  Гойя,под  номером  37,озаглавлена,-«Esto  es   Peor»,или  «Это  безнравственно».Она  изображает  труп  другого  обнажённого  человека, с    отрубленной  по  плечо  рукой,усаженный  на  сваленное  дерево.При  близком  рассмотрении,зритель  видит  заточенную  ветку,пропущенную  между  ягодиц,и  и  выходящую  с  обратной  стороны,немного  пониже  шеи.Французские  солдаты  на  этом  фоне,занимаются  подобным  с  мёртвыми  или  убивают  остальных.Если  такой    военный  метод,  практиковавшийся  европейцами  девятнадцатого  столетия,обсуждался по  кругу,  около  1820  года,   во  время  совещания  команчских  вождей  и  воинов,то  они  должны  были   признать  такой  тип  войны,как  применяемый  ими  самими  против   своего  наихудшего   врага.Это  был  тот  тип  войны,который  они   опробовывали  на  англо-техасцах  в  течение  пары  десятилетий, после  того,как  они  стали  их  очень  ненавидеть  также,как    в  настоящий  момент  делали  это  в  отношение апачей  и  осейджей».

0

22

Продолжение  предыдущей  книги.
   КОАЛИЦИЯ   С     КРОВНОЙ  РОДНЁЙ:ОБЩЕСТВО  НА  ЮЖНЫХ  РАВНИНАХ.
Команчи  принимали  важные  решения  все  вместе  на  нескольких  организационных  уровнях.    Сближенные,или  составляющее  ядро,семьи, время  от  времени   проживали  в  своих  собственных   локальных  подразделениях(нокони, пенатека и  тд,-прим  моё.),но  обычно  более  стабильная  резиденсно (постоянно  проживающая  вместе)  группа      представляла  из  себя  более  расширенное  семейство  включавшее  от   десяти  до  тридцати  человек.   Расширенные  семейства    обычно   распологались  лагерем  с  другими  расширенными  семействами,тем  самым  формируя  резиденсные  ранчерии,или   группы (бэнды )  ,которые  проводили  вместе  большую  часть  года.   Участники  группы  были  связаны  паутиной   взаимородственных  обязательств  и    имеющей   официальный(открытый)  характер  формы  дружбы,что  не  только   было  причиной  воображаемого  родства  между  двумя    жителями,но  и  обязывало  семьи  этих  двух  человек,также  принимать  и  исполнять  взаимообязательства  семейных  отношений. Численность  групп    изменялась,колеблясь  приблизительно  от  двух  дюжин  до  нескольких  сот  резидентов(жителей).
Внутри  семейств  и  групп,команчи  смотрел  на  конкретного  пожилого  мужчину,отдающегося  по  надобности  распоряжения ,  отвечающие  интересам  общества.Каждое  семейство  имело  фактического  лидера,или  парайбо,обычно  более  старшего,но  не  пожилого  мужчину,который  подтвердил  свою  хорошую  репутацию  перед   членами  его  семьи. Мужчины  добивались  уважение  через  овладевание  силой  магии,или   «пуха»,через   отвагу  и  удачу  в  военных  действиях,через  великодушное  перераспределение  даров  и  ресурсов,и  через  мудрый, доходчивый,и  взвешенный  совет.Человек,который     добивался  такого  политического  могущества,старался  улаживать  хорошие  браки  для  родственников,и  в   иных  случаях   увеличивал  свой  пул (сведённые   воедино-прим.  моё)  зависимых  от  него  членов  семьи  и  последователей. 
Наряду  с  тем  фактом,что  каждая  группа  признавала  старшими  «парайбос»,   в  каждой  ранчерии,  имелись  также  и  молодые   мужчины,    которые   добивались  почёта  и  влияния  на  общество  благодаря   успешному   ведению  военных  действий    или   совершая   совместный  набег  против  многочисленных  врагов  команчей… Самый   видный  лидер  расширенного  семейства,расположенного  в  центре  местопребывания  группы,   рассматривался  как  главный  вождь  этой  группы. Перед   выработкой  решения  о  перемещении  лагеря  проводились  важные  церемонии; перед  охотой  или  осуществлением  сделки,он   искал  согласования  неформально  и   на  совете  с  другими  мужчинами  группы.   Несмотря  на  то, что,хоть  и  очень  редко,парайбос  угрожали  или  силой  принуждали  других  команчей,  их  авторитет  полностью   основывался  на  безвозмездном  служении   по  отношению  к  своим  семействам  и  приверженцам.Семейства  команчей   регулярно  переезжали  с  одной  группы  в  другую,  так  что   политическое  влияние  лидера  было  неустойчивым. Из  этого  следует,что  политические   предпочтения  команчей     этого  уровня   были    очень  изменчивы ,  и     очень  зависели  от  суждения  и  достатка   отдельных семей.Большую  часть  года,группа  оставалась   самым  большим  политическим  огранизационным  устройством ,  с   будничными  тесными  взаимосвязями  внутри  себя. С  другой  стороны,в  летние  месяцы,группы  команчей  собирались  в  порядке  клановости  или  делений,чтобы  обновить   социальные   связи,провести  ритуалы  общественного  слияния и  заняться  совместной  охотой  на  бизона….
Каждое  деление  имело  чёткое  обозначение  и      конкретную(определённую)  территорию.Ко  второй  четверти  девятнадцатого  столетия  было  четыре  деления  команчей:котсотека(едоки  бизона),ямпарика(едоки   корня),хоис (лесные   люди ),и  тенева (те,кто   остановились  вниз  по  течению)…
   Раз  в  год  проходил  процесс  филиальной  социализации(усвоение  норм  общественной  жизни  внутри  делений)  и  сотрудничества , служивший  для  того, чтобы  связывать  группы  в  единое  целое.Мужчины,и  возможно  женщины ,каждого  отдельного  семейства(рода)  собирали представителей  из  разных  делений,чем   содействовали  развитию   социально-бытового   и  материального  родства(проще  говоря, занимались  сводничеством,-прим  моё.)   Военные  лидеры  обычно  набирали  мужчин  из других  групп,чтобы  предпринимать  экспедиции  против  врага,  и  ещё,они  формировали  временные   общности  ,связанные  амбициями,риском,и  честью,что  закладывало  фундамент  будущего  сотрудничества. В  высшей  степени  радикальные  команчи, стремились  вступать  в  брак  за  пределами  своей  группы,  но  внутри  деления.
Невесты  обычно   жили  с  семьями  их  мужей,а  дети  признавались  семьями  обоих  их  родителей ,как  родственники.Браки  предусматривали  родственные  обязательства  и   обдуманную  систему  поддержки, которая   сцепляла  воедино  различные   деления.   Если  бы  это  выглядело  не  достаточно  крепким,вряд  ли  любой  из  команчей  мог  испытывать  что-нибудь   другое,кроме    небольшой  взаимной  любезности.

0

23

Такие  механизмы, способствующие  объеденению  общества,  поддерживали   изнутри  команчские  деления  , формируя  систему  согласованных  действий  в  отношениях  с  чужаками.
Военные,мирные,и  торговые  связи,территория    и  используемые  ресурсы,- такие  задачи  волновали  все  семейства  внутри  деления,и   коллективные  интересы  этих  семей  и  их  групп,представлялись  их  лидерами,когда  они   встречались  в  совете  на  собрании  их  делений.Такие  совещания    открывались   с  немалой  торжественностью  и   способствовали,в  ряде    методов,     продвижению  принципов  сплочения,   на  встрече  лицом  к  лицу   с  другими  представителями. Во-первых,они   по  возможности  делились  и  давали  оценку  разведданным  о  чужеземцах,уполномачивая  нескольких  вышестоящих  парайбос  на  долгосрочное  посредничество.Во-вторых,советы  делений      оказывали  помощь,  ненавязчиво  выполняя  функции   полицейского  контроля, препятствуя    особо  ретивой  деятельности  отдельных  лидеров,вызывая  их, для  затребования   объяснений     их  поведения ,   и   периодически  переоценивая   их   хорошую  репутацию  в  обществе, в  контексте  взаимосвязанных  интересов  всего  деления.Наконец  советы, выполняли  назначение  общественных  форумов,где  парайбос  могли  бы  ясно   сформулировать  тревоги  их  людей, и  воздействовать  на  достижение  согласованности  в  важных  вопросах, главным  образом,касающихся   линии  поведения  в  отношение  не-команчей.
Члены  делений  выбирали  главного  вождя    среди  их  самых  выдающихся  парайбос, способствоваших  единомыслию,и  оказывавших услуги   в  качестве   главного  выразителя  политического  курса  деления  по  отношению  к  чужеземцам.Паруакевитси  занимал  это  общественное  положение  среди  тенева.В  то  время  когда  главный  вождь  пользовался  особым  влиянием   в  вопросах  внешней  политики, сама  должность  не  предпологала   специфических  полномочий  во  внутренних  делах  команчей. Политическая  власть    главного  вождя      в   этой  сфере,  зависела      от      поощрения  известных  лидеров  групп  в  их  собственных  предпочтениях.  Возможно,  политическое    окружение   внутри  команчского  общества,власть,и   влияние  лидера, были   в  зависимости от  его  личной  репутации  и  благородства,а  также   от непредвиденных  обстоятельств,имеющих  место в  определённых  временных  рамках,      и не  имеющих  отношения  к  собственно  правлению.В  то  время,когда     должность  главного  вождя  являлась  наивысшим  саном,получившим  признание  у команчей,деление   являлось  не     самой  высшей  организованной  структурной  единицей,в  пределах  которой  они  могли  бы  осуществлять  координацию  политических  мер  и  поведения.Почти  не  подлежит  сомнению,что  все  команчи  говорили  на  одном  и  том  же  языке  и  разделяли  материальные,политические,и   религиозные   познания.Но  вместе  с тем,каждое  деление  имело  определённую  территорию,границы  которой   изменялись  с  сезонными  перемещениями  и  течением  времени,но  при  том   сохраняли  проницаемость  для  других  команчей.Взаимоотношения между  команчами   при  частичном  наложении   граней  территории  делений  были   простыми.Семьи  свободно  перемещались  между  делениями,временно  или  бессрочно,  находясь   в  зависимости от  постоянной  конкуренции  между  парайбос  за  новых  последователей.     
Смерть,также   была  причиной   подвижек  между  группами  и  делениями.Семьи  имели  тенденцию  к  самоотделению  от   своей  постоянной  группы  и  искать  другие,более  удалённые  сообщества,во  время  траура  по  близким  родственникам.Наконец,команчи  присоеденялись  к  другим  команчам,вне  своего  деления,посредством  материальных  взаимоотношений

0

24

Учёные,проследили    евро-американских  наблюдателей ,обращавших  особое  внимание  на     существовавшие  торговые  контакты  между  команчами  и  чужеземцами, однако     на  самом  деле,огромное  команчское  общество  представляло  собой   в  высшей  степени  неподвижную   постоянное  задействованную  арену  для  выдачи  подарков  и   товарообмена.Более  часто  перераспределение  и  торговля  происходили  на  групповом  и  дивизионном(дивизион-деление)  уровнях,но   из-за   непохожести  принадлежащих  им  территорий,деления  часто  имели  доступ  к    различным    типам  и   объёмам  растений,животных,и  производимых  товаров.Такие  изменения  способствовали   подвижкам  людей  и  товаров  через  всю  Ла  Команчерию    и   упрочивали      разветвлённые  родственные   взаимосвязи,покровительство,и  обязательства,которые   образовывали  прочную  основу    для   согласованной  линии  поведения.
Такая  согласованная  политика    обычно  была  инерционной(пассивной,двигающейся  по  инерции).   Самые   чётко  выделяемые  деления почти  всегда  уважали  запросы  друг  друга  во  внешних  отношениях.Казалось  нормой, рассматривать  серьёзных  врагов  одного  из  них,врагами  для  всех  остальных.Осведомлённый  наблюдатель  отмечал,что  если  какое-либо   деление  команчей   было  атаковано  грозным  противником,то  оно  «ретировалось(отступало),или  соеденялось  с  их  родственниками,которая    без  оспаривания   представляло  ссору   на  расследование  в  свою законность  или  целесообразность».  Также люди,которые  были  важными  по  значению  друзьями  для  какого-нибудь  деления,не   становились  друзьми  для   всех  остальных, или  по  крайней  мере    для  той  или  иной  группы, которая    вела  с  не-команчами      фактические   боевые  действий .  Периодические  кражи  или  иногда   происходившие  на  стороне  акты  насилия, выполненными  некими  не  получившими  известие хоис , к  примеру,наносили   убыток  новомексиканским  ранчо,с  которыми  котсотека  имели   тесные  связи,или  ямпарика,осаждали   Сан  Антонио,в  то  время,когда  хоис  находились   в  том  месте  в  мире,или  даже  тенева,торговали лошадьми,которые  осейджи  украли  у  кайова. Молодые  люди   могли   отвести  животных  в  неподходящие  временами  места,и  дивизионной  и  междудивизионной     согласованности  могло  недоставать   в  переходные  периоды. Тем  не  менее  команчи  стремились  между  делениями  координировать  широко  разветвлённый  внешний   курс. Обычно   это  согласование   было  инертным  и  недостаточным, молчаливым  согласием  в  том,чего  нельзя  было  делать.Однако    при  условии  возникновения  надлежащих  сопутствующих   обстоятельств   и    лидерной  последовательности(зависимость  от  действий  лидера), такое   принуждение  становилось  активным,созидательным,и  могущественным.
Такая  возможность  для  согласования  увеличивалась  перед  лицом  не-команчей.Кайова,часто  сотрудничали  с  команчами  в  военных  делах,и  у  них  тоже  имела  место  общественная  сегментарная(разрозненная)  структура,которая  могла  при  необходимости  мобилизовываться.Как  и  команчи,кайова  большую  часть  года  проводили  в  резиденсных(постоянно  проживающих  вместе )  группах,или  топотога, состоящих  приблизительно  из  130  человек,большинство  из  которых    являлись  членами  расширенного  семейства .Индивидуумы  всегда  вступали  в  брак  за  пределами  своего  расширенного  семейства  и  часто  вне  групп,и  обычно  семьи кайова,на  короткие  периоды,   переезжали с  места  на  место, между  другими    резиденсными  группами.  Наиболее  усиленно  это  происходило,когда  все  кайова  собирались,почти  каждое  лето,для  проведения  сложного  церемониала  и  общественного  события,известного как,-  Солнечный   Танец.

0

25

Солнечный  Танец  предоставлял  для  кайова  возможность  обновить  племенные  связи,оживить  их  чувство  общего  тождества,и  поддержать  взаимоотношения,которые  связывали  воедино  людей  из  разных  топотог.Имея  намного  меньшую  популяцию,чем  их  союзники,  апачи-кайова  обычно  находились   вблизи  кайова  и  часто  участвовали  с  ними  в  их  Солнечном  Танце.
В   дополнение  к  кайова  и  апачи-кайова, давние  команчские   союзники-садоводы  вичита, долгое  время   являлись  надёжными  торговыми  партнёрами  и  друзьями.Иногда  вичита,а  особенно  тавакони,сопровождали  команчей  в  налётах  на   мексиканцев. Более  того,с   расшатыванием  их  экономики  и  популяции  в  начале  девятнадцатого  столетия,некоторые  из  вичита  сами  предпочли  стать  команчами.Хосе  Мария  Санчес  отмечал,что  команчи  казались  «очень   тактичными  с  небольшими  племенами ,с  которыми  у  них  были  дружественные  отношения,-защищали  их, сообщали  о  своих  привычках  и  обычаях,и  в  итоге  вливали  их  в  свою  нацию».В  последнее  время  семьи  шошонов  часто  пребывали  у  команчей,своих  лингвистических  родственников,и   взаимодействовали  с  ними  в   вопросах  войны  и  мира. Мексиканские  эксперты,такие  например как,Руис  и  Берландьер ,знали,что   «сонсорес»(шошоны)можно  было   застать  в  деревнях  команчей,но   большинству  не-команчей  не  удавалось   подметить  какое-либо  различие  между  этими  тесно  связанными  народами.Например,одно  из  самых  знаменитых  повествований  неволи  девятнадцатого  столетия,- Рафаэл   Пламмер  «Повесть  о   двадцати  одном  месяце   неволи,как  пленника   среди  индейцев  команчи»(Narrative  of  Twenty-One  Servitude  as  a  Prisoners  among  the  Comanche  Indians),-  почти   без  сомнений,  -  отчёт  о   порабощении  шошонами,не  команчами.Семьи  котсотека,ямпарика,хоис ,тенева,кайова, апачи-кайова,тавакони,шошони,и  других,на  южных  равнинах,таким  вот  образом, через   ряд  социально-бытовых  процессов,  взаимодействовали  и    поддерживали  связь. В  совокупности,эти  связи    создавали  благоприятную  возможность   для  согласованных  действий  огромных  наступательных  сил; и  посягательство  являлось   основным  принципом    обеспечения территориальной  безопасности. Так  как   народы  южных  равнин,подобно  новомексиканцам, навахо  , и  почти  всем  скотоводам-овцеводам,   нашли,что  проблематично создать  эффективную  и   единую  систему  обороны,против  отрядов  налётчиков,то  они  должны  переносить  поле  боя  на  территорию  их  врагов.Они   полагались  на  организованные  наступательные  кампании ,чтобы  продемонстрировать  свои  противникам,что   их  атаки  в  любых  числах,могут   спровоцировать  гнев  сотен  или  даже  тысяч.Большие  отряды  команчей  и  кайова были  различены  в  кампаниях  в  стране   шайен  и  арапахо, таких  же  лошадиных налётчиков,   на  Платт. Больше  всего  кампаний,индейцы  южных  равнин  проводили   сообща  летом, когда  кажется   чуть  ли  не  ежегодно  случались   походы  против  их  старого  врага,-осейджей.Руис  присутствовал  в  одном   из  таких  случаев , в  1824  году. По  его  подсчёту,было  двадцать  пять  сотен  воинов:  две  тысячи     для  проведения  кампании,и  пять  сотен,чтобы  сторожить  огромный,растянувшийся  лагерь.   Предположительно,один  сражающийся  мужчина  на  каждые  пять  команчи,кайова,и  апачи-кайова,это  соеденение должно  было  представлять  собой  почти    все   боеспособные  силы    южных   равнин.

Отредактировано Коакуче (22.08.2012 07:40:58)

0

26

Такие  масштабные  кампании   показывали   мощь  и     связанность  превосходящих   обществ  команчей   и  кайова, множеству   их  врагов,и  содействовали  отказу  других   групп  от  увеличения  их  рейдерства  в  территориальной  войне  за  контроль  над  южными  равнинами.Однако    эти  манёвры  имели  склонность  продолжаться   лишь  несколько  дней  и  редко  заканчивались  значительными  изменениями   силовой  динамики  региона.
Не  в    военной  традиции  любого  из  этих  народов,  было   соеденение  в  ряде  сражений   пехоты  и  кавалерии,и  это  делало  кампании  расширенными  и  много  раз  незначительные  стычки  являлись  предпосылкой   какому-либо   по-настоящему  эффективному  нападению  на  вражеского  неприятеля .Кроме  этого,группы  из  сотен  или  даже  тысяч  мужчин,совместно  путешествующие,имели   проблему  на  равнинах    на  протяжении  большей  части  года,в  собственном  прокорме, особенно  если  они  находились  в  поиске  врага,а  не  дичи.Наконец   семьи  воинов  и  животные,должны  были    чувствовать  себя  в  безопасности  в  изолированном  лагере  с  охраной  из  пяти  сотен  мужчин,однако  необходимость  охоты  и  выпаса  означали  то, что  такой  тип  безопасности  мог    быть  лишь  очень  преходящей(быстро  завершавшейся)   роскошью.Если  несколько  сот  или  тысяч  мужчин  переезжали  с  места  на  место   в  течение   недель  или  месяцев,рассчитывая  сразиться  с  их  многочисленными  врагами,тогда  их  семьи  и  собственность ,  в  их  отстутствие, могли  быть  подвергнуты  реальному нападению  других.Например,мужчины  кайова,отстутствовавшие  в  кампании  против  юте  в  1833  году,возвратились  в  расположение  лагеря      и  обнаружили  отрубленные  головы    родных  и  близких  набитыми  в  медные  вёдра.
В    суммировании,-команчи  и  их  союзники  к  1830  году   имели  серьёзную  проблему.Тот  же  самый  ресурс,который  сделал  их  богатыми,также  привлёк  мощных  врагов  с  севера  и  востока.Их  впечатляющая  способность   к  агрессивному  взаимодействию  являлась  идеально  подходящей  в    поражении  испанских  ранчо  или   апачских   неподвижных   садоводческих   поселений  ,  в    течение  восемнадцатого  столетия,однако  экологический  и  оборонительный   сдерживающие   факторы  свели  на  нет  к  1830  году,эффективность  военного  ответа    множеству  их  новых   противников. Эта  проблема  была  краеугольной  в  том  мире,который  семьи  южных  равнин  поддерживали  с  их мексиканскими  соседями.Ла  Команчерия  стала  опасным  местом  для  жизни,и  команчи   не  могли  выигрышно   вести  боевые  действия  со  своими  туземными    врагами  и  Мексикой,одновременно. Заимев  так  много  враждебных   народов  на  своих  границах,команчи  и  их  союзники  стали  опираться  на  рынки,которые  они  обнаружили  к  западу  и  югу  от  себя в  мексиканских  поселениях ,где    они  могли  бы  избавиться  от  своих   выделанных  кож  и  мехов,и  получить  за  них   качественные  продовольственные  и  промышленные  товары.Республика  Мексика  была   непоследовательной  в  своём  отношении  к  альянсу,однако  пограничные  поселения   зачастую  зависели  от  команчей,из-за  торговли  с  ними,и  особенно  из-за  их  дружественного  отношения,так  как  война    представлялась  разорительной.В  то  время,когда  государственные  и   провинциальные  власти  могли  позволить  себе  быть  высокомерными,безразличными,или  враждебными,мексиканцы  жившие   на  окраинах  Ла  Команчерии  имели  причину  для   угодничества.

0

27

AHI VIENE EL COMANCHE:ОПАСНОСТИ  В  СЕВЕРНОЙ  МЕКСИКЕ.     
Если бы в  1830  году  отряд  команчей  и  кайова  воспользовался  миром  для  возможности  съездить  в  мексиканские  города  и  деревни  на  западе  и  юге  Ла  Команчерии,то  он   нашёл  бы  их  прирастающими  и   питающими  надежду,но   вместе  с  тем    беспокойными.Следуя  в  западном  направлении,эти   послы  равнин   вначале  посещали  индейские  пуэблос  и   мексиканские  города  и  деревни  в  верховьях  Рио  Гранде. Большая  их  часть   находилась  где-нибудь  между  рекой  и  горами,-Сангре  де  Кристо,  Сандиа ,Манзано ,и  Сан  Хуан.  К  1830  году  команчи  и  их  союзники,кажется    имели    ограниченную  взаимосвязь  с  поселениями   западнее  реки.Среди  двух их  дюжин  или  около   того   к  востоку,население  существенно   колебалось.Санта  Фе  и  Санта  Круз  де  ла  Каньяда  имели   наибольшее  число  жителей,свыше  пяти   тысяч  каждое.Поселения  ближайшие  к  Ла  Команчерии,-  Сан  Хосе  дель  Вадо,Сан  Мигель  дель  Вадо,и  Антон  Чико,-деревни,которые  вползали  на  равнины  вдоль   Долины  Пекос,вслед  за  миром  Команче  1786  года,вероятно  имели   в  1830  году,вместе  взятые,почти  три  тысячи  жителей.Кайова  называли  новомексиканцев   Ко-птака-и.Первый  компонент ,-«ко-п», означал «гора». Второй,-«т-а-ка-и»,  обычный   во  всех  случаях  термин  кайова  для  характерных  групп  мексиканцев. Буквальное  значение  неясное,тем  не  менее  можно  предположить как,-«люди  мула».В  конце  девятнадцатого  столетия  ,-«т-а-ка-и»  наиболее  часто  переводилось  как,- «белый  человек»,всё  же  этот  термин   выделял  культурное  различие,не  цвет  кожи(следовательно  Ко- нкиао-нт-а-ка-и,буквально,-«чёрные  белые  люди»,что  относится  к  африканцам)… 
Южнее  Сокорро  и  пустоши   Хорнадо   дель  Муэрто,находились Эль  Пасо  и  клонящиеся  к  упадку     пресидио  Сан  Элисарио  и  Эль  Норте, -   обветшавшие со  временем  ворота  в  Чиуауанские  асиенды  и  города,-населённые «Тонхе- нт-а- ка-и»,или  «Безводные  белые   люди»,как  кайова   назвали  их.Эль  Пасо  вероятно  в  1830  имело  более  пяти  тысяч  жителей.За  Эль   Норте, вслед  течению  Рио  Гранде,всадники  не  находили  никаких  значительных  мексиканских  поселений   в  направлении  более  чем  ста  километров  с  каждой  стороны  суровой,феерической  страны  Биг  Бэнд…
В  следующей  группе  ранчо  и  городов  вдоль  реки  проживали    «Падеалт-а-ка-и»,или  «белые  люди»  Рио Гранде.Города   Рио  Гранде,Нава,и  Гуэрреро  находились  на  южном  берегу   великой  реки.Они  являлись   зеркальным  отображением  других  городов,-во   внутренних  районах,в  направлении  к  ранчо  и  асиендам    в  сумраке  гор  Санта  Роса,-страна «До-ка-нит-а-ка-и»,или  « кашляющие  белые  люди». Следующим  по  реке  становилось  Ларедо,расположенное  на  северном  берегу.  Утихомиренная,компактная  область  заселения  находилась  далее  вниз  по  реке,включая  города  Ревилья, Миер, Камарго,Рейносо,и  наконец,  пагубный,но  бурно  развивающийся  город  побережья   Матамарос.

Отредактировано Коакуче (22.08.2012 07:42:54)

0

28

Кайова  назвали  жителей  удалённого   низовья  Рио  Гранде,-«А-та-ка-и»,обозначение «Лесных  белых  людей», термин, также   применявшийся  более  широко  к  жителям  Тамаулипас  и   Нуэво  Леон.Важнейшие  города  от  Рио  Гранде  до  Камарго  имели   популяции,варьирующиеся  от  нескольких  сот  до  более  трёх  тысяч,тогда  как   Матамарос  и  скотоводческие  внутренние  районы,являлись  домом  для  десяти  тысяч.Всё  подсчитать,-от  двадцати  до  тридцати  тысяч  мексиканцев  жили  в  1830  вдоль  низовья  Рио  Гранде,между  более  густонаселёнными  городами,деревнями,асиендами,и  ранчо  во  внутренних  районах   северо-восточной   Мексики  и     мощными  туземными  народами  на  севере…
Последняя  область  мексиканского заселения   на  удалённом  севере,которую  команчи  и  кайова  могли  бы  посетить,была  расположена  в  более чем  ста  милях  к  северу  от  Рио  Гранде,между  реками  Нуэсес  и  Колорадо  в  Техасе.Там  было  два  главных  города,-Сан  Антонио  де  Бексар  и  Голиад.Эти  города  и   прилегающие  к  ним  ранчо  находились  непосредственно  на  восточной  окраине  прерий.За  ними,  в   лесистой  местности,вне  зоны  обитания  бизона,вновь  прибывшие   англо-американские   колонисты  организовали  поселения,плантации,и  фермы.Имелось  несколько  старинных  мексиканских  поселений  ещё  более  отдалённых   восточнее,впрочем  индейцы  равнин  редко  посещали  эти  места.Мексиканская  популяция  между  Нуэсес  и  Колорадо,с  которой  они   регулярно  взаимодействовали, составляла  в  1830  году  от  трёх  до  четырёх  тысяч.
Некоторые  мексиканские  поселения,обступавшие  Ла  Команчерию  скопили  своё  богатство  посредством  сельского  хозяйства.Несмотря  на  то, что  земледелие  имело  значение  по  всему  северу,тем  не  менее,  во  многих  областях  оно  не  было  достаточно  продуктивным  даже  для  самообеспечения. Многие  стоящие  на  берегу  реки  города  импортировали  зерно  и  овощи.Некоторые  имели  доступ  к  другим  ресурсам, как  например,богатые  соляные  залежи,которые   разрабатывались  для  торговли.Большинство  семей  пополняли  свои  доходы  с  помощью  ремесёл,особенно   ткачеством,чем  были  знамениты  женщины  из  конца  в  конец  реки.Все  вышеупомянутые  эти  люди,трудились  в  качестве  скотоводов  и  пастухов.  Общеизвестные  как  северомексиканцы  ,  использовали  деньги  как  конечное  средство, при  помощи которого  подсчитывалось  богатство,однако  характерная  нехватка  твёрдой  валюты  в  пограничье  означала,что  земля  и,особенно  животные,оставались  на  севере,де-факто(в реальности)  мерилом  богатства.Новомексиканцы    накапливали   богатство  конкретно  в  овце.Ниже  Эль  Пасо,скотоводчество  было  более  смешанным. Там  мексиканцы  содержали  некоторое  количество  овец  и  коз,но  при  этом  они  имели  больше  скота,лошадей,и  мулов,чем  новомексиканцы.Жители  низовьев  Рио Гранде  использовали  лошадей  и  мулов  в  земледелии,торговле,поездке,и   обороне,а  также,чтобы  измерять  и   распределять  семейное  богатство.Они    обменивали  животных  на  все  типы  товаров, на  землю,и   на   виды  услуг.Кроме  этого,они  совершали  платёжные  взаиморасчёты  в  лошадях,а  также  в  мулах, большинство  которых, оценивалось  вдвое  выше.

0

29

Через  весь  засушливый  север  Мексики,две  опасности  угрожали    экспансии(расширению)   скотоводческой  и  пастбищно-животноводческой  экономики,-засуха  и  война.Засуха, война  за  независимость,и  индейские  набеги, всё  вместе  посодействовало  значительному  сокращению  популяции  животных  вдоль  низовья  Рио  Гранде  в  начале  девятнадцатого  столетия.Берландьер   оценивал,что  вся  северная  Мексика  потеряла   полмиллиона  животных  в     эпоху      независимости.Техас  был  особенно  сурово  поражён.К  1830  году,мексиканское  население  Техаса  ужалось   к  возможно  трети  от  того, что  было  в  конце  восемнадцатого  столетия.Другой   толкователь  вычислял,что  Техас    имел  в  1806  году  от  40000-50000  приручённых  лошадей  и  почти  100000  голов  скота.  В  1828  году, Сан Антонио,главный  город   мексиканского  Техаса ,владел  всего  лишь  150-ю  лошадьми  и  конематками(необходимых  для  воспроизведения  и  увеличения поголовья-прим.моё.) ,и  1322-мя  коровами  и  быками…
Тем  не  менее,в  конце  1820-х,перспективы  для  северо-востока  и  севера  Мексики ,казались  вполне  многообещающими.После  нескольких  серьёзных  засух  в  первые  два  десятилетия  столетия,большая   часть  северной  Мексики  с  конца  1820-х  по  1846  год,наслаждалась  обильным  количеством  выпавших  осадков.Ответственные  лица  в  Коауиле,например,не   зарегистрировали  ни  одного  засушливого  года  с  1829  по  1846  годы.  Непрочный  команчский  мир   вместил   расширенные  перспективы,содействующие  тому, чтобы     северные  мексиканцы,    от  Чиуауа  до   побережья   залива   обдумывали   извлечение   выгоды   из  дождя  и  окончания  войны  за  независимость,и      разработку    экономической   и  демографической   экспансии,  склонность,которая  не  наблюдалась  у  их  потомков. 
Мексиканские  поселения,с   очень   чётко  выраженной  направленностью,   распространились  в  1820-х  годах,  в  новые  и   покинутые  области .   Одно  сообщение  оценивало,что  более трёх  миллионов  голов  скота  выпускались  на  пастбища в  низовье  Рио  Гранде  к  1835  году.Поселенцы  организовывали  новые  ранчо  между  приречными  городами  и  в  редко  заполненных  больших  пространствах  между  Рио   Гранде  и  Нуэсес,где  паслось  большинство  нового  домашнего  скота.Ранчо  по  обыкновению     компоновались  из   горстки  семей,которые  строили  дома  сравнительно  недалеко  лруг  от  друга. Имелось  несколько  больших  землевладельцев,однако  типичное  владение  в  Техасе  и  низовье  Рио  Гранде,включало  два  «ситиос»,или  8856  акров,пастбищной  земли  на  семью.Такие  отдельные  семейства  в  плановом  порядке  получали  определённые  большие  гранты(субсидии),    которые  были  необходимы   из-за   плохого  качества  почвы  и   выпаса,  даже   в  дождливые  годы,в  большей  части  северной   Мексики.

0

30

В  то  время,когда , большая  часть  пастбищной  земли ,вдоль     среднего  течения  Рио  Гранде и  в   Техасе,принадлежала  семьям  скромного  достатка,богатые,политически   связанные  семейства,имевшиеся  в  1830-х, получают  контроль  над  основными  реками  в  Тамаулипас,Нуэво  Леон,Коауиле,Чиуауа,и  Дуранго.Следовательно  они  завладевали  большей  частью  земельных  угодий  в  этих  провинциях,и  почти  всё  пустили  под  пастбища.Самое  большое   из  этих  поистине «земельных  владений», крупнейшее    поместье ,когда-либо  существовавшее  в  западном  полушарии  ,    находилось  в  Коауиле.  Семейство Санчес-Наварро  начала  выкупать  права  на  воду  и  землю  в  шестнадцатом  столетии,и  по  самым  скромным  подсчётам  их   активы,к  1840  году  охватывали  16  с  половиной  миллионов  акров  земли,или  25780  квадратных  миль.Коннектикут,Массачусетс,Нью  Джерси, Род-Айленд,и  Дэлавэр,совместно   имели  меньше  земли,чем  прибрали  Санчес-Наварро.В  сравнении,самое  большое  ранчо  в  истории  США,-«XIT» в  Техасе,было   в  своём  размере  меньше  одной  пятой  собственности  Санчес-Наварро.Это  огромное  поместье,и  другие  подобные  ему,предоставляли  работу  тысячам  рабочим,многие  связанные  с  их  нанимателями  долгами,которые  передавались  из  поколения   в  поколение.Эти  люди  жили  и  работали   вблизи  поместных  домов  и  ранчо,в   сердцах(расположенных  в  глубине-прим.моё.)больших  асиенд.Некоторые  из  таких  поселений  были   вполне  крупными,но   ранчо,как  правило,были  небольшими  и рассеянны  по  всему  поместью.С  тех  пор,как сельская   экономика  вращалась  вокруг     животных,  и   последние    распологались   на  значительном  расстоянии  друг  от  друга,из-за  сравнительно  скудной  питательной  среды  на  севере,их  сторожа  тоже  были   рассеяны  и   распологались   на  значительном  друг  от  друга  расстоянии…
Исходя  из  этого,сущность  скотоводческой  экономики  предпологала,что  семьи  в  северной  Мексике  и  богатства,которыми  они  обладали,или   оберегали,были  очень  уязвимы  от  атаки   врага.В  этом   они  имели  много  общего  со  своими  соседями  команчами.   Пастухи  стад  крупноголового  скота  и  пастухи  овец   оставались  самым   незащищённым  звеном  в скотоводческой  экономике,так  как   их  заботы  об  широко  рассеяном  животном   обуславливали  проведение  работы  лишь  поодиночке  или  маленькими  партиями.  Маломощные,среднего  размера  ранчо   редко  когда   получали  ранее  предупреждение  об  атаке,и  редко   отражали  налётчиков  без  убытка  жизней  или  собственности.  Вне   комплексно  укреплённых  поместий ,    больших   посёлков  и  городов,  защита,как  таковая,практически  была   неосуществима. Постановления,принятые  предыдущим  поколением  насчёт  апачей  усугубили  эту  структурную  уязвимость.В  то  время,когда  испанцы  в  конце  восемнадцатого   столетия,и  в  начале  девятнадцатого  пришли  к  взаимопониманию  с  несколькими  апачскими  племенами,команчи  не  испытали  подобного. Накал  апаче-команчской  вражды  подостыл в  1790-х  годах,однако   по-прежнему   одаривал   проблемами   испанских,и  позже,мексиканских  ответственных  лиц,которые  сами  титуловали  благодетелями  первых(апачей-прим.моё.)),и  союзниками  вторых(команчей-прим.моё.) Хикарилья,живущие    в  и  вокруг  Сангре  де  Кристос,казалось  не  угрожали  отношениям  команчей  и  мексиканцев  в  начале  девятнадцатого  столетия,но  мескалеро, в  северо-восточном  пограничье  Чиуауа  так  делали.Проблема  команчским  набегов   на  севере  штата    в  середине  1820-х,кажется  начиналась  с  атак  ,   организованных  после  мескалеро.Лидеры  команчей  позже  объясняли,что   их  молодые  воины,как  только  оказывались   по  соседству,   просто  не  могли  устоять  перед  соблазном  мексиканских  стад…

Отредактировано Коакуче (04.12.2011 07:10:31)

0

31

Липан  апачи   ставили   такие  же  острые  проблемы. Взамен  мирных  обязательств,испанские  ответственные  лица  с  неохотой,в  годы  перед  обретением  независимости,  предоставили  липан  защиту   и  безопасную  гавань  южнее  среднего  течения  Рио  Гранде.Два   доминирующих общества  липан, изначально  бродили   к  северу  от  Ларедо  до  территории  мескалеро  возле  Эль   Пасо.Две  эти  группы  состояли  из  750-1000  человек  каждая.  Относительно  крупная  по  величине  популяция  южных  липан,являлась  самой  опасной  группой  населения  в  северной  Мексике.Никакое  другое  общество  не  знало  так  много  о  местности,ресурсах,и  слабостях,как  Ла  Команчерии,так  и   мексиканского  северо-востока.После  того,как  они  были  выгнаны  с  равнин,были  покинуты  и   обмануты испанцами  в  конце  восемнадцатого  столетия,и  разорены,и  почти  уничтожены  команчами,оставшиеся  липан  становились   совершенным   уцелевшим  организмом.Они  поколение  находились  среди  мексиканцев,странствуя  между  городами  и  ранчо,и  существуя  за  счёт   дикого  зверя,мелкой  торговли,подачки,и  ворованных  животных.Они  узнали  всё,что  могли  о  регионе,а  затем  заключили  мир  с  команчами,перемещаясь  на  равнины  в   начале  эпохи   независимости.Это  был  кошмар  северо-восточных  мексиканцев,и  вместе  с  тем  дипломатический  триумф  команчей.У  последних  были  некоторое  количество  их  мужчин  вступивших  в  брак  с  женщинами  липан,и  нетрадиционно,ушедшие  жить  в  семьи  своих  новых  жён,возможно  для  того,чтобы   обеспечивать  непосредственное  наблюдение  за  этими  новыми  опасными  союзниками.Команчи   думается  искали  этот  союз, также,чтобы  иметь  возможность   развивать  успех,манипулируя  липанским  интеллектуальным  ресурсом.Разведчики  липан   познакомили рейдерские  отряды  команчи   со  всеми  имевшими   влагу   ямками,надёжными  маршрутами,и  самыми  незащищёнными  поселениями   ниже  по  течению  Рио  Гранде, с  теми  самыми   порогами  и  крылечками ,у  которых  семьи  липан,в  течение  поколения  вели  торг  и  просили  подачку.Команчи    в  1810-х   совершали  набеги  вдоль  среднего  течения  Рио  Гранде,  предположительно  при  содействии  разведчиков  липан.При   этом    то  были  те  самые  липан,которые    очень  серьёзно     опустошали   северо-восток  Мексики   в  течение  тех  лет,особенно  в  1817  году.
С  обретением  незаисимости,Руис  был  послан  пригласить  лидеров  команчи  для  проведения  переговоров  в  городе  Мехико.Команчи  очевидно  ждали,что  липан    поедут  с  ними  и  будут  участвовать   сообща  в  переговорах как  одна  из  групп ,   упоминавшихся  Гуоникуе,как  «подчинённые  команчам ».Однако  Куэлгас  де  Кастро,предводитель  южных  липан,опередил  своих  прежних  союзников.  Кастро,как  и  большинство  его  людей,был  весьма  искусен  в  испанском,и  описан  одним  евро-американским  наблюдателем  как  дальновидный,практичный,и  интеллектуальный  человек.Он  встретился  с  Анастасио  Бустаманте  и  договорился   отдельно  для  южных  липан,о  получении   вооружения   от    мексиканской  армии  и  обещал   помогать   сражаться по  необходимости,   с  команчами .Вскоре  после  возвращения  Кастро  из  города  Мехико,он  перерезает  горло  всех  команчских  мужчин,которые  состояли  в  браке  в  его  обществе  и   поспешно  отправил  своих  людей  обратно  на  юг,через  Рио  Гранде. Данное  возобновлённое  обязательство   со  стороны  мексиканских  ответственных  лиц,  в  предохранении  и  потворстве  южным  липан,и  в   персональной  оплате  Кастро , казалось  предлагало  более  безопасный  и  процветающий  мир  с  Мексикой,чем  с  команчами . Как  предпологали  мексиканцы,   команчи  там   снова  нанесли  оскорбление  липан,однако  независимо  от  того,какие   были  причины,липан   пересмотрели  собственные  вычисления  опасности    и  объеденения,и  вновь  стали  союзниками  мексиканцам.  Пожалуй  северные  мексиканцы   были  более   осторожны  в  поведении,« меняя  курс»,-как  они  говорили, ,после  всех  этих  событий,однако  они  боялись  и  ненавидели  их,больше  чем  когда-либо.Один  наблюдатель  сказал,что «вецинос(граждане  или  соседи),презирали  липан,и  желали  их  уничтожения,так  как   они   считали   их    творцами   разрушения  пуэблос  в  последней  войне,и    настоящего  своего  несчастья».   
Ещё  момент,-само  присутствие  липан  угрожало  миру  с  команчами , а  ведь  всё  зависело  от  мира  с   ними. Равнинные  семьи   стали  нервничать  из-за  визитов  липан  в  мексиканские  поселения.В  1828  году  Берландьер  и  его  компаньоны  лицезрели  как  лагерь  большого  команчского  отряда,разбитый  на  центральной  площади  Сан  Антонио,спешно  сворачивался  из-за  слухов,что   неподалёку  появились  липан.Вскоре  после  того,как  группа  команчи  разрешила  Берландьеру  сопровождать  их  в   поиске  бизона,он  отметил,что  отряд  казался   постоянно  опасающимся   возможного  нападения  липан…
Очень  зловещим  было  то, что  команчи  время  от  времени   направляли  военные  отряды  южнее  от  Рио  Гранде,для  того,чтобы  атаковать  и  грабить  их  врагов  апачей.Реальность  такова,что  во  время  первого  зарегистрированного  налёта  команчей   ниже  по  течению  реки,в  1799  году,они  убили  восемь  липан  и  семь  испанцев.  В  1824  году,Паруакевитси  возглавил  кампанию  из     как  минимум  шестисот  воинов  против  липан  в  низовье  Рио  Гранде.Не  забывая  о  мире,он  посетил  военного  командира  в  Ларедо,чтобы  уверить    в  том,что  он  не   имеет  повода  для  вражды  с  мексиканцами.Другие  военные  отряды  были  менее  дисциплинированны,и  к  1825  году,команчи     поражали   в  Коауиле   мексиканцев  так  же,  как  липан.Мексиканские  ответственные  лица  признавали   в  одинаковой  степени  свою  дружбу  и  с  команчами ,и  с  апачами  ,  при этом  «желая  оставаться  нейтральными   в   их  вражде».Липан  хвастали  , что  они  не  боялись  команчи,однако      можно  было  услышать  как  матери липан,  склонившись  к  плачущим  детям   у  себя  на  руках,      говорили  шёпотом,-«ahi  viene  el  comanche   (исп. -сюда  идут  команчи).Вне  зависимости  от  того,что  они  думали,мексиканцы  ниже  по  реке  знали,что  набеги  команчей   на  постоянно  проживающих  здесь  апачей,угрожали  хрупкому  миру,который  являлся  необходимой  предпосылкой  для  их  роста  и  процветания.

Отредактировано Коакуче (12.12.2011 21:38:07)

+3

32

Большое спасибо, Коакуче!!! Очень интересно!!!  :cool:

0

33

Продолжение.
Продолжающийся  между  собой  базар  в    северной  Мексике.
Подобно  команчам,в  то  время, северомексиканцы  существовали  в  немалом  риске  из-за   их  характерного  прошлого,их  экономики,и  их  засушливой  родины.
Подобно  команчам,они   обратились  к  нескольким  разновидностям  общественного  устройства  для   защиты  от    возможных   действий  противника.Ранчо  были  небольшими  и  самое  простое  общественное  устройство  в   северной  Мексике  обычно  состояло  из  нескольких  расширенных  семейств,живущих      вблизи  друг  друга  и   взаимодействующие  в  труде  и  обороне.  Живущие  в  ранчо  отлаживали  и   соблюдали   общественные, экономические, и   семейные  связи  с   живущими  в  другом  ранчо,посредством   торговли,взаимовыгодных  браков,и   разновидностью  фиктивного  родства,называемой,-компадразго(крёстные  родители).Те  же  механизмы   вызывали  обязательства  родства  и  взаимообязанности  между    посёлками  или  «ситиес»,и  ранчо  в    прилегающих  вокруг  районах.Кроме  этого,многие  богатые    городские  люди  имели     фермы  и  ранчо  в  сельской  местности,эксплуатируемые   семейными  доверителями,и  таким  вот  образом  переплетались  достаток  и  запросы  городов  и  ранчо.  Будь-то  семейные  или  экономические  связи,или   и  то  и  другое  вместе, северомексиканцы  были  вправе   взывать  к  расширенной   помощи  сообщества,для    их  поддержки   в  суровые  времена,и  присылки  людей  для  содействия  в  кризисной  ситуации. Эти    сообщества   выстраивались    с низа  до  верха, в  течение  поколений ,и   многими  особенностями  были   сходны  с  общественными  обязательствами  на  равнинах.Самым  важным  сходством,  вероятно  была   их  обоюдоуязвимость   перед  налётчиками  и    ворами,и   вопреки  разнородности  отношений они  взаимодействовали  и  помогали  друг  другу.Тем  не  менее, носители  испанского  в  северной  Мексике,могли  взывать ,    если  провести  аналогию,к  отличающейся   общественной  системе ,которая  была  более  отчуждённой,более  формальной,и  навязанной     с  верху(верхушкой  общества)   в  низ(низам  общества,-прим.моё).
Благодаря  федералистской  конституции  1824  года,Тамаулипас, Нуэво  Леон,Чиуауа,Дуранго,Оссиденте(позже  провинции  Сонора  и  Синалоа),  Техас-Коауила,приобрели  губернаторов  и    штатные  законодательные  органы.Новая  Мексика  в  эти  годы  имела  территориальный  статус, означавший,что  национальный  конгресс  находился  в  конце  властной  вертикали    , однако  всё  же   распологал   высокими  ответственными  лицами  и    ассамблеей(собрание).Штаты  и  территории     при  этом  были  подразделены  на   департаменты,а  о департаменты  на  «партидос».Губернаторы  назначали  префекта,для  управления  каждым  департаментом,а  префекты  назначали  субпрефектов,для  управления  каждым  «партидо». Следовательно,каждое  поселение  в  северной  Мексике  принадлежало  штату(или  территории),департаменту,и  «партидо» ,и  жители  каждого  поселения    могли   предъявлять     какие-либо  претензии     на  рассмотрение  губернатора,префекта,или  субпрефекта,или  непосредственно  сами,или   напрямую,или  через  посредников.
Поселения,расположенные  внутри  такой  политической  географии    также  имели  своих  собственных  представителей,которые   рассматривали  местные  предметы  спора  и    сообщались  с  вышестоящими  инстанциями.    Ситиес(более-менее  крупные  посёлки)   и  города  имели  алькальдов(мэры)  и  официально  избранный  совет,называемый  «ауинтамиентос».  Небольшие  посёлки  и  ранчо  избирали  мирового  судью.В  асиендас,владелец,или  «асендадо»,обычно  назначал  подчинённых,для  управления  организмом  и  представительства  на  других  уровнях.
Все  эти  устройства  являлись  частицами  суперсообщества   называемому   Мексика,что  нарицательно  всем  родившимся  в  пределах,принадлежащих  мексиканской  республике.  Возможность   взаимодействия   множества   этих  устройств ,   от  имени  мексиканского  государственного  статуса   было  опасно  в  том,что,что  мексиканские   официальные  лица  регулярно  пытались  произвести  впечатление  на  независимых  индейцев.   На  каждого  команча,жившего  в  1830, приходилась   приблизительно  одна  тысяча  мексиканцев  в  республике.    Мобилизовать  всю   республику    конечно  было   невозможно,  однако  команчам  недостовало  мексиканского  преимущества  в  способности  увязывать  их  популяцию  при  помощи  налогообложения.В  идеальных  условиях, те  могли   сконцентрировать  и  поддерживать    проффесиональных  солдат ,поставки  лошадей,оружия ,и    продовольствия  в  обширных  временных  отрезках, в  действиях  против  своего  противника,как  они  это  делали  в  кампании  Бустаманте  в  Техасе  в  1827  году.Каждый  дипломатический  визит  команчей  в  Санта  Фе  или  Сан  Антонио,нанесённый  в  конце  1820-х  и  в начале 1830-х,предоставлял  пограничным  представителям    власти  ещё  одну  возможность     в  аргументации  реального  существование  и  правомочности    мексиканского  национального  государства ; в    настойчивом  утверждении,что  все  носители  испанского  от  края  до  края  пограничья  являлись  единым  народом.

Отредактировано Коакуче (12.02.2012 08:38:50)

0

34

Теоритически,носители  испанского  на  севере  Мексики  могли  бы   в  связи  с  вышеизложенным, изменить   ход     многоступенчатой общественной  интеграции   ,помогающей       отразить  окружающие  опасности.И  они  зависели  от   одной  первостепенной  особенности   сообщества  в  обеспечении   своей   обороноспособности,-персональные   связи  многих  из  них, собственными  силами  поддерживаемые  с  команчами.   Равнинные  семьи  по  обыкновению  приходили  в  поселения   северного  пограничья,для  торговли  и  поддержания   социальной  связи  с  индивидуальными  мексиканскими  обществами.Это     являлось  не   как  таковыми   команче-мексиканскими  отношениями, а  лишь    локальными,местно-специфическими   связями  между   команчскими  семьями  и   представителями отдельных  мексиканских  поселений,  которые  один  учёный  считал «вызывающими  интерес  у  обществ  пограничных  областей».  Поселенцы  из  Сан  Мигель  дель  Вадо  в  восточной  Новой  Мексике,например,  имели  устойчивые  экономические,социальные,и  даже  родственные  связи  с  команчами.Как  минимум  три   христианских  брака  заключились  между  команчскими  мужчинами  и  женщинами   Вадо,в  1810-х  и  1820-х  годах.Другие  пограничные  города,такие  как  например,Сан  Карлос  в  Чиуауа  и  Гуэрреро  в  Тамаулипас, являлись  аналогичными  населёнными  пунктами  для   особенных   взаимоотношений  между  команчами  и  мексиканцами.Кайова   имели  специфические  и    достаточно   обыденные  связи  с  мексиканцами  в  Эль  Пасо(Па-сунт-а-ка-и ,-«Белые  люди  Пасено)  и  Ларедо(Тсо-нт-а-ка-и,- «Светловолосые  белые  люди»),-такими  собственными  названиями  они  их  одарили. Обычно,означенные  города  имели  переводчиков,или  солдат,которые    проводили  определённый  временной  отрезок  с  команчами,или  как  пленники,или  подобно  Руису,как  гости,и    решались  становиться     неоценимыми  культурными  посредниками…
Торговля  была  краеугольным  камнем  этих  взаимоотношений.Сотни  команчских  мужчин,женщин,и  детей     регулярно  наносили  визиты  в  поселения  на  востоке  Новой  Мексики,в  города  в  низовье  Рио  Гранде,и  в  Сан  Антонио,приводя   мулов,загруженных  товарами  для  меновой  торговли.Семьи  команчей  доставляли  разнообразные  товары  для обмена,являющиеся  главным  образом  продуктами  женского  труда,- в  частности  сушёное  мясо  и  выделанные  шкуры   зверя.Женщины  команчей  были широко  известны  за    свои  мягкие  бизоньи  шкуры. Многие  женщины     вкладывали  артистизм   и    смысловую   значимость    в  свои  продаваемые   шкуры,раскрашивая  их  сложными  узорами. Искусное  раскрашивание  утраивало  цену    шкур  понравившихся  на  том  или  ином  рынке.Имела  место  также  оживлённая  торговля  медвежьим  жиром,особенно  в  Техасе.Берландьер   оценивал,что  тейанос  убивали  ежегодно  около  четырёхсот  чёрных  медведей,при  том,что  команчи  убивали  их  значительно  больше.Большой  медведь  мог  дать  до  сто  фунтов  жира,который  мексиканцы  использовали  как  сало   в  приготовлении  пищи,для   лекарственного  применения,и  также  как  экзотическая  экспортная  торговая  статья,для  отправки  на  юг.  В  сопроводительной  бумаге  в  город   Мехико,имелось  беспристрастное  рекламное  заявление, выделяющее   исключительное  свойство  топлёного   сала  в  том,что  «этот  медвежий  жир  сохраняет  в  украшении  волосы».Наконец  команчи  иногда  приводили  мексиканских  и  англо-американских  пленников,чтобы  продавать  их   в  пограничных  колониях, и   близкие,или  посредники,часто  уплачивали  высокие  цены  за     этих  потерянных  родственников.
В  обмен  на  такие  товары  и  пленников,мексиканцы  предлагали  ряд   предметов,которые  команчи  не  производили,включая  табак,зерно,иные  овощи  и  фрукты,  запечённые  булки,и  коричневый  сахар  в  форме  сахарной  головки,называемый  «пилонсильо».Они  торговали  металлическими  вещами,такими  например,как,-ножи  и  сабельные  клинки,для  присоедения  к  пикам,   бочкообразные  железные  обручи(которыми  скрепляли  бочки-прим.моё.) ,  из  которых  индейцы  изготовляли  наконечники  для  стрел.Лишённые  средств  к  существованию  пограничные  солдаты   без  зазрения  совести  в  течение  мирных  периодов, продавали  команчским  визитёрам свои  ружья,порох,и  пули.Команчи  и  их  союзники  охотно   давали  взамен  лошадей  и  мулов.Наконец,команчи  и  их  союзники  просили  текстиль,изготовленный  мексиканскими  женщинами.Такая  торговля  редко  привлекала  внимание  мексиканского  или  англо-американского  наблюдателя,однако  сохранившиеся  свидетельства  указывают  на  то, что  текстиль  являлся  одним  из  товаров,  наиболее   искомым  команчами.В  сентябре  1831  года,например,партия  из  двадцати  команчей  и  кайова  прибыла  в  Куэста,Новая  Мексика,и  обменяла  множество  лошадей  на  несколько  сотканных  одеял  и  немного  пороха.В  течение  военного  времени,мексиканские  официальные  лица  часто  находили   мексиканскую  одежду  и  одеяла    среди   трофеев   захваченных  у  разбитых  команчей.   Также  очевидно,что   одеяла  навахо  доставлялись  команчам   в  начале  девятнадцатого  столетия,через  новомексиканских  маклеров. Иногда    этот  обмен   происходил  в   обратном  направлении,  с  мексиканскими  команчерос  с  востока  Новой  Мексики, управлявшими   загруженными  мулами  в  сторону  равнин.Большие  торговые  ярмарки  в  Пеком  и  Таос  восемнадцатого  столетия,пришли  в  упадок  в  девятнадцатом,и    основной   товарообмен  наоборот , теперь  происходил   в  Ла  Команчерии.Новые  мексиканские   ответственные  лица  иногда  пытались  бороться  с  этой  торговлей,однако  она  продолжалась   до  конца  девятнадцатого  столетия…

Отредактировано Коакуче (12.02.2012 08:43:07)

0

35

В  каком  направлении  не  направлялись   бы  перевозки,торговые  визиты  представляли  возможность   освежить  обыденные ,  и  вместе  с  тем  крайне  необходимые  взаимосвязи  между  индивидуумами  и  семьями,что  редко  было  удостоено  документальному  засвидетельствованию.Эта  разноплановая  торговля  создавала  предпосылки  для   межэтнической  интеграции   общественных  отношении   от  края  до  края  пограничья,что  бесспорно     больше  способствовало  сохранению  мира  между  северомексиканцами  и  индейцами  равнин,чем  выдача   Мексикой  скудных  даров  и    нерегулярная  дипломатичность.В  начале  1830-х,например,основным  экспортным  товаром  округа  Сан  Антонио  были  шкуры  и  кожи,возможно в  количестве   десяти   тысяч   ежегодно,подавляющее  большинство  которых  было   получено  от   туземных  народов.Новая  Мексика  имела  более  продолжительное     прошлое,   обусловленное    торговлей  с  индейцами  равнин,чем  Техас.  На  протяжении  восемнадцатого  столетия,экспорт  новомексиканских  мехов  и  кож,думается  в  большей  мере   генерировался      торговой  выручкой  поступаемой  в  провинцию,чем  даже   торговлей  овцой.
В  то  время,когда  новомексиканская  коммерция  становилась  более  динамичной  в  девятнадцатом  столетии,особенно  вследствие  возникновения   деловой  активности  между  Санта  Фе  и   Миссури  вдоль  знаменитого  Следа  Санта  Фе( Santa  Fe  Trail,Новая  Мексика  продолжала  извлекать  выгоду  от  торговли шкурами  и  животными  с  южными  равнинами.   Рассуждая  так,как принято на  его  родине,новичок(англоамериканец-прим.моё.)    в  Новой  Мексике   уверял   с  большим  энтузиазмом,что  «киноварь,ножи,галета, булки  запечённые  в  печах,порох,шилья  и  другие   мелочи,  приобретают  чрезвычайную  полезность  меховых  товаров ,которые  можно  продавать  с  большой  выгодой».Торговля  с  равнинными  народами    по-видимому  предоставляла  новомексиканцам  неограниченные  возможности:  «даже   те  удалённые  на  большие  расстояния  места ,   занятые  дикими  индейцами, предлагают  нам  продукты,с  которыми  мы  пока  незнакомы».
Семьи  команчей  тоже  зависели от  торговли,поэтому  их  лидеры  пытались  сдерживать  гневные  протесты  в  отношение  возрастающей  несостоятельности  официальной  мексиканской  дипломатии.Ещё  с  1780-х,дипломатические  дары  испанских  и  мексиканских  компетентных  лиц, снабжали команчских   лидеров   престижными  вещами      и  полезными,  промышленного  производства   изделиями ,которые  они  перераспределяли  среди  своих  людей.  Перераспределение  дипломатических  даров  являлось  важным  средством   для  укрепления   логически  вытекающей  популярности,или  политического   лидерства.В   последующем  периоде  независимости,мексиканские  ответственные  лица    на  севере,   имели  проблему  в  получении  разнообразных    даров,качественных,и  в   достаточном  количестве,на  что  команчские  лидеры  рассчитывали  по  прибытии.Такая   несостоятельность  часто   выглядела  как  главная  мотивация  для  команчского  вторжения  во  время  мексиканского  периода.  Во  всяком   случае местные  рынки  с  мексиканскими  индивидуумами  и  мексиканское  общество  представляли   для  парайбос  команчей  даже  более  важный  политический  ресурс.  В  отличие  от  ненадёжных   дивидендов   на  штатном  и   государственном  дипломатических  уровнях,мексиканцы  на  границе  обычно  воспринимали  с  удовлетворением торговлю  с  индейцами  равнин.Окружёнными  врагами  на  севере  и  востоке,многие  команчи  по-прежнему  зависели   в  1830  от  торговли  с  мексиканцами.Каждый  амбициозный  парайбо  определял  и  поддерживал  надёжные  рынки  для  сбыта  товаров  его  народа,особенно произведённые  женщинами  его  общества. Семьи  команчей  до  такой  степени  уповали  в  этом  деле  на  мексиканцев,что  парайбос  должны  были  почитать  и  культивировать  торговые  отношения,если  они  хотели  сохранить  или    увеличить  число   своих  последователей. Поэтому они  очень  возмущались  непостоянством  и   скряжничеством   мексиканских  официальных  лиц,когда  команчи  продолжали   возвращаться  для  торговли.Наблюдая  за  одним  из  таких  визитов  в  Сан  Антонио,Берландьер отметил,     что   «увиденное  на  городской  площади, покрытой  палатками  племени,  подобно   небольшой  ярмарке,со  всей  суматохой  и  суетой  базара,  принятого  среди  них».
В  начале  1830-х,таким  образом,команчи  и  северомексиканцы  имели  общие  проблемы  и  общие  интересы.Их  необъятные  стада  паслись  вместе  и  засушливая  родина   делала  их  уязвимыми  перед  одними  и  теми  же  опасностями,и  их  торговые   отношения  делали  их  взаимозависимыми.  Отдельные  города  и  деревни  северомексиканцев   распространяли  немалое  беспокойство,чтобы   заполучить  команчские  уважение  и   радушие;команчерос  наносили  регулярные  визиты  в  лагери  команчи,и  локальные  лидеры  обеих  сторон находили  веские  причины ,чтобы  обеспечивать  и  поддерживать  здоровые  взаимоотношения.
Однако  в  начале  1830-х,мир  начинал  зависеть  от  других   факторов, с  которыми  ни  команчи,ни  северомексиканцы  не  смогли  совладать.Очень   плохо, -  усердие,    забота, и  уважение, - принимались  во  внимание  на  расстоянии,и   этому  окончательный  вид  придала   активность   индейских  врагов  команчей,а  также  финансовый  и  политический  кризис,которые  расстроили  обязательства  города  Мехико  перед  севером.В  этом  смысле,-старание,добрая   воля,и   активная  деятельность,которые  имели  место  в   локальных  взаимоотношениях  между  команчами  и  мексиканцами, являли  собой  все  вместе попытку  обозначить  надежду, а    с  другой  стороны  также   и  сомнения,которые  ни  одна  из   сторон  не  могла    совсем  отбросить  или   побороть.А  тем  временем, мужчины  в  Вашингтоне  и  Арканзасе  пытались  решить, что  же  делать  с  индейцами  южных  равнин.

Отредактировано Коакуче (12.02.2012 08:49:11)

0

36

КОЛЧАН  ИЗ  БИЗОНЬЕЙ  ШКУРЫ.
Перенеситесь  на   мгновение   далеко  в  прошлое, когда  команчи  и  их  союзники  постоянно  воровали  мексиканских  лошадей  и  мулов,атаковали  ранчо, или  ранили,захватывали  и  убивали  мексиканца, внезапно  освещённого  огнём  в   темноте.Если  бы  мы  могли  бросить  свой  пристальный  взгляд  на   карту   Мексики  в  ночное  время  и  проследить  годы   развернув  их  поминутно,то  большая  часть  1830-го  была  ба  чёрной. Ближе  к  концу  года,наши  глаза  могли  бы  поймать  булавочные уколы  пробивающегося  света,исходящие   с  северо-востока  Чиуауа.С  1831-го  до  начала  1834-го,вспышки    становятся  чуть  больше  выраженные  и  предсказуемые,но  всё  же  ещё   тусклые  и  в  основном,находящиеся  в  Чиуауа,когда  в  конце  1834-го,большая  часть  штата  вдруг   воспламеняется.Что-то  изменилось.    Ещё  изменение,  охватывает  местность  в  течение  1836  и  1837  годов,когда   лёгкие  выбросы  света  расширяются  восточнее  Чиуауа   и   быстро  перемещаются  подобно  электрической  силе  тока,  преодолевая  низовья  Рио  Гранде,к  заливу.  Несколько  лет  обе  стороны  реки  были  освобождены  от  прикрывающих их  сумерек , с  озарением  отдельных  ранчо  и  городов  от  Эль  Пасо  до  Матамарос , резким  белым  светом.Затем внезапно,  карта  начинает  меняться.В  1838  году  мы  наблюдаем  случайные  вспышки  из  конца  в  конец  севера  современной  Мексики,однако  к  1839-му  лишь  горсточки   изолированных,более  ярких  вспышек  видны  в  Нуэво  Леон.Наконец ,в  1840,происходит  третье,важное  изменение.Как  будто  кто-то    повернул   переключатель,-Чиуауа,Дуранго,Коауила,Нуэво  Леон,Тамаулипас,и  части  Сакатекас  и  Сан  Луис  Потоси,-вдруг   воспламенились.Информация  из  северной  Мексики  с  начала  1830-х  до  начала  1840-х,указывает  на  три  критических  переходных  момента,смещающих  команче-мексиканские  отношения  от   несовершенного   мира  к  затяжной  войне.Три  драматических   расширения  в  команчском  рейдерстве   находяться  в  соответствии  с  геополитическими  событиями      в  или  вокруг  южных  равнин.Эти  события    помогли  убедить  команчей,кайова,и  апачи  кайова,в  отказе  от  их  непрерывного  старания   разными   способами повлиять  на  манипулирование  мексиканского  правительства. За  десять  лет,сторонники  мира  с  Мексикой  растеряли  все  свои  наилучшие  аргументы,и  индейцы  Равнин   останавливают   с  Мексикой  обсуждение  и  начинают   её  захват.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 20:20:22)

0

37

Недостаток  их  самопроизвольного  желания:Ненадёжный  альянс.
Команчи  в  конце  1820-х  приняли  трудное  решение,-они    решили   просить      помощи  у  своих  неполноценных  союзников  против  налётчиков,грабящих  их   территорию.Техасская  кампания  Анастасио  Бустаманте  в  1827  году  достигла  желаемого  результата,просигнализировавшего    о  более  активном   мексиканском  военном  присутствии  в  регионе, и  к  тому  же  это  кажется    соответствовало  повышенным  ожиданиям  команчей.Как  минимум  дважды,в  1828  и  1829  годах,команчи  и  их  союзники запрашивали  напрямую  военную  помощь  у  мексиканских  официальных  властей.Эти  просьбы  не  принесли  облегчения.Индейцы  южных  равнин  сами  себя  поставили  в  уязвимую  позицию,разрекламировав  свои  проблемы. Насточиво  прося  помощи,они  давали  Мексике    маленькую,но  вместе  с  тем   знаковую возможность  стать  в  некотором  роде  благодетелями. Чтобы  сражаться  бок  о  бок  с  команчами  нужно  было доказать ,что  Мексика  воспринимает   серьёзно   своё  северное  пограничье  и  рассматривает  индейцев  равнин  как  крайне  необходимых  союзников  в    военном  противостоянии  с  чужеземцами.Вот  тот  самый  шанс для  создания  более  значимых  отношений.
Мексиканские  представители  отвергли  обе  эти  просьбы.Некоторые   осторожные мексиканские   полномочные   лица,казалось  понимают,что  поселения   находились  в  безопасности  из-за   кризисной  ситуации  в  обороне  команчей,и    посчитали  безумием  вмешиваться  в  их  дела.Такая  логика  окончательно  завладела  сознанием,поэтому   давно  существующее  намерение  в   заключении  искреннего   и   продолжительного  альянса  с  команчами  было  отброшено. Либо  не  очень  -то  и  полагаясь    на  этот  путь,   мексиканские  представители  имели  другую,более   существенную  причину  отказать  в  просьбе  предоставления  помощи.   Туземные  враги  команчей  жили  на  другой  стороне  границы  и   боевая  спайка   против  них, в  перспективе  подразумевала  посылку  мексиканских  войск  на  территорию  США.Международная  политика  всегда  перевешивала   отношения  с  индейцами  в  независимой  Мексике…
Замечательная  возможность  появилась,и  улетучилась.Если  команчи  надеялись,что    возрождённый  альянс  с  мексиканцами   приведёт  их  к  военному  сотрудничеству  наподобе   испанского  мира  за  пятьдесят  лет  до  этого,то  теперь  они  оживлённо  исправлялись.Обычно  скаредные  дары  мексиканских  пограничных   властей,  несколько  снижали  то  разочарование,которое  формировалось   на  протяжении  некоторого  времени.Способствуя  развитию   двойственных  отношений  в  начале  1830-х,они  снабдили  топливом  возобновленные     набеги  на  мексиканские  стада .Начиная  с  конца  1830-х,налётчики  южных  равнин  вновь  стали  воровать  животных  в  Техасе, ближе  к  низовью  Рио   Гранде,и  особенно  в  Чиуауа.  Занервничавшие   по  всему  северу  полномочные  мексиканские  представители ,   ответили      вызывающе.     Силы  под  командованием  капитана  Хосе   Ронгуильо, совершили  марш  из  Чиуауа,и  убили  на  Рио   Пекос  пятерых  команчей,  также   другие  отряды     направлялись  в  начале  1833  и  1834  из  Эль  Пасо,чтобы  уничтожать  противника  и  отбивать  лошадей  и  мулов. Президент  Бустаманте     заранее  одобрил намерение  губернатора  Чиуауа ,- «разворачивание  вглубь  генеральной  кампании,в  которой    произойдёт  одновременная  атака   на  эти  и  другие  племена». Чиновник  в  Тамаулипас  даже   вычертил   сложную  схему  кампании, включающей  возможно  две  тысячи  человек,продвигающихся   в  Ла  Команчерию  из  каждого  штата  и  территории,    окаймляющих   равнины.  Между  тем ,в   отсутствие  какой -либо   материализации  такой  претенциозности,   войска  из  Техаса  и  низовья  Рио  Гранде разражаются  в  начале  1830-х  несколькими   незначительными,но  тем  не  менее,    успешными  кампаниями   на  южные  равнины,и   убивают  в  процессе  дюжину  команчей…
Мексиканские    должностные  лица,чтобы  воспрепятствовать    вторжениям,  также  попытались  использовать  в  качестве  рычага  торговые  связи  команчей,поддерживаемые  с  пограничными  поселениями.Начиная  с  1831-го,администрация  в  Коауиле  останавливает  выдачу  лицензий  команчским  семьям, жаждущих  торговли   ниже  Рио   Гранде,и  отказываются  продолжать  лицензирование,пока      набеги  полностью  не  прекратятся. Аналогично  этому,  губернатором  Новой  Мексики  был  наложен    официальный  запрет  на  торговлю  «команчеро»  с  равнинами.    Эти  литеры  официальных  распоряжений  могли  и  снижали  торговые  объёмы, однако,   торговые   контакты   негласно   дозволялись  на  местах,  от края  до  края  границы.   Закалённые   опытом  северные  должностные  лица  знали,что  это  было  полезной  вещью.Ронгуильо  и  остальные  понимали,что  до  той  пора  пока  коммерция  создавала  общность  интересов  между  команчами  и  мексиканцами,она  защищала  мир  там ,где  он  выдержал  испытание  временем,  и   обуславливала  возможности  для  его  восстановления     в  других  местах. Чтобы  противодействовать  набегам,  Мексика  должна  была  представлять  собой  опасность  на  равнинах  и    несомненно  пользоваться  любым  удобным  случаем,чтобы  воспрепятствовать  торговле,но  при  этом, каналы  для  связи  должны  быть  сохранены,чтобы  парайбос,которые  желали  рассмотрения  споров, высказались  на  неофициальных  переговорах.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 22:07:22)

0

38

Жизнеспособные  взаимосвязи  между   отдельными  команчами  и  мексиканцами   в  итоге   привели  к   большому  достижению.23-го  июля,1834-го,два  команчских  лидера(вероятно  котсотека  или  ямпарика)один  «генерал» кайова,и  множество  воинов  прибыли  в  Эль   Пасо,чтобы  подписать  с  Чиуауа  договор.Индейские  лидеры  сказали,что  они  заключают  мир  исходя  из  своего  самопроизвольного  желания,и  в  благодарность  за  то   услужение,которое   жители  Эль  Пасо  оказали , щедро  их   угостив.Они   выделили  солдата  по  имени  Гильермо  Тревино, возможно  бывшего  пленника,утверждая  при  этом,что   он  пользовался  особым   влиянием  среди  их  людей.  Представители  равнин    выразили  готовность  к  дружбе ,миру,и  коммерции  с  Чиуауа,а  также  обещали  поговорить  с  восточными  деления  и  попытаться   привлечь   их  к  соглашению.К  1834  году,апачский   затяжной,  к  этому  времени  мир  в  Чиуауа,растворился ,и  мексиканские   должностные  лица  побуждали  воинов  равнин,ради  возмездия,обрушиться  войной  на  мескалеро  и  чирикауа.Мексиканские  посредники  предложили    ставить  специальные  тавро( выженные  клейма)   как на  любых  лошадях     захваченных  у  апачей,так  и  на  животных,которые  недавно  принадлежали  мексиканским скотоводам,для  того,чтобы  команчи  могли  на  законных  основаниях   торговать  скотом  в  мексиканских  поселениях. Такая   существенная  уступка  обещала   драматическое  расширение  коммерческих  объёмов.  Приняв  во  внимание   мрачное  финансовое  положение  в  Чиуауа,равнинные  посредники   великодушно  согласились  отказаться  от  принятых  дипломатических   подношений,которые  являлись  традиционной  частью  заключения  мира.  Они  были  больше  заинтересованы  в  неограниченной  торговле  и   беспрепятственном   доступе  к  их  апачским  врагам….
Раз  уж  мексиканцы  проявили  военное  могущество  на  равнинах  и  предложили  команчам  и  кайова  вещи,которые  тем  были  необходимы  для  торговли,то  мирный  договор  нуждался  в  защитниках  на  обеих  сторонах.Немаловажно  то,что  торговля  была  оживлённой;команчи  и  мексиканцы   регулярно  встречались  и    разговаривали  о  чём-либо,и  это  происходило  из  того  взаимодействия, из  которого  возник  и  договор  1834-го  года.По-прежнему, имущественное  основание  для  этого  мира  полностью  зависело  от   коммерческого  ландшафта,где  мексиканцы  оставались  ключевым  торговым    партнёром  для  резидентов  Ла  Команчерии. Этому  находились  аргументы    и  в  1820-х  и  в  начале  1830-х,так  как  команчи  находились  в  состоянии  войны  с  народами  на  севере  и  востоке,с  которыми  в  противном  случае,они  могли  бы  заняться  бизнесом.Проблемы  команчей  в  оборонительной  системе,являлись  следовательно  средством  разрешение  мексиканской  оборонительной  проблемы,и   эта  реальность  резко  меняла   свою  направленность  ,   как  только  индейцы  южных  равнин  начинали   находить  свои  собственные  решения.

0

39

Первые  главы  рассматривают политическую  подоплёку,не  всем  понимаю  интересно,да  и  тяжело  читать,но  решил  поставить,всё-таки  книга  про  команчей,верней  их  воздействие  на юго-западные  территории  и  север  Мексики.В  общем  сначала.
Таков  мир  варваров  в  одном  старом  изречении: «Когда  они  низвели  поселения  к  тишине  пустынь,то  назвали  это  миром».Эстер  Филос  :  “El  Ancla:Seminario  de  Matamaros”, 1-е  марта,1841  года
Война  тысячи  пустынь:индейские  рейды  и  американо-мексиканская  война.
Пролог.   Непринуждённые   сюжеты.
Часть первая.Соседи.
1. Опасность  и  общество.
2. Колчан  из  бизоньей  шкуры.
3.Добыча  и  партнёры.
4.Политика  отмщения.
Часть  вторая.Народы.
5.Индейцы   не  свергают  президентов.
6.Варвары  и  глубокоуважаемые  противники.
7.В  высшей  степени  общенациональная   война?
8. Как  приобрести  благоволение  пустыни.
Часть  третья.  Взаимопроникновение.
9.  Военные  трофеи  нового  типа.
10.  Благословенный  Полк.
Эпилог.
Статистика  команче-мексиканских  потерь  1831-48  годов.
ЗАМЕЧАНИЕ  ОБ  НАИМЕНОВАНИЯХ.
Подобно  всем  остальным,люди  населяющие  эту  книгу,имели   многогранные  особенности. В   зависимые  от  окружения     они  могли  отождествлять  себя  со  своей  непосредственной  семьёй,полом , родом  занятия  или  лингвистической  и  этнической  группой,возрастом,общественным  окружением,религией, или   народом.Иногда   целая  группа  тождеств  могла  радикально  поменяться,если     человек   был  взят  в  плен  врагом.Невозможно  рассказывать  о  других  людях,особенно  тех,кто  впитал  в  себя  не  одну  культуру,  не  описывая  премудрости   их  существования.В  этой  книге  я  описываю  множество   человеческих  обществ и  часто  должен  ссылаться  на  них  используя  общую  терминологию.
Иногда  я  описываю  воззрения,  какие   одна  группа  имела  о  другой.Когда  например  я  исследую  мексиканцев,считавших  аборигенных  людей  дикарями,или  американцев,считавших  мексиканцев   полукровками, я      довожу  до  логического  завершения      выводы  людей   ведущих  беседу.Оскорбления   исходящие  от  них,говорят  немного  о  людях,на  которых   они ссылаются ,но  могут  много  рассказать  о  тех,кто  их  высказывает.Обычно  я  упоминаю  граждан  США,  как  американцев.Латиноамериканцы   вполне  обоснованно  возражают, что  янки  в  одностороннем  порядке  монополизировали  этот   термин,на  который   остальная  часть  полушария  долгое  время  предъявляла  права,но увы, этому  не  оказалось  лучшей  альтернативы.
Я  использую  более  верное  обозначение  англо-американцы ,упоминая  те  действия  или  особенности  национальн ых  суждения,приложенных   к  американцам  англоязычного  происхождения,и,-    североамериканцы   обсуждая  вопросы  на  тему  мексиканцев,  или   судя  о  них  как  о  гражданах  США.Тейанос,-здесь имеет  отношение  к  жителям  Техаса,основным  языком  которых  является  испанский,а  «техасцы»  имеет  отношение  к  колониальным   новичкам,большей  частью   из  США,которые  начали  прибывать   в  1821,и  захватили  в  Техасе  политическое  управление  в  1836.
Малоподвижное  население  севера  Мексики,состоящее  из  индейцев   имеющих  другую  историческую  подоплёку(большинство     значительно  испанизированных  к  рассматриваемым  1830  годам),испано-американцев ,немного  африканцев,и  в  основном  людей  смешанного  индейского,африканского,и   европейского  происхождения. Иногда  я  упоминаю  особенные  подгруппы   этого  населения,связывая  их  этнически.Всё  же  в  основном,я   упоминаю   тех,кто  признавал  верховенство  мексиканской  нецерковной  власти  и  религиозных      представителей,как  мексиканцев,северо мексиканцев,или  северян, или  как  жителей  конкретных  провинций.
  Трудней  всего  разобраться  с  обозначениями  аборигенных  обществ.
Многие  аборигенные  народы  известны  под  наименованиями  данными  им  другими  людьми,часто  враждебными.Апачи,навахо,и  команчи,этому  примеры.Кроме  того,в  начале  девятнадцатого  столетия,люди   обозначали  команчей ,больше  всего    вероятно  отождествляя  их  с  малыми  общественными  устройствами ,например  общиной   или  подгруппой (племенем),  чем  с  их  лингвистической  общностью.Я  пользуюсь,когда  это  возможно,более   определёнными терминами.Чаще  всего  я   обозначаю  подгруппу,о  которой  на  этот  период  времени  мы  знаем  больше  всего,     как   «хоис »,или  пенатека.В  отношение   обозначения  команчей  я  следую  за  Томасом   Каванагом  и  его «Политической   истории   команчей» (Thomas  W.Kavanagh “Political  History  Comanche”).
Между  тем, я  пытаюсь  по  возможности  быть  точным  при  обозначении   индейских  народов,поскольку  большая  часть  этого  повествования  касается  индейских  набегов  на  мексиканские  поселения.Мексиканские  источники,описывающие  эту  деятельность,никогда  почти    точно  не  идентифицируют  этих  налётчиков.Нападавшие   обозначаются   как   «команчес», «навахос»,или «апачес» , или  в  одинаковой  степени  как «индиан», «враг»,»дикарь»,или «варвар».В  большинстве  случаев  значит,невозможно   обозначить  те  группы  людей, совершавших  грабительские  действия, в  терминах,которые  они  сами  к  себе  со  значением  применяли.
Я  утешаю  сам  себя  убеждением,что  об  этих  всех  актёрах,их  действия  рассказывают  больше  об  их  тождестве, чем  их  обозначения.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 20:21:30)

0

40

ВВЕДЕНИЕ.МАЛЕНЬКАЯ  ДВЕРЬ.
Американо-мексиканская  война  завершилась  рукопожатием  30-го  мая,1848-го,когда  представители  двух  республик  обменялись  ратификациями  Договора  Гуадалупе  Идальго.Договор  по  буквам  изложил  условия   отвода  войск  США.Армию ,новую  границу,  деньги,  должна  была  получить  Мексика   за  сдачу  территории, и  также  обещания  защищать  права  тех  мексиканцев,которые  оставались  выше  новой  границы. По-началу, читаемый  мною  договор, казался  мне  честным,пока  я  не  дошёл  до  пункта  11.Эта  статья  объясняла,что    земли  переданные  Соеденённым  Штатам,посредством  договора ,были  заняты  дикими  племенами, и  если  их   вторжения  в  пределы  территории  Мексики,  будут  наносить  ущерб  в   высокой  степени,то    согласно  единогласно принятому  решению   ,они  должны  насильственным  путём  удерживаться  правительством  Соеденённых  Штатов.
Кроме  этого,  авторы  договора  обязывали  правительство  США  выручать  любых  мексиканцев,признанных  пленниками  этих  племён, и  что  более  удивительно, навязывалась  определённая  точка  зрения, что  все  попытки  выкупа  или  удерживания   мексиканцев,    возможно  захваченных  индейцами,населяющих  территорию  любой  из  двух  республик, со       стороны  граждан  США,считать  незаконными.Позже  я  узнал,что   посол  Мексики  в  Соеденённых  Штатах  без  устали  прилагал  все  свои   силы, чтобы   увидеть  в  действии  эту  статью,называя  её «единственным   благом  договора»,которое  могло  бы  компенсировать  обширные  убытки  Мексики  в  войне.
Всё  это  зажгло  во  мне  любопытство  и  интерес. Как  и   у  любого   любопытствующего ,как     насчёт   обоих   пограничных  государств,так  и  насчёт  их  аборигенных  народов.Я   тут  же  захотел  узнать  побольше  об  интернациональной    взволнованности  об  индейцах.Между  тем,  постичь  смысл  пункта  11,оказалось  трудней  чем  я  ожидал.Прошлые  поколения  историков  проделали  большой  объём  работы, чтобы   раскрыть  роль  индейцев  в  межнациональных  конфликтах  на  востоке  Северной  Америки.Иногда  аборигенные  люди  оказывали  прямое  влияние  на  эти  конфликты,предоставляя  военную  помощь   конкретной  европейской  стороне.Однако  одними  из   принципиально  новых  достоинств  последней  работы  по  этому  вопросу   были  утверждения  того, что  индейские  образцы  правления  могли  быть   подобны  тому,как  зачастую ,   направленность  имперских  замыслов  и  колониальной  действительности,неявно   придерживались  намеченного  курса,изолированно  друг  от  друга, владея  собственной,сложной  и  изменяющейся  последовательностью. Однако,на  протяжении  восемнадцатого  столетия,геополитическая  значимость  независимых  североамериканских  индейцев  ,по  общему  мнению, была  отодвинута  далеко  на  задний  план, достигнув максимального  своего  возвышения  в  годы  Семилетней  войны,и  почти  вовсе  исчезла  после  войны  1812  года.Следовательно,историки  и  исследователи в  Соеденённых  Штатах,писавшие  о  расширении  на  запад,Манифесте  Дестини,и  американо-мексиканской  войне,проигнорировали  индейские  набеги  в  северной  Мексике,и   почти   никогда  и  ничего  не  обсуждали  об  аборигенных  народах,  которыми   настолько   были  озабочены  архитекторы  статьи  11.Индейцы  более  обозримые  в  мексиканской  истории,а  не  в  истории  США,являлись  там  демографической   неотвратимостью.  Аборигенные  крестьяне например,  в  литературе  по  началу  девятнадцатого  столетия,приобретали  всё   возрастающую  значимость.Однако  десятки  тысяч  независимых  индейцев,которые  контролировали  северный  приграничный  регион, очень  нечасто  освещались  в  книгах  об  этом  начальном  периоде  национальной  истории  Мексики,или  в  исследовательских  работах   мексиканских  учёных  о  войне  с  Соеденёнными  Штатами.
Конечно  учёные,  которые  специализировались   именно  по  этому  региону,   могли очень  много     рассказать  о   независимых  индейцах  и  их  конфликтах   с  северными  мексиканцами.  Насилие  между  аборигенами  с  одной  стороны и  колонизаторами  с  другой,имело  очень   продолжительную  историю,и  являлось  основной  темой    в  литературе  по  испанскому  приграничью.Однако  три   «белых  пятна» в  этой  деятельности,  а  именно,-  местоположение, временные  рамки,и  логически  вытекающие  из  этого  отношения,всё  ещё  оставляют  меня  в  озадаченности  о  том,какие   могли   иметь  касательства  отношения  между  индейцами  и  северными   мексиканцами,к  отношениям  между  Мехико  и  Вашингтоном. С  самого  начала   исследователи  приграничья   стремятся    отодвинуть  историю  современной  границы  на  задний  план.Однако  теперь  это  всё-же  меняется,и  современные  исследователи  в  США  обычно     сейчас  фокусируются  на   Юго-западе,тогда  как  учёные  в  Мексике  совершают  то  же  самое  по  отношению  к  провинциям  южнее  Рио  Гранде,несмотря  на  то,что  границы  как  таковой,  перед  1848  годом  вовсе  не  существовало.Этот  подход  был  завуалирован  в   рассмотрении  важных  исторических  проблем,включая  те  из  них,  которые  имели  прямое  отношение  к  архитекторам  статьи  11.Во-вторых, минуло  всё  же  поколение  с  тех  пор  как  Дэвид  Вебер    первым  предложил  исследование  о  мексиканском  приграничье,позднее  становившемся  американским  юго-западом, спровоцировав  тем  самым  возросшее  внимание  учёных  к  эпохе  мексиканского  правления(1821-46  годы). Относительно  немного  авторов  сконцентрировались  на  этом  периоде,остальные  же  вели  значительно     более  длительные  хронологические  исследования.В  итоге, помимо    специалистов   по  региону, которые  были   восприимчивыми  к  происходившему   вокруг ,внешние  факторы  формирующие  образ  жизни  региональных  обществ,оказались  менее  склонными,чтобы   спрашивать       разрешения  на   воздействие  и  участие  в  происходящем   повсеместно  вокруг.     Провинции  явно  игнорировались  в  большинстве  работ  по  приграничью  и  аборигенным  народам, и  несмотря    на  нападки  выдающихся    исследователей  американских  внешних  отношений,не  желающих  в  более  серьёзном  ключе  рассматривать  индейцев  и  приграничье,несколько  специалистов  по  международной  истории  поступают  именно  так.Таким  образом,за  исключением   Техасского  восстания,события  происходившие  на  севере  Мексики  до  1846  года,очень  редко  были  проанализированы  с  точки  зрения  как   национального,  не  говоря  уже  о  международном  значении.

Отредактировано Коакуче (22.08.2012 07:44:54)

0

41

Несмотря  на  то, что  многие  авторы  хорошо  были  осведомлены  о  Договоре  Гуадалупе  Идальго,много  вещей  произошло  на  севере  Мексики  в  течение  этих  лет,имевших  прямые  как  национальные,так  и  международные  последствия.Когда  я  начал  свой  путь  по  источникам  из  провинций  Тамаулипас,Коауила,Нуэво  Леон, Дуранго,Техас,и  из  Новой  Мексики, а  также  из  городов  Мехико  и  Вашингтон,то  начал  понимать,что  статья  11,является  лишь  маленькой  дверью  в  большое  повествование,однажды  лишь  частично  представленное  антропологами  и  историками  приграничья,и   совершенно  позабытое  на  фоне  более  обширных  национальных  и  международных   исследований   этого  летоисчисления.
В  сокращённом  виде,рассказ   выглядел  примерно  вот  так  бы.   В  начале  1830-х,по  ряду  причин,команчи,кайова,апачи, навахо,  и  другие  нарушают  имеющие  недостатки,  но  вполне  выполнимые  соглашения,которые  они  поддерживали  с  северными  мексиканцами  с  конца  восемнадцатого  столетия.Мужчины  из  этих  индейских  обществ  начали  атаковать  мексиканские  ранчо  и  поселения,захватывая людей  обнаруженных  там,  и  забирая  и  уничтожая  принадлежащих  мексиканцам  животных и  другую собственность.Когда   мексиканцы  могли, то   отвечали  тем  же  самым  их  индейским  противникам.Конфликты   всё  более   и  более  усиливались  на  протяжении  1830-х  и  1840-х,пока   приблизительно  треть  Мексики  не  была  превращена  в  обширный  театр  ненависти, террора,   ослабляя  в   одинаковой  степени  как  независимых  индейцев, так  и  мексиканцев.В  канун  вторжения  из  США,эти   разноообразные  конфликты   захватили  полностью  или  частично  территорию  десяти  провинций.Они   затребовали  тысячи  мексиканских  и  индейских  жизней,остановили  демографический  рост,  и  обезлюдели  большую  часть  сельской  местности.  Последствия  были  очень  болезненными.
Я  доказываю, что  кровавое   межэтническое насилие, имело  давнюю  историю  и  продолжалось  беспрерывно    по  всей  территории  США.   Мексиканская  война  повлияла  на  течение  и  результат  этой  борьбы  и,   достигнув  своего  апогея ,   помогла  привести  к  долговременным  последствиям  для  большинства  из  населяющих  континент  народов.
Вдумчивые  северные  мексиканцы,существующие  в  необеспеченности  и  незащищённости  в  1830-х  и  1840-х  годах,осознавали  необходимость  своего   сплочения   в  их  многочисленных  схватках  с  группами  независимых  индейцев, невзирая  на  то, что  фактически  борьба  разделилась  на  тысячи  столкновений  по  всему  северу. Я  следую  за  воспоминаниями  тех  наблюдателей,которые   обобщённо  указывали  на  эти  конфликты,как  на  боевые  действия.Они  имели  другое  название  для  этого:  индейская  война,война  дикарей,варварская  война.Я  назвал  это,-Война  Тысячи  Пустынь.
Это  название  исходит  из  того, что  мексиканцы  осознавали  тревожность,и  в  любом  случае  неизбежные  последствия  беспрерывных  индейских  набегов, а  именно ,-  образование  искусственно  созданных  необитаемых  пустынных  местностей,где  когда-то  процветали  поселения  мексиканцев. В  связи  с  этими  обстоятельствами,такое    название  не  указывает  на  засушливость,а  говорит  о  тишине,пустоте, бесплодности,  запустении,отсутствии  промышленности, и  отсутствии  преобладания  рода  человеческого  над  природой.
Выдающийся  автор  из  Чиуауа,например   высказался,что  налётчики  уничтожили  асиенды,храмы,города,все  достижения  и  предметы   гордости  многих  поколений,лишь  для  того, чтобы  воссоздать  пустыню,    взгляд  апачей  на  которую  выражает   восторг. Подобным же  образом,военный  министр  Мексики,ссылался  на  когда-то  процветавшие  и  богатые  области,уничтоженные  и  обезлюженные,в  результате  набегов  апачей  мескалеро  и  команчей,как  на  «необозримые  пустыни».   
Северные  мексиканцы  редко  когда  описывали  эти  пустыни  в  письменной  форме,может  оттого , что    они  впадали  в  печаль,когда  начинали   переживать  давно  знакомую  унылость.Однако  иногда  иностранцы  проходили  по  этим  заброшенным  местам  и набравшись  впечатлений,описывали  их   в  каждой  детали.Осенью  1846-го,когда  американо-мексиканская  война  свирепствовала  ещё  где-то  северней,молодой   британец  по  имени  Джордж  Рукстон, пустился  в  путешествие  по  той  части  страны,которая  была  опустошена  команчами,при  этом  мало  ему  знакомая,и  которая  в  основном  обозначалась  как,-           “Los  desiertos  de  la  frontera”.Рукстон  и  его  компаньон  проехали  тридцать  шесть  миль  от  города    Мапими  до   униженных  и   безмолвных  поселений  Харал  Гранде  и  Харал  Чигуито.Прибыв  в  Харал  Гранде,они  бродили   между «безупречно  выструганных   деревянных  крестов,многие  из  которых  были  свалены  или  изуродованы  индейцами».Они  нашли  цветы,  всё  ещё  благоухающие  в  садах,стремящихся  в  небо  из-под  ковра  сорняков  и  вьющихся  стеблей  дынь. Небольшие  жилища  в  большей  части  поселения , превратились  в  руины,однако  всё  же  несколько  из  них  оставались  невредимыми.Перед  одним  из  домов  они «спугнули  с  его  порога   кролика  и   видели  несколько  других  промчавшихся  по  его  земляному  полу.Стены  разрушенных  домов  были  покрыты  вьющимися  растениями,которые  свисали  прямо  с  разрушенных  крыш  над  перекрытиями».  Проходя  через  другой  бесхозный  дом,Рукстон  обнаружил  нечто,что   заставило  его  остановиться,- сохранившее  ещё  тепло  кострище,немного   стрел,  и    приспособленных  для  питья   бутылочных  тыкв,  а  также  брошенный  человеческий  скальп,свидетельствующий  о  том, что  налётчики  посетили  вновь     это  место,причём  совсем  недавно.Можно  лишь  представить  себе,  в  чём  Рукстон    раскаивался   в  этот  момент,так  и  не  уплатив  своему  компаньону,из-за  того,что  не  было  ни  одной  монеты  в  его  карманах,и  что  даже         сверхсамоуверенный  для  человека  молодой  англичанин  мог  бы  услышать  биение  своего  сердца,отдающее  ему  прямо  в  уши.  Тем  не  менее,взволнованная  пара    продолжила  свой  путь  в  Харал  Чигуито   и  обнаружила  скромное  поселение  полностью  сожжёное  индейцами,за  исключением  одного  лишь  дома,»всё  ещё  стоявшего,с   сорванной  ими крышей,и  с  верха     стен  они  расстреляли  стрелами  всех  его  обитателей».Рукстон  лицезрел   собачий  скелет  и  в  беспорядке  валявшиеся  человеческие  кости. «Унылое  безмолвие  повисло  над   всем  этим  местом,не  нарушаемое   ни  единым  звуком,исключая  лишь    кваканье  лягушки-быка   в  весеннем  хороводе,когда  мы  распологались  там  лагерем  в  течение  нескольких  часов».Дома  в  Харал  Гранде  и  Харал  Чигуито  являлись  не  единственными  домами  на  севере  Мексики,  которые    потеряли  свои  голоса,и  мрачная  тишина  сменила  звуки,издаваемые  петухами,мулами,а  также  лай  собак,и   перекличку  работающих  женщин  и  мужчин, трескотню  детей,и   водворяющую  тишину  речь  родителей  перед   тем  как  ложиться  спать.С  распространением  Войны  Тысячи  Пустынь,мексиканцы ,  от  края  до  края  севера,из  Тамаулипаса  на  востоке, до    Соноры  на  западе,и  от  Новой  Мексики  на  севере  и  до  Сан  Луис  Потоси на  юге,   бежали  со  своих  ферм,ранчо,асиенд  и  небольших    городков,  в  южном  направлении, чтобы  получить  там  относительную  безопасность  в  больших  поселениях  и  городах.Эти  беженцы  оставили  за   собой  безжизненные   пространства .Для  Рукстона,человека   охотно  рискующего   собственной  жизнью   ради  щекотания  нервов  и  ради  того,чтобы  мельком  увидеть   чью-нибудь  беду,эти  пустыни  вызывали   любопытство,являлись питательной  средой  для  его  будущих  мемуаров,и   для  его  обширного  «эго».Однако   разрушенные  общества  северной  Мексики  имели  более  запутанные  и  более  важные  значения  для  мексиканцев,американцев,и  независимых  аборигенных  народов,  упоминаемых  в  этой  книге.

Отредактировано Коакуче (15.03.2012 08:43:05)

0

42

Сообща,эти  значения   сформировывают  это  повествование  и  его  суть,связанную  с  политикой.Для  мексиканцев,Война  Тысячи  Пустынь  являлась  борьбой  не  на  жизнь,а  на  смерть,против  индейского  противника,и  вместе  с  тем,политическим  противостоянием  между  самими  мексиканцами,  на  фоне  споров  о  том, как  лучше  всего  устоять  перед  “los  indios  barbaros”.С  расширением  безжизненных  пространств  повсюду  на  севере,осаждённые  жители  начали  задавать  главные  вопросы: Кто  является  мексиканцем?Какие  из  выживших  мексиканцев  имеют  моральные  обязательства  перед  локальными   и  общенациональными  органами  власти,и  какие  из  этих  органов  власти  имеют  моральные  обязательства  перед  ними?Какие  мексиканцы  имеют  моральные  обязательства   друг  перед  другом?
На  протяжении  всех  1830-х  и  1840-х,эти  вопросы  оставались  открытыми, и  резкие  разногласия,а  даже  и  вооружённые   восстания, потерпели  неудачу  в  том, чтобы  ответить  на  них.Насилие  разъело  и  без  того  хрупкие  связи,  которые  привязывали  мексиканцев  друг  к  другу  на  локальных, провинциальных,региональных,и  общенациональных  уровнях, и  к  1846  году,северяне  оказались  разделёнными, опустошёнными  морально,и  озлобленными  против   других,что   было  очень  непохоже   на  обычные   разновидности  вторжения.Политиканы  из  Соеденённых  Штатов  проявили  острый  интерес  к  проблемам  Мексики  с  независимыми  индейцами,и  подобно  их   оппонентам   мексиканцам,использовали  термин  «пустыня»  в  описании  большей  части  территории  северной  Мексики.Однако  в  американских  устах,этот  термин   становился  скорее  подобно  обвинительному  заключению,а  не    горьким  стенанием. Когда   американцы  взирали  на  места  подобные  Хара  Гранде  и  Харал  Чигуито,то  видели  извращённость  и  благоприятную  возможность.Извращённость,поскольку  мексиканские  поселенцы  казались    характерно  склонившими  спины  и   изогнувшими  зад  дугой  перед  индейцами; а  благоприятную  возможность,поскольку   типично  для  себя,американцы  полагали,что  они  могли  бы  действовать  успешнее.Во  все  последние  1830-е  и  в  начале  1840-х, авторы  передовиц ,  дипломаты,члены  конгресса,и  властные  представители  администрации, в   официальном  порядке  требовали  от  мексиканцев  признать  их  неспособность  по  управлению  индейцами,ради  того,чтобы    очернить  претензии  мексиканцев  на  свои  северные  территории,вначале   в  отношение  Техаса,а  позже  и  в  отношение  всего  мексиканского  севера.Эти  зловещие  установки   достигли  своего  логического  завершения  в  1846  и  1847  годах,когда  Соеденённые  Штаты   вторглись  в  Мексику  и  использовали  напряжённость  в  отношениях  и   трагическую  ситуацию,существующую  из-за   беспрерывной  войны  с  команчами,кайова,апачами,и  навахо,для  того, чтобы  завладеть  севером  и    разъединить  мексиканский  остов  государственности,     якобы  действуя  ради  избавления.Вначале  американцы  не  собирались  завоёвывать  Мексику,однако   разгром  пустыни  дикими  индейцами  и   пренебрежение  мексиканцев  собственным  севером,исправило  это  намерение.
Также  мексиканцы  и  американцы   обладали  и  множеством  общих  черт.  И  та,и    другая  сторона,прилагали   усилия  по  поиску  информации  о  кризисной  ситуации   на  севере  Мексики,  обе  стороны    ангажировали  в  публичных  диалогах   собственную  значимость,и  обе  они  приводили  доводы  в  пользу  того,что  их  соответствующие   общенациональные  сообщества  должны  меняться  под  воздействием  различных  факторов.  Такие  политические  процессы   находили  себе  выход    разными   путями  и    очень   непохоже  завершились,однако  все  они  начинались  в  ответ  на  действия  независимых  индейцев.В  этом  отношении,казалось  что  обе  республики  повернули  вспять  ход  истории.Благодаря  поколению  добросовестных  исследователей,мы  сейчас  много  знаем   о  непростом  для  понимания   усиленном  сопротивлении  аборигенных  народов,с  преодолением  и  нивелированием    пользы   от  деятельности  европейцев  и  их  потомков.Эта  книга   в  настоящий  момент   восстанавливает  картины  прошлого,исследуя   потуги  мексиканцев  и  американцев,в противодействии   с  преодолением,и   подчас  с  извлечением  выгоды  от  активной  деятельности  индейцев.   Так  что, приведение  сторон  в  движение,подводило  смысл  под  статью  11,и  иногда   возникает  необходимость  в  вопросе,-   почему  и    каким  образом,независимые  индейцы  северной  Мексики    совершали  то,что  они  совершали?  Ответы  на  эти  вопросы,есть  также  часть   политической  истории,несмотря  на  то, что   мексиканцы  и  американцы  того   периода,почти  никогда  не    считали  индейцев  равной  составляющей  политической  жизни.Мексиканцы  в  разнообразных  вариантах    представляли  “los  savages”(дикарей),как   дезорганизованных,психически  больных  животных,с   отрицанием  политики,  в  дополнение  к  тяге  к грабежам  и  предательским  убийствам,или  как    дезорганизованных,но  своенравных  детей,нуждающихся  в  отеческой   поддержке. Американцы , тоже придерживались   главным  образом  пренебрежительных  взглядов  в  отношение  индейцев,однако  по  сравнению  с  цивилизованными  индейцами  ,когда-то  просто  выдворенных  с   востока Северной  Америки,эксперты  из  США   придерживались  к  команчам,апачам,и  другим  на  крайнем  севере  Мексики,особого    неуважительного  мнения.Это  правда,что  в  то  время  большинству  аборигенных  обществ  Северной  Америки  не  хватало  официальных,оказывающих  публичное  давление  политических  структур,которые    были  бы сходны  с  европейскими  методами  в  политике. Как  бы  то  ни  было,но  это  означает   то,что  индейцы  и  европейцы  имели  различные  политические  традиции,и    политические  события    были   важны  не  меньше  европейской  общественной  жизни   для  исконных  американцев.    Современные  авторы  значительно  больше  уделяют  внимания  культурным,и  особенно  экономическим  аспектам  аборигенной  деятельности,чем  тем  политическим  механизмам,которые  могли  бы  принести  им  пользу.

0

43

И   всё  же,  однажды  решительно  выбранный  определённый  политический  курс, нужно  рассматривать   не   в качестве  образца  для  конкретных  учреждений,  или  механизма  способствующего  выбору  видов  деятельности, а  скорее  как  процесс , когда-то  налаженный   и    стремящийся  отвечать  целям  и  задачам  общества.Американцы,мексиканцы,и  независимые  индейцы,в  этом  повествовании,все  очень  дружно  пытаются  заниматься  как  раз  политическими  посягательствами.    Разбор  взаимодействия   таких  попыток    является  главной  задачей  этой  книги.  Моя  цель  состоит  не  в  том,чтобы    аргументировать     случайность  неожиданной  индейской  активности   в  Мексике  и  Соеденённых  Штатах,а   наглядно  доказать,что   мексиканская,американская,и   аборигенная  политики ,совместно  образовали,позабытый  теперь  порочный  круг, изменивший  очертания   территорий   Северной  Америки  , и  повлиявший  тем  самым  на  все   народы  их  населяющие.   Проблемой  является  то,что  историки  знают  намного  меньше  об  аборигенной  политике  в  1830-х  и  1840-х,чем  о    политических      манипуляциях  в  Мексике  и  Соеденённых  Штатах,чьи    авторы  передовиц,дипломаты, доверенные  лица,и  представители  администрации,  вещали   о   характере  и   значении  северного  кризиса  на  безопасность  Мексики.  Подавляющее  большинство   свидетельств   того  периода, оставленных  мексиканцами,американцами,и  техасцами,давали  небольшое  понимание  динамики   развития  аборигенных  политических  культур. Тем  не  менее,при  бережном  с  ними  обращении,эти  письменные  свидетельства   многое  помогут  раскрыть  из  того, что  творили  аборигенные  народы.Как  только   было  собрано  достаточно  подтверждений     их  деятельности,то  сразу  появилась  возможность   рассматривать  по-другому  более  знакомые  источники,и  пытаться  объяснить  их.Этот   метод  поступательного  движения  в  политике  через  действия  нуждается  в  крайнем  суживании  объектива,чтобы  дать  самое  оптимальное  разрешение   в  рассмотрении  источников  из  всех  областей  северной  Мексики, касающихся  большинства  их  аборигенных   противников.По  этой  самой  причине  я   ограничил  свой  анализ  аборигенной  политики    на исследовании  свободной  коалиции   равнинных  народов,-  кайова,кайова-апачей,и  главным  образом  команчей.
Мужчины  из  этих  обществ  совершали  набеги   пересекая  полностью  или  частично,восемь  мексиканских   штатов,становясь  в  1840-х, типичными  варварами  в  умах  мексиканских  и  американских  наблюдателей, в  равной  степени.Ещё  более  важным   в  исторической  перспективе  является  то, что  индейцы  Равнин  сгенерировали  чудовищную  величину   страха,  а  следовательно  и  огромное  количество  свидетельств  со  всей  северной  Мексики. Продолжительное  время  незамечаемые,  мексиканские  первоисточники  о  набегах  команчей  и  их  союзников,лишь  недавно  удостоились   настороженного  внимания    исследователей, в  основном  мексиканских ,которые  начали    выяснять  последствия  от  набегов    для  туземных  и  региональных  образований,в  мельчайших  подробностях.
Я     составил  единое  целое  и    расширил  это  исследование  в  попытке,чтобы   более  подробно  реконструировать  историю,которую  индейцы  Южных  Равнин  сами   творили  на  севере  Мексики  в  1830-х  и  1840-х  годах. Иногда  команчи  и  их  союзники   вовлекали   мексиканцев  в  колоссальные    генеральные  сражения.Но  в  основном  столкновения  были   непродолжительными  и   стремительными.  Однако  всё  это  вместе  сгенерировало  происхождение  тысяч  свидетельств,в  основном    переписок  между  представителями  власти  на    местах  и    госструктурами , искрящимся  языком     дающие  представления  о   военном  противостояния  с  налётчиками.Я  извлёк  данные  из  газет  северной  Мексики,а  также  из  архивных  материалов  и   работ  мексиканских  и  американских  учёных,для  того, чтобы    смонтировать  качественное     изображение    широкораспространённых  военных  действий.Кроме  того, кратко  и   понятно  изложенные  мексиканские  материалы    немного  говорят  о  том,почему  команчи  и  кайова  совершали    те  вещи,которые  они  совершали.   
Я    взялся  за  исследование  двойной  проблемы,включающей  мотивацию  и  политику    в  соеденении  с    количеством   или  объёмом  информации,поступавшей    из  северной  Мексики,а  с  другой  стороны   большое  количество  свидетельств, представленных с  севера  от  Рио  Гранде.Мексиканские  представители  на  протяжении  этого  периода,обычно   вспоминали  об   индейцах  Южных   Равнин,когда  те  находились  в  состоянии  войны,  а  маклеры,агенты,офицеры,представители  Техаса,дипломаты,и  дорожные  путешественники,встречавшиеся  с  ними  в  дни  мира, предоставляли     уникальную  информацию, дающую  понятие  о  внутреннем  устройстве  их  обществ.Я    также  полагался  на   повествования  неволи,на  несколько  замечательных  описаний  команчей,записанных  в  конце  1820-х,   на   несколько  бесценных  аборигенных  свидетельств, и  на  важный  этнографический  материал  собранный  среди команчей  и  кайова  в  последующие  годы.Эти  материалы  помогли  мне  понять  смысл   производящих  впечатление,имеющихся  в  наличии  сценариев  из  мексиканских  источников,      и    восстановить  значительное  количество      ценных  изображений,  то  есть  тот  тип  источников,которые  говорят  сами  за  себя.

0

44

Результатом  интенсивного  тренинга  стало  ясное  понимание  бесхитростной  драмы,распространившейся  от  края  до  края  границ  геополитических  территориальных  образований, а  также  и  интеллектуальных  границ,разделившей     американское,мексиканское,и  индейское  прошлое,вовлекшей     все  три  народа  в  середине  19-го  века ,    в   передел   континентальных   государственных  образований. Включив  в  себя  Техас,Соеденённые  Штаты   забрали     более  половины  территории  Мексики.Война  с  Мексикой  помогла   возрастанию  мирового  влияния  Соеденённых  Штатов,сделав  возможным   преобладающее  американское  присутствие  в  бассейне  Тихого  океана,и  благодаря  громадным  и  разнообразным  ресурсам  завоёванной  территории, она  посодействовала   не  подлежащему  отмене  процветанию  и  господству  Соеденённых  Штатов.Критики  этого  периода  должны  бы  добавить, что  война   развратила  нацию,республиканский  жизненный  принцип,и    разожгла  в  ней  неутолимый  голод  экономического   империализма.Размышляя  над  будущими  перспективами,один  современный   критик  Манифеста  Дестини  предсказал,что  мы  взираем  на  на  все  моря   занятые  нашими  флотами;  на  наши  гарнизоны   контролирующие  наиболее  важные  торговые  зоны;на  замечательное  состояние  нашей  армии  защищающей  наши  владения;на  наших  маклеров  ставших  самыми   богатыми ,на  наши  самые  красноречивые народные  трибуны(ораторы),    и  на наш   народ  самый   развращенный   и  свободный   в  мире. В  современности   определённые  решения    обуславливаются  каким-нибудь  политическим  убеждением, с  другой  стороны,   объективным  обстоятельством  является  то, что  американский  праздник  на  мексиканской  земле  в  1848  году  способствовал  возникновению  социального  и  политического   слома  Гражданской  Войны  через  тринадцать  лет. 
Несмотря  на  то,что   для  Мексики  последствия  её  войны  с  Соеденёнными  Штатами  были  не  менее  важными,более  проблематично  рассуждать  о  них.Война        способствовала     возникновению   болезненного  и    продолжительного  психологического  шока,когда  любая  новая  сетка  координат  свидетельствовала  об  огромном  провале  Мексиканского  национального  проэкта.В  итоге,травма  нанесённая  войной  помогла   продвижению  заново  сбалансированного    национализма   в  Мексике,зарядившего  энергией    понимание  коллективного  объеденения.Однако  в  непродолжительном  и  промежуточном  временном  отрезке,конфликт  только  способствовал  увеличению  проблем,которые   больше  десяти  лет  подпитывали   отсутствие  стабильности  и  последовательность  кризиса.И  в  независимости  от  того,какие   невероятные  блаженства  произошли  от  потери  мексиканского  тождества,  это  является  лишь  жалким  утешением   для  неоспоримого  преимущества  того,что  граждане  в  итоге , выдавливались  с  отдалённых  северных  районов,так  и  не  ставших  американским  Юго-западом. Теперь  уже   едва  ли  не  недопустимо  размышлять  о  том,на  что  сейчас  была  бы  похожа  Мексика,если  бы  не  потеряла  половину   своей  территории,так  как  подобное  упражнение   очень  быстро    выдвинет  слишком  много  непосредственных  суждений  о  типе  данного  человека. Тем  не  менее,   крайнее  переплетение  исторических  перспектив, непреложно   показывает  то,что  Мексика   становилась  совсем  другой,с  ежегодно  подтверждающей  статистикой  того,что  большие  массы  мексиканцев,  без  преувелечения,   доводят  себя  до  гибельного  состояния,  лишь   только  бы  добраться  до того   места ,которое   когда-то  являлось  их   вотчиной.   
Аборигенные  народы, проживавшие  на  территориях,за  которые   воевали  Соеденённые  Штаты  и  Мексика,впоследствии ,по   завершению  этой  войны,существенно  изменили  свой  образ  жизни.Команчи, навахо, апачи,и  другие,  владевшие  миллионами  акрами  земли  до  американского  вторжения,через  несколько  десятилетий  последовавших  за  Договором  Гуадалупе  Идальго,были  лишены  средств  к  существованию,разграничились  на  общества  в  охраняемых  резервациях. Своими  же  набегами,1830-х  и  1840-х  годов,индейцы     вызвали  духов, поспособствовавших  в  этом  преобразовании.Сокрушив  экономику  северной  Мексики,обезлюдив  её  сельскую  местность,и  нанеся   огромные  повреждения   фундаменту  мексиканской  государственно-политической  системы,они  предоставили   американцам  больше  поводов  для  того,чтобы  презирать  мексиканцев  и   пренебрегать  их   притязаниями  в  Северной  Америке,тем  самым   облегчая  завование  и  оккупацию  севера  Мексики  в  1846-47  годах, а  также   создавая  прекрасный  повод  для  того,чтобы  придать  их  территориальным  амбициям    цивилизованную  форму.Аборигенные  народы   были     необходимы  для  преобразования  континента.
Это   рассказ  разделённых  мнений .Это  американская  история,мексиканская  история,и  индейская  история.Для  того,чтобы  усилить  акцент  в  этой  точке,и     вывести  на  авансцену    неведомое,я  начну  с  поверхностного  рассмотрения  честолюбивых  замыслов  и  стремлений   господствующих  кругов,   а  также  жителей  государств  из  разных  социальных  слоёв ,   питающих  надежды  в  исполнении  многообещающих  планов.

0

45

ПРОЛОГ.НЕПРИНУЖДЁННЫЕ  СЮЖЕТЫ.
Аарон  Барр  помог  разжиганию  стойкого  интереса  Эндрю    Джэксона  к  вину  и  Техасу.В  1805  году,через  год  после  убийства   Александра  Хамилтона  в  их   печально  известной  дуэли  и  ровно  через  месяц  после  того  как   он   завершил     срок   своей службы  на  посту  вице-президента в  канцелярии  Томаса  Джефферсона , Барр  выехал  в  Нэшвилл,в  Теннеси,в  поисках    соучастия   для  тайного  сговора   по  отторжению  Флориды  и  Техаса  у  Испании.Житель  Запада  любил   Барра.Он  обладал  защищающим  статусом  Теннесийского  государственника, до  такой  степени  предположительно  продвинутый   , до  которой  Хамилтон  возвысил  восточных  аристократов  над  западными  фермерами . Смазанные  кровью  руки  Барра   закрыли  ему  вход  в  светское  общество  Нэшвилла.   Он снял  угол  у       Джэксона и  его  возлюбленной  жены  Рафаэл,и  растопырил  озорные   усики  в  поисках   людей,сырья,и  денег,для   своих грандиозных,но  вместе  с  тем  меняющихся  планов   в  отношение  испанцев.Эндрю     Джэксон  знал  Барра  из  Вашингтона  и    был  ознакомлен  с  цивилизованным  шармом   прекрасного  вина   на одной  из  вечеринок  Барра.Он   был  рад  такому  бесценному  и  утончённому  гостю,и  становился  сообщником  планов  Барра,взвалив   на  себя  обязанности  по  вербовке  и  обеспечении  продовольствием.
Однако  он  дистанцировался  от  тайного  сговора,вскоре  после  того,как  прокатились  слухи,что  прежний  вице-президент  собрался  захватить  Новый  Орлеан,а  также  испанские  территории. Тем  не  менее, Джэксон  так  и  не  смог  никогда  позабыть  вкус  его  прекрасного  вина.В  последующие  годы,его   дворец  в  Теннеси,-Эрмитаж,-становился  известен  как   средоточие  вина  на  западе ,  и  после  выбора  его  президентом  в  1828  году,Джэксон  обустроил  винную  комнату  в  подвале  под  государственной  столовой  в  Белом   доме.   Он  также  никогда  не  терял  свой  интерес  и  к  Техасу,и   нечто  удивительным  являлось  то,что  он   своей  рукой  разливал  вино,когда  13-го  августа  1829  года,вызвал  к  себе  в  канцелярию  госсекретаря  Мартина  Ван  Бюрена  и  Энтони  Батлера,чтобы  те   оказали  ему  содействие    в  деле  приобретения  Техаса  у  Мексики.В  предшествующие  годы  Джэксон  являлся    опекуном  Батлеру  и  его   родным  братьям  и  сёстрам,после  того,как  умер  их  отец.Теперь  же,выросший  подопечный,разделил  со  своим  покровителем  страсть  к  обладанию  западной  территории  и  закрепился  в  неуважении  в  отношении  испанцев ,которые  долгое  время  являлись  препятствием  для  американских  граждан  в  её   приобретении.В   то  время,лишь  несколько  человек   знали  что-либо  в  отношение  Техаса,и  Батлер  на  этом  совещании   представил  своё  грамотное  мнение.Трио   приступило  к  работе,говоря  на  тему,что  они  хотят  приобрести  у  Мексики,почему  они  возжелали  этого,и  как  этого  достичь.Или  правильнее,как  это   примкнуть   при  помощи  военной  силы.
Более   двадцати  Флорид:  Соблазн  Техаса.
Как  и  многие  другие  люди  с  запада,Джэксон  придерживался  мнения,что  Соеденённые  Штаты   с   давних  пор  претендуют  на  Техас.В  1685  году,французский     исследователь     Рене-Роберт  Кавальер    Сир  де  Ла  Салль ,потерпел    кораблекрушение  у   побережья  Техаса  и   покинул   несколько  ветхих  построек ,  чтобы  не  быть  съеденным      оголодавшими  людьми. Тревога,вызванная  присутствием  Ла  Салля,подтолкнуло  Испанию  к  тому, чтобы  в  конце  17-го  и  в  начале  18-го  столетий,  основать  миссии  и  поселения  в  Техасе , и   к  моменту  когда  Джэксон   проводил  своё  совещание,некоторым  миссиям  и  поселения  было  более  ста  лет.Тем  не  менее,  как  и  Джефферсон  до  него,  Джэксон  настаивал,что  Ла  Салль  предоставил  верховенство для  Франции  в  её  притязаниях  на  Техас,и  что  теперь  США  приобрели  это   правопритязание   посредством  Луизиана  Пёрчейс(Louisiana  Purchase-Покупка)  .Испания  считала  подобный  аргумент  абсурдным,но  правительство  США  зацепилось  за  то, что   это  было  обусловлено  и  скреплено  подписью  в  договоре  Адамса-Ониса, в  1819  году.Джон   Квинси   Адамс  обсудил  соглашения   в  рамках  его  компетенции  как  госсекретаря  Джэймса  Монро,и  считал  этот  договор  триумфальным,так  как  он  закреплял   суверинетет Соеденённых  Штатов  на  Юго-востоке,  аннулировал  испанские  притязания  на   страну  Миссури , и  наконец    предоставлял  беспрекословный  доступ    к  Тихому  океану  по  суше.
Эндрью «Старый  Хикори»Джэксон   с  самого  начала  одобрял  этот  договор,и  неудивительно,так  как  он  сделал  больше  чем  кто-либо   другой,  для  того, чтобы   проложить   наземный   путь. Ещё  до  своего  фиаско  с  Барром,   Джэксон  мечтал  о  приобретении  для  Соеденённых  Штатов  всей  испанской  Флориды(разделённой  на   восточную  и  западную,  примерно  в  границах  современной   Флориды    и  береговой  линии   Алабамы,соответственно),и  навсегда  изгнать  «донов»  с  Юго-востока.
Во  время  войны  1812  года,Соеденённые  Штаты  фактически  уже    получили  контроль   над  западной  Флоридой,однако  Джэксону    было  запрещено  выдвигаться  с  восточной  границы,так  как  всё  больше  и  больше  семинолов,  свободных  чернокожих,и  беглых  рабов, сосредотачивались  там  после  завершения  войны.Джэксон  настойчиво  утверждал,что    это  опасное  объеденение  в  союз,может  быть  разрушено,если  только  территория  будет  принадлежать  Соеденённым  Штатам.Этот  аргумент  получил  силу  сцепления  с      торжественным  началом  первой    семинольской  войны   1817  года,когда  американская  милиция  уничтожила  индейский  город  севернее  флоридской  границы,а   семинолы  ответили  на  это  уничтожением    заполненной  до  отказа  американской  шлюпки  на  реке  Аппалачикола.Военный  министр  Джон  Калхун  выдвинул  Джэксона   в  командующие  военных  сил  США,и  тот  теперь  входил  в  определённую  область,для  последующего  захвата  Флориды.»Испанское  правительство,связанное  условиями  договора,будет   удерживать  своих  индейцев   от  войны  с  нами»,-   так  он  рассуждал.Он  сознавал   свою  неправомочность  в  этом  деле,и  следовательно   был  связан    юридическими  договорённостями  стран, приводящими  количественно   их  силы  к  общему  знаменателю. Войска  Джэксона   передвигались  по  Флориде,уничтожая  города  семинолов,захватывая  и   казня   Хиллис  Хаджо  и   других  выдающихся  лидеров  крик,а  затем  выдворяя  испанскую  администрацию  из  их  форта  в  Пенсакола.

Отредактировано Коакуче (22.08.2012 07:48:18)

0

46

Испания  была  возмущена,естественно,и  критики  из  Вашингтона  осудили  Джэксона  как  претендующего  на  титул  тирана.Герой  сам  себя  защищал  указывая  на     безжалостно  и  бессмысленно  убитых   пограничных  женщин  и  детей,чья  колыбель  была   запачкана  кровью  невинности.  Отминусовав  преувелечения ,Адамс  воспользовался  логикой  Джэксона, в  плане неиствования  индейцев  и   справедливым  требованием  самозащиты,чтобы  убедить  своего  аналога  с  другой  стороны  Ониса,подписать  трансконтинентальный  договор.
Таким  образом,  надёжно  защитив  Флориду , договор  Адамса-Ониса  успешно   выполнил  одну  из      главных  задач  Джэксона.Вскоре,тем  не  менее, «Старый  Хикори» объеденяется  с  Томасом  Хартом  Бентоном,Генри  Клэем,  и  другими,в  осуждении  Адамса  из-за  его   уступок  по  Техасу.Эти  критики  сетовали  на  потерю  региона,в  котором  одна  лишь   мера  площади  земли из  конца  в  конец   была  намного  важней  для  Соеденённых  Штатов  чем вся  территория   западнее  Скалистых  гор,и  являлась  идеальной   страной   для   производства  экспортных  продуктов, таких    например,как  сахар и  кофе, местностью  более  ценной  чем  двадцать  Флорид.  Из-за  возможности   лавирования,благодаря    расплывчатым  формулировкам   документа,американская  адвокаты  вновь  возвратились  к  Техасу,  применяя  жизнеутверждающие  и  довольно  расчётливые   концепции    вокруг   того,а   что  собственно  Техас  из  себя  представлял.Джэксоновский  Техас     предположительно  занимал  сегодняшний восточный   Техас ,часть  Миссисипского  водосборного  бассейна  и  экологически    расширенную  зону   американского  юго-востока. Таким  образом  президент  хотел  приобрести  территорию  распространяющуюся  далеко  на  юг  и  на  запад    в  виде  огромной   « Глуши».Река  Нуэсес  должна  была  стать  воображаемой  границей  между  США  и  Мексикой.Страсть  администрации  Джэксона  к    восточному  Техасу  была  мотивирована  кругом  людей  сцеплённых  взаимной   заботой  о  полностью  согласованном ,сбалансированном   национальном   проэкте.   Если  быть  более  откровенным,то  Джэксон  видел  самого  себя  как  борца  за  будущее  человечества.Он  верил, что  наипервейшей  обязанностью  федерального  правительства   должно   стать  расширение  возможностей  для  белых  американцев    в  деле  улучшения   состояния  их  образа  жизни,большей  частью  через  овладевание  и  разработку  земли.Получение  Техаса  должно  было   со  всей  очевидностью  достичь  этой  цели.   Также  Джэксон   желал  приобретения  Техаса  по  причинам  безопасности.Как  и  многие  другие  общественные  деятели,он  считал  Европу,а  особенно  Англию,угрозой  для  Соеденённых  Штатов,и  смотрел  на   мексиканский  Техас  как  на слабое  место,  из  которого   противник,возможно  даже  объеденившись  с  индейцами,сможет  угрожать  долине   Миссиссиппи.Кроме  этого,отсутствие  нормальной  границы  между  Мексикой  и  Соеденёнными  Штатами, обозначенной  любезным  Батлером  в  пустыне,  и  охватывающей  со  всех  сторон  Нуэсес,привело  бы   позже  обе  республики  к  недоразумениям.Согласно  этой  логике,Соеденённым   Штатам  был  необходим  Техас,чтобы  гарантировать  в  будущем  гармоничные   отношения  с  Мексикой.   
Третьим  разумным  обоснованием  для  Джэксона  в  деле  получении  Техаса  были  его  убеждения  насчёт  тех  кто  наносил  вред  и  чувствуя  себя  при  этом  хорошо,не  являлся  частью  республики.Большая  часть  приносящих  республике  зло  индейцев  не  принадлежала  ей,и    Джэксон  был  очень  заинтересован  в  том,  чтобы  десятки  тысяч  индейцев, смирно  проживающих  восточнее  Миссиссиппи ,пожелали  переместиться  куда-либо  в  те  области.Президент  самолично  вдохновил  предыдущие  исходы  индейцев,когда  он  и  его  люди  разгромили  Красные  Палки   крик   в  сражении  при  Хорсшу   Бэнд,в  1814  году,и  впоследствии  вынудил  крик  отдать   половину  своей  территории.Последующие  кампании  против  семинолов  и  принудительные  соглашения  с  аборигенными  племенами  на  востоке  Северной  Америки,  довели  до  сознания  индейских   масс,что  нужно  покинуть  навсегда  свои  дома.В  1820-х,множество  индейцев  шауни,дэлавэр,кикапу,крик,чероки,чоктав,и  чикасав  переместились  на  запад  от  Миссиссиппи.Некоторые  из  них  даже  иммигрировали  в  испанский,позднее  мексиканский  Техас.В  1825  году,добровольный  исход  шёл  полным  ходом,и  федеральное  правительство  образовало  Индейскую  территорию,где  беженцы  с  востока,как  предпологалось,должны  были  наслаждаться    навечным  убежищем  от  ненасытного  аппетита  американцев  к  земле.
В  несколько  первых  месяцев  своего  президентского  срока   Джэксон  понял, что  удаление  столкнётся  с   проблемами.Переселённые  семьи  оказались  втянуты  в  конфликты  с  западными  индейцами,с  осейджами  и  пауни  прерий,и  с  вичитами   южных  равнин.Джэксон имел  причины  для  того,чтобы  вмешаться,так  как  негатив  поступающий  с  Индейской  территории,мог  с  большой  долей  вероятности  разубедить  индейцев  в  переселении  на  запад. 
И  в  самом  деле,двуязычная  газета  “Cherokee  Phoenix”,чьи  авторы  передовиц  были  против  добровольного  исхода,начали  печатать  взволнованные  сообщения  о  нападениях  индейцев  равнин,словно  специально  для  того,чтобы  отбить  охоту    эмигрировать  у  большей  части  чероки.С   увенчавшимся  успехом  полным  удалением(Джэксон   разработал   для  Конгресса  в  декабре, -«Билль(законопроэкт)  об  Индейском  удалении),приобретение  Техаса  помогло  бы  разрешить  две  проблемы. Оно  могло  бы  включить  несколько  окраинных  областей,пригодных  для  аборигенных   эмигрантов.Но  более  важным  было  то, что  Соеденённые  Штаты   овладев   Техасом    смогли бы   более  эффективно   управлять    конфликтами   между  западными  и  иммигрирующими  индейцами.
По  мнению  Джэксона  Техасу  недоставало  неэтичных  людей,   очень  напористых  и  при  этом    с  уважением  относящихся  к  правам  окружающих  их  людей.В  1821  году,ровно   за  месяц  до  потери  своих  континентальных  владений  в  угоду  независимости  Латинской  Америки,а испанская  администрация  одобрила  прошение  Мойсеса  Остина  из   Миссури,в  том, чтобы  переселить  триста    североамериканских  семей  в  Техас.Представители  власти  в  только  что  получившей  независимость  Мексике,распространили  это    одобрение  на   его  сына,-Стивена  Остина, ставшего  преемником  своего  отца,после  его  смерти.Остин и  большинство  других  ранних  иммигрантов  ,   под  любым  незначительным  предлогом,  стремились  к  тому,чтобы  извлечь    для  себя  максимальную  выгоду ,  обращаясь   при  этом  католичество,  осваивая  испанский,и   избирая  мексиканское  гражданство.То,что  начиналось  как    стекание  каплями  или  струйками,превратилось  в  ливень  в    президентское  правление  Джэксона.и  легко  проследить  почему  это  происходило.На  протяжении  1820-х  можно  было  говорить,при  любом  предоставившемся  случае,который  ему  предложат  амбициозные  люди  из  Вашингтона что  мексиканский  Техас  был  более  Джэксоновский.     Находясь  как  бы  выше  всего  этого,  мексиканский  Техас  предлагал  дешёвую  землю. Коауила-Техасский  закон   от  1825  года  о  заселении(две  провинции  были,  объедененны  в  один  штат), закреплял   за  каждой  иммигрантской  семьёй  почти  по  4500  акров   пастбищ  и  по  177  акров  пашни  и  всё  это  при  символической  стоимости  услуг  и  без  любых   выплат   в  течение  четырёх  первых  лет.Кроме  этого,финансовая  паника  1819  года, разорила  семьи   по  всему  западу  Соеденённых  Штатов,и  Техас  представлял  из  себя     прибежище    для   устойчивого  роста  налогов,для  ненасытных  банкиров,и   тюремных    дебиторов.

0

47

Несомненно  Джэксон  знал  про  это.И  вскоре  после  занятия  президентской  канцелярии(возможно    перед  его  совещанием  с  Батлером  и  Ван  Бюреном),президент  быстро  и  небрежно  нацарапал   текст  своего  меморандума  ,который    концентрировал  внимание  на   «изменении    «неправильности»   очертаний  пограничных  рубежей     между  США  и  Мексикой,производящих  впечатление   на  ту  часть  наших  граждан,которые   прибились  к  этой  провинции».Тон  был  здесь  выдержан  в  инструктивном  порядке.Даже  в    сноске  он  себе  не  изменяя  утверждал,что  англоговорящие  в  Техасе   «равнялись   преданно,  скорее  на  американцев,чем  являлись  восторженными  эмигрантами  в  поисках    лучшей  жизненной  доли  под  чужим  флагом».В  доказательство  этого,через  месяц  после   встречи  с   Джэксоном,Остин  выразил   своё  мнение  в  том, что  для  Соеденённых  Штатов   может   стать  величайшим  несчастьем  то,если    они  в  ближайшее  время  не  предъявят  свои  права  на  Техас.Всё  равно,  мс тя  за  что-либо  или  нет,но  Джэксон   требовал  возвращения  Остина(под  юрисдикцию  США-прим.моё.)  и  других.  Таким  образом   президент  считал,что   отвоевав  Техас,он    до  предела  увеличит   благоприятность  перспектив  в  возможной  деятельности  белых  людей,делая  тем  самым  прививку  Соеденённым  Штатам  против   британских  злокозней  и  перед  лицом  будущих  конфликтов  с  Мексикой,продвигая  вместе  с  тем  свой  замысел  по  выдворению  индейцев  из  республики  и  возвращая  добропорядочных  американцев  из-под  томления   чужеродного  правления.Сохранялась  лишь  проблема  в  том,как  убедить  Мексику  продать  Техас.   
Я  вряд  ли  когда  пойму  испанцев: Секрет  Джэксона.     
Ван  Бюрен  и  Батлер  помогли  Джэксону   определиться  в  выборе  взаимодействующих  друг  с  другом   комплексов  мер,раскачивающих  маятник   непри тностей  для  Мексики,играющих  на  её  проблемах,и  являющихся  предметом  подкупа  для  её  лидеров. В  кулуарах,,озабоченно  волнуясь,американский   представитель  должен  был  бы  отметить  неотвратимость    мятежа  жителей  колонии  в  Техасе. Но   на  самом  деле,американские  поселенцы  уже  пытались   поднять  восстание  в  Техасе  в  конце  1826  года, которое  было  безрезультатным  и  вызвало  недовольство  колониальных  агентов(так  называемых   эмпресарио),приводящих  в  пример  реакцию  Эдвардса   Хайдена  на  запрет  по  выдаче  ему  дотаций,в  результате  чего  большая  часть  Техаса  была  переименована  в  республику  Фредония.Эдвардс   привлёк    известного  спекулянта    с  долью  черокской  крови  и     уверил  его,что  массы  недовольных  американцев  и  иммигрантов  чероки  « могут  качнуть   это  правительство  к   своему  очагу».Смелый  разговор,однако  в  действительности  случилось  так,что  ни  один  человек  не  получил  удовольствия  от  их  аргументации.Остин  осудил   план  Эдвардса   и  его  «противоестественный  и  убийственный  союз  с  индейцами»,и   в  начале  1827  года  все  подвижки  в  этом  деле  сошли  на  нет , и   вскоре  на  сцену действий  выхордят  мексиканские  силы .Фредония   казалась  безрассудной,даже  потешной  забавой,однако  сумела  всколыхнуть  американских  колониальных  жителей.Джэксон   мог  теперь    даже  поспорить,что  более  серьёзное  восстание,было  только  вопросом  времени. Сокращение     выплат  могло  бы  предохранить  Мексику  от      незавидной  участи, ведь   само  собой  разумеещимся  последствием  восстания  стало  бы  дальнейшее  осложнение   её  отношений  с   Соеденёнными  Штатами.Кроме  того,Джэксон  и  его  компаньоны  учитывали  то,что   в  данный  момент  Мексика   подвергалась  вредному  воздействию  испанских  сил,предназначенному  для   отвоевания  назад  прежних  колоний. По  прежнему  они  не  признавали   независимость  Мексики,сохраняя при  этом удивительную  выдержку,    испанское  руководство  высаживает  в  июле  около  трёх  с  половиной  тысяч  человек  возле  порта  Тампико,и  если  бы  не  неординарность  происходящего,то  последние  могли  бы  быть  встречены  как  избавители.На  момент  Джэксоновского  совещания  по  Техасу,итог  их  кампании  был  ещё  неизвестен.Так, оригинально   истолковав  свои  задачи  находясь  под  влиянием  доктрины  Монро,Джэксон  сделал  выводы  насчёт  того,что  эта  угроза  должна  подтолкнуть  Мексику  к  тому,чтобы   приветствовать   скорое   вливание  долларовых  масс,вырученных  от  продажи  Техаса.
Наконец,если  предстоящий  мятеж  или  крайне  бедственное  положение  её  подданых  не  смотивирует  продажу,то    этому   поспособствует  личное  вознаграждение.Джэксон   направляет свои   помыслы  в  те  отдалённые  дни,когда  он  имел  дело  с  испанцами  во  Флориде. « Навряд  ли  я  знал  когда-либо  испанца,который  не  являлся  бы  рабом  собственной  алчности,»- позже  писал  он  Батлеру,-«и  совсем  немаловероятно,что  подобную   слабость  в  этом  случае,   можно  использовать    для  полезного  взаимодействия».Однако  президент  и  его  сторонники    должны  были  позже  выразить  своё  потрясение  претензиями   в  адрес  неподобающего  управления,а  Батлер  разумно  использовал   это  замечание,как  инструкцию  в  деле  подкупа  мексиканских  представителей  власти, и   воодушевлённо  накарябал  на  обратной  стороне  письма,-«Генерал  Джэксон-замечательный  разъяснитель…».
После  того,как  совещание  было  завершено  и  Джэксон  отпустил  двоих  своих  поверенных ,        министру   Ван  Бюрену , снизошло   написать      коварные  инструкции  в  письме  для  посланника  США  в  Мексике,Джоэла  Пойнсетта. Когда   он  творил  это  послание,то  добавил  аргумент, казавшийся  правильным,и  проигнорированный  на  совещании,-что   если  бы  Соеденённые  Штаты  завладели  бы  Техасом,то  принесли  бы  Мексике  пользу  тем,что  подчинили  бы  команчей.Эта  тактика  была  не  нова.Четырьмя  годами  ранее,президент  Джон   Квинси  Адамс  пытался  купить  Техас,и  его  госсекретать   Генри  Клэй  спешно  привёл  тот  же  самый  аргумент.Версия  Ван  Бюрена     имела  более  обманчивую  внешность,благодаря  письму  полученному  им  недавно  от  Пойнсетта. Содержащиеся  в  нём  разделы  сообщали,что   известный  генерал  написал   представителям  власти  в  городе  Мехико  насчёт   печального  состояния  Техасской  оборонительной  системы.Ван  Бюрен  переработал  генеральское  беспокойство  в  инструкции,которые  он  выслал  Пойнсетту  в  конце  августа. «Индейцы  команчи»,-отметил  министр,-«являются  многочисленным  и  отважным  племенем,которое  довольно  продолжительное  время  является  бичом  Техаса.Они  неоднократно  сметали  каждое  наименование  домашнего  скота  из  их  владельцев,и  убивали  жителей  Сан  Антонио   в  местах  общего  пользования,в  общественных  городских  кварталах».   
Такого  рода   попытки  по  расшатыванию  оборонительной  системы  Мексики,вынуждали  её  поддерживать  дорогостоящее,но  в  итоге  всё-таки  безрезультатное  военное  присутствие  в  регионе.   «Сообщалось,что   солдатам   причиняется  ущерб,   потому что  у  дикарей  имелись  ружейные  стволы,  и  при  поступлении  подобных  жалоб,офицеры  откровенно  признавались,что  ничего  не  могут  с  этим  поделать».Министр   утверждал,что « индейцы  уже  давным-давно  перестали  нападать  на   вновь  прибывших  американцев,из-за  того,  что  в  отличие  от  мексиканцев, американцы  неизменно  наказывали  индейских  налётчиков.На  самом  же  деле, у  локализованных  мексиканцев  росло  подозрение  в  том,что  по  их  предположению,    наслаждение  американцев  общественным  спокойствием, обусловленное  исключительно  за  счёт  отваги, смелости,и   деловитости,которые  отличают  наших  людей  на  границе,происходит  от  нечестных  соглашений  с  индейцами». « Передача  Техаса»,-решает  он,-«освободит   мексиканцев  не  только  от  этого    ложно  представленного ,    дорогого , и  нескончаемого  военного   обязательства ,но  и   вклиниванием  Соеденённых  Штатов  между  индейцами  и  их  восточной  границей,обеспечит  защитой  их  собственную  территорию».  Министр    излишне  самонадеянно  верил  в  успех  дела.Рождённый  через  месяц  после  того,как  его  страна  получила  независимость  от  Великобритании , Ван   Бюрен     взрослел,внимательно  наблюдал(на  расстоянии) за  тем,как  Соеденённые  Штаты  сокрушили  в  войне  и  переместили  аборигенные  племена  через  пол-континента.Этот  результат  имел  возможность  достаточно  закрепиться, и  не  являющийся  неизбежностью , предвкушал  запаздывающий  1829  год,с  величайшим  американским  индейским  истребителем    в  Белом  доме,искусно  изготовившим  полномасштабный  план  по  удалению  индейцев. Благоприятный  исход  легко  мог  быть  считан  с  прошлого. И  на  самом  деле,ещё  ребёнком,Ван  Бюрен  мог  слышать  о  колоссальных  бедствиях  в  его  стране.Когда  ему  было  семь,индейцы  майами  и  шауни   принудили   бригадного  генерала  Джозию  Хармара  к   позорному  отступлению  из   Майами  Форкс  на  Северо-Западной  территории. Годом  позже,великолепный  предводитель  майами  Маленькая  Черепаха,уничтожил  как  минимум  шестьсот  американских  солдат,находившихся  под  командованием  генерал-майора  Артура  Сент-Клэра,потерявшего  только  двадцать  одного  человека  из  собственного  окружения. В  1794  году,американские  военные  силы  наконец   одержали   еле-еле  победу  над  индейцами  региона  в  битве     Упавших  Лесов(Battle  of  Fallen  Timbers,в  современном  Огайо))и   таким  образом    присваивая   большую  часть  Северо-Запада  для  американских  поселений.

Отредактировано Коакуче (22.08.2012 07:49:16)

0

48

Однако  в  тоже  самое  время,американцы  в  Теннеси  и  Кентуки  втягивались  в  кровопролитную   вражду  с  юго-восточными  индейцами, поставленные  перед  фактом  того,  федеральным  правительством,из-за  невозможности  или  из-за  нежелания,что  оно  не  может  уберечь  их  от  дикарей.На  самом  деле,провал  Вашингтона  по  защите  южан,когда  они  покусились  на  индейские  земли, подтолкнул  многих   южным  жителей  на  неосторожные  высказывания   об  выходе  из  Союза,и   поиске  расположения  у  Испании,или  в  качестве  альтернативы  у  Англии. «Эта  страна  приходила  в  упадок,жалобно  стеная,как  это  было  характерно  в  1794  году,и  если  Конгресс  не  предоставит  более  боеприпасов  и  покровительства  , то  эта  страна   может  разрушиться  или  искать  защиту  где-то  в   других  инстанциях, нежели  сейчас».   Это  было  высказано (в   конгрессе-прим.  моё.)   амбициозным   и  нетерпеливым  молодым   юристом ,по  имени  Эндрью  Джэксон.
Даже  в  войне  1812  года,конфликт  был   повёрнут      Джэксоном   с   «изысканной  пограничной   жёсткостью  с    двусмысленной    благосклонностью ,   возвышающей  патриота  его  возраста , и    это , по   общему  мнению  торжественно  узаконило  американский  триумф  и  поражение   туземных  племён,а  также   беспристрастно   на   тот  момент    изменило   обстановку  , а    незначительные  превышенные  в  количественном  отношении   победы,  поменяли   хрупкость  американского  верховенства  над  аборигенными   народами».
В  начале  войны  предводители  милиции  из  Теннеси,Алабамы,и  Миссиссиппи   провели  успешные  кампании  против  городов  Красных  Палок  крик,однако  к  концу  1813-го    люди  начали  их  покидать. Оголодавшие,усталые,беспокоящиеся  об  своих  семьях  и  их  интересах,и  убеждённые  в  том , что  исполнили  свой  долг, ополченцы  с  юга  дезертировали  толпами.В  начале  января, побагровевший  от злости  Джэксон,разбирался  в  форт  Стротер   с  примерно  150-ю  мужчинами,подавшими  жалобу. Важным  захватом   Красных  Палок,Эндрю Джэксон  придал новых  красок  в  значительно  ограниченный  иллюстративный  материал     в  истории  Теннеси.  Если  говорить  откровенно,то имевшие  место  события   в  Европе  не  разубедили  Испанию  и  Англию  в   усилении  совершения  действий  по  поддержанию  их  аборигенных  союзников  на  юге  и  севере.Хиллис  Хаджо,Текумсе,и  Тенскватава,могли  последовательно  производить  их  передвижения   и  защищать  свои  права  на  землю   и  автономию.Такая  победа,даже  временная, способна  была  разрушить  Союз  и  восстановить  европейскую  мощь  на  континенте,убедив  пограничных  американских  жителей,главным  образом  на  юге,что  нерасторопное   правительство   США  не  может  защищать  их  интересы,и  что  им  и  в  самом  деле  необходимо  искать   защиту  в  «некоторых  других  инстанциях,а  не  в  тех,которые  предоставляют  её   сейчас».
Другими  словами,Ван  Бюрен  рефлекторно  отображал  собственную  точку  зрения  на  свою  страну,её  уязвимость, усиливающееся  напряжение  в  противостоянии  с  индейцами,в  течение  первых  десятилетий  после  получения  независимости,он  мог  даже  выражать  некоторое  сочувствие  в  отношение  Мексики  из-за  её  проблем  с  команчами.  В   конце  концов  Мексика  уже в  течение  восьми  лет  была  независимой,когда  министр  засел  для  того, чтобы  написать  своё  послание.Через  восемь  лет  после  завоевания  Америкой  независимости,Маленькая  Черепаха   устроил  резню   солдатам  Соеденённых  Штатов   укладывая  их  в  кучи, и      придавая  изящную  форму    красным   от  ярости   щекам   Вашингтона.Однако    когда  Ван  Бюрен  изогнулся  над  своим  заданием,то   его   республика   менее  интенсивно  использовали  для  путешествий  свои  дороги,ведущие  к  конечному  пункту  назначения.Что  имело  значение,так  это  то,что  Джэксон  в  1814  году  получил  свои  пополнения  и  отправил  их  в   Изгиб  Подковы(Horseshoe  Bend),где   он  лихо  насытил  свою  месть,убивая  возможно  до  850  индейцев.Его  солдаты  помогали  в  ведении  учёта,отрезая  у  мёртвых  носы.Британские  силы  терпели  неудачу  вместе  с  их  индейскими  союзниками  на  поле  боя  на  севере,  а   Кентукийский  ополченец  застрелил  Текумсе  и  оставил    тело  для  искателей  трофеев,которые  нарезали  полос  из  его       «с  золотистым  отливом  содранной  шкуры»,чтобы  использовать  их  в  качестве  сувениров  и  для  правки  бритв. 
Вне  зависимости  от  того,какие  неоднозначные  последствия  имела  война  в  межнациональных  отношениях,Ван  Бюрен  и  другие,  ему  подобные,  обращали  внимание  американцев  на  то,что  они   отныне  могли  бы  непринуждённо  отдыхать   в  понимании  того, что  прежнее    пограничье  больше  не  будет  подвергаться  аномальным  унижениям, и  то, что  аборигенные  народы  востока  Северной  Америки, являвшиеся  «своими  индейцами»,не  повторят  того, к  чему  они  так  упорно  стремились.В  течение  лет  после  окончания  войны  1812  года,это  понимание  упрочивалось  ведением  переговоров ,всё  большим  и  большим  заключением  договоров  по  уступке  земли,и   убеждением  всё  большего  и  большего  количества  индейцев  в  том, чтобы  перемещаться  на  запад,- род  занятий,где  как  раз  Джэксон  и  его  помощники   занимали  ведущие  роли.Когда-то   страшного  и  ужасного  противника,прославленный  исследователь  Вильям  Кларк  лицезрел  в  1825  году. Он  видел  разрушенную  мощь  индейцев  с   востока,   их  сломленный  военный  дух,и   «самолично  погрузился  в  предметы  жалости  и  соболезнования».Когда  Джэксон  занял  Белый  дом,то   такой  исход   представлялся  неминуемым  для  многих  американцев.На  протяжении  всей  своей  жизни  Ван  Бюрен  наблюдал  как его  соотечественники  побеждали  и  лишали  собственности  самые  сильные  аборигенные  народы  на  востоке  Северной  Америки. С  какой  стати  команчи  должны  чем-то  отличаться?

0

49

Воображаемые  господства:Запоздалое  прозрение  Бурбон.
Ван  Бюрен  немногое  знал  о  Техасе,ещё  меньше  о  мексиканцах,и  совсем  ничего  о  команчах.Он  продвигался  на  ощупь. Однако  когда  он   увязывал  воедино  собственные  республиканско    - территориальными  проэкты  с  проблемами  Мексики  в  отношении  независимых  индейцев,то  это  больно  ударяло  по  его    хладнокровию.Более  чем  два  столетия    администрация  Новой  Испании   терпеливо  сносила   существенную    путаницу, затраты,и  затруднения,  в  попытках  защитить  свои  северные  анклавы  находившиеся    посередине   массы непобедимых  индейцев. Затруднительность  положения ,  министр  относил  к  подвигу, имевшему  место   долгое  время  в    процессе   создания.  По  всей  территории  Америк,европейское   могущество   в  деле  расширения  империи, опиралось  на    частные  амбиции   своих  субъектов(граждан).Следовательно,испанское  могущество   скакнуло  на  север  из  сокрушённой  столицы  атцеков,чтобы   господствовать  там  и  зачастую    порабощать  индейцев,открывать  серебряные  шахты,и     основывать  поселения  всё  дальше  и  дальше.Серебро    вкладывалось   в   предприятия  ,ранчо, работорговлю,армии, и  поддерживало  энергию  в  войне,что  в  соеденении  с  постоянными  эпидемиями,привело  к  крушению  множества  аборигенных  обществ,а  других  заставило  с  недоверием  относиться  к  «колониальному  пакту»(соглашению).Десятилетиями  и  столетиями,колониальные  нормы  северной  Новой  Испании  подвергали  глубокому  преобразованию в  регионе   аборигенных   народов ,уменьшающихся  в  числе,  спасающихся  бегством,покоряющихся,или  ассимилирующихся,а   вновь  прибывшие  замещали  их.Немаловажно  то, что   корона  убеждала  тысячи  индейцев  из  центральной  Мексики  переселяться  на  север,в  новые  шахты,ранчо,и  города.Эти  тласкаланцы,тарасканцы,отоми,и  другие ,объеденялись   со  всё  возрастающим  населением   с  испанской  родословной,с  порабощёнными  и  свободными  африканцами,и  другими  мигрантами   смешанного  происхождения.В  итоге  всего  этого,провинции,-Сонора,Нуэво  Вискайя(включая  современный  штат  Дуранго,большую  часть  Чиуауа,и  часть  Коауилы),Нуэво  Леон,и  Нуэво  Сантандер(современный  Тамаулипас),быстро  развивались.  Они  обладали  в  высшей  степени  разношёрстным  населением.От  края  до  края  этого  огромного   пространства    люди  смешанного  индейско-африканского  и  индейско-европейского  происхождения,господствовали  в  последний  колониальный  период, являясь  преемниками    автохтонных  индейцев  региона,аборигенных  народов  откуда   нибудь  ещё  из  Мексики,полнокровных  испанцев,и  сравнительно  небольшого  числа  африканцев. Покорение автохтонного  населения,развитие  горнодобывающей  и  скотоводческой  экономики,и   возвышение     смешанного  общества, ,всё это    в  совокупности   свидетельствовало   в  пользу  испанского  потенциала  в  деле  преобразования  Нового  Света. 
Когда  корона  продвинулась  на  крайний  север  шахтёрского  пограничья, которое  сегодня  является  американским   юго-западом,то  столкнулась  с  местами,сокрушившими   европейские  амбиции.На  северо-западе  региона  испанцы  обнаружили  пустыни  и  безводные  труднопроходимые  горы,а  на  северо-востоке  бесконечные  луга,и  в  том  и  другом  направлении,подвижных  туземных  людей,которые   освоили  эти  засушливые пространства,а  затем  и  испанскую  лошадь,что  давало  им  тактическое  преимущество.Испании  удалось  колонизовать     пребывающие  на  одном  месте  деревни  пуэбло  в  верховьях  Рио  Гранде,и  основать  миссии  и  даже  скромные  гражданские  поселения  в  Техасе,и  в  меньшей  степени, на  территории  современной   Аризоны.Эти   сохранившиеся  островки  королевского  могущества,были  удалены  друг  от  друга  и  окружены  опасностями.Обескураженные    испанскими  рейдами  за  рабами,отчуждаемые  от  их  привычной  торговли  с  теперь  колонизированными  и  уменьшенными  численно  пуэбло,подвижные  атапаскан,которых  испанцы  начали  называть «апачес»и  «апачес  дел  наваху »(навайос)  ,становились   искусными   налётчиками  и     содействовали  ограничению  испанкого  господства.Огромное  аборигенное  население  разрабатывало  и    ресурсы,и  в  значительном  количестве  их  экспортировало,    не  давая  угаснуть   индивидуальным  стремлениям  и   поддерживая  интерес  к  инвестициям, а  огромные  пространства  северной  территории  на  которую  Испания  предъявляла  права,должна  была  оставаться  невосприимчивой  к  испанскому  завоеванию.
Крушение  планов  и  надежд  Испании  на  крайнем  севере  являлось  не  просто  неприятностью,утомляющей  империю  или   рассеяностью  связанную  с  действиями  в  других  областях.Даже  в    излишне  доверительной  окружающей  обстановке  1820-х  годов  в  Соеденённых  Штатах, представления  и  мысленные  образы  были  лишены  постоянства,  а  амбиции    усыхались    ещё  до    вступления  в  безводный  запад.Американцы , переселяющиеся  за  Аппалачи,продолжительное  время  использовали  лес  как  мерку  сельскохозяйственной  перспективы  на  будущее,неотделимую  от  нового  окружающего  пейзажа,так  что    почти  совсем  не    удивительно  то, что  они   с  таким  пессимистичным  почтением   восприняли  Великие  Равнины.В  1810  году,опубликованное  описание  Зебулоном  Монтгомери  Пайком   его  путешествия  через  север  Новой  Испании,дало  информацию  о  регионе  как,о   ценном  в   плане  коммерческих  перспектив,однако  совершенно  непригодном   для  ведения  сельского  хозяйства,а  значит  и   неподходящего  для  американского  образа  жизни.Это  представление  казалось  удобным  оправданием. Пайку  же,этому  сдержанному  чужестранцу,почти  безлесные  просторы,представлялись  как  гарантия  «трансформация  Союза», которая  воспрепятствует  наступлению  губительных  последствий  от  нехватки  ресурсов.Стефен  Лонг,исследовавший  местность  западнее  от   Миссиссиппи   в  1818-19  годах, размышлял  приблизительно  также,и  прозвал  регион,-«Большой  Американской  Пустыней».Авторы , как   возвышенные,так  и  дешёвые  ,включая  таких  светил  как  Джеймс  Фенимор  Купер  и  Вашингтон  Ирвинг,разделили  страсть    Джэксона  к  относительно  обеспеченному  влагой  восточному  Техасу,перекликающуюся  с  их   воззрениями.Однако!В  девятнадцатом  столетии,большинство  американцев  считали,что    пожалуй   неприемлимо,  и    разумеется  нежелательно,  продолжать  расширяться  на  безводный  и  бесплодный  запад. В  этом  свете(аспекте),  новоиспанские  скромные   достижения   на   принадлежащему  им  засушливом  севере,казались  вполне  впечатляющими, даже  дерзкими.  Однако  этот  внешний  лоск  был  заправлен   больше  топливом  страстных  желаний,нежели  амбциями.Корона  утверждала  расходы  и  пренебрегала  при  этом  поддержкой  неприбыльных   поселений  по  причине  человеческого  фактора,  так  как  не  в  состоянии  была  осуществлять  надзор  из-за  почтения  к  другим  структурам(сословным  принадлежностям).  Но  всё  же, отдельно  взятое  беспокойство   внесло  изменения  в  эпоху  ещё  раз. Постоянной  озабоченностью  являлось  то, что  другая  империя   могла  сблизиться  с  независимыми  индейцами,перемещаясь  распространиться  по  северу  Новой  Испании,и   завладевать  тем,что  имело  большое  значение  для  Мексики,- например  серебряные  шахты,находившиеся  в   Сакатекас  и  Чиуауа.Вначала  Франция  должна  была  становиться  источником  тревог,так  как   её  агенты  заключали  союзы  с  индейцами  в  большей  части  долины  Миссиссиппи,  в  конце  семнадцатого  и  в  начале  восемнадцатого  столетий. Прагматики-реалисты  в  новоиспанской  администрации  выступали  за  то,чтобы  навсегда   оставить  бесполезную  и    приносящую   неприятности  колонию  Новая  Мексика,после  того,как  индейцы  пуэбло  срежиссировали  опустошительное  восстание  1680  года, уничтожая  при  этом  сотни  испанцев  и  выгоняя  уцелевших  из  региона.Однако   доходившая  информация  о   французской  деятельности   западнее  Миссиссиппи  достаточно  тревожила  испанцев,чтобы  всё-таки  «обосновываться  в  Новой  Мексике   и    выставлять  самих  себя  как  лордов  королевств  и  провинций».Предшествовало    этому  сформированное  представление  о  том, что  область  присвоения  находила  для  себя   оправдательные  аргументы   в     долговременной  королевской  заинтересованности   в Новой  Мексике, а  происшествие  с  Ла  Саллем  привело   в  действие  то  же  мышление  и  в  отношение    Техаса.
Как  только  испанцы   возвратились  в  начале  1690-х  в  верховья  Рио  Гранде,то  в  скором  времени  узнали ,что  их  колониальное  посягательство  неявно  повлияло  на   преобразование  аборигенных  обществ  на  западе  Северной   Америки.Летом  1706  года,пуэбло  и  апачи  жаловались  представителям  испанской  администрации  что  их   поселения разоряются    атаками   новоявленных(незнакомых)  конных  воинов,которых  они  назвали,-«команчес»,   термин,или  наименование,вероятно   произошедшее     из  слова  ютов (юте),-«комантика»»( в  смысловом  содержании,подразумевается  как  «враг»,или  буквально,как «всякий,кто  хочет  всё  время  со  мной  сражаться»).Сами  себя  они  называли,- «нумуну», или  люди.  Изначально    жившие  небольшими  родственными  группами  в  Большом  Бассейне ,северные  шошоны  погрузились  в  культурный  и  экономический  перелом(революция), сразу  после  того,как  получили  лошадей.Возникнув  на  равнинах,команчи    вытесняют     садоводческих(плодоводческих)  апачей  из  долины  Арканзаса,и  вскоре  начинают  осваивать  изобилующие  бизоном,травянистые  угодья  в  низовьях  этой   реки.Команчи  налаживают  там  партнёрские  отношения  с  родственными  племенами, всем  известные  как  «вичитас».Вичиты   были   земледельцами-охотниками,занимавшими  стратегическую  позицию  на  Рэд-Ривер(Красная  река),между  французскими  маклерами  Луизианы  и  индейцами  равнин.Вооружившись  французским   огнестрельным  оружием,команчи  и  вичиты,провели  следующее  десятилетие  в  том, что   вынуждали  большую  часть  апачей    перемещаться   с   промысловых  земель  на  равнинах  в  береговую  пойму  Рио  Гранде,где    всё  прибывающие  беженцы,для  того,чтобы  выжить,занялись  воровством  испанских животных.Между  тем,непоследовательные   испанские курсы,с  недостаточным  финансированием  военных,и  в  немалом  количестве,-торговля  рабами,теневое  хищение  госимущества  и  средств,а  также  неспровоцированные  ничем  нападения   на  индейцев,привели  к     нарастанию  конфликтов.На  всём  протяжении  1760-х  годов,испанские  власти  оказались  полностью  погружённые  в    разорительные  войны,в  одинаковой  мере,как  с  команчами,так  и  с  апачами.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 22:09:59)

0

50

Все  стороны  несли  убытки. Всего  лишь  за  шесть  примерно  лет,между  1771  и  1776  годами,-по  оценкам  испанских  властей,-только  в  провинции  Нуэво  Вискайа  апачи  убили     1674    человека,взяли  154  в  плен,захватили  более  66000  голов  крупнорогатого  скота,и  вынудили    к  отказу  от  более  чем  сотни  ранчо  и  асиенд.  Между  1767  и  1777  годами,Педро  Фермин  де  Мендинуэта,губернатор  Новой  Мексики,зафиксировал,-106     команчских  нападений,77  апачских,и  12 со  стороны  навахо.Совместно, эти  налёты  привели  к  пленению  94  испанцев  и  индейцев  пуэбло,и  к  смерти  382  других.Налётчики  украли  так  много  лошадей,что  для  их поиска   и  эффективного    преследования, оставалось  всего  лишь   их  незначительное    количество.
Карты  того  времени   демонстрировали  отказ  от  поселений    повсеместно  в  верховьях  Рио  Гранде.Потери  среди  независимых  индейцев  трудно  вычислить,однако  Мендиуэта    заявлял  о  сотнях  убитых  команчах,и  о  продаже  в  неволю  более  ста  команчских  женщин  и  детей.Все  в  регионе  имели  причины  для   стремления  к  миру.
Увеличение   потерь  подвигло  к  корректировке  испанского  курса.Энергичный испанский  король  Карлос  III(1759-88),проникся  чрезвычайным  интересом  к   своим   американским  владениям, осмыслив  связь  между  пограничной  безопасностью  и   межимперской  конкуренцией,и  ещё  в  1760-х,  уполномочил  отдельных  квалифицированных  подчинённых  поизобретать  что-либо  в  попытке  завершения  индейских  войн.Один  из  них,-Маркес  де  Руби,пропутешествовал  сухопутным  путём  семьсот  пятьдесят  миль, посетив  едва  ли  не  весь  новоиспанский  северный  фронтир.Это  путешествие  убедило  Руби,что  корона  истратила  свои  имеющие  предел  ресурсы, прилагая  силы   в  попытке  достижения    окончательного  господства  на  севере,в   местах,оспариваемых  испанцах,однако  же  контролируемых  в  действительности  индейцами.Маркес  предложил   целесообразные  меры  по  сохранению      существующего  на   данный   момент     новоиспанского  верховенства,и официальные  круги,в  следующие  два  десятилетия  подвергли  испытанию  и  дополнили  предложениями  рекомендации  Руби .  Немаловажно  то, что  новые  инструкции   централизовали  военную  власть,которая    решилась  на  принятие  более  гибкой  политики ,  сообразуясь  с  французским  курсом,  ставя  торговлю  над  войной  и  хитрость  над  конфронтацией. К  концу  Семилетней  войны,Испания  фактически    захватила  территориальные  владения  Франции   в  Луизиане,западнее  Миссиссиппи.Это  проходило  помимо   англо-американских  посягательств  и  сводило  к  минимуму  возможность  будущей  войны  с  Англией.Переуступка   дала   возможность  испанским  официальным  кругам  наглядно  посмотреть,что  значит  французское  взаимодействие  с  аборигенными  народами  Северной  Америки ,и  вдохновила  новое  поколение   высокопоставленных   чиновников  на  изменение  курса.
Французское  влияние    особо  сильное  выражение  получило в  1786  году,с  опубликованием   «Инструкции  по  Руководству  Внутренними  Провинциями  Новой  Испании»  от  вице- короля  Бернардо  де  Галвеса. В  прошлом  управляющий  Луизианы,и   человек  имеющий  опыт  общения    с  воинственными  пограничными  апачами,Галвес   указывал  искать  расположения  у  индейцев  через  подарки,дипломатию ,и  торговлю: « Это  есть  моё   намерение,-организация  с  индейцами  торговли,которая   притянет  их  к  нам,которая  их  заинтересует,и  которая   в  приуроченный  час  поставит  их  под  нашу  зависимость».С  другой  стороны,вице-король  указывал  пограничным    властям,продолжать  ведение  борьбы  против  тех,кто  отвергал  мольбы  и    принимал  сторону  определённых  аборигенных  обществ    против  остальных: «Я  уверен, что   суть   берущая   верх  в  ментальности  язычника, обязывает  их  уничтожать  друг  друга.Как  только    не  идущие  на  компромисс  начнут  искать  временного  облегчения  от   атак,то  они  должны  прощаться  и    приобретать  зависимость  через  подарки,например  такие,как   низкого  качества  огнестрельное  оружие,в  надеждах,что  их  мастерство  в  обращении  с  луком  и  стрелами  должно  снизиться,и  что  нужда  в  боеприпасах  и  ремонт оружия, должна    держать  индейцев  в  послушании…».     
Преобразования  вице-короля  были  хорошо  просчитаны,так  как   также  по  новому  переосмысливывалось   общественное  положение   отдалённых    севернее  команчей.    В  1779  году,таланливый  преемник  губернатора   Мендинуэты,Хуан  Баутиста  де  Анза   возглавлял  атаку,в  которой  был  убит   инициатор  множества  смертоносных  нападений,   внушающий  благоговейный  страх,  предводитель  команчей  Куэрно  Верде. Этот  вождь    отстаивал   продолжение  войны  с  испанцами  и  его  смерть     предоставила  благоприятную  возможность  для  команчей    с     иными  взглядами.Через  год  чёрная  оспа  погубила  одну  пятую,или  ровно  четверть    населения  Новой  Мексики,и   с  команчей  также  взяла  тяжёлую  дань. Приняв  во  внимание      их   убытки  от  эпидемии  и  военных  действий,а  также   обсудив  потенциальные    дипломатические  и  экономические  преимущества  от  союза  с  испанцами, поборники  мира  начали  продвигать  свои  аргументы.Они  предприняли  экстраординарные  шаги  для    созыва  огромного,разветвлённого  собрания,и  избрали  на  нём  одного  из  своих  предводителей,-Экуэракапа,чтобы  тот  представлял  команчей  на  мирных  переговорах  с  губернатором  Анза.Два  этих  лидера  подписали   мирный  договор  в  1786  году.Восточные  команчи  подписали  аналогичный  договор  в  Сан  Антонио.Однако  мир   в  Техасе   никогда  не  был  таким  же прочным  как  в  Новой  Мексике. Испанские  официальные  лица  пытались  поддерживать   коммерцию  в  регионе,гарантируя  при  этом  команчским  семьям  хорошее  и  уважительное  обращение,когда  они  приходили  в  поселения.Анза ,а  также  и  его   эквивалент,занимающий  аналогичный  пост  в  Техасе,чествовали  команчских  предводителей  подарками,включавшими   привозную  ткань,одеяла,одежду,разноцветные  пелерины(накидки  с  капюшоном),медальоны,шляпы,сигары,металлические  инструменты,трубы,свечи,сахар,и  упряжи  для  лошадей.Подобные  дары  были  необходимы  для   налаживания  взаимоотношений  и  поддержания  дипломатических  и  частных  связей  между  индейцами  и  не-индейцами.Немаловажно  было  то,что  регулярная  выдача  подарков   предусматривала  для  команчских  лидеров    получение  значительной  помощи,которую  они  в  свою  очередь   перераспределяли  среди  своих  родственников  и  всех  остальных.В   своей  части  соглашения,команчи  согласились  помогать  испанцам  в  истреблении  апачей.Вряд  ли  это  являлось  уступкой,так  как  это  была  простимулированная  долгосрочная  программа  по  выдавливанию  апачей  с  равнин,и  тем  самым   был  бы  монополизирован  доступ  к  бизону  , а  также  на  рынки  в  Новой  Мексике  и  Техасе.Совместно  союзникам  удалось   принудить  навахо  к  присоеденению  к  этой  новоявленной  коалиции,а  затем  все  три  группы  начали  безжалостные  кампании  против  апачей.в В 1790-х,отчаявшиеся  семьи  последних  начали  искать    убежища  в  испанских  мирных  созданиях,где  военные  власти  гарантировали  им  обеспечение  продовольствием  и  защитой,если  они  откажутся  от   совершения  набегов.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 20:23:16)

0

51

Многие   держались  на  некотором  расстоянии,но  оставались  при  этом  сравнительно   смирными  и   косвенно   получали  рационы  за  счёт  родственников.Вторжения,  никогда  на  всём  протяжении  севера,  полностью  не   прекращались  , однако   кражи  случались      намного  реже,  чем  раньше, а  похищения  людей  и  бойни,были  ещё  более  редкими.В  1780-х,и  дальше,Новая  Мексика  и  Техас   вступали  в  новую  эпоху  безопасности,развития  и  процветания.Та  же  самая  реальность  распространялась  в  1790-х  на  юг  провинций.Ничто  из  этого  никогда  бы  не  произошло  без  предводителей  команчей,таких  например,как,-Экуэракапа,который  видел  больше  преимуществ  от  мира  с  Новой  Испанией,чем  от  войны  с  ней.Выдающийся  команчи  потратил  в  будущие  десятилетия  немалую  энергию  на   поддержание  отношений, сдерживание  своих  молодых  людей  и   сглаживание  неизбежных  в  таких  случаях  разногласий.
Между  тем,прочный  и  стабильный  мир   олицетворял  собой  экономическое  и  финансовое  процветание  для   официальных  лиц  Новой  Испании.Финансируя   безопасность  пограничья  и  его  инфраструктуру , творчески  и  гибко  мысля,центрируя  власть, относясь  с  уважением  к  своим  аборигенным  союзникам,и  обращаясь  с  ними  как  с  полноправными  группами  населения,они   в  канун  девятнадцатого  столетия  придали  пограничью   замечательный  окончательный  вид.Такое  административное  совершенное  выполнение     полностью  обязано  интуиции  Карлоса III, который  мыслил  более  тонко,чем  другие  испанские  монархи.В  мире  соперничающих   сословий  и  смещающихся   границ,безопасность  Новой  Мексики  зависела  от  безопасности   кое-как  заселённой   северной границы;и  безопасность  границы,в  свою  очередь,зависела  от  доброжелательных  отношений  с    истинными  господами   этой  обширной  и   труднопроходимой  местности ,- апачи  ,навахо,вичита,и   особенно   команчи .В  Северной  Америке   межимперская  конкуренция   неразрывно  была  связана  с   взаимоотношениями  с  независимыми  индейцами. 
Испания  должна  была  бы  помнить  об  этой  закономерности,когда  фортуна  отвернулась  от  неё  в  начале  девятнадцатого  столетия.Когда  Карлос III  умер,его  слабовольный  сын  Карлос IV взошёл  на  трон  и  вскоре  попал под  очарование   дерзких,однако  при  этом  некомпетентных  советчиков.  Испания  начала  и  быстро  проиграла  плохо  продуманную  войну  против  Республиканской  Франции,и  побеждённая    отказалась  сама  от  союза  с  Англией.Военно-морской  флот  Англии  ответил   выдворением    Испании  со  своих  американских  рынков  сбыта.В  1800  году,с   разрушенной  испанской  экономикой,Карлос IV   подчинился   давлению  со  стороны  Наполеона  Бонапарте, в  деле  возвращения  Луизианы  для  Франции , при  единственном   условии,что  никогда   Наполеон    не  продаст  её  американцам.Через  четыре  года,он  сделал  точно  всё  наоборот.Администрация  Джефферсона  начинает  агрессивную  кампанию, чтобы  найти  Техас  включенным  в  свои  приобретения ,и  прибывшие   вооружённые  силы    США  и  Испании, едва   не  обменялись  ударами  на  Техаско-Луизианской  границе.
В  1805  году,посреди  всей  этой  напряжённости,генерал  Джеймс  Уилкинсон   обратил  внимание  американского  военного  министра  на  то,что  Соеденённые  Штаты  должны  бы  учитывать  команчей  в  своих  расчётах  касающихся  Техаса.Уилкинсон   имел  немалый  вес  в  генеральской  иерархии  на  западе,двойной  агент  для  испанской  короны,партнёр  Аарона  Барра,и  человек,который  в  итоге  выдал  последнего   Джефферсону, -всё  это  подразумевало,что  он   владеет  знаниями  куда  больше  других  американцев,и  не  нанесёт  этим  им вреда.    Он  считал,что  команчи,с  которыми  он  торговал  лошадьми  в Техасе,есть наиболее  сильная  нация  дикарей  на  этом  континенте.Генерал   утверждал,что  «в  их   власти,воспрепятствовать  нашему  маршу  в  Новую  Мексику,если   когда-либо  возникнет  необходимость  в  подобном  перемещении».Уилкинсон    приравнивал  нынешнее  противостояние  с  Испанией  за  Техас,с  противостоянием  с  Англией  за  долину  Огайо,когда  могущественные  аборигенные  народы  контролировали  приорететную  территорию,  находящуюся  промеж  двух   сфер  полномочий(Англия  и  США).Со  своего   взгромождения  в  Луизиане,он   сомневался  в  том,что  Соеденённые  Штаты  смогут  получить  Техас,также  как  заимели  страну  Огайо: «Предстоящий  театр  военных  действий,-более   протяжённый  и  обширный,и  мы   тут  слабосильны  и   слишком  удалены  для  своевременного  получения  помощи. В  то  же  время   находящихся  там  дикарей,-десять  к  одному.Они  общеизвестны  испанцам  и  незнакомы  нам,и   их  обычаи  и  образ  жизни(кочевой) ,   это  помещает  их  вне  нашей  способности  для  их  подавления  или  уменьшения  напряжения…».

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 20:24:15)

0

52

Это  был  здравый  и  целесообразный  совет.Испанцы  и  команчи  существенно  пострадали  как в  течение  их  периодически  возникающих  конфликтах,так  и   с  тех  пор,когда   каждая  из  сторон угождала  другой  значительными  уступками  во  время  дружбы.На   самом  деле,когда  новость     об  экспедиции   Мэриутера  Льюиса   и  Уильяма  Кларка   произвела   не  совсем  здоровый  переполох  в  Новой    Испании,отряд  команчей   переместился    далеко  на  север  к  реке  Миссури, разузнавая  информацию  о   «Капитане  Мэрри»,для  своих  растревоженных  союзников.И  когда  они  узнали  о  том,что  Новая  Испания  в  1806  году  была  вовлечена  в  конфликт  с   Соеденёнными  Штатами,то  тридцать  три  их  старейшины  и  более  двухсот  воинов,прибыли  в  Сан-Антонио,чтобы   заявить  повторно  о  своей  поддержке   короны.  Команче-испанский  союз  казался  достаточно  крепким,для  того,чтобы  успешно  противостоять  давлению  Джефферсона…
Стоило  только   подданым   короля  начать  убивать  друг  друга,то   положение  дел  вновь   становилось  трудным  для  понимания.Безмятежная  Новая  Мексика     оставалась  фактически  незатронутой   войной   за  Независимость,однако  поскольку    новые   рекруты  и  сырьё        могли  бы    приобретаться  в    расположенной  рядом  Луизиане ,то  роялисты  и  повстанцы  яростно  сражались  за  Техас.Некоторые  из  команчей  поначалу  держали  сторону   королевских  представителей  власти  и  даже   в  1811  году  предприняли  кампанию  против  повстанцев  в  Коауиле.Однако  логичность  старого  альянса  быстро  развалилась , когда   опытные  пограничные  солдаты  покинули  свои  посты,чтобы  сражаться  против  или   за  восставших; когда   армейские  военноначальники  и  офицеры  административной  службы  переходили на  ту   сторону, с  которой  как  им  казалось  они  одержат  победу; и  когда    выделение  средств  для  поддержания   дипломатичных  отношений  с  индейцами  прекратилось.Отряды  команчей,вичита,и  липан  апачей  начали  совершать  набеги  на  поселения  в  Техасе  и  Коауиле,и  своего  пика  интенсивности  их  кампании  достигли  в  1814  и  1815   годах.Регион  становился  ещё  более  смертоносным,когда  там  в  1815-16  годах  распространилась  чёрная  оспа. Один  влиятельный  предводитель  утверждал   по  слухам,что  он  потерял  из-за  неё  четыре  тысячи   человек, но  неясно  имел  он  ввиду  всех  команчей  или   только   своё  деление(подгруппу).
Эпидемия  1780-81  несомненно  содействовала  политической  консолидации  и   переориентации  на  другие  цели,что  в  итоге   привело  к  заключению  с   испанцами  в  этом   десятилетии  эпохального  мира.На  этот  же  раз,чёрная  оспа    разрушила  и  фрагментировала  целостность  команчских  политических  взглядов.Болезнь  убила  многих  их  деятелей,которые   выковывали  и   приспосабливали  к  свои  условиям  испанский  мир,включая  четырёх  главных  вождей  из  Техаса.В  малый  интервал  времени,  гражданская  война  в  Новой  Испании  лишила  других  влиятельных  предводителей  достаточных  оснований  для  того,чтобы    воссоздавать  альянс.  Поздняя  колониальная  система  была  разрушена…

0

53

Все  являются  братьями:Мексиканская  независимость.
После  того,как  наконец  в  1821  году,Мексика    получила  независимость,на  Анастасио  Бустаманте  свалилось  восстановление  разрушенной   системы.Подобно  большинству  выдающихся  людей  его  времени,Бустаманте  в  годы  мексиканской  войны  за  независимость,  сам  себя  назвал  борцом  с  короной.Когда  Отец  Идальго  Мигель  Костилья  издал  свой  знаменитый    Грито  де  Долорес,в  1810  году,Бустаманте  и  большинство  других  из  его  сословия    стали  рассматривать  падре  и  его  сторонников  как  преступных  фанатиков,поворачивающих   аборигенных  крестьян  против    полагающейся  им  лучшей  доли. Стажирующийся  доктор  медицины,Бустаманте  становился  офицером  королевской  армии,и  когда   движение  раздробилось  на  региональные  мятежи,вслед  за  пленением  и  казнью  Идалго,следующее  десятилетие  он  потратил  на  уничтожение  повстанцев.К  1821  году,однако,нескончаемая  нестабильность  в  Испании  казалось  уже  угрожает  непосредственно  общественным  привилегиям  Бустаманте  и  его  современникам,которые  боролись  за  сохранение  власти  короны.Они  отворачиваются  от  короля.Генерал  Агустин  де  Итурбиде   выбил  кровью  компромисс  с  мятежниками,что  помогло  поражению  остальных  королевских  сил,и  обеспечило  для  Мексики  независимость,благополучно   освободив  её  от   проведения  каких-либо  расширенных  социальных  преобразований.Согласно   плану  мирного  соглашения,Мексика  должна  была  становиться  конституционной  монархией.В  начале  1822  года,Итурбиде  и  его  последователи  убедили  большинство  в  Конгрессе  в  том,чтобы  назначить  его  монархом,- императором  Агустином.
Бустаманте  являлся  с  самого  начала  сторонником  плана   Итурбиде  и   служил  в  качестве    главного  полководца     в  финальных  военных  кампаниях. Вскоре  после  получения  независимости,Итурбиде   наградил  его  возвышением  на  самую  верхнию  иерархию  в  мексиканской  армии,назначив капитан-генералом  восточных  и  западных  внутренних  провинций,а   под  его  юрисдикцию  подпадали,-Калифорния,Новая  Мексика,и  Техас,а  также    ряд  современных  северомексиканских  штатов.Перед  этим  он   даже  предположил,что  эта  позиция  Бустаманте   даст  продвижение  процессу  в   изучении  вопросов   относительно  отношений  с  независимымии   пограничными  индейцами,и  начнут  предприниматься  шаги  по  восстановлению   каналов  связи.В  августе  1821  года ,  Бустаманте   рассылает  циркулары(распоряжения)  пограничным  властям,понуждая  их  послать  доверенных  лиц  к  пуэбло ,находящихся  в  состоянии  войны  с  нациями  Севера,для  того, чтобы    они  «по  возможности   информировали  тех,   при  помощи      пленников  или  эмигрантов,живущих  среди  них,о  нашем  счастливом  политическом  преобразовании». «Пришло  время»,-продолжал  Бустаманте,-«когда  все  станут  братьями, отбросят  оружие,возвратят  заключённых,и  восстановят  мир  и  гармонию».
Пограничные  власти     предвосхитили  последовательность,и  в  пределах  года,Бустаманте  наконец  снизошёл  до  встречи  с  некоторыми  из  его  гордых  братьев  лицом  к  лицу.Представители  от  липан  апаче  в  июле  1822  года,  пропутешествовали  с  низовьев  Рио  Гранде  в   город  Мехико    на  коронование  Итурбиде,и  попозже  засели  с  Бустаманте    расписывать  мирный  договор.Через  несколько  следующих  месяцев  в  столицу  прибывают  команчи  в  компании  знаменитого  тейано(техасец  испанского  происхождения),по  имени  Хосе  Франциско  Руис.Получивший  образование  в  Испании,Руис  на  повороте  столетий  являлся  учителем  в  Техасе  и  в  1813  году  присоеденился  к  инсургентам(повстанцы)против  короны.Когда  роялисты(приверженцы  короны)   одержали  верх  и  назначили  пятьсот  песо  платы  за  его  голову,то  он  сбежал  в  Луизиану. С  того  времени  Руис  жил  торговлей  с  индейцами.Ближе  к  получению  независимости,вероятно  он  знал  больше  об  аборигенных  народах  юго-восточных  равнин,чем  кто-либо  другой  из  его  современников,и  являлся  очевидной  кандидатурой  для  пограничных  официальных  представителей,подыскивающих   образованного  и  культурного  посредника.Руис  убедил  предводителей  южных  команчей  отправить  делегатов  в  город  Мехико,и  по  их  прибытию  туда  он   помог  главному  в  представительстве  команчей  по  имени  Гуоникуе  принять  решение  по  договору.Среди  всего  остального,соглашение  предусматривало  возврат  пленных,возобновление  торговли,обучение   избранной  команчской  молодёжи  в   городе  Мехико,и  защита  мексиканской  территории  от     посягательств     конкурирующих  держав.Гуоникуе  задержался  в  столице  на   недели.Он  произвёл  впечатление  на   представителей  принимающей  стороны  как  инициативный,правдивый,наблюдательный,предусмотрительный,и  целеустремлённый  , и  также   пристально  всё  разглядывающий   по  возможности  человек .Как-то  он   прослышал,что   трио  выдающихся  генералов  синициировало  восстание  против  императора.Делегат   смущённо  сказал  Итурбиде,что  если  будет  нужно,  то  он,и   другая  соответствующая  ему  величина  у  команчей,по  имени  Паруакевитси,смогут   предоставить  двадцать  семь   тысяч  вооружённых  мужчин  в  распоряжении  императора.Через  посредство  Руиса,Гуоникуе  утверждал, что  нация  команчей,и  их  подчинённые  и  союзники,известны  тем,что  умеют  держать  слово ;  они  уничтожат  противника  империи  винтовкой,  пикой,и  стрелой  так  же,  как  они  уничтожают   диких  зверей.Столичная  пресса   отдавала  должное   мнению   о  том,   что  возвеличенному герою   мексиканской  независимости    вероятно  стоит  дикарей  держать  поблизости.Однако  Гуоникуе    завысил  команчские  притязания  на  людские  ресурсы( умноженные  вероятно  раз  в  десять),которые  явившись,видимо  смогли  бы  смягчить  потенциальное  неблагоприятное  воздействие  на  союзника,очевидно,что   имевшего  мало  понятия  о  северных  индейцах.Всего  лишь  несколькими  месяцами  ранее,Итурбиде  принимал  человека,назвавшегося  как  Ботон  де  Фиерро,или  Железная   Пуговица,и  утверждавшего,что  он  есть  вождь  команчей, и  может  быть  посредником   длительного  мира.  Несколькими  месяцами  позже  Железная  Пуговица ,   заполучил  восторженное  императорское  доверие ,и  тогда   неожиданно  высветилось, что  он  на  самом  деле  Хосе  Рафаэль  Гуадалупе  дел  Эспириту  Санту  Иглесиас  Парра,плотник  из  Альберта  Калифорния,  с  очень  длинным  именем,но   не  имеющий   никакого  отношения  к  команчам.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 22:10:46)

0

54

Вопреки    энергичности  и  инициативности  Бустаманте,   независимая  Мексика         значительно  отклонилась  от   продолжительной   просвещённой  и  эффективной   индейской  политики  Бурбонской  Новой  Испании .  Кроме  того  ,   энергичное   новое  правительство  находилось  в  замешательстве  от  «команчских»  плотников    и    в  заблуждении  от  воображаемых  индейских  легионов,и  это , как  минимум,независимые  аборигенные  племена  принимали  во  внимание.
По  мере  того,как  влиятельные  мексиканцы   упирались   в  дискусии ,  грезя,и  конструируя  суверенное  государство  в  начале  1820-х,часть  дебатов   подпитывалась  от  старой  Бурбонской  проницательности ,увязывающей   воедино  защиту  от   конкурентов  и  пограничную  безопасность,с  отношениями  с  индейцами.В  то  же  время,мексиканцы  рассматривали   колонизацию  как  долгосрочное  решение.В  1822  году,комитет  внешних  отношений   подал  докладную,где  напоминалось, что    колонизация  севера  чужеземцами,смогла  бы  « помочь в  умиротворении  варварских  наций».  «Подобное  решение    должно  быть  особенно  неотложным  в  Техасе»,-решает  комитет,-«так  как  Техас,  является  буфером  между  Мексикой  и  Соеденёнными  Штатами,и  это       североамериканцы,а  не  аборигенные  народы,представляют  собой  величайшую  угрозу,в  конце  концов».  В  начале  1820-х,  тем  не  менее,всё  ещё  оставалось  открытым  вопросом   то,  а  кто  же  должен  стать  теми  поселенцами.Некоторые   утверждали, что  колонисты  должны  набираться  откуда  нибудь  ещё  из  Мексики,или  из  католической  Европы.Другие  считали, что   эти  чаяния  нереальны,убеждая,что  большая  часть  поселенцев  неизбежно  будет  исходить  из  Соеденённых  Штатов,из –за   их  быстро   растущей,поблизости  расположенной,и  подвижной  популяции  малоземельных   фермеров.   
Как-бы  то  ни  было,но   любые  из     североамериканских  колонистов должны  были   объявиться ,чтобы  обрести  доверие  ,и  несколько   из  них,претендующих  на   верховенство , должны  были  поехать  в  город  Мехико,чтобы  убедить  императора   и  его   народ,что  они  могут  надеяться  на  них.Стивен  Остин,  всегда  просчитывавший  ход  наперёд,прибыл  весной  1822  года,и    тотчас  вовлёкся  в  круг  лиц,культивирующих  союзничество.Вскоре,после  распаковки  своих  котомок,он      сочиняет  к  Бустаманте  длинное  послание,запрашивая  благоволения  и  выкладывая  мнения  о  Техасских  индейцах.Остин   подробно  задержался   на  американских  рынках  сбыта, воодушевлявших  команчей  на  воровство  лошадей  и  мулов, и  утверждал,что   повышение  численности  популяции   должно  неизбежно   воспрепятствовать  этой  торговле.  Если  же  правительство  одобрит  его  план  по  колонизации, то  Остин  приходит  к  умозаключению,что  это,-«обяжет  меня , как     и  изложено  в  моём  меморандуме,организовать  поселенцев  в   Стрелковое  Общество,   вооружить  их, и  содержать     их  так,чтобы      всегда  находиться  в  готовности   направиться  маршем    против  индейцев  всякий  раз  когда  вышеуказанная  провинция  их  призовёт».В  рассвете  независимости,скрытые   творцы  мексиканской  политики,  и открыто    претендующие  на  верховенство,в  одинаковой  мере    понимали, что  Техас    является   самым  слабым  местом  Мексики , и  что  они   будут  вынуждены  рассматривать  в  определённом  ракурсе  индейские  отношения,колонизацию,и  потенциальные  угрозы   исходящие  от   иностранных  держав,и  особенно  от  Соеденённых  Штатов,как  взаимосвязанные  вопросы…
Бустаманте  должен   быть  готов  играть   важную  роль  в  этом  деликатном  взаимопересечении,  что  однако  не  совсем  привычно  было  бы  для  него  или  для  его  предпологаемых  саттелитов.Назревающее   восстание,то,  что     привлекло  внимание  Гуоникуе, лишило  Итурбиде  в  1823  году  его  властных  полномочий.В  октябре  следующего  года,делегаты  Конгресса  одобрили  конституцию  1824  года, превратив  таким  образом  Мексику  в  федеральную  республику.Как  один  из  нескольких  высокопоставленных  представителей  короля,упорно  приближавших  конец  императорского  владычества,Бустаманте  чувствовал,что  должен  освободить  своего  капитана  от  его  генеральского  звания,вслед  за  отказом  от  власти. Спустя  время , власть  обвинила  генерала    в  вовлечении  в  заговор , якобы  нацеленным  на  возвращение  Итурбиде  на  трон,  что  привело  к  его  аресту,лишению  свободы,и  наконец  освобождению  в  начале  1825  года, в  части  всеобщей  амнистии  для  политических  преступников.   Неуверенное   в  справедливости  нанесения  обиды  этому  таланливому ,но   всё  же  неблагонадёжному  человеку,правительство  Гуадалупе  Виктория   высылает  его  из  столицы,назначив  главнокомандующим  генералом  восточных  внутренних  провинций(включающих  Коауилу,Техас,Тамаулипас,и  Нуэво  Леон).
Когда   Бустаманте  прибыл,чтобы   приступить  к  исполнению  обязанностей,то   был  уже знаком по  опыту,полученному  не  понаслышке, о  запутанном  состоянии  индейских  дел  в  постнезависимой  Мексике.В  самом  начале,казалось,что  договор  с  Гуоникуе,подписанный  в  городе   Мехико, даст  начало  новой  мирной  эпохе,и  в  течение  следующих  лет, команчские  предводители  щедро  потчевались  в  отдельных   поселениях  в Техасе  и  ближе  к  низовьям  Рио  Гранде.  В  1825  году,предводитель   хоис  получил  трёхцветный  мексиканский  флаг,в  качестве  персонального  дара  от  президента  Виктория,  и  кроме  того,он  и  ещё  двое  других   становились  почётными  офицерами  в  мексиканской  милиции. Тем  не  менее  в  том  же  году,и   в  следующие,другие  команчи,вичита,и  кайова   воровали  и  резали  животных,  и  периодически    даже  убивали  мексиканцев  в  Техасе,Коауиле,Чиуауа,и  Новой  Мексике.Народы  на  южных  равнинах   очевидно  расходились  в  мнениях     по  методам   обработки  мексиканцев.  Несовместимость  и  противоречия    ставили  в  тупик     мексиканские  органы  власти,которые   рассчитывали  на  ясность  в  разграничениях  между  противниками  и  друзьями.К  1825  году,один   вышедший  из  себя  чиновник  впал  в  отчаяние  от  их  рассортировки,и   объявил,что  команчи  это  «категория  лиц,которая  не  знает    никакого  другого  занятия,кроме  как  заниматься  бродяжничеством  в  пустынях, грабя  и  убивая».Обеспокоенные  лидеры  команчей   ответили  извинениями   за  рейды,возвращая  при  этом  домашний  скот  и  пленников,и  обвиняя  кайова  или    собственную  необузданную  молодёжь.Многочисленная  смешанная  партия,из  сотен  команчских  мужчин,женщин  и  детей  пришла  в  июле  1825  года  в  Сан  Антонио, прося  о  торговле  и  повторном  подтверждении  мира, и  кроме  этого,команчи  подписывают в  конце  1826-го новые  соглашения  в  городах  Санта   Фе  и  Чиуауа.Между  тем,  в  Техасе  продолжались  военные  действия,и  Остин с  остальными   были  обеспокоенны  слухами  о  том, что  команчи  и  вичита  находились  в  состоянии  готовности, чтобы   приложить  грандиозные    усилия   в   массивной,скоординированной  атаке.Затем,в  конце  1826-го   Бустаманте   получает   возможность    противостояния  индейцам  с   позиции  силы.  В  итоге  потерпевшее  крах,восстание  Фредонии  Хайдена  Эдвардса  ,  в  своём  начале  было  достаточно  серьёзным  в  том  плане,  чтобы  гарантировано  провести  мобилизацию  военных  и  гражданских  ресурсов  в  Техасе  и  ближе  к  низовьям  Рио  Гранде.Как  только    мятеж  провалился,главнокомандующий  генерал  повернулся  к  проблеме  команчей  и  вичита. «Бустаманте»,-писал  Остин,-« благодарил  меня  за  мою  лояльность  во  время  восстания  и  заручением  моей  поддержкой  в  следующих   его  шагах».   «В  данный  момент, вы  остаётесь  моим  другом»,- говорил  Бустаманте    ,-«жертвуя  умиротворением  команчей  и  других   племён,которые  угрожают  нашим  поселениям».Бустаманте  намекал  на  местные  власти  подготовивших  оправдания    своим  усиленным  действиям  по  вербовке  техасских  чероки,и  объявляет  о  необходимости  борьбы  с  команчами   «устраивая  западни  в  их  собственных  деревнях ,с  активностью,  эквивалентой (равнозначной),   их  вероломным  и  беспощадным  насилиям».

Отредактировано Коакуче (10.12.2011 16:50:11)

0

55

Незначительная  победоносность   на  поле  битвы  и    общая  информация  об  угрозе  проведения  кампании  со  стороны  мексиканцев, поселенцев,и  возможно  техасских   чероки , по  всей   Ла  команчерии ,   оказали  благоприятное  воздействие  на  команчских  лидеров,которые    стремились  теперь  к  восстановлению  обширного  мирного  консенсуса(согласия).  Так  уже  этим летом(1826-й),представители  команчей  подписали   перемерие,которое  в  следующем  году  было  формально  подтверждено  в  Сан  Антонио,знаменитым  предводителем  Паруакевитси.Он   заявил, что  потратил  целый  год   на  обсуждение  намерений  других  племён  своей  нации,и  теперь  утверждает,что  все  они  поддерживают  мир.Церемония  подписания   повторяла  исторические  мирные  церемонии  1780-х,когда  собравшиеся  команчские  лидеры   организовывались  в  тесный  круг, бросали  разламывая  стрелы,ножи,порох,и   боеприпасы, а  также   посыпали  оружие  пылью  и  грязью,что  значило,что  в  дальнейшем  оно  «навсегда  должно  быть  похороненным  между  их  народом  и  мексиканской  нацией».Несмотря  на  то, что  Паруакевитси  не  мог  говорить  за  всех  команчей,несомненно,что  он  являлся  одним  самых  влиятельных  людей  на  южных  равнинах,и  он   потратил  значительную  энергию  на      заключение  мирного  договора.Он  поддерживал  контакт  с  высокопоставленными  мексиканскими  представителями  власти,и  сопровождал  Руиса  в  поездке  в  Новую  Мексику  и  помогал   устраивать  конференции   между  другими  лидерами  команчей  и  мексиканскими  представителями,пытаясь  тем  самым  воспрепятствовать  налётам  на  Чиуауа  и  вдоль   низовья   Рио  Гранде.Команчи  и  мексиканцы,в  основном  получали  удовольствие    от  согласованных  взаимоотношений  в  остальные  годы  этого  десятилетия,и  в  начале  1830-х, поддерживаемые  в  одинаковой  степени,-торговлей, расдачей  подарков,и  активной  дипломатией.В  августе  1830-го,военный  комендант  Техаса  отметил,что  команчи  не  совершили  «ни  одного  вторжения, самое  малое  за  последние  два  года,и  не   поступали  дурно  в  любого  рода  образе  действий».Единственной  вещью,  на  которую  комендант  и  его  сотрудники  могли  бы  пожаловаться ,являлось  нарастание  затрат  на  щедрое  потчевание  команчских  визитёров.   Мир  дал  мексиканским  властным  представителям  шанс  оценить  очень  сложную  ситуацию  сложившуюся  на  востоке  Техаса.  Мексиканский   конгресс   ассигновал  денежные  средства  в  «комиссион  де  лимитес»( пограничная  комиссия),чтобы  та    проследовала  в  Техас   для  точного  определения  собственной  границы  с  Луизианой( какие-то  её  участки  были  аннулированы  в  1819  году  согласно  соглашению  Адамса-Ониса), исследования  на  предмет  своих  природных  ископаемых,и  сбора  информации  о  своих  различных  народностях.Бустаманте  радушно  принял  комиссию  в  начале  1828  года,через  триста  лет  после  того,как  испанская  нога  впервые  вступила  в  Техас.Их  соображения   сложились  благодаря  беседам  с  индейцами,мексиканцами,и  техасцами,и   глубокой  осведомлённости   определяющих  личностей,таких  например,как  Бустаманте,и  особенно  Руиса.В  итоге,  участники   комиссии  извлекли  драгоценный  клад  сведений      о  команчах  и  других  исконных  народах.
Хосе  Мария  Санчес, боевой  человек  и  рисовальщик  для  комиссии,вёл  подробный  дневник  и    выполнял  наброски  индейцев,что  на  настоящий  момент  утеряно,вдохновлял  другого  художника,-Хосе  Мария  Санчеса  Тапиа,который  написал  красками  бесценный  ряд,существующих  и  сегодня  акварелей ,изображающих  все  основные  исконные  культуры  Техаса  на  конец  1820-х  годов.Незаурядный  француз,по  имени      Жан  Луи  Берландьер,  сопровождал  комиссию  как  ботаник  и   выделил  самого  себя  благодаря  своему  сосредоточенному  и  просвещённому  любопытству  к  аборигенным  народам.Берландиер  приобрёл  ценную  информацию  от  Руиса  и  других,составил  краткое  резюме  временного  пребывания  с  охотниками  команчами(опыт,изложенный  им  в  письменной  форме  для  мексиканской  аудитории),и  собрал  коллекцию  образцов  исконной  материальной  культуры.Он  вступил  в  брак  с  мексиканской  женщиной  и  провёл  оставшиеся  годы   в  Матамарос     корректируя  и   дополняя  рукопись,обречённую  стать  величайшим   полевым  исследованием  пограничных  земель  первой  половины  девятнадцатого  столетия.
Под  конец,руководитель  экспедиции,-генерал  Мануэль   Миер  Теран, написал  доклад  и  несколько  имевших  решающее  значение  посланий  насчёт  Техаса,  взволновавших ответственных  лиц  в  городе  Мехико.
Теран    был  глубоким  патриотом,беспокоившимся  о  будущем  своей  страны.    Он   являлся  членом  комиссии  конгресса, представившей  на  рассмотрение  планы  по  колонизации  Техаса  в  1822  году,и   имел  давнее  тревожное  предчувствие  в  связи  с  неконтролируемой  иммиграцией  американских  граждан.Его  поездка  в  Техас  только  усугубила  эти  волнения,в  результате его письма ,   заинтересовали  стало  быть  многих  в  столице,включая  Джоэла  Пойнсетта. Именно  послание  Терана  направило  Пойнсетта  к  госсекретарю  Ван  Бюрену  в  августе  1829  года,и  последний  второпях  бросал  доказательства,что  если  Мексика  продаст  Техас,то  Соеденённые  Штаты    смогут  подавить   команчей.  Заимев  только  что  поддержку  согласованного, уязвимого,но  вместе  с  тем   многообещающего   альянса  с  команчами  и  другими  индейцами  в  Техасе, Бустаманте   мог  изъять  ошибку  из   нарисованного  Ван  Бюреном  портрета  разорённой  и  беспомощной  мексиканской  границы.  И   это  обернулось  изгнанием,когда   в  удачно  выбранное  время  Джэксоновский  проэкт  был   допущен   к  рассмотрению  в  городе  Мехико,  и Бустаманте  смог  занять  свою  верховную  должность  в  республике.

0

56

Политическая  суть  нашей  страны:Мексиканская  политическая  жизнь.
Генерал   обладал  банальными  способностями.Мало кто    завидовал  верности  и  прямоте  Бустаманте,и  он  был   достаточно  любим  на  севере,где  он  исполнял  свои  обязанности  энергично  и  решительно.  Северяне  перемигивались  в  кривотолках  о  том,что   у  него  на  границе  было  несколько   любовниц,и  это  продолжалось  ещё  долго,после  того,как  он  покинул  регион,что   являло  собой  живые  образцы  его  преклонения  перед  любовью.Фанни  Калдерон  де  Барка,жена  дипломата,живущая  в  Мексике  и  глубокомысленный  эксперт  по  Мексике  и  её  народу ,  находила  Бустаманте    решительно  менее  обольстительным: «примитивным  в  его  манерах, и   вовсе  не  похожим  на  героя».Она  полагала,что  его  речь  скучна.Он  слишком  много  рассуждал  о  медицине.Но  тем  не  менее,находила  его   «искренним,открытым,и   невоздержанным. Невозможно  было  смотреть  ему  в  лицо  и  не  думать,что  он  является  честным  и  порядочным  мужчиной».Всё  же,  несмотря  на  то  какими  он  обладал   особенностями, качественной  характеристикой  ему  может  послужить  то,что   ничто  так  не  могло   стимулировать   суматохи    в  мексиканской  политической  жизни ,  как    его  пятилетнее  странствие  от  тюрьмы  до  президенства.Для   постижения  смысла  возвышающего  Бустаманте  его  ответа  на  Джэксоновское  предложение ,и  иных  более  или  менее  значительных  методов  как  его,так   и  других  мексиканцев  по  реагированию  на  команчей,кайова,апачей,навахо  и  остальных  северных  индейцев,в  последующие  годы,необходимо  знать  раннюю  политическую  историю  Мексики.
В    широком  понимании,большая  часть  мексиканской  политических   высших  слоёв  общества подписались  бы  под  подобными  намерениями.Они   хотели,чтобы  мексиканцы  наслаждались  безопасностью, стабильностью,и  процветанием.Они  хотели, чтобы  Мексиканская  республика  представляла  из  себя  современное  суверенное  государство,которое   в  одинаковой  степени  было   бы  способно   защитить  свои  границы, обеспечить  внутренню  безопасность  для  людей  и  собственности, принимать  и    обеспечивать  соблюдение  необходимых   законов,и   требовать   преданности  и  благонадёжности  от  своих  граждан.Множество  препятствийстояли  на  пути  осуществления  этих  целей. Популяция  страны   включала  в  себя  разнообразные  аборигенные   народности (возможно  от  40  до  60  процентов  населения),креолов(рождённые  в  Америке  лица  европейского  происхождения)  и  испанцы(20  процентов),метисы  и  кастас(лица  смешанного  происхождения,от  20  до  40  процентов), и  небольшое  количество  лиц  африканского  происхождения,которые  концентрировались  на  побережьях. В  отличие  от  Соеденённых  Штатов,которые  исключили  исконные  народы  из  государственного  устройства,как   сущностей  иной  линии  поведения,и   определили  афроамериканцев  как  неполноценных    людей, лишённых  политических  прав,независимая  Мексика  отделила  расы  от  гражданской  ответственности.В  глазах  правительства  все  родившиеся  в  Мексике,являлись   её  гражданами,имели  ли  они  желание ,    или  не  осознавали   даже  этого,или  питали  к  этому  интерес.Хосе  Мария  Луис  Мора,знаменитый  либеральный  мыслитель  того  периода,утверждал,что     с   разрешённой  законом    точки  зрения ,-  «индейцы  могут  голосовать  против  своего  длительного  влачения  жалкого  существования».   На  практике, тем  не  менее,политиканы  почти  не  обращали  внимания  на мнения   рас. Они  в  разном  ракурсе  рассматривали  бедных  аборигенов  и  большинство  метисов ,- как  легко  поддающихся  влиянию  избирателей, как  соотечественников   в  ожидании,испытывающих  лишь  недостаток  в  образовании  и   коллективных  преобразованиях ,  или  же  как  опасных  детей,которых  необходимо  изолировать  от  национальной  политической  арены  во  что  бы  то  ни  стало…

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 22:11:30)

0

57

Демографический  состав     и  расизм  являлись  не   единственными   барьерами   в  возникновении    устойчивого,  сбалансированного,и  непоколебимого  мексиканского  национального  государства.Борьба  за  независимость   оставила  Мексику  с  сотнями  тысяч   умерших,с  повреждением   и   ослаблением  горнодобывающего  и  других  ключевых  секторов  экономики,и   с  финансовым  кризисом,постоянно  преследующим  новое  правительство.Пока  экономика  США  в  первой  половине  девятнадцатого  столетия  поднималась,благодаря  иммиграции,преобразованиям  в  индустриальных  технологиях  и  транспонтировании, а  также   правовым  нововведениям,защищающим  собственность  и   стимулирующим  инвестиции  и  торговлю,Мексика   опускалась  всё  ниже  во  всех  этих  отношениях.Ей   не   хватало  судоходных  речных  каналов,столь  определяющих  в  экономике  США.Немаловажно,что  она  также  страдала  от  политической  нестабильности,которая  препятствовала  инвестициям  и    ведомственным преобразованиям,таким  необходимым  для  экономического  роста.На  протяжении  более  чем  десятилетия,после  получения  независимости,мексиканские  высшие  слои  общества   по  существу  отказались  от  содействия  государству  в  базисном  обложении  пошлинами,и   импортной  торговле,  демонстрируя  этим  ужасающую  некомпетентность.Застой  в  национальной  экономике  лишь   ещё  более  усугублял  трудности  для  правительства  в  том, чтобы  достичь    фискальной(финансовой)состоятельности,так  как   неплатёжеспособность  содействовала  политической  нестабильности,и   слабые  органы  государственного  управления  немногое  могли  сделать  для  того,чтобы  продвигать  инвестиции,которые  были  так  необходимы  для  восстановления  экономики.Такая  разрушительная  цикличность  развития   формировала  большую  часть  ранней  истории  Мексики  и   имела  центральное  значение  в  ближайшие  годы,когда  северные  мексиканцы  ввергались  в  отчаяние  от  государственной  помощи  в  свете  противодействия  всё  возрастающим  индейским  набегам.   Более  того, финансовый  и  политический  кризисы,настолько   укрепились, что   только  лишь      последняя  четверть   девятнадцатого  столетия  позволила  мексиканцам  иметь  доход  на  душу  населения  такой  же,которыми  их  деды  наслаждались  в  1800  году….
Следовательно  политиканы  из   постнезависимого  города  Мехико   находились  лицом  к  лицу  с  огромными  проблемами, и  естественно,что  они  расходились  во  мнениях  каким  образом  решать  их.Большинство  из  них   противоречили  друг  другу  в  основном  из-за    географии   политического   влияния. Ответственные  фигуры  в  городе  Мехико   доказывали,  взаимосвязанность      политической  инфантильности  населения  и    распада  территориальной  целостности  страны , и   что  политическая  власть  государства  должна  быть  сосредоточена  в  столице.Другие  представители  элиты, главным  образом  те,кто   верховодил  в  провинциях, настоятельно  требовали    утверждения  федералистских  принципов,которая  рассредоточила  бы  властные  полномочия  по  провинциям.Централисты  же   склонялись    к  олигархическому  господству,в  то  время  пока  федералисты  всё  больше  культивировали  обыкновенный  популизм.Централисты  в  основном   ассоциировались  с  консерватизмом  в  политике,тогда  как  федералисты  обычно   солидаризовались   с  либерализмом,хотя  всё  же,эти  ярлыки  больше  вносили  неразберихи,чем     просвещали.Без  сомнения,что  некоторые   политиканы,газеты,и  мыслители,отождествлялись  так  сильно  с  централизмом  или  федерализмом,что   становились   почти   синоминичны  им.На  протяжении  1820-х,например,Лоренцо  де   Савала  для  многих  являлся  поборником  федерализма   и   радикальных  общественных  реформ,тогда  как  его  современник  Лукас  Аламан  последовательно  трудился    на   централизацию  политического  руководства  и      консервативность  общественного  политического  курса. Но  всё  же,  в  основном   политическое    подразделение  на  федерализм  и  централизм  не  приводило  к  концентрации   в  непримиримые  к  друг  другу   идеологические    лагеря.Например,прагматик  Бустаманте  отстаивал  федерализм, за  исключением  случаев  когда  он  или  кто-то  из  его  близких  сторонников     имевших   влияние,считали,что  централистский  курс   будет  более  предпочителен.Участники  этой  многолетней  дисскусии  об  государственной  форме  управления,часто   признавали   совокупное  соеденение  и  несоответствие  взглядов   на  построение  национального  суверенного  государства,взгляды,  которые  могли  меняться  с  изменением    перспектив  или  благоприятных  возможностей,и  политической  действительности.Всё-таки,на  протяжении  того  критического  периода, следовавшего  за  свержением  Итурбиде,федералисты   одерживали  верх.Конституция  1824  года  закрепляла   формирование  республики  за  счёт   полуавтономных  штатов  и   подконтрольных  центру  территорий,управляемых  напрямую  президентом( назначенным  государственной  законодательной  властью) и  двухпалатным  национальным   конгрессом.

0

58

Политические  дискуссии  обострились  во  время  президенства  Виктории  в  1824-28  годах. Реагируя  на  разногласия,центральное  правительство     чрезмерно  усилило   подвижки  в  политическом  сращивании,а  также  в   отношении  налоговой  политики,таможенных  сборов,корпоративных  привилегий,военных  ресурсов,церковной  собственности,и   более  всего,в  эти  годы, поспособствовало  судьбоносному  расколу  среди  большинства    рождённых  ещё  в  Европе  испанцев,которые  остались  в  Мексике.Этот  период  озлобления  характеризовался  едкой  междоусобицей  в  прессе,задевающими  личность  нападками,  угрозами  физического  свойства  в  отношение  конкурирующих  политиканов, а  также  заправил  топливом  нетерпение  высших  слоёв  общества, и    даже  спровоцировал  неудавшийся  переворот. Выборы  1828  года  повернули  героя  войны  генерала  Висенте  Гуэрреро  против  Мануэля  Гомеса  Педроса,  и  его    тайный  консультант   Завала   должен  был  следовать  радикальной  программе  действий,и  генеральские  сподвижники   попытались   пополниться  выдающейся  кандидатурой  на  пост  вице-президента:      этот  некто  должен   быть  доброжелательным  по  отношению  к  элите,не  внушать  опасений,и  незатронут   вновь  возникшей  желчностью  в  политической  жизни  столицы.Они   завербовали  Анастасио  Бустаманте. 
    Подводя  итог  разберём   варианты  того ,в  каком  свете   мексиканцы  и  американцы    рассматривали   на  принадлежащие  им  соответствующие  индейские  фронтиры(пограничные  области).Пока   сторонники  Гуэрреро   совершали   в  год  выборов  свои  вычисления,Джэксон  грохотал  в  направлении  своей  цели  по   нанесению  поражению  Адамсу  и  возникновению как  президент   Соеденённых  Штатов.Старый  Хикори    добился  национального  импонирования   по  причинам,включившим  также  в  себя  его  популистскую  экономическую  и  политическую  платформы.Кроме  того,Джэксон  являлся  полубогом  для  низов,как  истребитель  индейцев,и  человек  который  разбил  криков,захватил  Флориду,высвободил  там  миллионы  акров  пахотных  земель   и  как  президент,который  должен  был  высвободить  ещё  больше  миллионов  акров.Кураторы( помощники) Джэксона  выжимали  максимальное  преимущество  из  его      оставшейся  в  прошлом  борьбы  с  индейцами. Оппоненты  же  выставляли  его  как  типичного  мясника: «Знаменитая  редакционная  карикатура   того  времени,  запечатлила  Джэксоновской  образ,сформированный  при  помощи  множества  раздетых  индейских    мёртвых  тел, внизу  с  кавычками  из  Шекспировского  Ричарда III: «Мне  явились  в  палатку  души  всех   тех,кого  я    погубил».
Многие  в  городе   Мехико  считали  что  нужно  прибегнуть  к  пограничному  опыту  Бустаманте,однако   важно  то, что  подобная  аппеляция   мало  что  или  совсем   ничего  не   имела    общего   с   мистификацией  его     боевых   достоинств  и   с  его  способностями    договариваться  с  независимыми  индейцами. Временное  присутствие  Бустаманте  на  границе  лишь  означало,     его   отстутствие  в  столице,и   следовательно  он  не  был  запачкан  грязными  диспутами  середины  1820-х. В  конце  десятилетия   почти   никто  в  городе  Мехико  не      упоминал  в  беседах  команчей,апачей,и  навахо.Из  этого  следует,что   факты  о  нём  оказавшие  влияние  на  избирательные  голоса  в  пограничных  штатах,указывавшие  на  его  взаимодействие  с   туземными народностями,    не  имели  где-либо  ещё  в   Мексике, почти   никакого  или   даже  вообще  никакого  политического  значения,как  в  положительном  смысле,так  и  в  отрицательном.Независимые  индейцы  на  отдалённых  границах  имели  мало  влияния  на  умственные  образы  мексиканских  граждан….
Привнесение  Бустаманте  придало  сторонникам   Гуэрреро  уверенности  в  победе.А  потом  Гомес  Педроса   добился  избрания.Гуэрреро   не   смирился  с  таким  результатом и  возглавил  переворот.В  конечном  счёте  Гомес  Педроса  решает,что  он  не  способен    одержать  победу, и   слагает  с  себя  полномочия   новоизбранного  президента,и  отплывает  в  изгнание.В  начале  января  1829  года,Конгресс  признаёт  Гуэрреро  как  президента,а  Бустаманте  как   вице-президента,узаконив   тем  самым  насильственное  аннулирование  честных  выборов  и  давая  на  будущее   губительный  прецендент.Гуэрреро  вступал  в  офис  в  то  же  самое  время,когда  Джэксон  начал  отсчёт  своего  первого  срока,  и  без  промедлений  приступил  к   раздражению  имевшихся  в  наличии  противников  и   порождать  новых.
Завала,теперь  министр  финансов, привёл  в  движение  механизм  налоговых  реформ,отчуждавших  католическую  церковь, богачей, власти  на   провинциальном  и  местном  уровне,владельцов  бизнеса, и   влиятельных  авторов  передовиц.В  августе  1829  года,испанское  вторжение,чем  Джэксон  и  Ван  Бюрен  пытались  спекулировать,наконец  материлизуется   в  северной  части  побережья  Мексиканского  залива.Мексиканские  подразделения  искусно  расстроили  плохо  обдуманную  кампанию ,однако  к  своему  огорчению,подвергающийся  нападкам  президент   так  и  не удосужился  похвалы.В  ноябре  офицеры  начали  составлять  планы  против   правительства, конечно распространявшиеся  и  на  вице-президента  Бустаманте,как  на  руководителя  в  правительстве.  Всё-таки  поддерживаемые  той  же  фракцией,что  и  на  выборах,Бустаманте  и  Гуэрреро  не   разрывали  контакты  на  личностном  или  политическом  уровне,и   всегда  спокойный  вице-президент,       вместе  с  Завалой  и  администрацией ,  чувствовал  себя  взволнованным,предположительно  даже   сверх  меры.На  Рождество  Гуэрреро   прекратил   борьбу,и  в  день  нового  1830  года,Анастасио  Бустаманте  становился  руководителем  государства.  Происшедшие  потрясения  в  последние  два ,наконец  миновали,  и   оставили  мексиканцев  с  закономерным  стремлением  к  обретению  стабильности , и  правительство  Бустаманте перешло  к  этапу   по     успокоению  испуганной  элиты  и   решительного  движения   в  плане  противодействия   преступности  и  дестабилизации  общества.Поборник  консерватизма  Аламан   исполнял   обязанности  министра  иностранных  дел       и  становился  наиболее   энергичной  и   значимой  фигурой  в   администрации  Бустаманте.  С  давних  пор  убеждённый  в  том, что  Мексике  не  подходит  федерализм    в   стиле  Соеденённых  Штатов,Аламан  уделил  особое  внимание  полномочиям  исполнительных  органов  власти.  Дружественно  настроенные  по  отношению  к   администрации  газеты  разъясняли  о  недостатках  федеральной  системы  правления,депутаты  от  оппозиции  в  Конгрессе  стали  получать  угрозы  и  следовательно  пропускали  заседания,и  Аламан  трудился  также на   укрепление  соответствующих  законодательных  органов  в  штатах.  Администрация  произвела  облаву  на  мелких  правонарушителей  и     привела  в  исполнение  уже  привычный  массовый  расстрел.   Бустамантизм  должен  становиться  формой  правления    и  регулирования  в  этой  стране…  И   этих  границ.Бустаманте   вступил  в  президентство   будучи  хорошо  осведомлённым   о  быстром  изменении  северо-восточной  границы,  и  с   сведениями   полученными  от  пограничной  комиссии  Терана,очень  и  очень  обеспокоившими  Аламана  и  многих  других  в  столице. Как  и  Теран,  Аламан  с  давних  пор  находился  в  оппозиции  либеральным  иммиграционным  законам.Более  того,   очевидно,что   неуместным   и  слишком  легкомысленным  являлось  заселение   Техаса  североамериканцами.

0

59

К  1830  году   в  Техасе  было  более  семи  тысяч  поселенцев  и  закабалённых  африканцев,по  сравнению  с   возможно  трёхтысячной  популяцией  тейано.Теран  нашёл,что  многие  из  новичков  не   имеют  представления   или   нарушают  мексиканские  законы, и  рисовальщик  комиссии, Санчес, имел  мнение, что  поселенцы  «ленивые  люди   с  порочным  характером». Остановившись  в  поселении  Остин,Теран  и  его  люди   познакомились  с  богатым  североамериканцем  по  имени   Гросс,который   очутился в  Техасе,скрываясь  от  кредиторов. Гросс   прибыл  со  своими   «не  поддающимися  подсчёту»  свиньями,множеством  голов  крупноголового  скота  и  лошадей,а  также  со  116  рабами(в  основном  похищенными),с  которыми  он  обращался  с  невероятной  жестокостью.»Гросс  и   некоторые    его  компаньоны  представили  мексиканских  комиссионеров    трём  его  псам,-Фердинанду VII,Наполеону,и  Боливару».»Негодуя  из-за  того, что  подобным  образом  было  опозорено  имя  Коломбиана  Либератора»,-писал  Санчес,-«возбуждённый  минералогист  команды  произнес    отчаянное  ругательство,которое   эти  наглые  парни  не  поняли,или  не  захотели  понять.Всё  же  не  все   североамериканские  собаки  казались  уполномоченным    настолько    неприятными,насколько  их  напыщенные  владельцы. Игнорируя  правила  регламентирующие  колонизацию,  новички  присвоили  себе  земли примыкающие   к  границе  США  и  вдоль  побережья,и  пренебрегая   товариществом  с  мексиканцами   поселились  собственными  анклавами  в  старинных  поселениях  Сан  Антонио  и  Голиад. Члены  экспедиции  отметили    серьёзное  недовольство   колонистов    мексиканским   правительством ,и  многим  это  внушало  беспокойство.Теран  предупреждал,что  колонисты  «могут  стать  причиной  того,что   Мексиканская  федерация  потеряет  Техас,если   в  ближайшее  время  не  предпринять  меры».  Санчес  соглашался  с  этим,  предсказывая,что «искра  заставившая  разгореться  пожар, который  лишит  нас  Техаса,пойдёт  из  колонии  Остин .  Целиком(лишит  Техаса),  поскольку  правительство  не  принимает  энергичных  мер,чтобы  предотвратить  это.Возможно   оно  не  осознаёт  величину  того, от  чего  собирается  избавиться».Предостережения подобные  этим ,  оказали  влияние  на  администрацию  Бустаманте   по  реагированию  на  предложение  Джексона.В  августе  1829  года  госсекретарь  Ван  Бюрен   был  вынужден    дать  указание   послу  Пойнсетту   на  открытие  переговоров  по   покупке  Техаса  для  Соеденённых  Штатов,однако  испанская  экспедиция  явилась  переломным  моментом  для  Гуэрреро,и  оригинальные  по  своей  сути  хлопоты  Пойнсетта  маячили  где-то  далеко-далеко.Пойнсетт   продолжительное  уже  время  воспринимался  мексиканскими  политиканами   как  назойливый  злоумышленник,  и  впечатлительный  Гуэрреро   угождая  подчинялся  воздействию  со  стороны  масс-медиа(пресса),по  его  отсылке  обратно  в   Соеденённый  Штаты.Презираемый  посол    в  декабре   шагнул  по  ступеням  вниз, так  же   быстро,как  Гуэрреро  был  выдворен  из   своей  канцелярии.Это    потребовало  от  целеустремлённого  Джексона    утвердить  своего  закадычного  дружка  Энтони  Батлера  в  качестве  замены  Пойнсетту.Батлер  прибыл  в  Мексику  в  конце  1829  года,решительно  настроенный   совершить  сделку  по  Техасу.Он   настойчиво  обхаживал  министра  иностранных  дел  Аламана  и  с  уверенностью  сообщал  в  письме  Ван  Брюнеру,что «мы  можем  добиться  значительного  прироста     благодаря  подношению  даров  администрации,тем  более   путём  дальнейшего,  любого  рода  подобострастия». Такое  восприятие  происходящего  можно  приписать  к  лицемерию  и   притворству Аламана,и  наивности  Батлера.Бустаманте  и  Аламан   расценивали   предложение  Джексона  в  основном    как  оскорбление   от  невоспитанного  человека,  делающего  гнусное  предложение  женщине,и даже  более,- в  качестве  очередного    взнос а   в   долговременной,  последовательной  цепи   состоящей  из угроз,высокопарности,и  надменности,  и  хитрым  тактическим  ходом,скрывающим  многозначительные  намерения  Соеденённых  Штатов  в  отношение  мексиканской  территории.  Ещё  в  1805  году, находясь  в  раздражении  от  приведения  своих  доводов  к  Испании  насчёт   Луизианской  границы,Томас  Джефферсон  стоял  перед  Конгрессом    и   осуждал вероломное, нечестное  поведение  по  отношению  к  Соеденённым  Штатам : «  И  если     мы  в  данный  момент  не  держим свои  руки  в  ящике  с  деньгами» -  рычал  Джефферсон,-«то  это  лишь  частично  из  уважения  к  Франции,и  из-за   важной  для  нас  дружественной  линии  по  отношению  к  Франции.Мы,тем  не  менее,    назначаем  ежемесячные  выплаты   за  будущие  территориальные  приобретения  у  города  Мехико».В  1819  году,официальная  пресса  в  городе  Мехико  публиковала  переводы  передовиц,сочинённых   известным  журналистом  и  будущим    сенатором  штата  Миссури,- Томасом  Харт  Бентоном,п декларирующими  обоснованность  и  неизбежность  американского  Техаса.В  1822  году,  новый  «Комитет  по   Колонизации»  в независимой  Мексике  предупреждал,что  «Техас  ожидает  та  же   участь,которая  постигла  Флориду,или,по  меньшей  мере,превратится   в  место  сбора  пиратов,если   замыслам   США  по-прежнему  не  будет  воспрепятствоваться».  Через  два  года  Мексика   предъявила  скандальные  обвинения   Вашингтону,сообщив  начальству   Джэксона,что  он  готовится  захватить   Техас,как  до  этого  Флориду  и  заставляет  Мексику  пойти  на  уступку.И  всего  лишь  через  два  дня  после  того,  как   в  1825  году, Пойнсетт  впервые  преподнёс  себя  в  городе  Мехико, он  предстаёт  перед  одним  из  поверенных  президента  Викториа,  высказывая недовольство   США  по  отношению  к  пограничной  линии  Адамса-Ониса…

Отредактировано Коакуче (10.12.2011 16:57:24)

0

60

Миссия  Батлера  вызвала там значительный  общественный  резонас,однако  не  являлась  чем-то  неожиданным. Столичные   политические  персоны  и  газеты  выразили   своё  негодование    намёком  на  то,что  мексиканцы  должны  продать  часть  территории  собственной  страны.Теран,главнокомандующий  генерал  восточных  внутренних   областей, ставший   преемником  Бустаманте  следом  за повышением  последнего,уловил  уязвлённый  скептицизм,с  которым  большинство  мексиканцев  стало  смотреть  на  Соеденённые  Штаты  в  конце  1820-х  годов ,который  он  объяснял  тем,что   самая  ненасытная  страна  мира   использует  ряд  коварных  методов,чтобы «отчуждать  властные  полномочия  Европы  на  обширных  территориях  в  Северной  Америке».  В  качестве  альтернативы  силовым  методам,-« эти  люди    накладывают  свои  руки  на  богатства,которые  должны  отторгаться  поодиночке,  действуя  бестолково,неумело  и  с  очевидной   абсурдностью.Вначале  они  обращаются  к  истории,подавая   надуманные  территориальные  иски, которые  мистифицируют  «нелепое  фиаско»Ла  Салля  в  Техасе. Закулисные  разработчики  этого  рекомендуют   своим  землякам  предъявлять  претензии  на   участки  под  разработки,и  территории,  о  которых  идёт  речь  «начинают  посещаться  авантюристами  и   дельцами".Вскоре   эти  новоявленные  пришельцы  выражают  неудовольствие  и  начинают  подавать  претензию  на   узаконивание  поселений,  «подвергать  сомнению  дееспособность  существующего  руководства  и  администрации".Затем  начинаются  дипломатические  манёвры.Компетентные  специалисты  из  США  инициируют  мятежи  и  проявляют  глубокое  беспокойство  в  отношение  прав  жителей,всецело  лишь  для  маскировки  своих  целей  с  регулируемым   и  умеренным   информационным    взаимодействием  с  другой    державой.   Затем,  при  содействии  требующих  вмешательства  иных  ситуаций,в  которых  никогда  не  бывает  недостатка  в  ходе  дипломатических  отношений,   наконец  и  наступает  желаемое  завершение  сделки,неблагоприятное  для  одной  стороны  и  выгодное  для  другой».
Теран  видел,что  такая  тактика  достигла  цели  с  Европейскими  колониями,  "однако  трудность  касающаяся  Мексики,-совсем  иная.Как  может  республика  продать  часть  самой  себя?Как  может  Мексика    сама   урезать  собственную  страну?».  Теран   рассматривал  Техас  в  качестве  как  стратегического  буфера,так,  и    как   земельные  владения  с    громадным  сельскохозяйственным  и   коммерческим  потенциалом. «Планируя  заполучить  Техас ,  Соеденённые   Штаты  оспаривал  имеющие  первостепенное  значение  интерес,тесно  связанный  с  политическим  существованием  нашей  страны.  Если    Мексика  даст   согласие  на  такую  фундаментальную  акцию,то   тогда  опуститься  до  наиболее  развесёлого  сословия  американского   государства,до  самой  ничтожной  посредственности ,имеющей  необходимость  лишь  покупать  своё   суровое  существование  ценой  многих   унижений.Что  же  касается  лидеров  республики, то  тот,кто  согласен  и  не  противится  утрате  Техаса,является  отвратительным  предателем,который  должен  быть  наказан  любым  видом  умерщвления».
Ни  Бустаманте,ни  его  министр  иностранных  дел,не  стремились  к  тому,чтобы  стать  отвратительными  предателями,или  мёртвыми.В  начале  февраля  1830-го,Аламан  привёл  в  Конгрессе  статистику   противозаконных  деяний совершённых  североамериканскими  иммигрантами  в  Техасе.  В  марте,он  прочитал  перед  Конгрессом  речь,  во  многом  повторяющую  формулировки  Терана,и  добавляя  некоторые  свои  собственные    мысли,раскрывающие  коварный  ход  развития  экспансии  Соеденённых  Штатов.»Подчас,применяются  более  прямые  наставления»,-объяснял  министр,-«и  пользуясь  преимуществом  над   ослабевшим  государством, или  используя  внутренние   разногласия  собственников   земли,они   действуют  исходя  из  необычайного  предлога,чтобы   назначить  самих  себя  хозяевами  страны,чему  является  доказательством  Флорида». Шестого  апреля  1830-го,вариант  Аламоновского   законопроэкта  становился  юридически  узаконенным,что  содействовало  мексиканской  и  европейской  иммиграции  в  беспокойный  регион  и    продвижению   объявленной  вне  закона  американской  иммиграции  в  Техас.Пока  Бустаманте  и  Аламан  предпринимали  энергичные  меры,Батлер  донимал  гарантиями  своего  впечатлительного  патрона  Джексона,в  том, что  он  почти  обеспечил  куплю-продажу…
Все  эти  четверо  мужчин    доставляли  удовольствие  своими  непринуждёнными  повествованиями.История,которую  Джексон  и  Батлер  самолично   сообщали,заключалась  в  том,что  подверженных   коррупции   мексиканских  донов  можно  легко  запугать  или  подкупить,для  продажи  Техаса,и  следовательно  облегчить  непоколебимый  марш  за  величие  Соеденённых  Штатов.Бустаманте  и  Аламан  заботливо  взращивали   повесть  о  том,как  мудрые,решительные  мексиканские  лидеры  должны   ставить  в  тупик  лицемерную,низменную  тактику,имеющую   хождение   на  тот  период  времени,когда  североамериканцы  предлагали  экспрориацию  северных  земель  их  республики.  Но   ни  одна  из   истории  не  имела  существенного  значения  для  людей,которые  всё  ещё  контролировали  значительную  часть  Северной  Америки,включая  большую  часть  территории   о  которой  идёт  речь. У  Джексона  и  его  подчинённых,  команчи  и  другие  исконные  народы  мексиканского  северо-востока      входили  в  повествование  лишь  в  качестве  уловки,-как  страшилки ,предназначенные  для   устрашения    Мексики  в   торговле за  территории.Возможно   частично  из-за  этого,  независимые  индейцы   являлись   настолько  тяжело  предсказуемы  и  воспринимаемы, и  мексиканские  лидеры  всё  больше  думали  о  них,как  об  региональной  движущей  силе,-очевидно,что  важной  по  значению  для  пограничья,однако  в  основном   никому  не  интересной,или  совершенно  непонятной внутри  территорий,- разумное  обоснование  в  национальной  и  международной  политике.   Между  тем,  в  то  же  время, прибывает  Теран,имея  в  голове  свои  понятия,    и   выдаёт милое  исследование  об  аборигенных  народах  Техаса,   с  кратким   изложением  континентальной  истории,   которое  он    искусно  смастерил  для  своего  начальства  в  городе   Мехико,-всё,что   связано  с  махинациями  и  интригами  североамериканцев,и  почти  ничего,что  имело бы касательство  к  индейцам.Аламан  и  другие,продвигали  те  же  североамериканские  россказни,даже  в  том  отношении,что  имело  касательство  к  Флориде,чья,с  давних  пор  запутанная  и  извращённая  история, измышлялась,  конъюктурно  используя  точки   соприкосновения  или  пересечения,  имперского  и  туземного  прошлого.Мексиканцы  часто  обращались  к  истории  Флориды  этого  периода  для  проведения  полезных   параллелей, и  когда  они  это  делали,то  оперировали  давней  бесхитростной  легендой  о  североамериканском  обмане  и  агрессии.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 20:26:27)

0

61

Есть  в  этом  некая  ирония.Предложение  Джексона  сигнализировало  о  неизбежной  материализации  угрозы  неблагоприятного  воздействия   потенциального  противника,  в  ожидании  чего  испанцы,а  затем  и  мексиканцы  находились  на  протяжении  почти  150  лет.Безопасность  и  процветание  северной  Новой  Испании  в  этот  долговременный  период,зависело  по  большей  части  от  способностей  собственных   ответственных  и  компетентных  личностей , по   укреплению   рубежей   своей  державы.  Это  подразумевало  видение  индейцев  не  более,как  бродячих  дикарей  или  пешек  в  межимперском  противостоянии.Между  тем, такой  набор  понятий  всерьёз  принимался  в  качестве   самостоятельной  формы  правления, при  этом  сообразующейся   с   геополитическими  целями  свойственными  геополитике  европейских  империй.Это  Руби,Галвес,Анза,и  им  подобные,противопоставили  себя  чиновничеству  эпохи  Бурбон , используя  по  максимуму  это  перспективное  направление,  в  надежде  усовершенствовать    манипулирование  индейцами   возле  полицейских  постов.Для  того, чтобы  укрепить  границу  перед  лицом   любого  противника  и  содействовать  медленного  претворяющейся   в  жизнь программе  истинного  доминирования ,они  должны были     принять  во  внимание  запутанные   истории    о  региональном  и  континентальном  влиянии, истории,в  которых  аборигенные  народы   играли    решающие  роли.Независимая  Мексика  по-началу   вынуждена  была  принимать  ту  же  точку  зрения,разыскивая  туземных  лидеров,угощая  их  в  столице,и  торжественно  отмечая  договоры,которые  признавали   индейское  могущество  и  полномочия, затрачивая  усилия  и  время,перемещая  перо  в  надежде  на  всеобщее  мексиканское  единство.И  уже  к  1830  году,договорные  надежды  обтрепались  от  череды   вторжений,углубляющегося  бюджетного  кризиса,запутанной   внутригосударственной  политической  жизни,и  международных  отношений, всё  больше  и  больше  способствующих  росту  и  укреплению  нестабильности  и  противоречий .Мексиканцы   чувствовали  себя   всё  более  и  более  неуверенными  не  только    в  том, как  обходиться   с независимыми  индейцами,но  даже  в  том, в  качестве  кого  их  считать.Когда  Батлер  начинал  свои  бесполезные  переговоры   с    Аламаном,большинство  национальных  мексиканских  лидеров  разом  позабыли  позднее  колониальное  понимание  в  том, что  непобедимиые  туземцы    держали  ключи  от  их  подвергавшегося  опасностям    и,     по-прежнему  мнимого   доминирования   на  севере. Как  и  их  североамериканские  конкуренты,члены  мексиканских  высших  слоёв  общества  начали   находить  оправдания  их  возникшему  затруднительному  положению  посредством    россказней   о  суверенном  государстве,так  же  официально  отвергавшим  гражданство  для  индейских  народов,которые    могли  быть  важной  геополитической  движущей  силой.Пока  же  задвинутые  на  задний  план  творческим  воображением  политиканов  из  Вашингтона  и  Мехико,команчи  и  другие  независимые  индейцы  на  севере   Мексики  контролировали  стратегическую  территорию,  которая  становилась  эпицентром  международной  напряжённости  в  Северной   Америке.Они      опирались  на   свои  собственные  истории,  сформированные  естественным  образом,  и  в  обход   межимперских  дискуссий  предшествоваших  десятилетий  и  столетий.На  самом  деле, в  тот  момент  когда  они  находились  вне  повествования , они  обнаруживали  себя  более,чем  когда-либо  прежде,  привязанными  к  континетальным   событиям.К  1830  году  команчи   неразрывно  соеденились  с  новыми  бедствиями  и  новыми  благоприятными  возможностями , по  мере   продвижения  заселения,расширения  границ  рынка,  и   территориального  преобразования      Соеденённых  Штатов   и  Мексики ,-всё  это  привело  к  изменению  их  мира.Как  они  отреагировали  на  эти  изменения,  должно  поместить  ложь  в  не  имеющие  спроса  истории  и   поразить  окоченевшие  силуэты,    одновременно  с  этим   показав   изменения    государственных  и  туземных  форм  правления ,  в  Северной    Америке  середины  девятнадцатого  столетия.

Отредактировано Коакуче (23.12.2011 09:20:04)

0

62

ЧАСТЬ  1.  СОСЕДИ.
ОПАСНОСТЬ  И  ОБЩЕСТВО.
Спозаранку,18-го  октября  1831-го,капитан  Мануэль  Лафуэнте   измерял  шагами  площадь  Сан  Антонио  и    производил  осмотр  своей  небольшой  армии,-двухсот   мужчин,  несколькими     меньше  или   больше,столпившихся  с  оружием  и  провизией,и  делающих  всё  возможное,чтобы  успокоить  несколько  сот   храпящих  лошадей  и  мулов.Скопление    включало  профессиональных  солдат,милиционеров,и  добровольцев  из  ранчо  и  поселений  со  всего  Техаса.Они  прибыли  убивать  индейцев.Ровно  через  три  недели,они  должны  были  получить  свой  шанс,и  воспользовавшись  им,совершили  колоссальную  ошибку.В  настоящий  же  момент, однако  же, полностью  преобладали  оптимизм  и   празднование,-барабаны  и   сигнальные  трубы,флаги  и  рукопожатия,молитвы, «до  скорого  свидания»,  и   напускная  храбрость.Это  была  утренняя  заря  коллективной  целеустремлённости.Тейанос   предпологали  долгосрочную  кампанию,потому  что   окрестные  индейцы  подзабыли,что  мексиканцы  могуть  стать  ужасными  в  гневе. Потому  что  Господь  внушал, а  Лафуэнте  должен  был   напоминать  им ,- о   той  же  отваге, совокупности  методов,и   продолжительности  добровольной  услуги.Лейтенант  Франциско  де  Кастанеда, посаженный  в  тюрьму  за  мошеничество,  с  толком  подал  прошение  о  временном  освобождении. Другие  пожертвовали  лошадей,деньги,ружья,  боеприпасы,и   продовольствие.Все  хотели  быть  причастными. Чувство  товарищества  и  доверительность,по-видимому  являлись  хорошим  подспорьем  для  духа,так  как  Лафуэнте  и  его  люди  жили  в  период  упадка.Тейанос  преклонного  возраста   наблюдавшие  за  процессией  могли  помнить  эпоху  ещё  большего  насилия  и  незащищённости  в  1760-х  и  1770-х  годах,помнить  о  том,как  с  помощью  их  отцов,которые  совершали  то,что  сейчас  собирался  совершить  Лафуэнте,то  есть  скакать  верхом  уничтожая   индейцев, показывая  им,что  они  должны  бояться  и  уважать  тейанос,наступал  длительный  период  мира.  Но  их  отцы  имели  за   спиной  корону. Атаки  апачей,вичита,и  команчей,во  время  войны  за  независимость  остались  без  ответа,а  набеги  команчей  середины  1820-х  прекратились  только  тогда,когда  демонстрация  сил  Бустаманте  подтолкнуло  Паруакевитси  и  других  лидеров  на  то, чтобы  выстраивать  консенсус  для  уже  другого  договора. Но  даже  и  это  соглашение  не  смогло   отвратить  вичита,а  особенно  тавакони  и  вако  от    ограбления  множества  тейанос.Эти  грабежи  привели к  изнурительному  циклу  рейдов  и  контррейдов,  в  конце  1820-х  и  в  начале  1830-х,и  местное  население  начало  требовать   решительной  кампании.
Мексиканские  уполномоченные  лица   должны  были  вновь  мысленно  обращаться  к  своему    требующему  осторожному  обращения   балансу   силовых  действий  и   дружелюбия.Они   санкционировали  экспедицию  Лафуэнте  с  запозданием,чем  сами  себя  поставили  в  затруднительное  положение. Недавние  поражения  и  рейды    были    безусловно   тяжёлыми ,и   катастрофическими  для  тех,кто   напрямую  подвергался  их  воздействию.Однако  это  ещё  была  не  война. Война  имела  место  в  середине  восемнадцатого  столетия,когда  крупномасштабные  индейские  кампании  в  Новой  Мексике  и  Техасе  разрушили    региональные  экономики, уничтожили   отары  и  стада,которые   поглотили  поколения   для  своего  сложения,   превратили  в  призрачные  пустыни  множества  поселений,и  отправили  сотни  испанских  женщин  и  детей  в  рабство  в  лагеря  туземцев.Мексиканские  ответственные  лица  должны  были  быть  реалистами  насчёт  своих  поубавившихся  ресурсов   и  расходовать  силы  аккуратно, во  избежания  нервирующего  внутреннего  противоречия  и  распространения  действий  насилия  в  открытой  уже  войне.  Так,   в  то  время  когда  они  убедили  Лафуэнте  проследить  налётчиков  тавакони  и    «покинуть  их так  сильно  наказанными,чтобы  они  более  никогда  снова  не   стали враждебны  нам»,команчи  были   «запретной  зоной». Те  или  иные  пограничные  представители  возмущались  этим,убеждённые  в  том, что   команчи   воровали   совместно  с  их  союзниками  вичита.Негодование  и   самонадеянность  сделали  некоторых  мексиканцев     бесцеремонными   в  поддержании  тактичных  взаимоотношений  с  беспристрастными  команчами.Израсходовав  365  песо  на  развлечение  Гуоникуе  и  небольшой  группы  последователей  в  Салтильо,например,  пьяный,  с  пудовыми  кулаками  губернатор  Техаса-Коауилы, потребовал  у  команчских  лидеров  недопущения     их   «дальнейшего    перемещения  на  значительное  расстояние   в  южном  направлении».Даже  Хосе  Франциско  Руис  потерял  терпение. За  два  месяца  перед  загрузкой  Лафуэнте,прибыли  новости  о  том,что  в  нескольких  деревнях  вичита  свирепствовала  чёрная  оспа.  Широко  известный    культурный  посредник  продекларировал,- «Может    быть  желание  Бога,никого  из  них  не  оставить.Я  надеюсь,что  он  сделает  то  же,что  сотворил  с  команчами».

Отредактировано Коакуче (10.12.2011 07:33:21)

0

63

Несмотря  на  энергично  распространяющуюся  болезнь,Паруакевитси  и  другие  предводители  продолжали  наносить  визиты  в  Сан  Антонио,чтобы  подтверждать   их  мирные  намерения  и  приносить  извининения  за  своих  молодых  людей. В  марте  1830-го, он  условился  о  предоставлении  мексиканского  эскорта  для  сопровождения  его  брата  Чупару  в  вояже  к   Бустаманте  в  город  Мехико. Несколькими  месяцами  позднее  он   задержал  на  дороге  отряд  вичита,избавил  их  от  тридцати  украденных  ими  лошадей ,и  возвратил  этих  животных  властям  в  Сан  Антонио.Также  например,если   официальные   Техасские  представители  находили  обоснования   команчскому  вторжению, то   первым  делом  задействовали  дипломатию , обращаясь  с  протестами  к  Паруакевитси,-самому  з известному  и  отважному  капитану  команчей.
Жаждущие  крови  люди  Лафуэнте    выехали  верхом   из  Сан  Антонио, и  вскоре  их  отряд  пополнился  восемнадцатью  кэддо,кикапу,и  иони.Разношерстная  группа   через  три  недели   обнаружила  точное  местонахождение  деревни  налётчиков  вичита.  Лазутчики  сообщили, что  индейцы  были   погружены  в  танец. Лафуэнте  приказал  большей  части  своих  людей  без  лишнего  шума   отойти  назад, пока   остальные  проведут   рекогносцировку  деревни,чтобы  определить   самые  удобные  направления  для  атаки.В  два  часа  ночи,лазутчики  возвратились,чтобы  сказать, что  тавакони   все   заснули.Лафуэнте  приказывает  своим  людям  зарядить  их  оружие  и  выдвигаться  вперёд.
«В  скором  времени»,-рапортовал  позже  Лафуэнте,-« Мы  открыли  огонь , часто  стреляя   залпами, и  мы  продолжили  поливать  пулями  с  такой  быстротой,что   через  несколько  минут  вынуждены  были   остановить  стрельбу,так  как   поле  сражения  было  покинуто  дикарями,которые   были  лишь   заняты   собой , с   определением     себя  и  своих  семейств  в  безопасные  постели,не  оказывая  любого  рода  противодействия»
У  тейанос  была  и  другая  причина  для  прекращения  огня. Вскоре  после  начала  стрельбы,потрясающие  возгласы   взмолились  о  её  прекращении,-«  Команчес,амиго,амиго  эспаньолес(друзья,друзья,испанцам)!».Лафуэнте  утверждал  в  своём  рапорте, что  он  не  догадывался  о  присутствии  команчей  в  лагере,однако  трудно  в  это  поверить. Сообщение  обратило  внимание  на  характерные  для  команчей  типи    среди  множества   типи  тавакони,и  крайне  неправдоподобно  то, что  мексиканские  и  индейские  лазутчики   пропустили  эту    очень  важную  подробность, когда  производили  разведку  деревни.После  трёхнедельного  поиска,Лафуэнте  вероятно  решил, что   он  не   откажется   от  предоставившейся  ему  возможности  по  убийству  вичита,только  потому,что  несколько  команчей  попадутся  ему  на   пути.  Однако  капитан  не  мог  знать  какие  команчи     попадутся  ему  на  пути.Как  только  дым  рассеялся,мексиканские  солдаты   направились     туда,где  женский  вопль  завис  над  парой  тел.Они  посмотрели  на  них, и  к  своему  смятению  и  ужасу  увидели,что   убили  самого  большого  человека,вождя  Паруакевитси,вместе  с  одним  из  его  сыновей.
Можно    лишь  догадываться  о  том,  в  каком  направлении  понеслась  мысль  Лафуэнте  в  этот  момент. Вероятно, этот  Паруаукевитси  находился  здесь, чтобы  убедить  тавакони  принять  соглашательскую  позицию   в  отношение  тейанос,что  только  подчёркивало   размер  ошибки.Атака  ввела   в  оцепенение     всё  племя , и   погрузила  при  этом  ,  особенно  семьи  погибших,в  безутешную  печаль.Мексиканский   страх   заблистал  всеми  красками  на  импровизированной  конференции,которую  они  организовали,и  на  которой  они   нервно  объясняли  людям  Паруакевитси,что  их  «не  надо  обвинять  в   этих  смертях,и  что  они    были   обусловлены  только  тем,что  те  объеденились   с  таваконис,нашими  врагами».Наивные,раз  уж  быть  объективным,команчи   кажется  поддались    тому     разъяснению,что  «данное  крупное  мексиканское  подразделение   осуществило  эту  угрозу,определив  местоположение  противодействующего  лагеря».Всё  ещё  обеспокоенные,мексиканцы  отдали  мертвого  вождя  его  родственникам,    "большую  часть  трофеев»взятых  у  вичита,и  затем  оставили  их  печалиться….
Люди  Лафуэнте  погнавшиеся  за  тавакони ,  убили  девятерых  из  них,повесили  два  трупа  на  дубовые  деревья,и  затем  вернулись  как   победители  в  Сан  Антонио.Штатские  солдаты,которые   были  волонтёрами  в  этой  кампании,прибыли  домой  с  улучшенной  репутацией, и  даже  с  некоторым  количеством   похищенных  индейских  пони.Однако    небольшая  победа  обошлась  в  коллосальную  стоимость.Бустаманте    поздравил  Лафуэнте,правда  посокрушался  при  этом  смерти  Паруакевитси, очень  любимого  для  всех  команчей,единственного,кто   повиновался  в  большей  степени,чем  кто-либо  другой.Мексиканские   ответственные  лица  больше  не  могли    уповать  на  вразумление  его  агрессивных  молодых  воинов,или, чтобы  приводить  доводы  для  мира  среди  других  туземных  предводителей.  И   конечно   же  тейанос  теперь  имели  причину  ожидать   ответные  действия  команчи.

Отредактировано Коакуче (09.12.2011 07:35:19)

0

64

Ничего  не  происходило. В  облегчение   озадаченных  официальных  властей  на  северо-востоке  Мексики,через  два  месяца  после  атаки,сотни  команчских  мужчин,женщин,и  детей  прибыли  в  Сан  Антонио,чтобы    продать  большой  количество  вьюков  с  пушниной,медвежьим  жиром,мясом,и другими  вещами,тем  самым  подтверждая  мирные  намерения,несмотря  на  убийство  Паруакевитси. Такой  же  известный как  и  он  предводитель  команчей    выразил  то  же  самое,и     чтобы  развеять остававшиеся    любого рода  сомнения ,один  из  сыновей   мёртвого  вождя  также  пришёл  в  Сан  Антонио ,чтобы  выказать  своё  сохраняющееся  расположение.Команчи  делали  всё,что  могли,для  того,чтобы  разгрузить  психику  мексиканцев.Вопрос,-почему.Если,как  казалось  большинству  мыслящих мексиканцев ,политика  команчей  в  отношение  Техаса  зависела  в  первую  очередь  от  действий  мексиканцев,тогда  неосмотрительное  убийство  одного  из  региональных  выдающихся  лидеров,несомненно  должно  было  иметь  отрицательные  последствия.Самое   меньшее,  что  команчи  могли  потребовать,так  это  возмещения  убытков,однако  они  этого  не  сделали.В  действительности  же,мир  стал  зависеть  от  таких  факторов,которые  мексиканские    компетентные  лица  не  могли  ни  понять,ни  контролировать.Пока  ни   та,ни  другая  сторона   не  чувствовала  удовлетворения  от  действий  своих   непредсказуемых  союзников.Команчи  и  мексиканцы   жили  в   динамическом  мире  опасностей,что  требовало  пока  и  от  тех,и  от  других,поддержания   коллективного  сосуществования  друг  с  другом.Почему  их  шаткий  мир  сохранялся, накрениваясь  из   края  в  край,и  почему  наконец  это  обрушилось ,тогда,когда  обрушилось,   можно  будет  распознать  в  рассмотрении  горизонтального  слияния   опасности  и  общества.
   Грабить  с  прибылью:Опасности  на  южных  равнинах.

Отредактировано Коакуче (29.12.2011 22:12:34)

0

65

Думаю  на  форум  больше  не  стоит  вываливать  всю  книгу,а  по  окончании  перевода  скинуть  ссылкой.

0

66

Отредактировал.А  то  в  паре-другой  абзацев  сам  не  понял  что  напечатал. 
  Вот  подумал  что.Предположить,если  Мексика  и  дальше  бы   продолжила  испанскую  колониальную  политику  в  отношение  северных  своих племён,то  как  бы  всё  выглядело.Постепенно  команчи  и  др.прекращают  мелкие  рейды.Хотя полностью  думаю  это  невозможно  было  бы. Но  разорения   трети  Мексики  точно  не  произошло  бы.Значит  скорей  всего  и  не  удалась  бы  американская  военная агрессия  1846  года. Следовательно  внутри  в  Штатах   политики  начинают  обвинять  друг  друга,намечается  раскол,который  и  происходит  между  севером  и  югом.Всё,Штатов  нет.Как  минимум  в  тех  границах,в  которых  они  сейчас.А  может  и  на  два  государства  разделены.То  есть   империализм  США  не сложился.И   это  меняет  весь  ход  мировой  истории. Скорей  всего  революции  17-го  года  у  нас  тоже  не  случилось,и  второй  мировой.Значит  и  мы  сейчас  были  бы  другие,и  весь  остальной  мир.Но  Мексика  бесхитростно  перекрывает  торговые  каналы  команчам, а  американцы  открывают  по  Арканзасу, на  Инд  терр.и  тд.Команчи  и  кайова   обращаются  на  север,и  получают  там  то,к  чему  привыкли  ещё  с  испанских  времён, -промышленные  и  продовольственные  товары,а  главное  оружие.Здесь  Мексике  конец.Раз  оружие,значит  оно  должно  стрелять,но  не  в  своих  же  благодетелей.На  юге ,открытая  во  всех  направлениях  равнина,туда  -то  весь  пар  и  выходит.В  1846  Штатам  понадобилось  лишь  вбить  последний  гвоздь,оформить  отторжение  официально,и  приступить  к  дальнейшему  развитию  своих  имперских  агрессивных  замыслов.

0

67

Смелый сценарий. США в 19 веке уже была мощной индустриальной страной, с огромными технологическими, финансовыми и людскими ресурсами, плюс пассионарность жителей Дикого запада, поэтому считаю что у Мексики против США шансов не было.

0

68

Не   была  США  мощной  индустриальной  страной,всё  бралось  нахрапом. Поселенцам  ничего  не  давалось,грузитесь  и  вперёд  на  свой  страх  и  риск.А  Мексика  давала  персонально  каждому  не  помню  сколько  тысяч  акров  и   грант.Прочитайте,я  не  помню  уже  что  там  конкретно  по  цифрам.  Книга  то  этому  и  посвящена,что   границы-то  не  просто  так  такими  стали. Смотрите  как  сейчас  штаты  действуют  ,-жар  чужими руками  в  основном.Правы  они,или  нет?

Отредактировано Коакуче (11.12.2011 06:57:32)

+1

69

Коакуче,спасибо за книгу!И выводы ты сделал интересные!Приятно читать.От себя добавлю-- если бы наши не ушли из Калифорнии и Аляски,США ,точно не стали бы сейчас "мировым жандармом"!Хотелось бы посмотреть,кто ,когда и как их обломает!Пиндосы уже офигели полностью!

0

70

Коакуче,огромный респект за труд! :cool:
Думаю,если пиндосы разбудят Спящего Медведя,то он им реально наломает по самые "нехочу" (слитно написал специально  ;)  ) Насчет того,что они "путают педали",это так и есть! Жизнь такая штука,обязательно все расставит на свои места,а в истории есть немало примеров,которые красноречиво говорят,что СИЛЬНЫЙ НЕ ТОТ КТО ПРИТВОРЯЕТСЯ СИЛЬНЫМ,А ТОТ КТО ПРИТВОРЯЕТСЯ СЛАБЫМ,в нашем случае спящим  8-)

0

71

Ребят  спасибо!  А  обламывать  скорей  всего  мы  будем,или  наши  дети,или  китайцы.Больше  пока  не  вижу  никого.

0

72

Ну  вообще  китайцы  если  ломать,то  с  нас  начнут,или  мы  с них.Или  они  с  нас,а  мы  потом  всех.Вот  это  команчи,откуда   паутинка-то  плетётся.

Отредактировано Коакуче (12.12.2011 08:00:34)

0

73

Коакуче написал(а):

А  обламывать  скорей  всего  мы  будем,или  наши  дети,или  китайцы.Больше  пока  не  вижу  никого.

Мне кажется,все-таки "мы".Аналитики говорят о том,что после Ливии будет Сирия.Потом Иран и Россия.Кстати,в Лтвии они тоже обламались--там до сих пор бойня идет,и армию ливийскую они так и не уничтожили,ну,посмотрим.Я думаю,за Россией,и Украина тож в стороне не останется.А как поступит Китай,неизвестно.Хитрые они там.
  Нифига себе "паутинка"получилась!

0

74

Братья,давайте обсуждение перенесем в соответствующую рубрику :) А то и так порядок навести никак не могу.Надеюсь на понимание и отсутствие обид ;)
Мир всем!

-1

75

Одинокий Волк написал(а):

Братья,давайте обсуждение перенесем в соответствующую рубрику :) А то и так порядок навести никак не могу.Надеюсь на понимание и отсутствие обид ;)
Мир всем!

Все правильно.Последнее обсуждение,действительно не по теме.Увлеклись,бывает!! :flirt:

0

76

Да, всё правильно! По  завершении,ссылку  в  соответствующем разделе(ссылки  на  достоверную  информацию)  поставлю.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC