Форум Индейцев Белгородчины

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Апачи.

Сообщений 1 страница 94 из 94

1

Глава  три  из  мескалеро.
Глава  3.  Суровое  испытание  мужества:апачи  против  испанцев.
Первым  европейцем  увидевшим  восточных  апачи,  был  дон  Франциско  Васкес  де  Коронадо,  когда  находился  на  пути  в  Канзас  в  поисках   существующей  в  мифах  Гран  Куивира.  На  Педро  де  Кастанеда,  его  историографа,  они  произвели  благоприятное  впечатление: «Вызывающие  сожаление  члены  племени  немало  старались  для   нашей   партии ,   преследовавшей    бизонов, чтобы   добыть  себе   пропитания. Для  того,  чтобы  перемещать  самих  себя,  у  них  были  только  ноги.Единственным  их  домашним  животным  была  собака,  которую  они  использовали  обычно  в  переходах  на  дальние  расстояния,  чтобы   перетаскивать тяжёлые  грузы .Они  жили  в  покрытых  бизоньми  шкурами    палатках,  ели  бизонье  мясо,вяленое  или  сырое, и   также  пили  бизонью  кровь».Жизнь   у   них  была  нелегкая,  но  тем  не  менее,  Кастанеда  одобрительно  отметил, что  « они  любезные  люди,  и  совсем  не  свирепые.  Они  верные  друзья».
Коронадо  назвал  их  Гуэрехос,  слово  из  языка  пуэбло,  означающее,-«едоки  бизона».Исследователи,  которые  приходили  позже,   охарактеризовывали  их  как  Индиос  Вагуэрос, или  «Индейцы  Пастухи »,потому  что  они   существовали  за  счёт  молочного  скота  и  бизонов.Онате, колонизатор,   прибывший   к  ним  в  1598  году,  первым  назвал  их «апачи».   Имеется  много  доводов  насчёт  того, что  это  слово  означает, однако   есть  гипотеза,  которая  устраивает  большинство  людей,  согласно  которой, страдающие от  них  зуни, огульно  назвали  своих  кочующих  соседей  этим  словом,  что  означает  на  их  языке,-«враг».Несомненно,  что  это  было  удачным  названием,  так  как  с  течением  времени,  их  рука  поднималась  против  каждого  человека,  и  рука  каждого  человека  совершала  то  же  самое  против  них.
К  1541  году,  племена  апачей  уже   прочно  обосновались  в  регионе,  и  были  расселены  даже  шире,  чем  в  более  поздние  времена.Предки  западных  апачей,  нашли  для  себя  постоянный  дом  в    девственной  местности  за  Рио   Гранде,а  восточные  апачи,  между  тем,  включая  некоторых   прародителей  мескалеро,  ночевали  в  палатке  на  бизоньих  равнинах,  а  кто-то  из  них  жил  далеко  на  севере,   например  в   Канзасе.Они  раздробились  на  мешанину  из  племенных  подгрупп,   что   до  сих  пор  делает  тщетными  изыскания  историков  и  антропологов.
Тут  были ,- «карланас», «паломас»,  «хикарильяс»,  «фараонес», «липанес»,  «натахес» , «апачи  дел  перильо», ,и  «мескалерос», -все  эти  названия  наиболее  часто  упоминались  в  испанское  время.  Некоторые  из  этих  племён  были  названы  в  честь  их  любимых  мест  обитания,  некоторые  по  именам  их  вождей,  некоторые  получили  свои  имена  за  свои   характерные,  только  им  присущие  черты, или  за  обычаи.Они  мигрировали,   смешивались,  ссорились,  и    раздроблялись.Один  исследователь    называл  их  одним  именем,  а   следующий  уже  другим.Хикарилья ,  липан, и  мескалеро  передали     их  обозначения  своим  потомкам.  Остальные   же  исчезли,  и  мы  не  знаем   в  каком  направлении.
Навахо  давно  забыли, что  апачи  являлись  их  родственниками,  и  даже  сражались  со  своими   родичами  время  от  времени.Однако,  внутри  себя  самих,  апачи  поддерживали    довольно   близкие  связи.Испанцы  отзывались  о  «стране  апачей»,  как  будто-бы  она  была  неким  политическим  образованием.Позже  американцы    приняли  точку  зрения, что  апачи  были  объеденены  в  союз   друг  с  другом. Правдой  же  несомненно  являлось  то,  что   несмотря  на  то , что   какое-либо      племя  иногда  противоречило  другим ,  все  эти  люди  знали, что  кровь  была  более  густой  чем  вода  и   испанцы  не  сильно  могли  им  навредить   в  действительности. 
Когда  захватчики  появились  впервые,  то  едоки  бизонов  были  больше  любопытными,  чем  враждебными.В  принципе , если  уж  не  любить, то  они  точно  могли  хотя  бы  научиться   быть  терпимыми   в  отношение  бородатых  тяжеловооружённых  всадников. Однако  испанцы,  при  любой  возможности   и  с  самого  начала,  плохо  с  ними  обращались.
Был  такой  например  Гаспар  Кастаньо  де  Соса,  который  прибыл  в  Новую  Мексику  в  1590  году,  с  несанкционированной    разведывательной  экспедицией.Группа  индиос  вагуэрос  решилась  совершить  налёт  на  его  лагерь.В  последовавшей  рукопашной  схватке был  убит  один  дружественный  индеец  и   уведено   немного  скота.Капитан  Кристобал  отправился  на  поиски,  догнал  налётчиков,  убил  некоторых  из  них,  и  захватил  четверых  в  плен.Один  из  пленников  был  повешен,  а  другие  оставлены, чтобы «служить  в  качестве  переводчиков».
Несомненно   Кастаньо    понимал, что  нужно  принимать  серьёзные  меры,  однако  он  должен  был   учитывать, что  подобные  действия,  это  не  тот  метод,   при  помощи  которого  можно  дикарей  на  новой  земле  сделать   друзьями.
Апачи  более  осторожно  начали  после  этого  относиться  к  испанцам,  и  они  имели  на  это  основания.Завоеватели  смотрели  на  дикие  племена  как  на   свою  законную  жертву,  которую  нужно  схватить  и  послать  заниматься  тяжёлым  трудом,  туда  где  была  необходимость  в  рабах.Торговля  человеческим    телом   была  запрещена  законом,  однако  это  ничего  не  значило  для  некоторых  испанских  управляющих ,не   останавливавшихся  абсолютно  ни  перед  чем   в  своих  попытках,  чтобы  обеспечить  нуждающихся  в  этом  сырье  и  сделать   на  этом  деньги.   
Благочестивые  отцы,  стремящиеся   спасти души  апачей,  часто    повергались  в  шок,  из-за  того, что   они  были  вынужденны  наблюдать. Расстроенный  Алонсо  де  Бенавидес,   однажды   написал  о  своём  отношении  к  этому   в  своём  же   «Меморандуме»  от  1630-го  года,к  королю  Испании  Филипу IV .Он  почти  завершил  преобразование(обращение  в  другую  веру)  вождя  апачей ,   внимавшего  наставлениям  « со  значительным  почитанием»,  и  почти  был  готов   к  совершению  обряда  крещения,  когда  отряд  охотников  за  рабами  напал  на  племя.Другой  вождь   был  главарём  враждебно  настроенных ,  тем  не  менее  испанский 
  губернатор  организовал  экспедицию  сюда.Произошло  сражение,  в  котором  много  апачей  было  убито,  и  среди  них  готовый  к  крещению  вождь.  В  последние  мнгновения  своей  жизни,  он  вытащил  наружу  чётки  перед  командиром  охотников  за  рабами,  умоляя  его   во  имя  Божьей  Матери  пощадить  его,  однако  его  мольбы  были  бесполезны.
Когда   эта  захватническая  партия  возвратилась  в  Санта  Фе, то  обнаружила, что  сообщение  об  их  жестокости  прибыло  туда  раньше  них.Поднялся  такой  шум, что  управляющий   решается  на  риск,  и  принимает  ту  военную  добычу,  которую  он  так  дожидался, и  в  то  же  время  выразил  желание  повесить  тех,  кого  он  сам  и  же  послал.Однако,  его   алчность  была  хорошо  распозноваема , что   «сподвигло   эту  провинцию  подняться  в  мятеже, хотя  (  С  Божьим  благословением) мы   вернули  себе  утерянное  заново,  и     индейцы     теперь  знают, кто  виноват,  а  также  то, что  Бог   всех    очень  любит».   
  Этот,  и  подобные  ему  эпизоды,  полностью  повернули  красного  человека  против  белого.  Испанцы  сетовали, что  «эти  люди  не  держат  своё  слово».  Индейцы  же  возмущались    существующим  курсом  на   угон  их  людей  далеко  в  неволю,  и  отплачивали  захватом  рабов  из  каких-угодно , без  разницы ,мексиканцев,  которых  они  только  могли  поймать,   в  первую  очередь  предпочитая  молодёжь.

+2

2

Позже,  через  триста  лет,  американцы  обратили  своё  внимание  на  этот,  теперь  уже   освящённый  веками  обычай  взаимного  ограбления,  бытовавший  между  мексиканцами  и  апачами. Капитан  Джон  Поуп  так  это  прокомментировал: « В  этом  обычае,  они  стараются  во  всём  подражать  друг  другу,  а   образчиком  этому  служат   жители Новой  Мексики,и   очень  сомнительно, что  в  долине  Рио  Гранде  можно  найти  хоть  одно  поселение,  где  не  было  бы  индейских  рабов.  Эти  несчастные  творения   проданы  и  куплены  подобно  лошадям  или  мулам,и    кажется   очень  невероятным, что  индейцы  станут   доставлять  мексиканских  заключённых   в  распоряжение  властей,  когда    в  открытую  происходит  продажа  в  рабство  участников  их  племени.   Трёхлетний  опыт  наблюдений  в  этой  стране  позволил  мне   составить  мнение, что     кажется, количество  грабежей   почти  равное, между    низшим  сословием   новомексиканцев  и  индейцами,  чьи  стада  крупноголового  скота,  часто  пасутся  совместно, и,  что  защита  от  грабежей,  на  которую  мы  тратим  так  много   средств, чтобы  обеспечить  безопасность  первых,  можно  было  бы  с  подобной  же  обоснованностью  распространить  и  на  индейцев.Трудно  сказать,  с  чьей  стороны  происходит  больше  ограблений, но   как  бы  то  ни  было,   число  грабежей  совершаемых   индейцами   в  десять  раз  преувеличено, и    надлежащим  образом    сформулировано   перед  представлением  в  органы власти».
Дурная  кровь,  существующая  почти  с  самого  начала  между  испанцами  и  восточными  апачами,  постоянно   бурлила     на  окраинах  колонии.  Точкой  соприкосновения  между  двумя  расами    являлась  пограничная  линия  деревень-миссий,-Або,Куарак,Чилили,Таксигуи, и  Хуманос, тянущаяся  с  севера  на  юг  вдоль    предгорий   горной  цепи  Манзано  восточнее  Альбукерка. Это  была  дальняя  окраина  Апачерии,кровавая  граница  с   областью,населённую  христианами.   Пирос  и   Томпирос,   Танос  и   Тигуас,-все  заботились  о  яблоневых  садах  и  фасолевых  полях  в  этих  пуэбло,  являлись    мирными  фермерами  и  удобным  объектом  для  голодных  апачей,  когда  у  них  начинались  трудности.Молитвы   священников,   которые  беспокоились  об  их  душах, и   усилия  солдат,  посланных  для  защиты  их  плоти,  было  недостаточны , чтобы  оградить  их  от   разбоя  и   гибели. 
Что  ещё   могло  сдерживать   враждебные  действия  в  определённых  рамках, так  это  возможность  торговли  между  испанцами  и  апачами.Одна  фактория  была  основана  в  Пекос ,  а  другая  в  Хуманос,  самом  южном  из  восточных  пуэбло,   скорее  всего  возвышавшегося  в  Меса  де  Лос  Хуманос,  где  теперь  расположены   имеющие  духовное   значение  развалины  Гран  Куивира.В  этих  пунктах  происходил  натуральный  обмен,  когда  мескалеро  и  хикарилья     проворачивали  при  помощи  бизоньих  шкур  и  мяса  торговые  сделки,   получая  за  них  хлопковую  ткань, маис, и   любые  доступные  продовольственные  товары  и   украшения.    И та , и     другая  сторона   извлекала  пользу  из  торговли, а  как  следствие  этого,ненадёжный  мир  удерживался  до  середины  семнадцатого  века, пока  не  был  разрушен  вновь  и  вновь  совершаемыми  набегами,  засадами,  бойнями,  и  ответными  действиями.
Пуэбло  Хуманос  распологалось  ближе  всех  к   месту  базирования  мескалеро  в  Сьерра  Бланка,  и  страдало  больше  всех. Снова  и  снова, мескалеро  налетали  на  это  место,  и    опережая   своих  преследователей ,  отступали  в  свои  горные  убежища.   Типичное    военная  миссия    1639-42  годов  была  описана  в  отчёте   капитана  Хуана  Домингеса  де   Мендоса,возглавшяго  экспедицию  в  “Syerra  Blanca  dar  Gerra  los  enemigos  comun  de  Nuestra  Santa  Fe  catolyca   de  Nassyon  Apaches  por  aver  profanado  y  robado  el  Santo  Templo  de  Jumanes ,  sacando  de  su  poder  Beynte  y  syete  mujeres  y  Nynos,  que  tenian  cautybos  con  todo  lo  demas  que  se  abyan  llebado, y  dejandolos  byen  castygados,  dyo  la  Buelta,  abyendo  ganado  mucho  Reputassyon  con  Amygos,  y  enemigos”.

0

3

В  описанном  случае  преследователи   забрали  своих  женщин  и  детей  у  противника «со  всем   другим   захваченным  там  вдали»,но   тем  не  менее,  подобный  успех  был  редким.И  несмотря  на  то, что  в  этот  раз  индейцы «были  хорошо   проучены»,они  и  не  собирались  отказываться  в  дальнейшем  от  захвата   ещё  большей  добычи  и  ещё  большего  числа  пленников.Ситуация  ухудшалась  из  года  в  год. Только  с  постоянной  бдительностью  и    беспрерывными  встречными  контрударами-набегами,  испанцы  могли   защищать  свою  целостность  в  Новой  Мексике.При  любой   возможности  апачи  воровали  лошадей,  и  вскоре  имели  их  большое  количество,  тогда  как   завоеватели  практически  остались  пешими. В 1638  году  Францисканский  генерал-коммиссар  , отец  Хуан  де  Прада,  сообщал,что  главным  занятием  любого  из  Санта  Фе,  была «борьба  с  варварскими  и   жестокими  язычниками».Вражда  длилась  всё  время  пока  испанская  кровь  правила  в  Новой  Мексике, и  ещё  в  течение  сорока  лет  после  прибытия  американцев.    Оценив  всё  происходившее   в  этой   горькой  эпохе,  начиная   с  1630-го и  по  1886-й годы , можно  признать  правдивым  мнение  отца   Бенавидеса  о   сущности  апачей:  « Этот  народ  настолько   воинственный, что  это  является  суровым  испытанием   для  отваги  испанцев».
Апачи  мог  быть  таким  же  утончённым,  насколько  он  был  свирепым,  и  желал  заключать  союзы  и  договоры  с  индейцами  миссий,   распространяя  тем  самым  своё  пагубное  влияние  на  их  хозяев.  Из-за  этого,  своеобразная  пятая  колонна  деятельности  диких  племён,  являлась  такой  же  реальной  угрозой,  как  и  внезапное  нападение,  и  возможно, что  приносила  более  значительный  ущерб.Каждый  раз  когда  крещёный   индеец   становился  чем-либо   недоволен  то   его  первой  мыслью  должен  был  стать  побег  к  апачам, «полагая»,-как  сказал  отец  де  Прада,-«что    он насладится   с  теми  продолжительным  счастьем,  так  как  они   существуют  согласно  своих  прихотей  и  в  полной  свободе».
Всё, что  они  могли  бы  совершить,   приближая  собственный  крах,  испанцы  делали.Они   эффективно  форсировали  неприятности,  разделившись  на  две  соперничающих   лагеря.  На  одной  стороне гражданские  органы  власти  и   религиозные  сановники  на  другой, которые  ссорились  и  оскорбляли  друг  друга,соревнуясь  в  верховенстве  в  руководстве.Управляющий  и  его  приспешники   полагали, что  они   обладают  высшими  полномочиями.  Религиозные  лидеры,поддерживаемые    внушающей  страх,мощью  Инквизиции,были  неумолимы  и  решительны  в  том, чтобы  самим  держать  поводья.В  годы  правления  Дона  Бернардо  Лопеса  де  Мендизабаля,   который  был  губернатором  с  1659-го  по  1661   годы ,  вражда  стала  открытой  и    скандальной.
Восточные  пуэбло  являлись    местом  преткновения  между  фракциями,  и     в  связи  с  растущими   издержками  на  них,     встречные  обвинения  предъявлялись  часто  и  необдуманно.Лейтенант  Мендизабаль,Николас  де  Агуильяр,  капитан  Гуэрра, и   алькальд,  обвиняли  монахов  в   получении  для  себя  рабов  из  индейцев,в  дурном   поведении   в  отношение  аборигенных   женщин ,  и  в  самообогащении  за  счёт  их  бедных  прихожан.Священники  были  даже  озадачены  некоторыми  из  подобных  нападков  и  приводили  собственные  доводы. «Агуильяр»,-говорили  они,-«является  человеком  изменившим  свои  убеждения,  и  пренебрегая  обязанностями   христианина,  поощрял  их (индейцев),содействуя  продолжению  ими  обряда  Качинас,   самой  сверхъествественной  и  шокирующей  языческой  церемонии»Индейцы  же,держались  в  стороне  ,в   изумлении , а  может  и  в  отвращении,  от   того,  как   важные  люди  пререкались.
В  июне  1660  года, жители  Хуманос  планировали,  как  и  в  прошедшие  тридцать  лет, проведение  праздника  в  честь  своего  святого  покровителя, - Сан  Буэнавентуры.Было  принято  приглашать  людей  из  других  пуэбло  участвовать  в  празднике,  и  особое  приглашение  было  послано    настоятелю  францисканского  монастыря в  Куарак,  находившимся  на  расстоянии  в  десять  лиг, чтобы  тот  отпустил  некоторых  из  его  прихожан.  Двадцать  их  певцов  и   чтецов, несли  свои  украшения,и  шли  с  счастливыми  выражениями  лиц  по  пути  на верхушку  месы.Агуильяр  встретил  их,возвратил  назад      в  сопровождении  полудюжины  солдат, и  следовательно  они  не  пели  обедню  в  честь  отца  Диего  де  Сантандера   в  этот  день.Солдаты  их  связали  и  выдали  каждому  по  пятьдесят  ударов  хлыстом. «Они  были  так  потрясены  подобным  обращением»,-сказал  отец  Николас  де  Фриетас ,  когда  он  давал  свидетельские  показания  насчёт  этого  дела  в  городе  Мехико  в  1661  году, что «бедные  создания  не  рискнули  принять  участия  в  любой   спетой  мессе,посему   чудесная  служба  была   значительно  затруднена».   
Мендизабаль  даже  запретил  индейцам  работать   на   постройке  новой  большой  церкви, которая  воздвигалась  во  славу  Бога  и  Сан  Буэнавентуры, однако  это  было  слишком, и  не   могло  остановить  членов  племени  и    что-либо  предпринять.Они «продолжали   оставаться  в  великом  риске,  на  конструкциях  сооружения,   поскольку  не  имели   храма».
Бог  не  позволил   недругам  долго  находиться  у  власти.В  апреле  1662  года,  Агуильяр  был  арестован  Инквизицией. Через  четыре  месяца  сам  Мендизабаль  был  взят  под  стражу, и  вскоре  они  бесследно  исчезли  в  тайных   застенках  города  Мехико,  чтобы  никогда  больше  не  беспокоить  Новую  Мексику.Однако  семя,  которое  они  посеяли  и  выращивали, жило  и  процветало.Крещёные  индейцы  вновь  стали  соскальзывать  на  пути  варварства.Апачи  радовался  этому  и  расширял  границы  своего  влияния.

0

4

Где-то  между  1653  и  1656  годами,  дикие  воины обрушились  на  общество  Хуманос  в  яростном  набеге,  и  спешно  увели  в  неволю  более  двадцати  женщин  и  детей.  Карательная  экспедиция  устремилась  за  ними  и  взяла  месть,  однако  апачи   вновь   мог  бы  сыграть  в  такую  игру.Они  возвращались  снова, и  снова.
На  далёком  лесистом  севере  страны, они  лежали  в  ожидании  партий  заготовщиков  дров,и   рассказы   уверяли,  и  им  верили (Агуильяр  лично  об  этом  сообщал),что  любой  пленник  привязывался  возле  большого  костра,а затем  апачи  танцевали  вокруг  него, «отрезая  части  его  тела,   которые  они  жарили, и   кушали  до  тех  пор,  пока  полностью  его  не  поглощали,разрезая  его  на  куски  живьём».
Страна  полностью  была  захвачена.Дорога  от  поселений  на  Рио  Гранде  до  области  Соленого  озера(Солт  Лэйк), была   закрыта. «Не   найти  безопасной  дороги»,-писал  один  отец-проповедник,-«все  путешествия  совершаются  с  риском  для     жизни,ведь  язычники  являются  препятствием  для  всех  отважных  и  смелых,  и   последние  швыряют  себя  в  опасность  подобно  людям,  которые  не  имеют  понятия  ни  о  каком  Боге, ни  о  том,  что  вообще  существует  ад».
Неизбежно  следом  приходил  голод.В  1661  году,  пища   было  так  мало,что   «как  индейцы, так  и  испанцы  поглощали  свои  посевы  прежде,  чем  они  созревали,  и  съедали  любую  растительную  субстанцию,  которую  могли  бы  найти,несмотря  на  то, что  некоторые  растения  и  травы  были  «довольно  опасного  признака».Отец  Хуан  Бернал  сообщал  в  1669  году,  что  за  последние  три  года  не  было  собрано  ни  одного  урожая  зерна. «За  прошлый, 1668  год,     огромное  множество  индейцев  погибло  от  голода,оставаясь  лежать  мёртвыми  вдоль  дорог,  в  оврагах,или  в  их   лачугах.  Были  такие  пуэблос( например  Хуманос), в  которых   больше  450-ти   умерло  от  голода.То   же  бедствие  до  сих  пор  превалирует (распространенно),  из-за  недостатка  денежных  средств. Нет  даже  фанеги  кукурузы  или  пшеницы  в  целом  королевстве,  и  в  течение  последних  двух  лет  пищей  испанца,  как  мужчины,  так  и  женщины,  были  имевшиеся  у  них шкуры   скота,  спрятанные  в    их  домах.Для  того, чтобы  сделать   их  съедобными,  они  поджаривали  их,    а  затем     кушали.И  великое  их  несчастье  это  то, что  они  не  могут  больше  найти  немного  кожи, чтобы  поесть,  так  как  их  стада  исчезли».
Вслед  за  большим  голодом  следовала  большая  болезнь. Вероятно  болезнью  была  чёрная  оспа,  которая   свирепствовала  в  индейских  городах  унося  тех  немногих  индейцев,которые  пережили  голод. И  наконец  в  1672  году  падал  завершающий  удар.Апачи  обрушились  в  самое   неподходящее    время.Отец  Франциско  де  Айета  так  сообщал  об  этом: «В  год  1672-й,  враждебные  апачи, которые   на  тот  момент  были  мирные,  подняли  мятеж  и  подступали  к  северу,  и  вышеуказанная  провинция  была   полностью   ограблена  и   обобрана  в  результате  их  атак   и  бесчинств,  особенно  в  отношение  всего  скота  и  овцы,из  каких  прежде,  она  была  очень   производящей».
Это  был  полный  крах.Люди  не  могли  работать  на    полях.  Охотничьи  партии    возвращались  уменьшенные  численно, и  ни  с  чем.Налётчики  вечером  подползали  к    границе  пуэбло,и  утром  на  узких  улицах  плакали  новые  вдовы.Большая  церковь  в  Хуманос    приближалась  к  завершению,и    работы  должны  были  закончиться,  «прежде  чем   лучи  солнца  коснулись  её  крыши».Однако  пришло  распоряжение, что  это  место  должно  быть  покинуто,  и  жители  переместились  в  новый  дом,  прочь  от  границы.  Отцы  собирали  свои  святыни  и  ризы; индейцы   грузили  собственными  силами  всё, что  только  могли   унести, и  в  один  из  дней,  всё  несчастное  общество  вступило  на  тропу  ниже  месы, и  на  тот  момент  их  было  пятьсот  семейств.А    затем   Хуманос, или  Куивира, впало  в  милосердие  столетий,  так  как  его  дети   никогда  больше  не  возвратились.
В  течение  восьми  лет,   вся  испанская  предпринимательская  деятельность    потерпела  крах  и  крушение.Индейцы,голодные ,  запуганные,и   утратившие  веру  из-за  долгой  вражды  посреди  оккупантов,  решили  отделаться  от  них.Интриганы  и   заговорщики,подстрекались   апачами,  которые  приняли  отщепенцев  в  тёплые  объятия,  и  натачивали  свои  ножи,чтобы  стать  их   преемниками.Красный  шторм  разразился  10-го  августа  1680-го  года,  вовсе  несогласно  какому-либо  плану,  но  тем  не  менее  достаточно   содержательный .
Из  трёхтысячного  белого  населения  Новой  Мексики,одна  треть  была  вырезана,  и  также  много  лояльных  индейцев  встретили  свою  смерть.Волнообразное  движение  завоевания  и  обращения  в  другую  веру   отступило   южнее,  в  низовья  Рио  Гранде, где  беженцы  основали  новые  поселения,  со  старыми    названиями,  такими  как,-Ислета,Сокорро, и  Сан  Лоренцо.Их  потомки  до  сих  пор  живут  в  этих  небольших  поселениях, и    ещё  недавно  поминали  и  дорожили  собственным  наследием,  несмотря  на  то, что  стали  почти  полностью  мексиканизированными.Они  осчезли  с  лица  земли,  как  самостоятельные  племенные  образования,  за  исключением   группы  тигуас, в  Ислета.Тех   кто  ушёл  в  восточном  направлении  от  Новой  Мексики, ждала  подобная же  участь.Одна  группа,-хуманос,-вероятно  присоеденилась  к  вичита,  далеко  на  востоке  у  Ред-ривер,  и  профессор  Болтон  обнаружил  подтверждение  тому,что  другие  объеденились  со  своим  давним  противником,-мескалеро.
Это  был  день  триумфа  для  восточных  апачей.Они   ослабили  испанцев,переманив  индейцев  пуэбло  на  свою  сторону  и  сделали  возможной  реконкисту  без  проведения   полномасштабной  военной  кампании.Ободрённые  успехом  они  преследовали  своих  жертв  в  низовья  Рио  Гранде, и  начали   пускать  кровь  в  новых  поселениях.

0

5

В  январе  1682  года,  они  захватили  двести  лошадей  в  Эль  Пасо,принадлежащих   Маэстро  де   Кампо  Алонсо  Гарсия. Губернатор  Крузате  выслал   экспедицию  на  поиски, которая  превзошла  обычно   достигавшийся  успех.Солдаты  убили   немного  индейцев,  захватили  ещё  двадцать  два лица,  и  смертельно  напугали  других.После   подобного  урока, мескалеро   стало  ловить , как  ещё  трудней,  так  и  опасней.В  1694  году  они   вновь  атаковали  Эль  Пасо,  и  снова  солдаты  пустились  на  их  поиски,однако  на  этот  раз  безуспешно. Капитан  Мадрид  «нанёс  визит  во   все  места,    где  они обычно  распологали  свои  ранчерии»,однако  не  обнаружил  ни   одну.
Через  примерно  дюжину  лет,  испанцы   вернулись  обратно  в  Новую   Мексику,  однако  у  них  не  было  покоя  от  апачей,  которые  казалось  были  повсюду. Они  доставляли   неприятности  на  дороге  от  Чиуауа  до  Санта  Фе,   прибывая  туда через  вершину  пика  Сан  Андрес,        или  незаметно  проникая  через  Мокингбирд  Гэп,чтобы  затаиться  в   засаде,в  ожидании   караванов.  Несколько  выше  будущего  местоположения  Лас  Крусес, напрямик  через  Камино  Реал  и  изгиб  реки, дорога  проникала   вглубь  на   девяносто  миль  в  безводную  пустыню, сокращая  этим  путь   и   отыгрывая  тем  самым  огромное  расстояние,  но  это  стоило  многих  жизней,  так   как  налётчики    имели   хорошую  возможность  затаиться  там  в  засаде   и   внезапно  набрасываться  на  свои  жертвы. Было  убито  таким  образом  так  много  путешественников, что   этот  участок  пути  стал  известен  как  Хорнадо  дель  Муэрто,или «Дневной   Переход  Мёртвого  Человека».
От  Санта  Фе  до  Чиуауа,они  совершали  набеги,жгли  и  убивали.Поселения   за  Эль  Пасо  дель  Норте,простирающиеся  на  двадцать  миль  вниз  по  реке,от   пресидио  и  церкви,  где  теперь   трибуны  стадиона  Хуареса,  являлись  всегда  слабыми   местами,  и  на  протяжении двухсот  лет  жители  там,жили  в  постоянном  страхе  полуночных  мародёров  и   предрассветного  нападения.С  того  самого  времени  сохранилась  песня,которая  начинается  строкой,- “Ay  vienen  los  Indios  por   el  chaparral”,-« Здесь   приходят  индейцы  через  заросли».Это,- спокойная  короткая  песня,однако  было  время,  когда  тишина    являлась   умиротворённой  безнадёгой.
С  точки  зрения  мескалеро  это  было  прекрасное  время.Однако  хорошие  времена   никогда  не    длятся  очень  долго   сами  по  себе,и  огромная  проблема  была  на  подходе.В  год  1700-й,передовой  отряд  странных  индейских  людей,  таких  же  несгибаемых  как  сами  апачи,появился  на  востоке  области  высоких  равнин  Пекос. Это  были  команчи ,-запоздавшие   пришельцы  с  севера.Почти   без  промедлений  они  стали  оказывать  серьёзное  давление  на   восточных  апачей.
Для  мескалеро   и  их  родственников  это  было  нечто   необычным,чтобы  проиграть  противостояние   беспощадному  и   победоносному  противнику,и,  вслед  за  этим, спешно  покидать  свои  жилища  и  охотничьи  земли.  Однако  именно  это  с  ними  и  случилось.Имеются  нечёткие  свидетельства  об  индейском  Ватерлоо,сражение  где-то  в  промежутке  между  1720  и  1723  годами,когда  команчи  разбили  липан  и  их  союзников  апачей   в  девятидневном  сражении,где-то   восточнее  Пекос.В  последующие  годы,разбитые  племена  оттеснялись  всё  дальше  и  дальше  на  юг.Некоторые  из  них  пересекли  Рио  Гранде,и  в  течение  почти  столетия   их  история  являлась  частью  истории  Мексики.Эти  изгнанники,включавшие  некоторые  группы  мескалеро,благополучно   приспособились  к   бесплодной  пустыне  и  горной   местности  в  Коауиле,где  их  присутствие  создало  колоссальные  проблемы.Они  совершали  набеги и  грабили  в  своём  новом  доме   также,как  и  прежде  в  старом.Испанцы  постоянно  пытались  привлечь    дополнительных  людей  и  изыскать  новые  способы  по  их  сдерживанию, но   неизменно   оказывались  побеждёнными.   
Многие, возможно  большинство,из  предков  современных  мескалеро,остались  в  своей   родной  стране,несмотря  на  угрозу  команчей.Некоторые  из  них  могли  пересечь  Рио  Гранде  и  присоедениться  к  апачам   хила.    Рассеяные  общины  украдкой  пробирались  в Сакраментос,Гуадалупес,и  на  склоны  Сьерра  Бланка.Известно, что  одна  группа    на  некоторые  время  исчезла  в  горах  Органа.Мы  можем    сейчас  точно  определить  одну  вещь,это  как  долго  они   привыкали  после  своей  старой  родины,к  здешнему  очень  нездоровому  климату,и   к  1735  году, кто-то  из  множества  мескалеро ,или  другие, похожие   на  них,совершали  набеги  и  распологались  лагерем  возле  Салтильо  и  Монклова, в  тысяче  миль   от  прежней  своей  страны.

0

6

То  были  плохие  и  кровавые  времена.Испанцы   с   северо-востока   Мексики   совершали  против  апачей  иммигрантов  вылазки ,   которые  кажется   являлись  не  более  чем  экспедициями  по  захвату  рабов.Апачи  отплачивали  в  своём  наилучшем,как  они  понимали,  способе,-факелом  и  ножом. Случались  затишья  и   паузы,когда  обе  стороны   несколько  переводили  дыхание,например,после  того,как  предводитель  мескалеро  Колорадо  Кабальос  был  захвачен  в  1737  году  и   отправлен  в  город  Мехико,чтобы    больше  о  нём  не  слышали.По-видимому  он  являлся  могущественным  вождём,так  как  с  этого  самого  момента,его  людям  понадобилось  некоторое  время,чтобы  прийти  в  себя  от  его  потери,однако  мы  больше  ничего  о  нём  не  знаем,даже  почему  этот  вождь  апачей  присвоил  себе  имя  Красные  Волосы.
Положение  дел   у  племенных  групп  мескалеро  и  хикарилья, находившихся  севернее,едва  ли  было  лучше.Равнинные  апачи  были  выгнаны  из  своих  охотничьих  земель  в  Канзасе  и  в  северном  Техасе,все  побеждённые  команчами.Постепенно  они  сгруппировались  в   районе  Пекос,смешиваясь   с  апачами  ранее   прибывшими  в  эту  местность.Они  отступали  дальше,и  враги  их  преследовали  дальше.В  1724  году  команчи  совершили   множество  нападений  на  хикарилья, уводя  прочь  половину  женщин  и  детей,и  уничтожая  почти   всех,за  исключением  горстки, мужчин.Оголодавшие  и  отчаявшиеся  апачи  увеличили  число  своих  набегов  на  испанские  поселения,и  в  результате,в  1740  году,  произошла  почти  полная  депопуляция восточной  границы  севернее  Альбукерка.
Зараза  распространялась.В   Чиуауа,в  1748  году,была  объявлена  официально  война  против  апачей ,и  было  немного  временных  интервалов  на  протяжении   следующего  пол-столетия,когда  обе  стороны  не  проводили  кампании  или  не  вели  к  ним  подготовку.   Ненадёжные   временные   затишья , случавшиеся  между  проведением  апачами  военных  действий,были  охарактеризованы  как    сохранение  «предательского  мира».   
Год  от  года,испанцы  всё  ближе  продвигались  к  отчаянию.Их  ресурсы  и  их  воля  к  сопротивлению  постоянно  уменьшались  под  постоянным  прессом  индейских  набегов  и  опустошений.К  середине  1760-х   всей   испанской   деятельности  в  Новой  Мексике,Техасе,и   в  северных  мексиканских  провинциях ,угрожал  крах.Неспособный  управленческий  аппарат,недостаточность  финансирования,и  устаревшие  методы  ведения  войны,распахнули  дверь  перед  красной  угрозой. Нужно  было   что-то  сейчас решительно  предпринимать,пока   это  не  станет  слишком   поздно  потом.
Тяжёлые  жернова  официального  управленческого  механизма  начали  проворачиваться.Вначале  Королевская  комиссия  выполнила  тщательное  исследование  текущего  положения  дел.Это  заняло  два  года,с  1766  по  1768-й.В  1769  году  в  Хунта  де  Гуэрра  был   представлен  официальный  отчёт.Через  три  года,в  1772,испанское  правительство    представило  великолепно  согласованный  план  по  поддержанию  стабильности  в  регионе.В  1775  году   началась  великая  кампания.
На  протяжении  девятилетнего  подготовительного  этапа,гарнизоны  на  границе   удерживали  границу  умело  используя  любые  возможности, ведя  хаотичные  военные  действия  против  неприятеля.Одна  группа  мескалеро,сконцентрированная  в  горах  Органа , вблизи  места  в  Новой  Мексике, где  теперь    расположен  Лас  Крусес ,  была  наиболее  беспокойной.Их  любимой  уловкой  был  приход  в  Эль  Пасо  для  проведения  мирных  переговоров, и  воровство  некоторого  количества   лошадей      по  возвращению  в  племя.Вновь  и  вновь  они   следовали  этому  своему  пути,  и  солдаты    должны  были  садиться  в  седло,устремляясь  в  направление  «скалистых  выступов»  их  горных  убежищ.Дон  Педро  Хосе  де  ла  Фуэнте  провёл  первую   успешную кампанию  против  них, в  июле  1766  года.В  1769,они  отбивают  атаку   в  лице  капитана Лопе  де  Куэльяра.
На   отдалённом  юге,генерал  Хуго О  Коннор  был   более  удачлив. Он  решительно   двинулся   вслед  за  племенем  в   безводные  бросовые  земли  в  Болсон  де  Мапими,в  1773  году,разбил  его,и  выдавил   на  север  за  Рио  Гранде.
Продолжение   попозже.Картинки  и  фото  из  книги  поставить  не  получается.

Отредактировано Коакуче (14.11.2011 11:16:17)

+1

7

Спасибо за труд.

+1

8

Большое спасибо, Коакуче!!! :)

+1

9

Спасибо  и  вам  друзья  за оценку  и  внимание.

+1

10

Спасибо Коакуче,очень интересно!!!

+1

11

В 1740 году, место деревни групп Липан  было замечено в 50 милях северо-западнее сегодняшнего Сан-Антонио, штат Техас  лагерь в Танкахе, на Рио-де-Колорадо Техас.
В июне 1745 г. более 300 Липан и Натадже ( союзники Липан, которые были связаны с Мескалеро апачами) совершили ночью нападение на форт Сан-Антонио, поджигая строения. Вдруг, вождь Липан сказал своим воинам отступать. Он получил известие, что его дочь была в заложниках в миссии Сан-Антонио-де-Валеро (теперь известной как Аламо), и он боялся что ее убьют, если Липаны продолжат свои атаки. Пресидио Бихар было спасено от разрушения из-за любви отца Липан к своей дочери. В 1749 году, Липаны и Натадже отметили великий мир с испаноязычными в Сан-Антонио. Всё население вышло навстречу апачам и лидеры пировали под специально построенной  для этого случая беседкой там, что известно сегодня как Пласа де Армас или военного Plaza. Обе стороны обменялись пленными и дочь вождя воссоединилась со своим отцом. В заключение праздника, апачи вырыли большую яму в центре площади и поместили туда коня, шесть стрел, копья и военные палицы . Тогда апачи и народ Сан-Антонио взяли по горсти земли и забросали яму, означая, что отныне обе стороны положат конец войне и будут "жить вместе и двигаться вперед, как братья". Липаны сдержали свое слово и никогда не нападали на Сан-Антонио. Они никогда не верили, что испанцы были их врагами, а просто их противниками, и они часто просили испанской защиты от своих истинных врагов-Команчей.  Испанцы создали четыре миссии специально для Липан апачей, но все четыре миссии не удались. либо потому, что Липаны восставали или потому, что миссии были атакованы Команчами и их союзниками.
1750 - оспа вспыхивает в лагерях Липан вдоль реки Гваделупе. Липаны  убеждены, что эпидемия была вызвана  одеждой из миссии которую носили только что освобожденные заложники. Липаны переместили  свои лагеря в верховья реки Нуесес . Липаны установили торговлю  украденными лошадями в обмен на оружие  с восточными племенами Техаса.
    В 1751 - большая группа традиционалистов Липан, которые не хотят никаких контактов с испанцами кроме набегов, во главе с Bigotes (Усы или Усатый первый), откололась и пересекла Рио-Гранде уйдя в Коауилу. Эта отколовшаяся  группа называет себя Человек Большой Воды  их лагеря  расположились  вдоль Рио-Эскондидо и Рио-Сан-Родриго (Коауила).
Липаны обратились к испанцам устроить для них миссию. Те пошли на встречу.
1. Миссия Сан-Лоренцо (около Сарагоса, Коауила) -21 декабря 1754 по 4 октября 1755 Липаны восстали и сожгли здания, сославшись на отсутствие пищи.
2. Миссия Санта-Крус-де-Сан-Саба (около Менар, штат Техас) -17 апреля 1757 по 16 марта 1758. В 1758 году, священники подверглись нападению и были убиты Команчами и их союзниками, которые охотились за Липан апачами.
3. Миссия Сан-Лоренсо-де-ла-Санта-Крус (около Кэмп-Вуд, Real County, штат Техас) 23 января 1762 к 1767 Липаны были вынуждены уйти от миссии из-за атак  Команчей и Уичита 
4. Миссия Нуэстра Секора де-ла-Канделария (около округов Монтелл, Ювалд , штат Техас)  6 февраля 1762, в 1766 Липаны были вынуждены оставить миссию из-за атак Команчей и Уичита.
Утром  16 марта 1758 года, Миссия Санта-Крус-де-Сан-Саба, маленькая, наспех построенная и обнесенная деревянным частоколом, была окружена 2000 враждебных индейцев в том числе Вичита, Команчи, и воины Каддо . Три испанских священника в резиденции пытались усмирить союзную силу  подарками и предложениями безопасного прохода в соседнее Presidio, но частокол вскоре был преодолен, и отец Tеррерос, руководитель миссии, был убит вместе с несколькими другими. Небольшая группа людей, переживших нападение укрылась в церкви, самом крупном сооружении миссии. Между тем, частокол и несколько зданий были подожжены, потом индейцы покинули место и начали отмечать победу. Спорадические бои продолжались,  индейцы стреляли из французских ружей по церкви и пытались проникнуть внутрь.  В четырёх милях вверх по течению, 30 солдат в Presidio Сан-Саба услышали страшный грохот, увидели дым от пожаров, а вскоре их окружили . Пока индейцы держали их в состоянии страха, солдаты не могли прийти на помощь миссии :две трети гарнизона было в различных набегах. Когда наступила ночь, победившие союзники- туземцы зажарили несколько убитых быков и пировали на небольшом расстоянии от осажденных миссионеров. В то время как победоносные индейцы пировали, выжившие во главе с Хуаном Леалем, бежали сжигая церковь под покровом темноты и направились к Presidio, многие из них были тяжело ранены. Прибытие дополнительных подкреплений (возвращение солдат) в Presidio на следующий день по-видимому спасло гарнизон от той же участи, что постигла миссию.
Миссия Сан-Лоренцо де-ла-Санта-Крус, созданная в 1762 году, после  катастрофы в Сан-Саба. Хотя она просуществовала дольше, Сан-Лоренцо никогда не была официально утвержденной и была сожжена, а затем от неё отказались в 1771 году. Расположенная в верховьях реки Нуэсес в современном Кэмп-Вуд, штат Техас, миссия была создана, чтобы служить Липан Aпачам. Миссионеры сообщили, что около 3000 Липан были в миссии; испанские отчеты, однако, указывают, что отдельные группы Липан регулярно приходят и уходят. Священники пытались научить Липан  выращиванию кукурузы и других культур. Тем не менее,миссия страдала от рейдов враждебных родственных групп и в 1771 году она была заброшена. Любопытно, однако, что Липан и Мескалеро продолжали частые  посещения этой области  и миссия Канделария в предстоящем столетии, часто служила для выращивания зерновых культур, когда они не могли получить доступ к другим продуктам питания . В 1766 году миссия Канделария имеет более 500 Липан.

0

12

1763 - В марте, Липаны атаковали  виллу Сан-Фернандо-де-Австрия (Коауила), вошли в город с помощью уловки, 7 поселенцев  убиты, 40 лошадей украдены.                                                                                                                                                     
В год 1768, миссионеры видели пёстрый по составу лагерь разных групп Липан Апачей на берегах Рио-Гранде-дель Норте или  сегодняшней Рио-Гранде между Техасом и Мексикой. В год 1772, колониальные миссионеры  постоянно ходили к Липан Aпачам между реками Нуэсес, Фрайо и Рио-Гранде Техаса, живущих в этой области в надежде обратить их в христианство. В 1772 году, 300 Липан Aпачей напали на асиенду и пуэбло в Коауиле.
Вождь Пока-Рoпa впервые упоминается в исторических записях в 1775 году в связи с вождём Cavezon (Большой Вождь), сильный  вождь Липан чья группа населяла территории от Сан-Саба до верхней Нуесес  вТехасе. В октябре 1775 года, девять больших ранчерий Липан , в том числе и группы Cavezon и Пока-Рoпa , наблюдались лагерем  вместе вдоль Рио-Гранде.
К 1778 г. липаны и их родственники, поселившиеся у Рио-Гранде, превратились в проблему настолько серьезную, что даже Команчи стали казаться испанцам не такими беспокойными соседями. Более того - власти задумали использовать их в борьбе с Апачами.
Испанские власти были серьезно обеспокоены дурным влиянием, которое оказывал на племя вождь Тонкава Тоске, более известный под именем Эль-Мочо. По происхождению вождь был апачем, в детстве захваченным Тонкавами. Он вырос в племени и благодаря боевым заслугам и уму сумел добиться в нем неоспоримого влияния. Амбиции Эль-Мочо чрезвычайно беспокоили испанцев, и они вступили в сговор с его соперниками, замышляя его убийство, но во время эпидемии 1777-1778 годов все краснокожие заговорщики умерли, а Эль-Мочо был избран верховным вождем. 8 октября 1779 года в Бехаре губернатор Кабельо, чтобы завоевать доверие вождя, был вынужден признать Эль-Мочо «великим капитаном» и одарить богатыми подарками.
1780 – Грозная и  разрушительная эпидемия оспы приходит в  лагеря Липан в штате Техас, а затем распространяется в лагеря в Коауила. Умирает так много Липан, что священники боялись что многочисленные трупы  вызовут другие болезни. Шаманы Липан, ищут  травяные лекарства от оспы, и адаптировали использование пейота заимствованное у индейцев Карризо.                                                                                                                                                                                                                 
Испанское правительство Мексики запрещало продажу огнестрельного оружия индейцам, и в 1782 году Мескалеро и Липаны, желавшие приобретать ружья, сделали попытку заключить мир с Тонкавами, без проблем получавшими ружья от французов. Более 4000 индейцев собралось в декабре того же года, чтобы обменять ружья на ворованных лошадей, но складывающийся было союз оказался сорван амбициями Эль-Мочо, попытавшегося убедить апачские племена избрать его верховным вождем, обещая за это изгнать с индейских земель всех испанцев. Испанцы не могли оставить угрозу без внимания, и, после долгих интриг, 12 июля 1784 года Эль-Мочо был предательски убит на площади в Байя.
В начале 1786 г. у Команчей состоялись две встречи с испанцами - в Пекосе и на индейской территории; в июле Анса отправил подписанный договор в Мехико, а в октябре он был ратифицирован. Вместе с тем Анса добился перемирия между Команчами и Юта, а также заключил союз с команчами против апачей (Липан и Мескалеро). Отныне на много лет в Нью-Мексико воцарился мир, взаимная торговля получила новое развитие, а тех испанцев, которые занимались ею, стали называть «команчеро».
Последний раз Пока-Рoпa  упоминается в 1788 году, когда было отмечено, что он и его группа были лагерем в Коауила вблизи Техаса с вождём Липан Казимиру.
И в Техасе, и в Нью-Мексико Команчи бок о бок с испанскими солдатами участвовали в боях с Апачами. Самым весомым их вкладом стала операция 1789-90 гг., когда они помогли генералу Угальди нанести сокрушительное поражение Липанам на юге Техаса. Липаны тогда получили такой удар, что бежали через Рио-Гранде в Мексику, однако длинная рука Команчей дотянулась и туда… 1789 -Производятся атаки на Мескалеро и Липан Aпачей на реке Сан-Саба, в Сан-Антонио, а в Пьедрас Неграс.
1790- Атаки производятся на Мескалеро и Липан на реке Фрио. 1790 нападение Липан на Ларедо, где весь склад, полный пороха был разграблен.. Преследователи нашли Мескалеро и Липан  за разделкой бизонов на реке Нуэсес  1790.  Покоя беглецам они не давали еще долгое время.
В 1796 году Липан, как сообщается, достигли побережья Мексиканского залива в непосредственной близости от нижней Рио-Гранде.

0

13

РЕЙД РЕМОЛИНО- 1873 ,REMOLINO RAID. За восемь лет после окончания гражданской войны индейцы с низовьев Рио-Гранде в Южном Техасе украли десятки тысяч голов скота, сожгли бесчисленное количество ранчо, и убили множество поселенцев. Большинство из этих рейдеров были  Кикапу, которые мигрировали в Мексику из Соединенных Штатов во время предыдущей четверти века. В обмен на земельные пожалования и ренты от мексиканского правительства, они обещали помочь защитить северные границы этой страны от мародерствующих индейцев Команчей и Кайова. Этот альянс с мексиканцами работал настолько хорошо, что вскоре многие Кикапу поселился близ Рио-Гранде в штате Коауила. Кикапу вскоре обнаружили, что в Южном Техасе от Сан-Антонио до Рио-Гранде, содержится более 90 тысяч лошадей, мулов, и рогатого скота, и меньше чем 4500 жителей, чтобы защитить их. Кража была до смешного проста, а местные мексиканские чиновники подстрекавшие индейцев, упорно отказывались позволить американским войскам преследовать налетчиков в Мексике. К 1873 Кикапу и другие мексиканские группы были ответственны за ущерб примерно в $ 48 миллионов в имуществе и потере скота.
Вашингтон был наводнен  письмами и петициями от поселенцев требующих помощи и защиты. Президент Улисс S. Грант и госсекретарь  Гамильтон пытался найти мирное решение проблемы путем переговоров с Кикапу и оказывал дипломатическое давление на мексиканское правительство, но безуспешно. Набеги продолжались, и протесты росли. Наконец, в январе 1873 года, терпение президента Гранта с дипломатией было исчерпано, он приказал четвертому кавалерийскому перейти из Северного Техаса в Форт Кларк в районе южной Рио-Гранде. Выбор президентом четвертого полка не был случайным; инспекционные отчеты оценили его как лучший кавалерийский полк в американской армии, и им командовал динамичный молодой офицер необыкновенно талантливый и способный, полковник Ранолд Маккензи. К концу марта 1873 восемь подразделений четвертого полка расположились лагерем в районе форта Кларк. В апреле военный министр Уильям Белкнап и генерал Филипп Г. Шеридан посетили Форт Кларк и дали Маккензи инструкции для нанесения удара по базе индейцев, а это означало, проникновение в Мексику. Поскольку такие действия могут иметь серьезные дипломатические последствия, Белкнап и Шеридан отказались давать официальные указания в письменной форме, возлагая полную ответственность за подобные действия на плечи Маккензи. В течение месяца Маккензи тщательно и тайно подготовился к его опасному заданию. Он послал надежного гражданского разведчики, чтобы шпионить за тремя большими деревнями Кикапу Липан и Мескалеро  на берегах реки Рио-Сан-Родриго в районе города REMOLINO, около сорока миль в глубь Мексики. 16 мая эти разведчики сообщили, что большинство из воинов деревни Кикапу уехали в то утро на запад. К 1:00 вечера 17 мая, 360 солдат и офицеров семнадцати компаний, B, C, E, I, М, с двадцатью четырьмя разведчиками Семинолами и четырнадцать гражданских лиц начали медленно двигаться в сторону Рио-Гранде, и только после захода солнца команды переправились через реку в Мексику.
В темноте солдаты слепо следовали за их разведчиками по извилистому маршруту, который избегал все населенные пункты и даже изолированные ранчо. Сюрприз был существенным, а так же скорость. Маккензи хотел быть на позиции для атаки на рассвете, и он нещадно подгонял своих людей в течение ночи. Незадолго до рассвета 18 мая, проехав шестьдесят три жестких мили с момента пересечения Рио-Гранде (на двадцать три больше, чем прямолинейное расстояние), рейдеры добрались до Рио-Сан-Родриго примерно в миле вверх по течению от трех индейских деревень. После короткой остановки для отдыха мужчин и водопоя животных, солдаты Маккензи без колебаний двинулся на деревню Кикапу (крупнейшую и ближайшую из трех). Кавалеристов взимаемая взводов, оружейный огонь, как они шли, затем отъезжали в сторону, чтобы перегруппироваться и подготовить новую атаку. Задние элементы спешились и начали поджигать покрытия типи и травяные хижины. Кикапу были застигнуты врасплох и так мало своих воинов настоящее время, что не было никаких шансов успешно отстаивать свои дома. Некоторые сражались как демоны, но большинство бежали , а солдаты гнались за ними попятам.
В считанные минуты все было кончено, и солдаты наехали на другие деревни. Группы Липан и Мескалеро обратились в бегство при первых звуках выстрелов, и солдаты проехали беспрепятственно среди пустынных жилищ и подожгли их . В минуты, все три села (в общей сложности около 180 лож), были полностью разрушены. Маккензи сообщил о девятнадцати убитых индейцах и сорок женщин и детей взято в плен. Costilietos, главный вождь Липан, был также схвачен. Шестьдесят пять пони были захвачены. Маккензи потерял одного человека убитым и двух раненными. В 1:00 вечера, американцы и их заключенные начали движение домой. Их путь был гораздо более прямой, чем тот, который использовался для достижения индейских деревень, не было больше необходимости соблюдать скрытность. Маккензи погнал команду прямо, через день и вечер и достиг Рио-Гранде, на рассвете 19 мая без происшествий, пройдя около 140 миль в чуть более сорока часов. После ночи люди сильно нуждались в отдыхе и шли в Форт Кларк в неторопливом темпе.
Ответ на рейд был немедленный и благоприятным. Хотя Маккензи технически нарушил мексиканский суверенитет и атаковал союзников мексиканского правительства без официальных приказов, как Белкнап и Шеридан восторженно оценили его действия, и законодательный орган Техаса выразил Маккензи "благодарность от людей нашего государства". Мексиканское правительство не хотело, чтобы  рейд стал международной проблемой, и после обмена нотами сняло вопрос. Что же касается  ситуации границ, индейские рейды все остановились. Опасаясь других ответных ударов, многие группы разделились и двинулись в горы. Но Кикапу, в обмен на их жен и детей до сих пор находившихся в плену, решили вернуться в Соединенные Штаты. К 1874 году более половины племени переселилось в Форт Силл на Индейской Территории.

0

14

МЕКСИКАНО- ИНДЕЙСКИЙ РЕЙД  1878 года. С воскресенья, 14 Апрель 1878, группа из около сорока мексиканцев и Кикапу ,Липан Aпачей  и Семинолов  перешли Рио-Гранде из Мексики в округе Уэбб, штат Техас, в сорока пяти милях к северу от Ларедо. После убийства двух вакеро вскоре после переправы, группа отправилась на юг по главной дороге, после Рио-Гранде, убили другого человека на этом пути, и похитил его лошадей и имущество. В четырнадцати милях к северу от Ларедо группы двинулась на северо-восток в сторону реки Нуэсес. После кражи достаточного для всех количества лошадей, они разбились на мелкие группы и начали атаки на рассеянные ранчо. Небольшие партии техасцев следовали за рейдерами и просили помощи от Форта Юэлл, но безрезультатно. К этому времени группа повернул на восток к округу Ла Саль  и затем на север, в уезд McMullen . Рейдеры достигли ранчо Уильям Стил " в 9 утра 17 апреля. Там они убили трех мужчин и двух мальчиков и изуродовали их тела , ограбили и украли с ранчо всех лошадей. Они убивали людей и похищали лошадей в других близлежащих ранчо, затем перешли в Duval County, убийство и воровство шло с ними. Около полудня 18 апреля они достигли Ранчо Соледад в Duval County. Там они были лишь в тридцати милях от Сан-Диего (тогда в Нуэсес County), куда только что прибыла компания кавалерии. Франк Гравис, владелец ранчо, собрал группу преследователей рейдеров и отправил в Сан-Диего за военными. Второй запрос был направлен  девятнадцатого, но помощь не пришла. Утром в этот день рейдеры снова отправились небольшими группами в местные рейды. В тот вечер они вернулись к Рио-Гранде, имея от 150 до 250 лошадей. Отряд Грависа напал на них, но его легко отогнали. Так как он был всего лишь в двадцати пяти милях к югу от Ларедо, он обратился за помощью к гарнизону, но это было 4 вечера на двадцатое(20апреля) , прежде чем солдаты покинули пост, к тому времени убийцы  давно прошли. Военные и правоохранительные органы сделали маленькую попытку ответить  рейдерам, которые были в Техасе в течение шести дней, в течение которого они убили по меньшей мере восемнадцать человек, мужчин, женщин и детей.

0

15

МЕСТА ПРОЖИВАНИЯ ГРУПП ЛИПАН AПАЧЕЙ Техаса
Ян Хосе де Агуайо Сан-Антонио, Техас 1762 – 1817
Миссия Консепсьон Сан-Антонио, штат Техас 1748
Миссия Сан-Антонио-де-Валеро Сан-Антонио, Техас 1762 - 1817
Нуэстра Сеньора де-ла-Канделария Сан-Антонио, Техас 1762 - 1817
Сан - Франциско де Эспада Сан-Антонио, Техас 1762 - 1817
Сан - Лоренцо де-ла-Санта-Крус миссии Сан-Антонио, Техас 1748 – 1754
  Число представителей
В 1757 группы Липан Aпачей Техаса проживали в миссии Сан-Саба , штат Техас их оценочное число от 3000 до 2000 членов племени.
В 1821 году группы Липан Aпачей Техаса проживали в Ларедо, штат Техас с оценочное число от 1500 до 1000 членов племени.
В 1852 Липан AпачиТехаса проживали в Форт Мэнсон, штат Техас с оценочное число от 500 до 300 членов племени.
В июле 1852 года Липан Aпачи Техаса проживал в Форте Белнап, Техас Клир Форк , Бразос - оценочной численность из 150 членов племени.
В 1858 году Липан Apache Band Техаса проживал в Форт Кларк, штат Техас и речной области Фрайо, по оценкам, чис-лом от 100 до 75 членов племени.
В 1870 году Липан Apache Band Техаса проживал в Форт Гриффин, штат Техас с 26 членами племени.
В 1905 году Липан Apache Band Техаса проживали в индейской резервации Мескалеро в Нью-Мексико по оценкам, число от 20 до 40 членов племени.
Липанами подписан официальный мирный договор с правительством США в 1976 году в Сан-Антонио, штат Техас. Документ был передан в  индейской резервации Мескалеро.

0

16

ЛИПАНЫ В ТЕХАСЕ И МЕКСИКЕ ХIХ век

(ДРУЗЬЯ ТЕХАСА)
Липан апачи всегда были склонны к патриотической борьбе за независимость, потому что они ценили свободу и боролись и сопротивлялись на протяжении 250 лет, чтобы сохранять и поддерживать свою свободу.  Когда мексиканские патриоты в Техасе решили поддержать отца Мануэля Идальго Долореса в борьбе за независимость Мексики от Испании, Липаны поддержал патриотов. Они боролись против роялистов в битве при Саладо Крик недалеко от Сан-Антонио в 1812 году и снова в битве при Медине в 1813 году.  Когда, наконец, Мексика отделилась  от Испании и стала Империей под управлением Aугустином Итурбиде в 1821 году, вожди Липан-  Куэльгас де Кастро и Йолкна Покаропа подписали договор в Ларедо с новым независимым правительством Мексики и отправились в Мехико, чтобы ратифицировать договор.  Тесные связи которые развивались между Липан и предводителями Техаса и Мексики Tejanos во время борьбы за независимость  Мексики в дальнейшем укрепились десять лет спустя, когда техасцы начали борьбу за свою независимость от Мексики.
После того как Техас стал государством в 1846 году, Команчи начали давление на правительство, указывая на то, что они видят, как Липанам старым договором Теуакана обеспечивается специальный режим. Договор Источник Совета (1846) был предназначен для решения этого вопроса, но Липаны отказались его подписать, поскольку это привело бы к их крушению, удалило  из родных мест  и отдало  на милость своих врагов.
*Липаны используют редкое десятилетие мира в Республике Техас (1836-1845).
Правительство официально признало Липан апачей  друзьями, подписанием договора Live Oak Point с вождём Куэльгас  де Кастро в 1838 году. Согласно договору, Липанам было разрешено торговать в населенных пунктах и обещана защита от их врагов  Команчей. Отряды воинов Липан вошли в подразделения милиции Техаса в начале 1839 г. и в техасские рейнджеры в 1841 году. Сэм Хьюстон писал хвалебные отзывы о дружбе, которая существовала между Липанами и техасцами в те годы Республики и решающую роль которую сыграли Липан апачи в обороне Техаса. Многие поселенцы, которые пришли в Техас с 1836 года отмечали дружелюбие Липан. Поселенцы в Кастровилле были избавлены от голода Липанами, которые дали им оленину. Тем не менее, в Техасе наблюдалось  растущее настроение, что все индейцы должны находиться подальше от населенных пунктов и оставаться к северу от воображаемой линии, которая проходила по Техасу в точке к северу от Остина. Договор Теуакана Крик, который Липаны подписали в 1844 году, содержал формулировки, которые, казалось, показывают, что такая линия в конечном итоге будет проведена. Но в ходе переговоров до подписания договора, Липанам сделали исключение и разрешили остаться на своей родине в окрестностях Сан-Антонио и в южном Техасе. Эта льгота возмутила Команчей, которые были вынуждены оставаться на севере Техаса.
После  этого, многие из групп Липан отказались от контактов с правительством штата Техас. Ранчерия Рамона Кастро переехала в глубь южного Техаса после 1847 г., другие группы переехали в западный Техас вдоль низовий реки Пекос .
Тем не менее, эпидемия оспы в Сан-Антонио в 1850 году и начало тяжелой пятилетний засухи заставила многих Липан либо пытаться бороться с техасцами и правительством США или постоянно бежать от государства.
(ВРАГИ ТЕХАСА)
    Те, кто подписали договоры с США обнаружили суровость их условий. С договором Спринг Крик  (1850) закончилась свобода Липан  и юридический запрет племени, проживать вблизи от населенных пунктов . Договор  Сан-Саба (1851) легализовал переселение индейцев из штата Техас и размещение в резервации.  Эти условия были неприемлемы для многих Липан. Некоторые группы бежали на юг Техаса ниже  реки Нуесес ; другие группы бежали в Мексику. Только вожди Чикито, Мануэль и Джон Кастро сохранили контакты с правительством Техаса и его индейским агентством, потому что их люди голодали, и им была необходима помощь. Однако, эти вожди и их люди были вынуждены жить рядом с пограничными фортами. Когда не предоставлялась помощь, они были вынуждены выпрашивать еду. Против них были выдвинуты ложные обвинения в грабежах ; войска начали на них неспровоцированные нападения. Мануэль и его люди бежали в Мексику в 1853 году, после него ранчерия Джона Кастро в 1854 году, и большинство из ранчерии Чикито в 1855 году. 
После 1855 года основная часть племени Липан оказалась в Мексике. В соответствии с положениями договора Сан-Саба , который был подписан большинством из руководителей, которые бежали в Мексику, Соединенные Штаты обещали, что всякий раз, когда они будут переселять Техасских индейцев с их исконных земель, эти индейцы не будут вынуждены искать новые дома из-за нападений войск Соединенных Штатов. Тем не менее, именно это и произошло с Липан апачами в Техасе. Они преследовались  американскими войсками, которые  незаконно переходили в Мексику, чтобы разыскать их и уничтожить .
    *К 1873 году, так много поселенцев  Техаса жаловались, что Липаны из Мексики  пересекали Рио-Гранде, чтобы совершить набег в Техасе, что американские военные решили принять меры. 17 мая 1873 года, полковник Рандалл Маккензи и шесть отрядов кавалерии из форта Кларк пересекли Рио-Гранде и напали на две ранчерии Липан апачей и Кикапу в Эль-Ремолино, Коауила. Девятнадцать индейцев были убиты и сорок  женщин и детей были взяты в плен. Вождь Косталитес, который попал в плен с другими Липанами, позже умер, когда  пытался бежать из военных "лагерей" в Сан-Антонио.  Рейд Маккензи был только первым из многих трансграничных нападений  американских военных против Липан в Мексике.
После атаки 1873 Эль Ремолино  последовали многочисленные незаконные трансграничные рейды в 1876 и 1877 гг. В период с апреля 1876 по октябрь 1877-лейтенант Джон Л. Буллис из Форта- Кларк и полковник Уильям Шафтер из Форта- Дункан провели девять вторжений в Мексику, чтобы найти и уничтожить Липан апачей. Только в трех случаях  вторжения были  результатом "горячей погони" за рейдерами Липан, которые перешли из Техаса в Мексику. В шести случаях  военные экспедиции организованные Буллисом и Шафтером не только нарушил мексиканский суверенитет, но и прямо отменяли условия договора Сан-Саба , который Соединенные Штаты подписали с Липан апачами в 1851 году. Буллис, Шафтер и их войска перешли Рио-Гранде и напали на ранчерии Липан  которые были расположены более чем на 125 миль в глубь Коауилы.
За этими незаконными  нападениями  последовало второе вторжение Maккензи в 1877 году. Незаконные  трансграничные нападения США на Липан стали настолько распространенными, что генерал Уильям Т. Шерман был вынужден сделать  выговор командиру федеральных войск в Техасе.
Лепан не только преследовали по обе стороны границы, потому что они были активными грабителями , но в Техасе и Мексике назначили награду за их скальпы . В войне на уничтожение  Липан апачей войска США работали совместно с мексиканской армией. Генерал Джеринимо Tревико и 1500 мексиканских солдат начали массированную кампанию в 1878-1879 годах, против Липан в Коауиле.За кампанией Tревико последовали кампании генералов Наранхо и Флореса в 1880-1881. 
Мексиканская армия считала, что нужно вытеснить всех Липан из Мексики в Соединенные Штаты, где они были бы размещены в резервации. Армия США считали, что все Липаны бежали  в Мексику, где они были убиты мексиканской армией. Но они ошибались.  К 1884 году, 200 Липан еще жили в горах Санта-Роза  Коауила. Существовали еще Липаны, проживающие в южном Техасе, Нуэво-Леоне и Тамаулипасе, по-прежнему существуют Липаны проживающие в пределах или вблизи Сан-Антонио.

*В 1850 году, тяжелая эпидемия оспы в Сан-Антонио вызвала небольшую ранчерию Липан под руководством вождя Магуша искать убежища у Мескалеро апачей в Нью-Мексико. Эта группа сформировала ядро, тех кто позже стали Липанами живущими в резервации  Мескалеро Aпачей . Другие ранчерии, такие, как группа во главе с Венего, присоединилась к мексиканским Липанам вблизи Сарагосы (Коауила). Группа Венего вступила в группу Магуша в 1904 году в  резервации Мескалеро, они и легли в основу современных Липан апачей Нью-Мексико.
После 1858 года, в Техасе осталось только около 120 Липан апачей. Одна небольшая группа менее 10 человек была в браке с Тонкава и присоединилась к этому племени в резервации в Техасе. К 1860 г. эта группа была переведена в Форт Белнап. В 1867 году, они были отправлены в Форт Гриффин и в 1884 году они были помещены в агентство Окленд  в Оклахоме.
Вторая ранчерия, которая осталась в Техасе после 1855 присоединилась к Кайова Апачам, была помещена в военной тюрьме в 1865 г. и возвращена в Форт Силл, штат Оклахома. Липан / Toкава и Липан / Кайова-Апачи легли в основу современных Липан -Апачей штата Оклахома. Большая часть племени Липан после 1855 года бежала в Мексику. Некоторые остались в горах Санта-Роза, и по-прежнему живут там и сегодня.
Другие группы Липан просочились обратно в южный Техас в 1880-х годах. Но политика правительства Техаса о переселении индейцев вынудила  индейцев Техаса либо к жизни в  резервации или к ассимиляции. Липан апачи, которые вернулись в Техас, были вынуждены скрыться из виду из-за угрозы насильственного размещения в резервации или тюремного заключения, поскольку их всё ещё хотели арестовать. Они уже говорили по-испански, большинство, если не все Липаны имели испанские фамилии. Липаны вписались в латиноамериканское населения Сан-Антонио и юга Техаса так же, как они всегда маскировали себя для засады, становясь единым целым с югом страны  Техас. И сегодня они все еще там.

+1

17

УКЛАД  ЖИЗНИ ЛИПАН-АПАЧЕЙ
Липаны охотились на разнообразных животных и собирали большое разнообразие растительной пищи. Их основным источником мяса были бизоны,на которых они охотились два раза в год, охота которая  называлась на испанском языке carneadas. Бизонья охота была для людей временем радости. Несколько групп собирались вместе. Старые друзья и дальние родственники  воссоединялись; заключались браки и организовывались  праздники.
До начала охоты, святой человек  консультировался с духом божества, где находится стадо. Тогда люди едут, и окружают стадо, продвигаясь одновременно со всех сторон. На антилоп, которых Липан называют tcela-, также охотились в том же порядке. На оленя (так называемый kockeya), как правило, охотятся небольшими группами людей или отдельными лицами, или цепью на лошадях. Охотники Липан были суеверными и всегда оставляли глаза животных и куски мяса из меж реберья для Ворона, мифического опекуна охоты. Охотились также на мелких животных, таких как кролики, индейки, перепела и javelinas .           
Липан также собирали и обрабатывали много растительной пищи. Охота , осуществлялась мужчинами, но сбором растительной пищи занимались женщины, которые плели корзины для сбора и доставки урожая обратно в лагерь. Прежде чем отправиться за урожаем кактусов, опунции  весной, женщины танцевали. Липан собирали и обрабатывали большое разнообразие видов кактусов, юкки, мескаль, Туле, пальмовое и Мескит в целях дополнения к их мясному рациону. Ароматизаторы и приправы  предоставляли горных чили и дикий лук. Собирали также мед и дикую сливу .  Липаны практиковали ограниченную форму сельского хозяйства задолго до контактов с европейцами. Женщины  сажали кукурузу и тыквы вдоль плодородных берегов рек . Группа стояла лагерем в этом месте достаточно долго для того, чтобы вырастить и произвести сбор растений. Когда первые испанцы  основали Сан-Антонио, они обнаружили, выращенную кукурузу к северо-западу от города; ". Зеленые колосья" , так они назвали место Elotes - , это означает что, испанцы наткнулись на поле кукурузы посаженой Липанами . И Липаны возвращались в Elotes или Хелотс по крайней мере до 1856 года.
http://uploads.ru/t/L/X/y/LXyTb.jpg

0

18

http://uploads.ru/t/K/l/L/KlLD3.jpg
Camp of the Lipans by Theodore Gentilz, 1840's

                                                                         ОРУЖИЕ ЛИПАН
Первично у Липан из наступательных вооружений были лук, (так называемый tcéc éhl'khiän), стрелы (так называемые k'há) и копье (так называемый Tche ta shě).
Только мужчинам было разрешено делать эти предметы, так как они  использовались в военных действиях.  Чтобы сделать лук, мужчина Липан выбирал кусок кедра или тутового дерева, которое было естественно дугообразным и размером около 4 футов в длину.  Его обертывали  лесой из коровьих сухожилий в целях его укрепления. Некоторые из луков были сделаны жесткими и прямыми в середине, изогнутыми в сторону концов, где привязывалась тетива, а также изгибались немного назад на крайних точках. Другие луки были сделаны с равномерной кривизной от концов и по всей    длине. Для изготовления тетивы также используется коровьи сухожилия .  Стрелы были сделаны из дерева симаррон или любого жесткого дерева, которое было хорошо выдержанным и сухим. В 1700-х годов, стрелы были оперённые до кремня, а в 1800-х годах, Липаны изменили стиль своего оперения только три пера для стрел, которые использовались взрослыми мужчинами в охоте и на войне. Дети получали стрелы с одним или двумя перьями. Липаны никогда не использовали стрел с четырьмя перьями. В 1600, в качестве наконечника использовали кремень, но в начале 1700-х годов, Липаны начали приспосабливать металлолом, который они получили за счет торговли в Пекос Пуэбло, чтобы сделать наконечники стрел. Металл вырезали или отстукивали в форме стрелки и привязывали на конец стрелы  сухожилиями. Иногда древко стрелы выпрямляли, что и делалось при помощи их нагревания их над огнем и пропуская стрелу сквозь зубы, кусая их с интервалом в целях выпрямить древесину. Стрелы были также покрыты сгустками крови или ядовитых веществ растений, что имело ритуальное значение чтобы наполнить стрелка уверенностью и убедить, что стрелы нанесли максимальный урон врагу.  Лук и стрелы находились в колчане из оленьей кожи , который висел на левом плече.
Это означало, что стрелы выпускали и выстреливали с правой руки. Многие  мужчины Липан также стригли волосы на левой стороне головы в верхней части  своего уха, и носили длинные косы над правым плечом. Одна из причин этого, вероятно, в том чтобы коса и волосы не мешали стрельбе из лука .
Копьё Липан было сделано путем присоединения куска стали, как правило, испанской сабли, к длинному куску дерева  сухожилиями. Стальной наконечник был примерно 2 ½ фута в длину, а древко было около 8 или 9 футов в длину. Копья был украшены перьями и металлическими украшениями. 
После 1750 года, Липаны начали получать французские мушкеты за счет торговли с восточными племенами Техаса. Восточные племена Техаса получали мушкеты от французских торговцев в Луизиане и вдоль Красной реки. К 1780 году каждый человек Липан был вооружен, по крайней мере одним пистолетом и стал экспертом в использовании огнестрельного оружия. Деревянный стенд устанавливался на луку их седла так, чтобы воин мог положить своё оружие на стенд для того, чтобы сделать лучший выстрел. Существует также некоторые свидетельства того, что Липаны к 1800году научились делать порох, хотя они получали большую часть своего пороха и боеприпасов через торговлю или с помощью силы (например, 1790 нападение на Ларедо, где весь склад, полный пороха был разграблен). 
Все ранние ссылки на оружие Липан  не говорят об их использовании военных палиц, но близкие  союзники Липан, таких как Natagés делали и использовали боевые дубины, так что вполне возможно, что Липаны переняли использование военных палиц у их союзников. Эти военные палицы были овальной формы, гладкие камни которые были прикреплены к деревянной ручке сухожилиями, они выглядели , как топор. 
Первично у Липан из оборонительных вооружений были щиты (так называемый da'lkái или enda "lkai) и лошадиная броня. Щиты были сделаны из толстой кожи  быка  овальной формы… Лошади были защищены буйволиной или бычьей защитой "лошадиная юбка", она защищал грудь и тянулась по бокам коня. Лошадиная броня был связана ремнями из сыромятной кожи на шее лошади и над и под хвостом коня.

+1

19

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ АПАЧЕЙ
Духовная жизнь Мескалеро и Липан  была богатой, и включала множество церемоний. И мужчины, и женщины были активными участниками в этом аспекте своей жизни, а женщины часто служили шаманами (знахарями). Сегодня в резервации Мескалеро Aпачей практикуется церемония в период полового созревания девушек, она отражает участие в церемонии обоих полов и всех возрастных групп. Пожилым женщинам поручают заботу о девушках между их танцами в специально построенном типи. Эти танцы сопровождаются песнопениями взрослых мужчин. В перерывах между их танцами, мужчины пели, тогда как другие- представители общества Клоунов выполняют танцы на площади за пределами типи. Семьи готовят еду и напитки в павильоне, прилегающем к площади. Другие члены племени, а также общественности, наблюдают со стороны. Во время церемонии дарят много подарков потому что она происходит в течение нескольких дней, она, как и другие церемонии продолжает укреплять племя, как один народ.
Aпачи верят в сверхъестественные силы ", которые пронизывают Вселенную и могут быть использованы для человеческих целей: для ритуальных процедур известных священникам, или узнать  личное откровение шаманами. Таким образом, многие ритуалы вращаются вокруг лечения болезни, вызванной колдовством или гневом свыше ,или потому, что больной совершил преступление.
Смерть несет ряд важных ограничений в жизни Aпачей. Конечно, есть сетование у ближайших родственников. Призрак, однако, может вернуться и нанести ущерб жизни. В прошлом семья и другие в лагере уходили, как только человек был похоронен. Позже, все имущество и предметы, которые могли бы напомнить семье об умершем убирали из жилища.
Когда человек находится в преклонном возрасте, эти опасения среди Липан и Мескалеро были смягчены. Бабушки и дедушки использовались в качестве инструкторов, как пожилые люди подходящие к своей смерти, младшие поколения  искали у них совет и благословение.
http://uploads.ru/t/y/m/U/ymUoe.jpg
http://uploads.ru/t/4/y/O/4yOqz.jpg

РОДСТВО ЛИПАН С МЕСКАЛЕРО И ХИКАРИЛЛА
В анализе южноатабаскской систем родства Оплер попытался показать, что система Липан напоминает тип Хикарилла, а не родственных  Чирикахуа-Мескалеро . Липан стоят в отношении формы и модели поведения ближе к Хикарилла, чем обычаи любых других родственных южных атабаскскоговорящих племен. Доктор Гарри Хойер  научным анализом отношений южных атабаскских языков показывает, что Хикарилла и Липан вместе составляют подгруппу восточной языковой группы, не говоря уже о Мескалеро, которые классифицируются в другой или западной группе. Вывод кажется неизбежным, что принадлежность Липан к Мескалеро это последнее и вторичное, и что более древние и основное соединение следует искать на севере.
Есть целый ряд мифов ценных для Липан, но не найденых у Мескалеро. Одним из них является история о человеке, который путешествовал вниз по реке в полом бревне. Эта история была записана у Хикарилла, Западных Апачей, а также Навахо. Другой рассказ  значимый для наших целей о гонках по всему миру .Эта история, неизвестна Мескалеро но общая для Липан и Хикарилла, была расширена до торжественного значения у последних.  Как показывают опрошенные  материалы имеется резкая дифференциация Липан от мифологии Мескалеро и ярко контрастируют  много параллелей между мифологиями Липан и Хикарилла.
В одной из историй про тропу войны этого народа: Липан, который попал в плен к врагу и спасся, воздерживается от входа в лагерь до проведения над ним очистительной  церемонии. Не существует никаких следов такой церемонии у Мескалеро и Чирикахуа, но она точно повторяет процедуры  Хикарилла .
Систематический обзор данной публикации, откроет множество элементов, которые можно  так же сравнивать и интерпретировать. Не будем пытаться делать сейчас более полное сравнение.
Было представлено достаточно доказательств различных видов, и можно установить с большой долей вероятности, что Липан являются ответвлением группы Липан-Хикарилла , что их линии миграции вела их на восток на равнины и на юг до залива, и что они были в последнее время вынуждены двигаться на запад и на север, чтобы, наконец, расположиться с Мескалеро.
Opler, Моррис Э. (1940). Мифы и легенды индейцев Липан Aпачей  (выборочно)

0

20

Коакуче, http://www.proza.ru/avtor/coacuche. прекрасный сайт, ещё вчера- (16-го) наблюдал
респект тебе и уважуха!

БИТВА У РЕКИ ПЕКОС  велась 4 января 1864 года во время Войны Навахо. Войска армии Соединённых Штатов и скауты Апачи победили отряд воинов племени Навахо рядом с рекой Пекос в Нью- Мексико. Это одна из многих битв индейской воины с участием Калифорнийской колонны. Индейский агент Лоренцо Лабади повёл отряд Мескалеро – Апачей , около шестидесяти человек во главе с вождём КАДЕТТОМ против военного отряда Навахо из 100 человек вдоль реки Пекос после того как они украли скот из резервации Боск Редондо. Десятки мулов и лошадей были захвачены Навахо, но погоня приближалась. Навахо в конечном итоге поняли, что не смогут убежать, не бросив скот, они решили бороться и заняли позиции вдоль реки и стали ждать американцев и Апачей. Пятнадцать солдат 2-го кавалерийского Калифорнийского полка вместе с по меньшей мере десятью человеками из 5-го пехотного прибыли для усиления Лабади, они находились под командованием лейтенанта Чарльза Ньюболда. Было 11:00 и температура около десяти градусов ниже нуля, когда американцы обнаружили врага ждавшего их в небольшой долине. Навахо открыли огонь с восьмидесяти ярдов, американцы и апачи залегли и начали ответный огонь. Ньюболд приказал своим солдатам использовать свои револьверы и удар который в соответствии с описанием Ньюболда ,,пошёл вниз, как маленькое торнадо,,. Девять Навахо были убиты в результате этого нападения. Стычка проходила в течении нескольких часов и продолжалась весь день до захода солнца. Участники сражения находились на большом расстоянии друг от друга, это создавало трудности для обеих сторон плохо видевших друг друга и холодная зима привела к обморожениям которые замедлили передвижения солдат и  способности разведчиков перегруппироваться. Из-за этого Апачи в конечном итоге отказались от своих винтовок и вооружились луками и стрелами. Американцы также были вооружены двумя кольтами каждый по шесть пуль в пистолете. Борьба закончилась когда Навахо бежали, по оценкам солдат: сорок воинов племени Навахо были убиты и остались на поле боя и по меньшей мере двадцать пять человек получили ранения. Они также сообщили, что около двадцати пяти скрылись. После долгой и кровавой борьбы ни один американец или Апач не был ранен. Пятьдесят лошадей и мулов были возвращены. Мене чем через две недели полковник Кит Карсон приведёт американские войска в Каньон де Шелли, что приведёт к долгому пути Навахо в Форт Самнер.

0

21

Да,известный  бой. Он  ещё  у  Кремони  в  его  книге  описан,но  там  вообще  чуть  ли  не  90  навахо  убили.Я  со своей  стороны  не  знаю  верить  или  нет  такой  статистике.Больно  уж  нереально  выглядят  эти  навахские  потери.Не  секрет,что  индейские  потери  часто завышались,свои  занижались. ПРичины  разные,для  первого  случая,просто  оправдать  своё  действие  или  бездействие,расход  боеприпасов  впустую(ведь  это  всегда  деньги,а и  за  них  нужно  отчитываться).  Тот  же Сэнд-Крик,где  Чивингтон  говорил  о  600  убитых   шайен  и арапахо,а  на  деле  около  150,да  масса  примеров.Тот   же  Плам-Крик,где  кричали  о  полторы  сотни  убитых  команчей,а  на  деле  представили  всего  двенадцать  их  трупов,причём  команчи  бежали  и  не  могли  забирать  своих  мёртвых. И  второй  случай,причины  те  же,плюс  если  высокие  свои потери  то  успокоение  общественного  мнения  во-первых.Государство по  этой  причине  почти  всегда  занижает  свои  реальные  потери.Взять  тот  же  Розбад,где  официально  принята  цифра  9  убитых  солдат   и  раненых  немногим  больше,точно  не  помню.В  книге  Следуя  за  индейскими  войнами,написавший  её  корреспондент  того  времени  озвучил   другие  цифры,-26  убитых,  50  с  чем-то  раненых,без  учёта  потерь  двух  рот,которые  пострадали  больше  всего.
П.С.Ссылку  которую  дал  все  видели  наверно  поэтому  удалю.

Отредактировано Коакуче (17.02.2012 17:39:42)

+1

22

МИГРАЦИЯ ЛИПАН В ТЕХАС И  ОТНОШЕНИЯ С ИСПАНЦАМИ
    Липаны мигрировали в Техас в 1600-х,  как одна племенная единица. Однако, после того как они пришли в Техас, они разделились на два больших подразделения. Лесные Липаны населяли область на северо-востоке Техаса вокруг верхней Бразос. Равнинные Липаны населяли области от верховий Колорадо и верховий реки Кончо, на запад до реки Пекос.  Вековая война с Команчами в 1700-х вызвала раскол  подразделений Липан на ряд различных групп. Липан  традиционно содержали от 10 до 14 групп, каждая из которых состояла из нескольких  ранчерий или группы расширенных семей. Каждый лидер ранчерии , был вождём своей группы, сложившейся во время миграции ранчерии, объявлял войну и заключение мирного договора.
    Когда испанцы основали Миссию и  Пресидио в Сан-Антонио в 1718 году, они знали о существовании апачей в Техасе, но считали, что те жили по крайней мере на две сотни миль  севернее. Действительно, это так, но испаноязычные не знали, что Команчи, быстро надавив на Липан апачей вытеснили их на юг, и Липаны обратили свои взоры на земли Сан-Антонио , пожелав  добиться чтобы она стала их родиной. Первые годы основания Сан-Антонио были чрезвычайно опасными для испанских солдат, миссионеров и поселенцев и  приближение  Липан заставляло их отказаться от изолированных поселений.
Первой новостью стало то, что в 1706 году Пикури (часть пуэбло, которые всего несколько лет назад бежали из-под испанского покровительства к степным апачам), неожиданно вернулись в долину реки Рио-Гранде. Затем неизвестные воины на конях (как выяснилось позже, это были совместные рейды Команчей и Юта) вихрем обрушились на поселения апачей в восточной части Колорадо. Небольшие, изолированные друг от друга, деревеньки апачей не могли долго сдерживать яростный натиск врага; к 1716 г. Хикарилла были оттеснены в горы на север Нью-Мексико, а другие группы степных апачей начали спешно уходить с обжитых мест в Оклахому и северный Техас.  Примерно к 1723 г. война между Команчами и Юта с одной стороны и степными Апачами - с другой, достигла своего апогея. В 1724 г. состоялось масштабное сражение близ Эль-Гран-Сьерра-де-эль-Фьерро (Железных Гор). Точная дата и место битвы не установлены, известно только, что апачи потерпели сокрушительное поражение. Вскоре исчезли последние селения апачей по верхнему Арканзасу. В центральной и южной части равнин маленькие, рассеянные группы апачей оставались еще порядка десяти лет, однако команчей уже ничто не могло сдержать: к 1730 г. они контролировали почти весть Техас и прилегающие районы Нью-Мексико. Примерно тогда же разошлись их пути с Юта; на следующие полвека бывшие союзники стали кровными врагами.
1720-1725 - Липаны начали спорадические рейды против Сан-Антонио, кража лошадей создавала напряжённость в их отношениях, в одно время в Пресидио украли всё стадо. Войска Пресидио  начали ответные военные кампании. Николас Флорес  Вальдес следует за конокрадами Липан до реки Бразос, нападает на ранчерию, захватывает Липан в плен и возвращает  лошадей.
До 1725  места деревень групп Липан Апачей перемещались на всей территории государства со многими наиболее любимыми, одно из них было найдено примерно в 250 км к северо-западу от современного Остина, штат Техас. 1726-1730 -  В Сан-Антонио всё спокойно, рейдов нет.
В 1729 Липаны встречаются на реке Сан-Саба, близ современного Менара. Испанский военный офицер:, который путешествовал по территории  Natagee сказал :Мескалеро  находятся на реках Пекос и Рио-Гранде, к юго-западу от Липан 1729.
    К концу 1720-х гг. часть апачей, которых стали называть Липан, оказалась выжатой в южный Техас и отступала дальше на юг, к Рио-Гранде. Для испанцев новый сосед оказался более чем беспокойным. Липаны сразу же обрели скандальную известность - расправившись с маленькими и слабыми племенами Коагуильтек, Чисо, Яно и Мансо, они принялись задирать Тонкава и Кэддо и совершать набеги в северную Мексику. Но и это было еще не все: за собой Липаны привели в Техас своих преследователей…
В 1730 году Липан Апачи объявили войну Сан-Антонио, и нападали  на любого, кто отважится выйти из виллы.
1731 -  Экспедиция Бустильо из 157 испанцев и 60 индейцев миссии. Бустильо повёл отряд вдоль реки Сан Ксавьер в сторону ручья под названием Сан Саба. Там он и столкнулся с несколькими сотнями индейцев из племён Липанов и Апачей. Они были оснащены нагрудной бронёй, сделанной из кожи.” 18 сентября, более 500 воинов Липан  из засады  напали на 20 испанских солдат. Когда испанцы  уже думали, что конец близок, Липаны прервали атаку.
    В 1737 году произошёл  дикий пример каннибализма среди Липан, когда они убили женщин из миссии Сан-Франсиско-де-ла-Эспада, недалеко от Сан-Антонио. Трое из женщин были беременными и Липаны вырезали из их животов зародышей и съели.
* КАБЕЛЛОС  КОЛОРАДОС. Cabellos Colorados (Red Hair) Красные Волосы(Рыжий), вождь Липан Apачей, занимал видное место в рейдах на Сан-Антонио, сразу после создания виллы Канарских островов(поселенцы с Канар) в 1731 году. В 1734 году его группа захватила в рейде двух граждан. Они украли лошадей из Миссии Сан-Франциско-де-ла Эспада и убили индейцев из миссии Сан-Хуан Капистрано и Нуэстра Сеньора де ла Консепсьон де Пурисима Акунья . После многочисленных набегов в 1736 и 1737, он был взят в плен 11 декабря 1737 г. и заключен в тюрьму в Бехар до октября 1738 г., когда были возобновлены грабежи Апачей, и он был направлен в качестве заключенного в Мехико. Группа Красные Волосы (Tséral tuétahä ) - во главе с Кабеллосом Колорадосом (1724-1738),  в 1739 году, была поглощена группой Липан Солнечная Выдра или группой Зеленая Гора .
(обобщённая информация)

0

23

КОСТАЛИТЕС (ок. 1820-1873)  Costalites был вождём группы Липан , которая кочевала от северного мексиканского штата Коауила до юго-западного Техаса. Он впервые упоминается в 1866 году, когда воины из его группы захватили тринадцатилетнего мальчика по имени Фрэнк Бакелью из района округа Бандера / Медина штата  Техаса. Косталитес приветствовал мальчика в группе, и хотел устроить брак Бакелью с  внучкой вождя, но Бакелью бежал до женитьбы . В 1869 г. Посол США Стивен Смит пытался встретиться с Косталитесом и другими Липанами в Мексике, но обнаружил, что те бежали в Техас после нападения мексиканской армии вблизи Сарагосы, Коауила.
В целях противодействия военному давлению оказываемому на Липанов с обеих сторон от Рио-Гранде, вождь Косталитес создал несколько важных альянсов с индейскими племенами, которые не были в числе традиционных союзников Липан. Cоюз с вождём Диким Котом банды черных Семинолов, группы, которой в 1850 году было дано разрешение  мексиканского правительства,  поселиться в Мексике, союз был решен путем брака  дочери вождя Тереситы и черного Семинола который позднее служил индейским скаутом в Форте Кларк. Косталитес также создал альянс с группой южных Команчей во главе с Takй-vera, которые вошли в Мексику в 1872 году.  Несмотря на эти союзы, военное давление в отношении Липан в 1870-х только увеличилось и союз с черными Семинолами в конечном итоге привел к предательству. В мае 1873 года, полковник Ранолд Маккензи и шесть отрядов из 4-го кавалерийского США из Форта Кларк пересекли Рио-Гранде и напали на лагеря Косталитеса  и близлежащие лагеря  Кикапу в Эль-Ремолино, Коауила. Маккензи и его войска  привели к месту стоянок  разведчики чёрных Семинолов, один из которых привязал вождя Косталитеса  веревкой  и протащил  за своим конём. Девятнадцать индейцев были убиты в результате нападения и 41 Липан и Кикапу были взяты в плен, среди них вождь Косталитес.
Заключенные были доставлены в Форт Кларк и затем переведены в Сан-Антонио, где они были помещены в загон в условиях позже описанных как тюремный лагерь.  Одна устная традиция утверждает, что Косталитес, находясь под стражей отказался от еды, в знак протеста против лишения свободы. В конце июня 1873 года, вождь сбежал из-под стражи. Его тело было найдено спустя несколько дней, в тринадцати милях к западу от Сан-Антонио. Рядом с телом была найдена тушка кролика , что приводит к предположению, что вождь убил кролика и умер при попытке съесть его.
http://uploads.ru/t/5/l/Y/5lYgm.jpg
Тересита , вождь Косталитес и неизвестная женщина чёрных Семинолов

Отредактировано ГРИН (07.03.2012 11:58:53)

0

24

ФЛЭККО (ок. 1790 -. ок 1850)Вождь  Флэкко  был главой группы Нижних  Липан которые расселились к востоку от Сан-Антонио и в районах к юго-западу от Сан-Антонио (в частности, округа Медина и Ювалд ). Он впервые появляется в техасских исторических записях во время роялисто-республиканской борьбы 1812 года, как последователь отца Идальго пытавшегося начать в Техасе восстание за независимость Мексики от Испании. Вожди Флэкко и Куэльгас де Кастро посетили лагерь техасско- латиноамериканских повстанцев, к которым присоединились американские флибустьеры, вскоре после этого группы захватили Накогдочес. Но  руководители Липан почувствовали, что повстанцы не пользуются полной поддержкой народа Техаса и были разделены по своим целям, так Флэкко и Куэльгас не привели своих воинов, чтобы сражаться в битве Медина в 1813 (хотя другие вожди Липан приняли участие). 
    После  получения Мексикой независимости в 1821 году,  вождь Флэкко отправился в Монклова(Monclova), Коауила, подписать мирный договор с Гаспаром Лопесом, представителем нового правительства. Вождь также установил дружеские отношения со Стивеном Остином и американскими колонистами, которым было разрешено поселиться в Восточном Техасе. В 1829 году, когда Авенир Куикендалл и другие колонисты Остина начали военную кампанию против Вако и Вичита, вождь Флэкко и его воины ездили с ними и участвовали в нескольких успешных боях.  После  обретения Техасом независимости в 1836 году, вождь Флэкко и его воины продолжали играть важную роль в защите новой республики. С 1838 по 1840, они присоединились к техасским подразделениями милиции во главе со Стивеном Муром в кампании против Команчей. В 1840 году Мур приводит карательную экспедиции рейнджеров и Липанов против лагерей Команчей в верховьях реки Колорадо. Примерно 125 мужчин, женщин и детей были убиты и 500 лошадей захвачено.
Но лучше всех у вождя Флэкко были его отношения со знаменитым техасским рейнджером, Джоном Коффи Хейсом. Хейс писал, что вождь высокий и прямой, со стройными конечностями. Он создавал впечатление не ограниченной эластичности. Его венец из орлиных перьев был сдвинут на лоб, чтобы показать его черные глаза и создавал впечатление ожесточенной настороженности в сочетании с силой и ловкостью. Общий внешний вид Флэкко, напоминал ястреба и пантеру. Техасский рейнджер также приписывает Флэкко  спасение своей жизни, несколько раз в боях против Команчей.  Вождь Флэкко также стал известной фигурой в  обществе Остина, где его часто приглашали на обед с руководителями нового правительства Техаса.
Однако, когда новые поселенцы начали заливать  Техас, Липан Апачей стали несправедливо обвинять в грабежах, совершенных другими племенами. В 1841 году, вожди Флэкко и Куэльгас де Кастро были арестованы в Остине по подозрению, что некоторые их воины  убили поселенца по имени Джеймс Бойс. Хотя руководители отрицали, что Липаны принимали в этом участие, они находились в тюрьме пока не было найдено доказательство  которое показало, что убийство совершили Команчи.  В свою очередь в Техасе начались настроения против Липан апачей. Однако, вождь  Флэкко и его воины продолжали оказывать помощь в защите Республики Техас. Сын Флэкко и другие воины- разведчики  боролись за генерала Сомервелла когда техасцы были вынуждены дать отпор мексиканскому  вторжению в 1842 году. Молодые разведчики Флэкко подверглись нападению со стороны мексиканских сил в Голиаде и были частью сил Сомервелла которые преследовали мексиканских захватчиков обратно через Рио-Гранде в Мексику. Но на обратном пути из Мексики, Флэкко Младший был убит. Хотя Сэм Хьюстон и другие государственные должностные лица Техаса попытались обвинить в убийстве  мексиканских бандитов или Чероки, вождь Флэкко был убежден, что его сын был убит англо- поселенцами .
Сэм Хьюстон сделал трогательное распоряжение  для племени молодого Флэкко, в котором он обещал, что старший вождь и его сын не будут забыты и что техасцы будут добры к Липанам. Трава не вырастет на пути между нами. Но Сэм Хьюстон был только одним человеком, а большинство техасцев хотели чтобы  Липаны либо погибли, либо  покинули свою родину-  Сан-Антонио и юг Техаса. Когда правительство Техаса начало говорить о принуждении Липанов двигаться к северу от Остина на территории, расселения своих врагов Команчей, разочарованный вождь Флэкко привел свою группу в Мексику. Флэкко был хорошим другом для техасцев. Он поддерживал их в их борьбе за независимость, он защитил их от враждебных племен. И он был награжден убийством своего сына и выселением из своей родины.
http://uploads.ru/t/G/X/L/GXLc4.jpg
вождь Липан Апачей

*МЛАДШИЙ ФЛЭККО, родился около 1818 г., он сопровождал Джона Х. Мура в экспедициях 1838 и 1839 года, служил под началом Джона Коффи (Джек) Хейса в 1840 и 1841, и в 1842 году отправился с экспедицией Сомервелла к Рио-Гранде. Он был убит недалеко от Сан-Антонио  зимой 1842 года, когда возвращался из экспедиции. Существуют несколько различных отчетов об этом убийстве, одним из наиболее распространенных является то, что он был убит мексиканскими бандитами, которые захватили лошадей в Луизиане. В другом отчете говорилось, что рядом с ним были найдены тела шестерых Чероки, подразумевая, что он был убит чероки. Его отец и другие соплеменники, которые искали его считали, что он был убит белыми.
В марте 1843 года старший Флэкко написал Хьюстону о своем горе и сказал, что хотел бы изменить свое имя на сеньор Скучающий (Yawney). Хьюстон ответил Липанам стихотворением в память о погибшем Флэкко. Один автор предполагает, что убийство Флэкко и тот факт, что убийцы не были пойманы и наказаны является причиной постоянной войны с Апачами после этого убийства.

0

25

*                                      ИСТОРИЯ СЕМЬИ КАСТРО из группы ЛИПАН AПАЧЕЙ Техаса   
КУЭЛЬГАС  ДЕ  КАСТРО (ок. 1792-1842/1844)  Cuelgas де Кастро был с начала до середины девятнадцатого века вождём группы Солнечная Выдра, которые традиционно жили в регионе Сан-Антонио и юге Техаса. Куэльгас  родился около 1792 г, он был сыном ИОСИФА ЧИКИТО и внуком ИОСИФА ГРАНДЕ-ЭЛЬ МАНКО (Большой Однорукий Иосиф ), родоначальника основной линии вождей  Солнечной Выдры.
Aпачское  имя Cuelga означает "перемещается среди деревьев". Фамилия Кастро была неофициально дарована семье, именно младенцу Cuelgas, Рамоном де Кастро, военным командиром северо-восточной границы испанских провинций (от 1787 до 1792).  Куэльга де Кастро  унаследовал свой ранг от отца,  имел несколько жен, был отцом нескольких детей, в том числе Хуана Кастро, который стал его преемником.
Потомки Куэльгаса сохранили фамилию Кастро на протяжении всего девятнадцатого века, и несут эту фамилию и сегодня.  Когда Куэльгасу было восемнадцать лет, он и другие Липаны выступили с Самуилом Kемперером в нападении на Сан-Антонио  в экспедиции Гуттиероса(1812), хотя Куэльгас не участвовал позднее в битве  при Медине (1813).
В 1819 году Липан Aпачи располагались на берегах Рио-Гранде к западу от Ларедо, штат Техас практически без движения до падения Испанской империи и участвовали во второй революции в 1821 году. Эта революция закончила более чем трехсот летнее испанское владычество и создала мексиканское правительство во главе с Агустином де Итурбиде. Апачи продолжали поддерживать авантюрные экспедиции в Техасе во время последних лет испанского владычества. После создания независимой Мексики, Кастро и другие Липаны посетили Мехико и подписал мирный договор с мексиканским правительством.
    В августе 1821 года, мексиканский император Итурбиде глава  вновь сформированного правительства Мексики. Они признали, следующих руководителей групп Липан Aпачей Техаса; Куэльга де Кастро, ХОСЕ ЧИКИТО, ЙОЛКНА ПОКАРОПА, ФЛЭККО, и ЭЛЬ-МОККО. Лидеры Липан подписали первый договор групп Липан Aпачей Техаса с Мексикой в Moнклава, Мексика в 1821 году, с комендантом северной границы генералом Гаспаром Лопесом составившим этот договор. Вождь Куэльга де Кастро, Хосе Чикито, КАБОЕ(Caboe), и Флэкко все подписали этот договор. В 1822 году губернатор Техаса Стивен Остин утверждал, что группы Липан Aпачей и Команчи Техаса помогли в поддержке революции в провинции штата Техас в 1812 году.
Куэльгас де Кастро вырос до руководства группой Солнечная Выдра  к 1822 году, когда он ездил в Мехико с Йолкна Покаропa , где ратифицировал договор Бустаманте с новым правительством Мексики, одно из положений этого договора предлагало земельные гранты Липанам в целях привести их к заботам цивилизации.  В 1826 году, Куэльгас подписал второй договор в Ларедо с правительством Мексики; Куэльгас был возведён в ранг подполковника, и ему обещали зарплату от Республики Мексика.  Группа Куэльгаса получила подарки и продовольственные субсидии распределенные в  Ларедо в 1827 году. 
Чтобы рассказать историю семьи Кастро лучше  использовать отрывки из колониального французского исследователя Жан-Луи Берландие. Французский исследователь Берландие докладывает о совете с Куэльга де Кастро 7 февраля 1828 года, расположившемся на берегах Рио-Гранде в Ларедо, штат Техас. Берландие также упоминает  трех других руководителей групп Липан Aпачей. Вожди включая ЭЛЬ КОХО, Йолкна Покаропа, которых они задокументировали в качестве свидетелей по официальной коронации  мексиканского императора Итурбиде в августе 1822 года. В Мехико отмеченные руководители подписали мирный договор и создали союз против Команчей с мексиканским правительством 17 августа 1822 года.
В 1836 году, после поражения мексиканской армии в Сан-Хасинто, правительство Соединенных Штатов рекомендовало привлечь Липан Aпачей как рейдеров против мексиканских поселений. Липаны, милиция штата Техас и фермеры все приняли участие в рейдах в течение десяти лет между 1836 и 1846, чтобы обеспечить независимость Техаса от Мексики. В 1838 году Р. А. Айрон из индейской комиссии Техаса упомянул, что вождь Куэлга де Кастро был прозорливый, хитрый и умный человек, который поклялся в вечной ненависти к мексиканцам, как цитируется Куэльга де Кастро 8 января 1838.
После обретения независимости Техаса в 1836 году, вождь Куэльгас де Кастро, его сын Джон (или Хуан) Кастро и воины из группы Солнечной Выдры воевали в качестве вспомогательных войск  милиции Техаса в столкновениях  с Команчами, в первую очередь нападение на лагерь Команчей во главе с полковником  Муром в 1839 году, в котором была спасена  пленница Матильда Локхарт . В 1838 году 8 января, Куэльгас подписал договор Лайв Ок Пойнт(Live Oak Point), договор о дружбе и взаимной помощи между своим народом и Республикой Texaс.  Хотя группа Солнечной Выдры традиционно  проживала в районе Сан-Антонио, они ходили в южный Техас и через Рио-Гранде на юг от Ларедо.
  *БРАШИ КРИК. Битва Браши Крик, между техасскими рейнджерами, отрядами милиции и мародёрами Команчами, произошла 15 февраля 1839 в нескольких милях от места настоящее Тейлора в графстве Уильямсон. В январе 1839 вождь Куэльгас де Кастро, путешествующий с дружеской вечеринки Липан сообщил поселенцам на реке Колорадо, что группа их врагов Команчей, расположилась лагерем на реке Сан-Габриэль к северу от Остина. Полковник Джон Мур созвал два подразделения из тридцати человек в каждом. Остановившись у Липан, они поехали в лагерь и обнаружили, что индейцы переехали вверх по течению. Метель задерживала преследование. Мур нашёл злоумышленников к западу от устья реки Сан-Саба и устроил перестрелку с индейцами, которые, под видом сдачи, удрали со всеми его конями.   
http://uploads.ru/t/E/c/C/EcCes.jpg
   *Силы рейнджеров под руководством Джона Х. Мура и союзники Липаны во главе с Кастро, атаковали лагерь Команчей возле реки Сан-Саба , но потеряли своих лошадей и вынуждены были отступить. Белые люди проигнорировали советы Кастро угнать лошадей Команчей, которым таким образом удалось избежать поражения. С отвращением, Кастро и его люди покинули Мура. С тех пор Кастро сотрудничал только с отрядами рейнджеров под командованием Джона Коффи Хейса.
     Между 1822 и 1844 Липан Aпачи жили в лагере разбитом на берегу Сиболо-Крик, недалеко от Лайв Ок, штат Техас. Устная история Кастро подтвердила, что эта область содержит остатки его похороненных погибших и расположена над низкой холмистой местностью и поймах  ручья является одним из наиболее важных духовных мест Липан Aпачей. Для Липанов  это было их духовным и социальным центром и, как и большинство коренных американских народов, их деревни были всегда расположены в непосредственной близости от своих мертвецов.
     В 1840 году, Куэльгас и его группа жили в бизоньем лагере вблизи северо- мексиканской деревни Estacas (Тамаулипас), где жители помнили и знали индейцев Липан  в Estacas ниже Ларедо вплоть до 1840 года. Они убили много буйволов и принесли мясо и шкуры, в место для обмена с  мексиканцами. Один сторонний наблюдатель в первые годы мексиканского Техаса и независимости, который оставили письменные впечатления о Куэльга де Кастро был Жан-Луи Берландиер, швейцарский ботаник, сопровождавший мексиканскую научную экспедицию в Техас в 1828 году. Он отметил, что вождь Куэльгас де Кастро  вполне цивилизованный. Кастро, как его называют, хорошо говорит по-испански имеет чувство справедливости и равенства. Он наказывает за совершённые обиды  своих подданных , когда  к нему подается жалоба. Он говорит, что тот несколько раз пытался  рассеянные ранчерии соединить в деревнях, но, что большинство Липанов  неизменно выступают против таких новшеств. Берландие также отметил, что Cuelgas был  человеком отличавшимся учтивостью и своей склонностью к цивилизованной жизни . Липаны поддержали экспедицию Сомервелла против Мексики в 1842 году и с радостью приняли предоставленные им подарки техасцев.
      В 1844 году РАМОН КАСТРО заменил своего отца Куэльга де Кастро в качестве вождя Липан Aпачей. Куэльга де Кастро умер от того, что можно было бы назвать цирроз печени. Он похоронен на старом кладбище мисси Сан-Антонио, штат Техас. Семейные записи подтвердили, что Куэльга де Кастро был похоронен в миссии Сан-Антонио, но  исторические записи были изменены, их повреждения или утраты делают это необходимым проверить.

0

26

*  Когда Куэльга де Кастро умер (1842-1844), руководство группы Солнечная Выдра перешло к его сыновьям, Рамону Кастро и Хуану или Джону Кастро. Рамон Кастро и его ранчерия поселился в Сельме, штат Техас, области к северо-востоку от Сан-Антонио. Это место, расположенное вдоль Сиболо Крик,  первоначально было бизоньим лагерем в восемнадцатом веке, а в 1846 году стало местом поселения Липан, называвшемся Старый Липанский Город ,Роберт С. Нейборс, был их индейским агентом.
Когда в 1840-х и 1850-х  годах началось давление чтобы удалить из Техаса индейцев и разместить их в агентствах, ранчерия Рамона Кастро перемещается между Сельмой, и округом Атаскоса, к югу от Сан-Антонио, области штата Техас. ДЖОН КАСТРО и его часть группы Солнечной Выдры находилась к юго-западу от Сан-Антонио.  Как и их отец, Рамон и Джон Кастро пытались установить отношения сотрудничества между Липанами и правительством штата Техас.
Вождь Рамон Кастро подписал договор Теуакана  1844 года с Республикой Техас и после того как Техас стал государством, вождь Джон Кастро подписал договор Сан-Саба  1851 года с Соединенными Штатами. Тем не менее, оба лидера вскоре обнаружили, что их сотрудничество  используется техасцами в качестве средства для удаления племени со  своей древней родины. К 1847 году, Рамон Кастро отклонил Техасского индейского агента который попытался ограничить и контролировать движения его части группы Солнечной Выдры и бежал со своим народом в глубокий юг Техаса, а затем, в Мексику. Когда вождь Джон Кастро, который оставил свою часть земли под контролем Техасского индейского агентства, был обвинен в убийстве семьи Форрестер (преступления, совершенного Команчами) и ему грозило тюремное заключение и насильственное размещение в агентстве, вождь бежал со своим народом в Мексику в 1855 году. Однако, часть ранчерии Кастро  позже вернулась обратно в Техас и семья Кастро вернулась в Сан-Антонио, где они оставались на протяжении всего ХХ века и по-прежнему живут сегодня.
Хуан Кастро служил ведущим представителем индейцев в  индейской резервации Бразос в 1850-х годах. Вместо того, чтобы принять вывоз на индейскую территорию в 1859 году, Липаны бежали в Мексику и присоединились к Кикапу.
      В 1861 году Рамон Кастро и некоторые последователи вынуждены были поселиться в Форте Белнап, штат Техас, в качестве условия их верности правительству США, но это была также попытка истребить Липан Aпачей, поэтому правительство США перевезло Липан Апачей как военнопленных. В 1867 году они перевели Липан в Форт Гриффин возле Олбани, штат Техас. К 1885 году были живы менее 20 Липан  участников группы и правительство США позже передало их в агентство-Оклахома.  В исследовании семьи Куэльга де Кастро , можно найти имена только пяти мужчин Кастро. Известны следующие члены семьи Кастро : Симон Кастро, Рамон Кастро, Seuge Кастро, Лемас Кастро, и Хуан Кастро, он же Джон Кастро. Семейные истории Кастро предполагают, что Хуан Кастро, он же Джон Кастро, родился в 1812 году, в городе Бивилл, или Три-Риверс, штат Техас, охватывающий уезды Би и Лайв Ок.
Джон Кастро был участником Договора Сан-Саба  между Республикой Техас, правительством США и Липан Aпачами  подписанном 28 октября 1851 в Сан-Саба , графство Бехар, штат Техас. Куэльга де Кастро, Seuge Кастро, и Рамон Кастро приняли участие в переговорах по Договору Техуакана Крик; между правительством Республики Техас  и Липанами  подписанный 9 октября 1844 года, в Teуакана-Крик, штат Техас.
В нём перечисляется список племенных лидеров для правительства республики Техас: Лемас Кастро, Джон Кастро, и Рамон Кастро в качестве лидеров договора Техуакана Крик. Группа Липан Aпачей подписала его 15 января 1845 года в Teхуакана-Крик, штат Техас. Рамон Кастро был также указан в качестве вождя в списке племенных лидеров, от 16 января 1845 года в Teхуакана-Крик. Рамон был единственным свидетелем в Совете по договорам племён Техаса на Teхуакама-Крик. Это было соглашение с правительством Республики Техас и правительством США от 27 августа 1845 по 27 сентября 1845 года, подписанное в Teхуаханa-Крик.
Саймон и Рамон Кастро пришли на военный пост Кампо Сиболо, штат Техас с требованием возмещения от правительства Республики Техас  и правительства США ценностей, похищенных белыми поселенцами.  30 мая 1845 они подали жалобу в Сан-Антонио. На основе устной истории семьи Хуан Кастро, известный Порфирио Кастро умер в 1887 году, в городе Петтус, в графстве Би, в штате Техас. Его жена, Франциска Гонсалес родилась в 1823 году, в городе Ceрралво, в штате Нуэво-Леон, Мексика. Хуан Кастро женился на Франциске Гонсалес в 1854 году, в городе Монтеррей, в штате Нуэво-Леон, Мексика.
Известно только четверо детей: Каликстро Гонсалес Кастро, Хуанита Гонсалес Кастро, Альбина Гонсалес Кастро, и Мануэль Гонсалес Кастро. Хуан Кастро был уважаемым военным капитаном Липан Aпачей, который проживал в регионе долины Рио-Гранде, которую его предки Липаны считали зимней стоянкой. Жена Хуана Франциска Гонсалес, говорят, жила в доме служащего в городе Ларедо, в штате Тамаулипас, Мексика.
В 1861 году Хуан Кастро, вместе с несколькими лидерами своего племени, отказался переехать в Форт Гриффин. Они решили переместить свой народ в Ларедо, в северном мексиканском штате Нуэво-Леон, Мексика. Благодаря его гению, Хуан Кастро возглавил их племенные деревни на мексиканском берегу реки Рио-Гранде.  Он часто защищал свой народ от техасских и мексиканских солдат, которые периодически совершали рейды на его деревню. Второе семейное ранчо Кастро, или группа Липан Апачи  Деревня Крепость, было основано в мексиканском штате Нуэво-Леон. Название городка было Cerralvo примерно в сорока милях к северо-востоку от границы Мексики и Соединенных Штатов. Этот небольшой городок  людей Липан находился в гористой местности, условия которой  хорошо подходили своей естественной защитой.
Во второй мексиканской войне за независимость, Порфирио Диас, правительство Мексики, из-за упорядоченных партизанских рейдов  поджог все индейские деревни и ранчо обнаруженные в пределах северных провинций штатов Мексики. Мексиканские солдаты были направлены чтобы убить всех живущих там жителей, несмотря на возраст, или пол. Это была месть правительства Диаса за действия, совершенные бандами Апачей, и других племенных групп ренегатов в регионе Рио-Гранде. Диас также подозревал все индейские народы, что они скрывают боевиков сопротивления, которые пытались свергнуть губернаторов в провинциях на севере Мексики. Поэтому правительство Диаса оправдывало массовые убийства индейского народа на основе сообщений от различных региональных губернаторов и владельцев хасиенд . Это был предлог использовавшийся правительством Диаса говорившем, что индейцы  укрывали бойцов сопротивления.

0

27

*ПОКА- РОПА (ок. 1750 -. ок 1790)  Пока-Рoпa (мало или совсем скудная одежда) был в восемнадцатом веке вождём группы Tcha shka-ózhäye ("Little Breech-clout People")-Маленькие Передники, или Еле Прикрытый Зад территории которых расположились ниже реки  Пекос в Техасе. Неизвестно, принял ли Пока-Рoпa  свое имя от его группы или наоборот, поскольку Пока-Рoпa и Маленькие Передники, означает практически то же самое, этот маленький вариант передника  носят только в данной группе Липан. Вождь Пока-Рoпa впервые упоминается в исторических записях в 1775 году в связи с вождём КАВЕЗОН (Cavezon -Большой Вождь), сильный  вождь Липан чья группа населяла территории от Сан-Саба до верхней Нуесес  вТехасе. В октябре 1775 года, девять больших ранчерий Липан , в том числе и группы Cavezon и Пока-Рoпa , наблюдались лагерем  вместе вдоль Рио-Гранде. Хуан де Угальде, губернатор Коауилы, показал, что в 1780 году Пока-Рoпa женился на дочери Кавезона. Этот брак представляет собой не только объединение двух семей, но также указывает на оборонительный союз между двумя зонами,  территории которых лежали в прилегающих районах на юго-западе Техаса. Пока-Рoпa также развил дружеские отношения с губернатором Угальде, в результате чего его группа основала лагерь вблизи Пресидио Агуа-Верде (вблизи современного пограничного города Квемадо, штат Техас), чтобы получить пищу и защиту со стороны испанских войск. Угальде сообщил, что он встретился с Пока-Рoпa обсудить политику испано- индейской границы,  обсудить тему испанского отказа от помощи Липанам в пользу альянса с Команчами. Последний раз Пока-Рoпa упоминается в 1788 году, когда было отмечено, что он и его группа были лагерем в Коауила вблизи Техаса с вождём Липан Апачей, КАЗИМИРУ.
Имя Пока-Ропа снова появляется в 1822 году, когда вождь ЙОЛКНА ПОКАРРОПА (также пишется Yolcha или Yolйna Pocarropa), представляющий группу  Липан  западного Техаса, согласился на мирный договор с Анастасио Бустаманте, приграничным военным командиром вновь независимой Мексики. Йолкна Покаропа был преемником Пока-Рoпa, возможно, его сын или внук. После подписания Договора Бустаманте, вожди Йолкна Покаропа и КУЭЛЬГАС ДЕ КАСТРО отправились в Мехико, в связи с ратификацией договора и встретиться с представителями мексиканского императора Итурбиде. Йолкна Покаропа последний раз появляется в исторических записях штата Техас в 1828 году, когда он вел переговоры о втором договоре в Ларедо. К 1828 году, Йолкна Покарропа и его группа была переведена  с запада Техаса и расселена в фиксированные поселения в районе города Ларедо. К 1830 году группа Покаропа переехала через Рио-Гранде в штат Тамаулипас, осев вниз по реке от Ларедо в месте сейчас покрытом озером Фалкон , хотя группа  часто переходила туда и обратно из Мексики в Техас. Потомки Йолкна Покарропа населяли озеро Фалкон  до района МакАллен на юге Техаса с 1830 до наших дней.

0

28

http://uploads.ru/t/F/2/f/F2fAd.jpg
*МАГУШ (ок. 1830 -. ок 1900) Вождь Липан Апачей ,Магуш(Magoosh) родился в группе, которая традиционно населяла район Сан-Антонио, штат Техас.  Маленьким мальчиком, он стал свидетелем битвы при Аламо в 1836. Однако в 1850 году, тяжелая эпидемия оспы вынудила группы Магуша покинуть этот район Сан-Антонио. Одна группа пошла в Мексику и поселилась возле Сарагосы, Коауила. Вторая группа во главе с Maгушем искала убежища у Мескалеро апачей в Нью-Мексико. Когда Meскалеро были размещены в резервации, по договору в 1870-х, Maгуш и его последователи сформировали ядро группы Липан Апачей, проживающих в резервации Мескалеро. Его потомки до сих пор живут в Мескалеро.
Mагуш был лысым Апачем. Считалось, что с него, возможно, был когда-то снят скальп , случалось, что некоторые люди, с которых когда-то был снят скальп выживали. Через несколько лет после падения  Аламо , Магуш стал вождём Липан пострадавших  от эпидемии оспы. Смертей было много, и численность  в племени упала. Это был опасный период, и немногие из тех кто заболел  выжили. Они думали, что  получили её от мексиканцев. Когда они ворвались в мексиканскую деревню, они взяли много их веще. Возможно, они поймали вирус от одежды. Шаман не мог ничего сделать для жертв болезни, или почти ничего .  Вскоре они поняли, если группы останутся вместе, смертей будет больше . Вождь Магуш собрал совет, и было решено, что они распадаются на несколько групп, с лидером или старостой, и что группы будут состоять из родственников. Были достигнуты договоренности, что при окончании болезни , они соберутся, когда и где  выбрал вождь. Одна группа во главе с ВЕНАГОС (Venagos )отправилась на юг, пересекая Рио-Гранде и поселилась в горах близ Сарагосы. Они мирно жили  там среди мексиканцев. В их годы, проведенные в Мексике, Липаны приобрели некоторые привычки и убеждения своих соседей, особенно в колдовстве. Все Апачи верили в это, но, возможно, не до такой степени как мексиканцы, среди которых жили Липаны.  Maгуш увёл несколько членов своей группы, чтобы присоединиться к Meскалеро. Потребовалось некоторое время прежде чем небольшая группа Венаго из Мексики вновь присоединилась к своему народу.

Отредактировано ГРИН (18.03.2012 18:49:07)

0

29

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ЛИПАН АПАЧЕЙ
1. Группа Солнечная Выдра (Tche shä )- во главе с КУЭЛЬГАС ДЕ КАСТРО, передвигались от Сан-Антонио до Ларедо, в частности округ Атаскоса
2. Группа Зелёная Гора(Tsél tátli dshä) - кочевали в южном Техасе от Рефьюджио к уезду Нуесес ; поглотились группой Высокий Белобокий Моккасин
3.Группа Высокий Белобокий Моккасин  (Kóke metcheskó lähä) - во главе с Запато Сас и ФЛЭККО
4. Группа Красные Волосы (Tséral tuétahä) - во главе с Кабеллос Колорадос (1724-1738),  в 1739 году, была поглощена Солнечной Выдрой или группой Зеленая Гора .
5. Огненные Люди или группа Лагерный круг (Ndáwe qóhä) – населяли район от Сан-Саба до верхней  Нуесес
6. Маленькие Передники, группа (Tcha shka-ózhäye) - во главе с ПОКАРРОПА; населяли область ниже реки Пекос
7.Группа Измельченные или Трущиеся  (Tchókanä) - передвигалась от верхнего Колорадо на юге до Мексики, была поглощена группой Маленькие Передники.
8. Люди Гор,Uplanders (Tindi Ndé / Tú'e Ndé / Tüzhä / Täzhä) - жили вдоль верхней Рио-Гранде  или горах  Сакраменто  на юге Нью-Мексико.
9.  Люди Прерий ( Kól Kahä) - колчевала от верхней Колорадо до реки Пекос
10. Группа Дикие Гуси  (Te dis kóndahä) - населяли верховья Колорадо
11.Группа Крашеное Дерево  (Tsésh ke shéndé) - возможно, жили по верхней Бразос
12. Группа Большая Вода (Kúne tsá) - населяли север Коауила, Мексика. Откололись в 1751.
13. Группа Волкоглавые Мужчины (Tsés tsembai) - населяли район к северу от реки Колорадо; название группы, возможно, отражает мифологические аспекты сохраняя память о ранней  области проживания Липан после  миграции племени в Техас                           
14. Северные Люди (Shá i`a Nde / Nde `Shini / Shä-ä ) – родственные с Кайова -апачами. Из семьи КАСТРО.
http://uploads.ru/t/9/s/m/9smG6.jpg

0

30

http://uploads.ru/t/w/S/x/wSxVy.jpg
Чевато. Chevato или Chebahtah. Липан Апачи, воин, знахарь, разведчик армии США

http://uploads.ru/t/N/I/A/NIAm6.jpg
Пинеро .Pinero, брат Chevato, и его липанская жена Addochinah.
  Она является второй женой Пинеро. Его первая жена не сопровождала его в Оклахому. У него якобы был один ребенок от первой жены. История гласит, что он убил человека в Мескалеро. Именно по этой причине он и Чевато в первый раз покинули Мескалеро перейдя в штат Оклахома. Они вернулся через несколько лет. Во второй раз они оставили Мескалеро в 1890-х годах. К тому времени, произошло выделение  резервации Comanche, они были причислены к Команчам в качестве полноправных Команчей. Существовали нет детей от этого брака. После переезда в Оклахому в последний раз, Пинеро взял жену из Команчей. У них был один сын, рожденный от этого брака.

http://uploads.ru/t/3/Y/z/3YzZH.jpg
О Ха Бенеска. Oo Ha Beneska, Lipan

http://uploads.ru/t/D/v/p/Dvpdz.jpghttp://uploads.ru/t/n/E/B/nEBCt.jpg
Апачи 18-19вв.

0

31

http://uploads.ru/t/V/u/H/VuHJF.jpgрейдер Липан, 1857

                                                           ЛИПАН АПАЧИ, ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ
По-видимому 1600 -х Липаны пришли в Техас с  Великих равнин. Оспариваемый район в окрестностях Сан-Антонио они считали,  родиной и назвали его "Многие дома ." Липан означает "СВЕТЛО-СЕРЫЕ ЛЮДИ".
*ОК. 1650 – Липаны разработали торговый путь в Пекос Пуэбло, следуя вверх по реке Рио-Гранде, чтобы достичь Пекос. Липаны называли Пекос Пуэбло "Белы дома".
*ОК. 1670 - В ответ на сильную засуху, племя Липан распадается на 2 подразделения: Равнинные Липаны (которые двигаются в верхней части реки Колорадо)и Лесные Липаны (которые возвращаются в район Сан-Антонио). Равнинные Ли-паны приобретают лошадей  у Джумано (Jumanos) и Пуэбло Новой Мексики. Лесные  Липаны приобрели лошадей у Пуэбло Ла-Хунта (Пресидио, штат Техас).
*1674 - Миссия Сан-Ильдефонсо-де-ла-Пас основана на Рио-Эскондидо Коауила вблизи  виллы Сарагоса. Сан -  Ильдефонсо вскоре закрылась.
*1700 - Команчи вторглись в Техас и начали конкурировать с равнинными  Липанами за контроль на высоких равнинах Техаса.
*1703 - Миссия Сан-Франциско Солано возродилась  на месте старой миссии Сан-Ильдефонсо  (Коауила).
*1708 - Сан-Франциско Солано переехала в Рио-Гранде.
*1716 - Пресидио Сан-Антонио-де-Бихар и не большие церкви, основаны в Сан-Педро-Спрингс (штат Техас), но  сгорают в течение 2 лет.
*Май 1718 -  Пресидио переехала в страну к западу от реки Сан-Антонио. Миссия Солано на Рио-Гранде была демонтирована и переехала к реке Сан-Антонио ; переименована в миссию Сан-Антонио-де-Валеро.
*1715-1720 - Команчи и Липаны сошлись в  эпической  9-дневной битве в бассейне Красной реки . Трупы Липан  "лежали как листья".
*1720-1725 - Липаны начали спорадические рейды против Сан-Антонио, в одно время в Пресидио украли стадо лошадей. Войска Пресидио  начали ответную военную кампанию. Николас Флорес де Вальдес следует за конокрадами Липан до реки Бразос, нападает на ранчерию, захватывает Липан в плен и возвращает  лошадей.
*1726-1730 -  В Сан-Антонио всё спокойно, нет рейдов.
*1730 –  56 переселенцев с Канарских островов  прибыли в Сан-Антонио,им  предлагаются земли к западу от Пресидио, но считалось что эти области, тоже подвергаются рейдам Липан . 1730 - Липан апачи объявили войну Сан-Антонио и нападали  на любого, кто отважится выйти из виллы.
*1731 - На 18 сентября, более 500 воинов Липан  из засады  напали на 20 испанских солдат. Когда испанцы  уже дума-ли, что конец близок, Липаны прервали атаку. Экспедиция Бустильо 157 испанцев и 60 индейцев из миссии.
*1745 - В ночь на 30 июня более 300 Липан атаковали Пресидио , подожгли многие здания, когда  солдаты открыли огонь, Липаны остановились и двинулись в переулки стремятся атаковать по другим  направлениям; затем злоумышленники Апачи убежали от большого количества индейцев миссии.
*1749 - Липан Апачи и испаноязычные в Сан-Антонио отмечают великий мир, ради  освобождения заложников Апачи вырыли большую яму  на Военном Plaza. В яму поместили живую лошадь, военную палицу, стрелы и копья и засыпали, чтобы обозначить конец состоянию войны.
*1750 - оспа вспыхивает в лагерях Липан вдоль реки Гваделупе. Липаны  убеждены, что эпидемия была вызвана  одеждой из миссии которую носили только что освобожденные заложники. Липаны переместили  свои лагеря в верховья реки Нуесес . Липаны установили торговлю  украденными лошадями в обмен на оружие  с восточными племенами Техаса.
*1751 - большая группа Липан традиционалистов, которые не хотят никаких контактов с испанцами кроме набегов, во главе с Bigotes (Усы или Усатый первый), откололась и пересекла Рио-Гранде в Коауилу. Эта отколовшаяся  группа называет себя  Kúne tsá (Человек Большой Воды) их лагеря  расположились  вдоль Рио-Эскондидо и Рио-Сан-Родриго (Коауила).
*1753 - На 1 февраля , вилла Сан-Фернандо-де-Австрия основана на Рио-Эскондидо (Коауила); первые поселенцы  про-исходят из семей Сан-Хуан Баутиста
*1754 - Первая миссия посвященная  преобразованию Липан основана на месте старой миссии Сан-Ильдефонсо (Рио-Эскондидо, Коауила) 21 декабря. Миссия Сан-Лоренцо  существовала один год, в течение ночи 4 октября 1755,  мятежники Липаны приехали и сожгли её.
*1757 – Вторая миссия Липан , учрежденная на реке Сан-Саба в Техасе  вблизи Менар. Миссия Сан -Саба  сгорела в 1758 году во время нападения Команчей и Вичита.
*1761 – Третья миссия  Липан  основана на верхней Нуесес вблизи Кэмп-Вуд, штат Техас, Сан-Лоренсо-де-ла-Санта-Крус. Вторая  небольшая миссия основана в нескольких милях к югу около Монтелл, штат Техас, Нуэстра Секора де-ла-Канделария; обе миссии оставлены Липанами в течение 4 лет.
*1763 - В марте, Липаны атаковали  виллу Сан-Фернандо-де-Австрия (Коауила), вошли в город с помощью уловки, 7 поселенцев  убиты, 40 лошадей украдены.                                                                                                                                                     *1780 – Грозная и  разрушительная эпидемия оспы приходит в  лагеря Липан в штате Техас, а затем распространяется в лагеря в Коауила. Умирает так много Липан, что священники ла-Бахии боялись что многочисленные трупы будут вызывать другие болезни. Шаманы Липан, ищут  травяные лекарства от оспы, адаптировали использование пейота из Карризо индейцев.                                                                                                                                                                     
*1760-1800 - Интенсивные рейды Липан -апачей в южном Техасе, Коауила и Нуэво-Леон. Ряд военных кампаний не приручил, их до 1800 года.
*1814 - Липан апачи сражаются  наряду с повстанцами  борющимися за мексиканскую  независимость в битве у Медины.
*1827 - Вилла Сан-Фернандо-де-Австрия изменяет имя на Сан-Франциско де Росас.
*1836 – Липаны смотрят битву Аламо разворачиваются и хотят помочь защитникам Аламо . Предлагаемая помощь Ли-пан, основана на дружбе с латиноамериканскими защитниками Теяно, а не на связи с Боуи и Тревис, и восходит к роялистко-республиканскому сражению 1814 года, в частности битва у Медины.
*1840-1880 – Рейды Липан с обеих сторон  Рио-Гранде в Техасе, они крали имущество в Мексике, чтобы продать в приграничных городах.                                                                                                                                                                                  *1850 - Вилла Сан-Фернандо-де Росас  изменила название на Сарагоса (Коауила).
*1850 - Сарагоса "принимает" Липан апачей, предлагая им поселиться в области Hacienda Patiсo. Вилла Musquiz (Коауила) "принимает" Кикапу, которые пересекли границу  Мексики. 1850. Липаны и Кикапу начинают воевать друг с другом в Коауиле. 
*1850 - эпидемия оспы в Техасе приводит техасских Липан в Мексику или Нью-Мексико.
*1869 - мексиканские войска из Монтеррея присланы в Сарагосу для ликвидации Липан апачей, которых обвиняли в рейдерстве. Войска атаковали многие Липанские лагеря; выжившие бежали к Мескалеро в Нью-Мексико.       
*1873 - армия США под командованием Рандалла Маккензи пересекла Рио-Гранде и его войска  напали на  лагеря Липан в Эль-Ремолино (Коауила).
*1872-1875 -  армия США в Нью-Мексико начинает применять силу против Мескалеро апачей и некоторых Липан апачей чтобы переместить их в резервацию в Нью-Мексико.                                                                                                                         
*1875-1876 - армия США  проводит совместные военные кампании с мексиканской армией по ликвидации Липан в Коауиле.
*1881 - Большая кампания Диаса: подразделение мексиканской армии (при содействии войск США) атакует всех Липан из Коауилы и  штата Чиуауа. 
*1884 - небольшое количество техасских Липан перемещаются в резервацию в Оклахоме (агентство Окленд ).
*1903 - Около 30 Липан выкуплены за  крупный рогатый скот  в городе Чиуауа, штат Чиуауа (куда они были приведены в плен). Эта группа была направлена в Нью-Мексико.

Отредактировано ГРИН (20.03.2012 08:13:43)

0

32

Главки  из  Апачи-Орлы  Юго-Запада.Кое-что  уже  знакомо,по  разным  переводам,тут  скомпоновано.
ГЛАВА 2. АПАЧИ  И  ИСПАНЦЫ.
Возросшая   эффективность  испанских  военных  кампаний   отразилась   на  увелечении  числа  христианизированных  апачей,      оседающих  возле  миссий  в  Соноре  и  Чиуауа  с  начала  1785  года ,  согласно  Сонорским   Баптистским  записям. Большинство  преобразованных    были  несомненно  пленниками ,  захваченными  в  карательных  экспедициях, хотя  возможно  некоторые  из  них    происходили  из  тех  апачей    ,  что  жили  возле   пресидиос  ,  в  результате  изменений  введенных  Галвесом. Его  политика  по  предоставлению  мира  апачам  по  их  просьбам    в   объеденении с  мерами  по  уничтожению  враждебных,      на  удивление быстро  и  успешно  применялась.  В  1786  году ,  чирикауа требовали  мира  у  Соноры    и  соглашались  на  мирную  жизнь в   Эстаблишменто  де Пас  ,  ( буквально  означающее  Мирное  Создание ,  предвестник  будущих  резерваций ),  возле   пресидио  Бакоачи.Другие ,  видя ,  что  их  родные  и  близкие  действительно  получали  защиту  и  еду,  присоеденялись  к  ним.  Неудивительно ,  что  находясь  много  лет  в  состоянии  войны   с  испанцами  ,  чирикауа   быстро  восприняли   изменения.  Когда  полковник  Джакобо  Угарте Лойола  и  его  войска  проходили  через  Бакоачи  в  направлении   Ариспе   ,  вождь  Эль  Чигуито  со  своей  группой    неожиданно  бежал. Оставшиеся  предлагают  Угарте  помощь    для  возврата  отщепенцев,  но  тот   отклоняет  предложение.  Он  говорит  ,  что  чирикауа   бежали   из-за  страха,    а  не  из-за  неверия. Он  шлёт приглашение  к  Эль  Чигуито  возвратиться назад  ,  а  в  противном  случае  предупреждает  о  нехороших  последствиях. Эль  Чигуито  игнорирует  как  приглашение , так  и  угрозу.     
  В  1786  году ,  вице-король  Галвес  умирает  ,   а  его  преемник  Антонио  Флорес  противопоставляет  его  политике  практику  отдельных  мирных  договоров  с  апачами   в  разных  провинциях  ,  и  для  этого  была  причина.   Несмотря  на  то,что  чирикауа    находились  в  мире  с  Сонорой,    они  продолжали  рейды  в  Новую  Мексику  и  Чиуауа.  Другие  апачи  также  поняли, ,  что  очень  удобно  оставаться   в  мире  с  одной  провинцией,     а  налеты    проводить  в  другой.  Такая   тактика  давала  им  безопасное  убежище   и  возможность  торговать  награбленным.  Это   в  свою  очередь  давало   испанцам  возможность  заключать  мир  с  апачами   за  счет  соседних  провинций.
Вице-король  Флорес  узнав  о  подобной  практике     приказывает  Угарте  начать  тотальную  войну  против    хиленьо    ,  с  использованием  войск   из  Соноры  и  Чиуауа,     а  липан  и  чирикауа  привлекать  как  разведчиков.   Если  же  эти  группы    отказывались  бы  помогать  испанцам,  то  Угарте  тоже  должен  был  их  атаковать.  В  Чиуауа  не  было  мира  ни  с  одним  из  племен  апачей ,  несмотря  на  то  ,  что  Угарте  убедил   некоторых  мимбреньо   и  мескалеро   поселиться  возле   Ханоса  и   других   пресидио.  Флорес   приказывает  Угарте   выгнать  из  провинции  эти  малочисленные  группы  ,  в  результате  чего  мескалеро   повышают  число  и  интенсивность  своих  рейдов,     усложняя  проблемы  Угарте.  Он   также  повышает  число  кампаний  против  них     и  к  1790  году   мескалеро  вновь   жаждали  мира ,  который     продержался  до  1796  года.
Осенью  1787  года ,  испанцы  в  Новой  Мексике  убеждают  некоторых  команчей  провести  совместную  экспедицию  против  западных  апачей .  Эта  экспедиция  терпит  поражение,     но  испанцы  вновь  убеждают  команчей  ,  что  в  следующий  раз   они   (испанцы-прим.   моё.)    не  будут  так  легко  разбиты.  Хотя  вторая  кампания  была  более  успешной ,  полковник  Джозеф  Антонио  Рэндел  считал  ,  что  команчи  могли  бы  проявить  большую  активность  и  предлагает  им  в  будущем   проводить  собственные  кампании  против  апачей.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 13:57:31)

+1

33

После  ухода  Флореса  в  отставку  в  1789  году,  его  преемник  несколько  ослабляет  давление  на  апачей  ,  и  позволяет  800 или  900  мимбреньо  поселиться  возле  Сан  Буэнавентура.Но  тут    другая  группа  мимбреньо  ,  которая  шла  туда ,  чтобы  присоединиться  к  своим  соплеменникам  ,   была  ошибочно  атакована  ротой   опата  из  Бависпе ,  и  большинство  мимбреньо  боясь  предательства ,  возвращаются   обратно  на  свою  территорию.
Теперь  основные  действия  были  направлены  против  мимбреньо .  Войска  совместно с  команчами   отправились  из  Новой  Мексики  на  юг  ,  чтобы  выталкивать  враждебных  к  западу,  где  Сонорские  войска  вместе  с  дружественными   чирикауа  захлопнули  бы  ловушку.  Этот  план  удалось   частично  реализовать   и  шестьдесят  один  мимбреньо   были  убиты  и  захвачены. Но  большинство  избежало  западни  и  провело   молниеносные  налеты  в  Чиуауа,  пока  испанские   солдаты   искали  их  в  пустынях  и  горах,  и  гарнизоны в  это  время  были  ослаблены.
Те   чирикауа ,  которые  еще  проживали  в  Бакоачи,  всё   время  боялись ,  что    члены   их  племени  ,  которые  не  сдались,  рано  или  поздно  их  атакуют ,  и  в  начале  1788  года   Эль  Чигуито  оправдывает  эти   их  страхи. Внезапно  атакуя  они  убивают  Исосе,  который  как  известно  был  наиболее  дружественнен  к  испанцам.     Последовавшая  кампания   против Эль  Чигуито   потерпела  неудачу, несмотря  на  то ,что   солдат сопровождало  множество  чирикауа.
Ввиду  обширных  территории  охваченных  войной    и  множества  налетчиков  апачей,  Провинциал  Интернас  были  разделены  на  два  дивизиона. Западный  Провинциал  Интернас   включал  в  себя Калифорнию ,  Сонору,  Новую  Мексику  ,  и  Чиуауа. Когда  Угарте  принял  там  командование ,  то   Чиуауа   была  сильно  истощена,  там  просто  не  хватало  войск  для  защиты  от   хиленьо  и  мескалеро ,  ранее  выгнанных  из  мирных  созданий,  согласно  приказу  вице-роя  Флореса.В  результате   эффекта  от  налетов  и  боен   со  стороны  двух  этих  племён,    происходила  постепенная  депопуляция   провинции.
Ранчо,  шахты , и  деревни  были  покинуты  ,  а  их   владельцы   затерризированы  ,  ограблены  и  убиты. Между  1788  и  1795  годом  ,  были  предприняты  несколько  попыток  ,  чтобы  открыть  новый  торговый   маршрут     между  Сонорой  и  Новой  Мексикой   ,  через   Туксон(амер.Тусон,-прим  моё.)   и  следовательно  через  страну  апачей.Первая  экспедиция ,  в  1788  году ,   во  главе  капитаном  Мануэлем  де Эчегерриа  из   пресидио  Санта  Крус ,  захватила  несколько  апачей  вдоль  Хилы. Это  толкнуло  несколько  лидеров ,  включая  Компа  и  Эль  Чачо   к  сдаче   и  предложениям  помощи  Эчегерриа   в  поисках  других  лагерей  апачей.Он  их  использовал  как  разведчиков   и  в результате  ему  удалось  неожиданно  атаковать  несколько  апачских  ранчерий.Это  была  та  стратегия  ,  которая  в  конечном  итоге  привела    англоамериканцев  к  победе  над  апачами.   Но  на  тот  период  времени    подобная  политика  испанцами в  дальнейшем  не  проводилась.    Напротив , управляющий   Новой  Мексики  Хуан  Баутиста  де  Анса  выговорил  Эчегерриа  за  то ,  что он  привлек  апачей  в  качестве  разведчиков: по  его  приказу  апачей  по  возможности  нужно  было  убивать  или  захватывать  ,  и  те  ,  которые  шли  с  капитаном  должны  были  бы  рассматриваться  как  военнопленные. Но  генерал-команданте   Угарте    одобрил  действия  Эчегерриа ,  напоминая  Анса,  что   Компа  и  другие  являлись  родственниками  и  друзьями  чирикауа     и  очень  опрометчиво  будет  так  с  ними  поступить.Итог  экспедиции   вполне  устроил  Угарте -  54  апача  были  убиты ,125  захвачено  ,  и  55  привлеклись  как  союзники  против   хиленьо .Пленники  были  высланы  в  город  Мехико  ,  в  распоряжение  вице-короля.
К  1793  году  ,  насчитывалось  восемь  эстаблишментос  де  пас ,  или  резерваций  ,  в  которых  находилось  около  двух  тысяч   апачей.Индейские   уполномоченные  или  агенты  обязаны  были   контролировать  ,  чтобы  любые  жители   из  испанцев   не  обманывали  и  не  досаждали  индейцам.  Племенные  лидеры  рассматривались  как  судьи  внутри  своих  общин ,  и   ожидалось  ,   что  они  будут  наказывать  правонарушителей  среди  собственных  людей. Если  бы  кто-то  из  индейцев  сбегал ,       то  другие  должны  были  присоеденяться  к  войскам  в  преследовании. Уполномоченные  должны  были  проводить  совещания  с  лидерами  апачей   и  напоминать   им  постоянно     о  преимуществах    мирной жизни.
Мирным  апачам  было  разрешено  охотиться  в  резервациях    и  посещать  своих  родственников  живущих  в  других  местах.Им  должно  было  внушаться   подчинение  и  уважение  испанским  властям ,  а  также  то  ,  что  содержание  их  в  резервации  является  защитой  от   солдат.Любой  апач ,  который  все еще  оставался  враждебным  ,  заключался  в  тюрьму  в  Чиуауа.

0

34

Уполномоченные  также   набирали  себе  осведомителей     и  переводчиков ,  которые  как  ожидалось  будут  действовать  как  шпионы. Агенты  раз  в  неделю  выдавали  рационы   тем  ,  кто  жил  в  пределах  десяти  миль  от  гарнизона ,  и  каждый  месяц  они  пересчитывали  апачей.
Ради  того ,  чтобы  помочь  апачам  стать  самостоятельными  людьми  ,  агенты   назначали  их  по  графику  на   сельскохозяйственные  работы     и  особенно  ретивых  награждали. Подобные    действия   стали  предвестниками   тех  мер ,  которые  США  применили  к  апачам  в  19-м  столетии.
Конде   де  Ревильягигедо,     заменивший  Флореса  на  посту вице-короля  ,  приказал   всех  индейцев  захваченных  во  время  военных  действий в  пределах  Провинциал  Интернас высылать  в  город  Мехико   ,  а  оттуда    в  качестве  рабов  в   Веракрус  или  в  Гавану.Заключенные  апачи  находящиеся  и  живущие  в  городе  Мехико  также  должны  были   ссылаться  в  Гавану  ,  а  чтобы  они  не  смогли   бежать  их  ноги  должны  были  заковываться  в  кандалы.Некоторых  ,  считавшихся  особенно  опасными ,  бросали  в  темницы  Сан  Хуан  де  Улуа.   Из-за  случайных  побегов  апачей  ,  Ревильягигедо   приказал    принимать   более   гуманные  меры   безопасности  ,  которые   включали  в   себя  преобразование  пленников  в  христианство.Иногда  апачи  оказывались  высланными  прежде,    чем  было  доказано  их  участие  в  войне  с  испанцами.  Младший  сын  Ойоса  Колорадоса ,  важного  лидера   мимбреньо,         был  захвачен  возле   Ханоса  в  1788  году  и   вывезен  в  город  Мехико.Через  два  года ,  ввиду  того  ,  что  его  народ   соблюдал  мирные  условия  ,  Ревильягигедо  приказал   возвратить  его  домой  к  его  семейству  ,  но  найти  его  так  нигде  и  не  смогли.
Большинство  апачских  пленников  являлись   женщинами  и   детьми  ,  но  иногда  попадались  и  воины.  Однако   даже  женщинам  и  детям  иногда  удавалось  сбежать. В  1799  году ,например, группа  из  пятидесяти  одной  апачской  женщины  ,  сопровождаемые  драгунами  в  Веракрус  ,  так  яростно  их  атаковала   ,   что  большинству   из  них удалось  бежать. Из-за  того ,  что  взрослые  апачи  устроили  в  Гаване  несколько  мощных  мятежей  ,  королевским  указом  от  1800  года  обьявлялось , что  теперь   только  дети  должны  были  подвергаться  высылке.  Подобно  многим  другим  королевским  приказам   ,  этот  также  игнорировался  колониальными  властями. Заключенные  апачи  продолжали  ссылаться  в  Гавану  до  1810  года  ,  когда  в  Мексике  началась  война  за  независимость.
  Испанцы  одержали  важную  дипломатическую  победу ,  когда  губернатор  Новой  Мексики  Анса  убедил  главного  вождя  навахо  Антонио  Эль  Пинто  присоедениться  к   его  походу   против   хиленьо,  как  это  уже  сделали  некоторые  другие  навахо.  Хиленьо  обвинили   Эль  Пинто  в  предательстве  и  поклялись  убить  его.  В  1793  году  военная  партия   хиленьо   вошла  в  страну  навахо  и  выполнила  свою   угрозу.Испанцы  обрадовались  тому  факту,     что    союз  между   хиленьо   и  навахо  разрушился.     Это  сильно  уменьшило  военную  угрозу  со  стороны  апачей  в  Соноре  и  Чиуауа,  так  как  навахо  были  многочисленны  и     имели   в  своём  числе   свирепых  воинов.
В  1796  году  ,  полковник  Антонио  Кордеро  ,  ветеран   кампаний  против  апачей  ,  подвёл  итоги  десятилетней  войны  с  ними. По  его  мнению,  войны  с  апачами  происходили  «от  обмана  и  жадности  поселенцев ,  а  мудрые  решения  энергичного  и  богобоязненного  правительства  приводят   к  окончанию  военных   действий.  Правительство  не  желало  уничтожать или  порабощать  апачей,    но  если  бы  оно  этого  захотело  бы  ,  то  испанские  граждане  могли  бы  продавать  апачских  пленников  в  рабство».
Как  писал  Кордеро ,  апачи были  чрезвычайно  выносливыми  и   неподвластны  погодным  метаморфозам.  В  поисках  питания  они   находились   постоянно  в  походах ,  и    в  скорости  и  выносливости  были  равны  лошадям.В  течение  короткого  времени  они  могли   съедать  огромные  количества  пищи ,  а   когда  еды   и  воды  не  было ,  то     стойко  и  без  претензий  могли  сносить  голод  и  жажду.  Они  жили  в  суровых  горах  и  очень  ценили  свою  свободу  и  независимость.Их  викиупы (жилища)  были  круглыми  ,  в  основе  которых  был  остов  из  веток  деревьев  ,  покрытый  шкурами.   На  головах  они  носили   кожаные   шапки ,  украшенные  иногда  перьями ,  а  одежду    украшали  иглами  дикобраза.
По  мнению  Кордеро  ,  тонто  являлись  самыми  западными  апачами  и  от  этого  наименее  известными.   Большинство  их  мирно  жили  на  своей  территории  ,  где  они занимались     земледелием  и  охотой    на  мулов  и  койотов ,  отчего   Кордеро  заключил,   что   они  и   есть   койотеро.  Именем  тонто  назывались  апачи-  явапай (или  апаче-мохаве),  и  хуалапаи  (или  апаче-юма ),  которые  жили  в  Бассейне  Тонто  и  бродили  между  Белыми  Горами  и  рекой  Колорадо.  Некоторые  апачи  поселились  возле   пресидио  Туксон(позднее  город  Тусон- прим.моё.),      где  стали  известны  как  мансо  или  «смирные  апачи».Западные  апачи  не  подвергались  карательным  кампаниям  и  являлись  наиболее  многочисленной  апачской  группой.  Койотеро  занимали регион  Белой  Горы,  и  они  не  ели  койотов  , хотя    некоторые  другие  группы  апачей  это  практиковали.  Те  которые  бродили  по  горам  Пинал,так  и  назывались  пиналеньо.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 14:01:00)

0

35

Чирикауа  всегда  могли  увеличить   свои  военные  отряды  ,   как  отмечал  Кордеро ,  за  счёт   присоеденения  к  ним   навахо  и  некоторых  западных  апачей.Но  из-за  частых  кампаний  против  них ,  многие  из  чирикауа  мирно  поселились  возле  пресидиос   в Соноре  и  Чиуауа.Всё-же, постоянная  враждебность  со  стороны  апачей ,      помешала  испанцам  занять  Аризону  ,   исключение  составляли  небольшие  поселения  возле   пресидио  Тубак  и  Туксон  ,  а  также   нескольких  ранчо  в  долине  Санта  Крус. Единственными  сохранившимися  миссиями  были  Сан  Ксавиер  дель  Бак  и  Тумамакори  ,  возле  Тубак.
  Кордеро  считал   хиленьо  наиболее   воинственными  и  кровожадными  из  апачей.  Они постоянно  атаковали  Сонору  и  Чиуауа  ,  но  ответными  кампаниями  их  численность  была  уменьшена  на  три  четверти.  Мимбреньо   были  наиболее   многочисленными    и  храбрыми  из   хиленьо ,  но   пострадав  от   ряда  поражений  они  мирно  устроились  в    Ханосе  и  Карризал  ,  и  их  численность   снизилась  наполовину. Кордеро  рассуждая  об  апачских  убытках  озвучивал  желаемые  результаты  ,  нежели   правдивые,  в  своей  точности,   ведь   в  итоге  эти  племена   не покорились     и  не  были  истреблены.
Фараонес ,  вероятно   племя   мескалеро  ,  бродившее   между  Рио-Гранде  и  Пекос.Небольшая  их  группа  получала  рационы  в   пресидио  Сан  Элисарио  ниже  Эль  Пасо,  но  другие   постоянно  атаковали   Новую  Мексику  и  Чиуауа. Мескалеро   также  сильно  пострадали  от  испанцев  и  особенно  от  команчей   ,  и  их  численность  тоже  сильно  сократилась.  Кордеро  считал  ,  что   хикарилья  принадлежали  к  мескалеро   ,   хотя   это  было  не  так  и  эти  два  племени  не  имели  тесных  связей  между  собой.
  Делая   пояснения  насчет  дымовых  сигналов  апачей  ,  Кордеро  говорил;     «Несмотря  на  постоянные  переходы  и  бродячий  образ  жизни   в  обширных  пустынных  районах  ,  они  легко  находят  друг   друга ,  когда  хотят  что-либо  узнать  или  передать.  Это  целая  наука,  но  они  так  хорошо  её   постигли  ,  что  никогда  не  ошибались  во  время  передачи  своих  сообщений. Дымовой  сигнал  на  склоне  горы  ,  говорил  о  том ,  что  апачи   искали  кого-то  из  своих  людей.  Сигнал  с  вершины  горы,  или  с  самого  высокой  точки  на  местности ,  указывал  на  приготовления  к  встрече неприятеля. Имелось  также  множество  универсальных  сигналов,  известных  всем   группам  ,  но  некоторые  из  них  имели   свои  собственные  специальные  сигналы. Апачи  всегда  имели  при  себе  кремень  и  огниво , или  две  готовых  палки  приспособленных  к  получению  огня  путем   трения.  За  счет  этого  они  могли  быстро  пересылать  свои  сообщения  в  любое  время.  Даже  на  200-300  миль ,  в  течение  нескольких  часов. Это  давало  возможность  для  сбора   где –либо  их  разбросанных   лагерей.  Апачи  также  являлись  отличными  охотниками     и  могли  сообщить  все  что  им  надо  о  имевшихся   в  области  животных  или   о  присутствии  и  следах  человека. Они  например  знали ,  когда  были  оставлены  следы  ,  днем  или  ночью ,  вьючным  животным  или  просто  лошадью;  животными  которые  паслись  или  которых  гнали на  выпас ,  в  общем  тысячи  сведений  и  новостей».
К  1800  году ,  испанцы  называли  современными  именами  различные  их  группы  ,  живущие  к  западу  от  Рио-Гранде.  Восточными  группами  являлись   те ,  которые  кочевали  вдоль  истоков   Хилы  на  юг  вдоль  Мимбрес.  Их   называли    «хиленьос»  или  Апачи  де   Хила,  в  течение  двух  столетий  ,  но  после  1804  года ,  когда  испанцы  обнаружили   месторождения  меди  возле  Санта  Рита  дель  Кобре (  около  современного  Силвер  Сити),эти  племена  назывались  уже  Мимбреньос  или  Апачи  Медных  Шахт.  Их  главным  лидером  в  то  время    являлся  Хуан  Хосе  Компа,  который  мог  и  читать  и  говорить  по  испански.   Согласно  испанцам,  племя    могольон     бродило  в  районе  одноименной  горы  в  районе  современной  границы  между  Аризоной  и  Новой  Мексики. Эта  гора  была  названа  в  честь   одного  из  ранних  управляющих  Новой  Мексики.
Долина  Сан  Педро  в  восточной  Аризоне  была  родиной  ужасных  чирикауа   ,  родственных  мимбреньо .  Их  охотничьи  земли  лежали  вдоль  основных  грабительских  троп    в  Сонору    и  когда  полномасштабные  рейды  возобновились  , то чирикауа  оказались  вновь  среди  наиболее  активных  и  опасных  налетчиков.
  Небольшое  племя   под  названием       аривайпа    проживало    в  каньоне   Аривайпа ,  рядом  с  ручьем  впадающим  в  Сан  Педро.  Подобно  большинству  других  апачских  племен  ,   аривайпа  назывались    по  имени  той  области  ,  которую  они  занимали.   Несмотря  на  то  ,  что  их  численность  была  невелика ,  их  знали  как  активных  налетчиков.Если  принять  во  внимание  тот  факт  ,  что   те  налеты  ,  которые  приписывались   аривайпа  действительно  совершали  они,    то  значит  это  племя  являлось  самым  опасным  и  разрушительным  в  Аризоне. Именно  они,  фактически , в  1762  году ,  выгнали  остатки  собайпури   из  долины  Сан  Педро.   Аривайпа  были  очень  близки  с  пиналеньос ,  и  они   объеденились   с  ними  ,  когда  были  поселены  в  резервации   Сан  Карлос.
  Тонто вероятно   включали  в  себя  разные  лингвистические  семейства,   объедененные  скорее  общими  культурными  признаками  ,  нежели  языком. В  них  входили   хуалапай  ,  явапай   ,  и  возможно  некоторые  пиналеньо .  Первые  две  группы  говорили  на  тех  же   языках,     что  и  юма  из  региона  реки  Колорадо,  но все  же  они  отличались  от  своих  почти  оседлых  родственников,ведя  кочевой  образ  жизни  в  горах  Аризоны.  Они   настолько  были  связаны  с  апачами ,  что  их  обычно  считали  и  называли  апачами.Физически  они  были  очень  мощными  и  сильными ,  и  их   ненависть  к  белым  была  непревзойденной. На  протяжении  17-го  столетия,   всех  воинственных  индейцев   к  северу  от  города  Мехико   ,  испанцы  называли  Чичимекос.  Затем       «апачи»  становилось   общим  названием  для всех  враждебных  индейцев,    так  что     случай  с  тонтос - не  атапасками  ,то  есть   именование  их  апачами , являлось   обыкновенной  испанской  практикой. Их  называли  апачами  ,  но  только  не  сами  апачи.
  В  19-м  столетии, в  результате  политики  Бернардо  де  Галвеса  начатой  в  1786  году  ,  возле  различных   пресидиос  было   основано  много  поселений  апачей  мансос.  В  1807  году  Зебулон  Пайк  наблюдал  множество  их ,  живущих  вокруг   поселения  Сан  Элисарио  на  Рио  Гранде. Мансос  обычно  служили  в  качестве   разведчиков       и  с  удовольствием  принимали  участие  в  борьбе  против  своих  же  людей.  Итогом  политики  Галвеса ,  стал  беспрецендентный  в  истории   Соноры  и  южной  Аризоны  период  мира  и процветания ,  продолжавшийся  приблизительно   с  1790  по  1830  годы.Это  не было  временем  абсолютного  мира ,  так  как  в  горах  все  же  оставались   небольшие  группы  враждебных  апачей ,  которые  иногда   наносили  небольшой  вред  поселениям  и  миссиям. Между  1807  и  1812  годами ,  было  проведено  против  них  тринадцать  экспедиций     из   пресидио  Туксон    и  примерно  столько  же  из  Санта  Крус,    закончившихся  убийством  и  пленением  137  апачей.
В  начале   1819  года ,  капитан    Антонио  Нарбона  провел   большую  кампанию  от  Фронтерас   до  земель  пиналеньо  ,  для  наказания  налетчиков  ,  которые  беспокоили   Туксон.  Детали  этой  самой  большой  экспедиции  неизвестны , но  вскоре  лидер  пиналеньо  Чилитипадже  и  236  его  последователей   пришли   к   Туксону  для  сдачи   и   начали затем  заниматься  земледелием  вместе  с  мансос ,  живущими   там.  Эта  группа  была  одной  из  самых  опасных  и  разрушительных  среди пиналеньо   ,  и   их  стремление  к  миру  было  очень  тепло   воспринято.Для  испанцев  всегда  значительно  дешевле  было  кормить  апачей  ,  чем  воевать  с  ними.  Вскоре  после    сдачи   Чилитипадже   ,  десять  других  апачских  лидеров   привели  свои  группы  в  Туксон    и  тоже  сдались.   Подобные  апачские  действия  произошли  вскоре  после  кампании  Нарбоны,  но  что  в  действительности  на  это  повлияло ,   точно  неизвестно.Несомненно  ,  что  некоторые  из  них  устали  от  войны   и  искренне  желали  жить  в  мире  возле   пресидиос  ,  и  они  оставались там  на  протяжении  многих  лет.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 13:49:50)

0

36

Хотя  документы   на  период  между  1810  и  1821  годами,  когда  Мексика  боролась  за  независимость  ,  неполные,  сегодня  ясно  ,  что  апачи  не  вели  полномасштабные  рейды  в  это  время  в  Соноре  и  Аризоне ,  но  были  довольно  активны в   Новой  Мексике  и  Чиуауа. Ввиду  того ,  что   рационы  выдавались  нерегулярно   и  военный  контроль  был  ослаблен , даже  те,  кто  жил   возле  пресидиос   начинали  ходить  в   рейды  на  отдаленные  поселения.
К  моменту  завоевание  Мексикой  независимости  в  1821  году,  пограничные    пресидио  и  поселения    немного  могли  бы  сделать  для  прерывания  этих  налетов,  так  как  гарнизоны  были  уменьшены  в  численности  ,  а  некоторые  временно  покинуты.  Во  многих   пресидио,  тем  не  менее,  армейское  командование   продолжало   посылку  патрулей  и  карательных  экспедиций  ,  как  и  в  прошлом.Возле  фортов  жило  много  оседлых  апачей  ,  и  в  1820-м году  шестьдесят  семь  из них  были  перекрещены  в   Туксоне,    и  в  конце  концов   мансос  растворились  в  мескиканском    населении    этого  города.
В  последующие  четыре  года  ,   апачи  ,  живущие в  Бакоачи  ,  принимали  участие  в  кампаниях  против  враждебных  соплеменников.  На  протяжении  1820-х  годов ,  мескалерос    сбегали  из   Эстаблишментос    де    Пас   в  Чиуауа  ,  и  возвращались  в  Новую  Мексику ,  уводя  с   собой табуны  лошадей  и  мулов.
В   эти  годы    ,  испанские  шахтеры  и  скотоводы     процветали  и  наслаждались  миром.  Большим  ранчо  выдавались  субсидии   и  скотоводство  стало  основным  занятием  жителей  региона.Самым  большим  ранчо  в  стране  чирикауа  было  Сан  Бернандино.  В  1822  году ,  лейтенант  Игнасио  Перес  получил  его  в  дар    и  привел  туда  купленный   скот      из  огромного стаде  в  Тумамакори.За  следующие  десять  лет  его  стадо  выросло   до  примерно  100 000  голов,  но  возобновление  апачами   военных  действий  в  1830-х  годах  вынудило  его  покинуть  ранчо.
Когда  мексиканцы  продолжили  добычу  меди  в  Санта  Рита  дель  Кобре  в  1822  году,владелец  шахт   Франциско  Мануэль  Элджеа    убедил  Хуана  Хосе  Компа  удерживать его  мимбреньос  в  мире  с  шахтерами   ,  а  также  ,  чтобы  они  разрешали   обозам (  кондуктас)   провозить   продукты  и  оборудование  в  Санта  Рита  ,  а  обратно  возвращаться  с  добытой  рудой.  Половина  мимбреньос  ,  во  главе  с  Кучильо Негро   была  недовольна  этим  соглашением    и  переместили  свой  лагерь в  Ойо  Калиенте   (Тёплая  Весна  ,  или вернее   Тёплые  Источники).  Они   продолжили  свои   налеты  в  Мексику  ,  но  к  шахтерам  в  Санта   Рита  не  приставали.
Таким  образом  образовались  два  подразделения   мимбрес ,  известных  как  апачи  Медных  Шахт ( Коппермайн)  ,  и апачи  Уорм  Спрингс (Теплых  Источников).
Долина  Рио-Гранде  между  Валверде  и  Эль  Пасо  являлась  границей   между  охотничьими  землями  мескалерос  и  мимбреньос  ,  и  путники , вдоль  маршрута  в  этой  долине,  подвергались   атакам    и  тех  и  других.  Испанцы  не   случайно  назвали  эту  сухую  долину    Хорнадо  дель  Муэрто ,  или    Дни   Мёртвого  Человека. Как  испанцам  ,  так  и  мексиканцам  ,  всегда  было  очень  трудно  содержать  эту  дорогу.  В  1825  году,  из-за  непрерывных  атак    апачей  и   навахо,    Валверде  был  покинут.
  Правительство  Мексики  знало  об  апачской  проблеме  Новой  Мексики. В  1831  году ,  Антонио  Баррейро  ,  юрисконсульт  провинции  написал  отчет  о   тамошней  жизни.   Он  назвал  апачей  «наиболее  злобным   и  агрессивным «  из  всех  диких  племен   ,  а   из  них   хиленьос ,   «наиболее  бесстрашными ».Во  время  налетов ,  они  устраивали  засады    впереди  идущего  стада  или   табуна  ,    и  из-за  этого  мексиканские   солдаты  не  могли  начать  немедленное  преследование   налётчиков.  Та  скорость  , с  которой  они  возвращались  в  свои  земли   с  захваченным  скотом ,  была  просто  непостижимой. « Их  горы  и  пустыни  внушают  ужас      их  усталым   преследователям  ,   и  те  уловки  какие  они  используют , позволяют  им  избегать  ответных  ударов ,  предпринимаемым  против  них».Так  писал  Баррейро. Они  всегда  оставляли  двоих  или  троих  мужчин на  лучших  лошадях  ,  чтобы  встречать  преследователей.  Если  всё   же  те  не  отставали ,  то  апачи  резали   всех  животных ,  а  затем  на  лошадях   разъезжались  в   разные  стороны  ,   а  их  поиск  был  и  вовсе  безнадежным  делом. Они   выказывали  величайшую  смелость  ,  когда были  атакованы .Они  никогда  не  теряют  присутствия  духа  ,и  даже  когда   подвергаються  неожиданной  атаке  и  имеют  мало  шансов  для   успешной  защиты,то    они  борятся   до  последнего  дыхания,   или  пока  все эти  шансы  не  исчерпаны ,  и  только  затем  сдаются».  При  появлении  врага  ,  они  могут  быстро  свернуть  лагерь  и  бежать  с  невероятной  скоростью. И  в  подобном  темпе ,  они  могут  пройти  сто  миль  не  останавливаясь.     Они  очень  боятся  умереть  от  болезней.  Если  хоть  малейшие  признаки  болезней  обнаруживаются   в  окрестности  ранчерии,    они  быстро  убегают  куда  подальше».
Период  относительного  мира   и  процветания   в   Соноре    резко  закончился  в  1830-х  годах ,  и  причины  этого  до  конца  не  выяснены.  Просто  апачи  возобновили  полномасштабные  рейды. Разбитые  и    потрясенные  яростью  апачей ,   жители  Соноры  и  Чиуауа  обратились  в  панике  за  помощью  к  центральному  правительству,  но  напрасно.
Пытаясь  воостановить  потерянный  мир ,   главнокомандующий  Чиуауа   обсуждает   с  мимбреньос  новый  договор  в  Санта  Рита   дел  Кобре,  разделяя  апачей  на  три  зоны  ,  и  назначая  в  каждую  руководителя,  чтобы  он  контролировал  соблюдение  мира  в  зоне  своей  ответственности.  Но  Сонора  была   исключена  из  этого  договора ,  и  это  было  ошибкой. Несмотря  на  проведенные  меры,  невозможность  выдачи  регулярных  рационов  ,  вновь  привела  к  враждебности  со  стороны  апачей. В  1833  году ,  Хуан  Хосе  Компа  и  его  люди  уходят  из   Ханоса  и   включаются  в  рейды  ,  присоеденяясь  к  койотерос   и  могольонс  . Мескалерос    концентрируют  свои  удары  на  востоке  Чиуауа  ,   но   вместе  с  тем,  в  1831  году  они  громят  армию  и  милицию  в  Сокорро ,  Новая  Мексика,    преследуя   тех  по  улицам  города.
Чиуауа  и  Сонора  вновь  подвергаются  частым  апачским  атакам.  Неудачный  договор  1831  года ,  деморализует  слабо  вооруженных  людей  Чиуауа ,   а  западные   апачи  в  свою  очередь громят  поселения  далеко  на  юге Соноры ,  убивая  более  двухсот  человек            за  один  только  1833  год. Наиболее   страшными  в  те  годы   являлись   койотерос   и  пиналеньос     Аризоны,     которые  часто, в  обширных  набегах, объеденялись  с  чирикауас  и  мескалерос .       После  подобных   рейдов  индейцы  возвращались  в  неторопливом  темпе      и никакие   войска  не  смели  их  преследовать.  В  1834  году ,  неимоверным  усилием  Сонора   собрала  войска  и  провела   кампанию ,  которая  не  оправдывает   затрат  на  неё  ,  несмотря  на  пленение   важного  лидера  Тутийе  ,  который  был  казнен  в  Ариспе. В  этом  же  году    Чиуауа   пытается  договориться  с  команчами  о  совместных  действиях  против   апачей   ,  но   безуспешно.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 13:53:11)

0

37

Прискорбная  ситуация  в  Соноре  ухудшилась  когда   там   начался  гражданский  конфликт  между  федералистами  и   и  централистами.  Игнасио  Зунига  , командир  северных   пресидиос ,  оценил,  что  между  1820  и  1835  годами  ,  как  минимум  пять  тысяч  человек  были  убиты    и  сто  поселений  покинуто  ,  только   на  северных  границах .  Почти  такое  же  количество  людей  вынуждено  было   оставить  свои  дома.  Зунига  уныло  заключил  ,  что  немногие  остались  для  того  ,  чтобы  апачи  продолжали  их  грабить.
Западные  апачи  вступали  в  первые  контакты  с  англо американцами  в  1820-х  годах  ,  когда  звероловы   и  маклеры    вошли   в  Аризону ,  через  Таос  и  Санта    Фе . В  1825  году  около  ста  звероловов  англо  получают  лицензии  на  ловлю  бобра  вдоль    Хилы  ,  и  сразу  же  они  столкнулись      с   апачами.  Среди  этих  трапперов  были  Джеймс  Патти  и  его  отец. После   нескольких   стычек  с  апачами  они  арендовали  шахты   по  добычи  меди  в  Санта  Рита  дел  Кобре  и  благоразумно  заключили  договор  с  Хуаном  Хосе  Компа ,  который  был  удивлен   новым  оружием  американцев  и  их  военным  мастерством. Вождь  апачей  даже  подарил  старшему  Патти   тракт  земли  под  разработку  , и  дал   при  этом   обещание  не  приставать  к  тем  мексиканцам  ,  которых  Патти  нанял  для  занятия  земледелием.
Верхние  пима  и  марикопа  ,  также  вступили  в  первые  контакты  с  англо  в  1820-х годах  когда  партии  звероловов  искали  бобров   в  нижнем  течении   Хилы. Отношения  между  этими  индейцами  и  англо  были  неизменно  дружественными.  Оба  этих  племени  ,  использовали  в  сельском  хозяйстве  орошение  ,  производя  избыток  пищи ,  которую  они  охотно    меняли  на  металлические  инструменты  и  принадлежности. Все  те  ,  кто   посещал  их  деревни   рассказывали  о  их  честности  и   достойной  процветающей  жизни,  а  также  дружелюбном  отношении  к  путникам.
Апачи  игнорируя  американцев,   продолжали  свои  набеги   против    мексиканцев. К  1835  году,     большая  часть   северной  Соноры  была  покинута  из-за  разрушительных  налетов. На  протяжении  1840-х  годов ,  в  результате  непрерывных  апачских  атак  население  Ариспе  уменьшилось  с  семи  тысяч  человек  до  полторы  тысячи  человек,  и  столицей   штата  стал  город Урес.Апачи  свободно  бродили  по  Соноре ,  по  желанию   входили   в   пресидио   Фронтерас  и  постоянно  беспокоили   Туксон . Но  всё же  в  1840-х годах ,      как  в    Туксоне, так  и  в  Тубак  ,  ещё   оставались  ранчерии  апачей  мансо.
Так  как   солдаты  пресидиос  слабо   снабжались  провизией  и  часто   лишались   жалованья,  а  также  то ,  что  часть  войск  составляли  преступники  приговоренные  к  военной  службе  вместо  тяжелого  труда  в  неволе,  эффективность   в  действиях  гарнизонов  падала. Если  бы  центральное  правительство   целенаправленно  не   попыталось  бы  исправить  ситуацию,  ничего  хорошего  ждать  не  приходилось  бы.   В  конце  концов   жители   Соноры  и  Чиуауа  вынуждены  были  сами   применять  меры  по  собственной   защите .  Меры  в  части  договоров  и  карательных   экспедиций   оказались  безрезультатными. В  отчаянии  население  обеих  провинций    применили  третий  возможный  путь :  война  искоренения  ,  с  оплатой   апачских  скальпов.  Чиуауа  создал   новые  военные  подразделения ,  на  которые  возлагал  большие  надежды  ,  назвав  их  «защитниками  штата»   ,  и  усилил    ими  Карризал,  Ханос , и  Касас  Грандес  . Сонора  применяет  более  решительные  меры  ,  предлагая  100  песо  за  скальп  любого  апачского  воина  от  14  лет  и   старше. Дополнительными  мерами  для  привлечение  охотников  за  скальпами  ,  являлось  то,  что  им  разрешалось  оставлять  у  себя  любую  украденную   собственность,  которую  они  конфискуют   у  апачей.Затем  они  пошли  ещё   дальше ,  предлагая  50  песо  за  скальп  женщины  и  25  за  детский.За  несколько  месяцев  такой  политики   апачи  по-началу  перешли    к  обороне  ,  а  затем  налеты   стали  ещё  более  яростными. Отчаявшиеся   сонорцы  ходатайствуют  в  город  Мехико  о  присылке  войск.
Система     выплат  за  скальпы  привлекала  не  только  американцев  ,  но  и  мексиканцев.  В  апреле  1837  года  ,  Джеймс   Джонсон,  который  был  дружен  с  лидером  мимбреньо  Хуаном  Хосе  Компа  ,  заключает  контракт  с  управляющем  Соноры  ,  после  того  как  эта  провинция ввела  в  1835  году   оплату  за  скальпы.Джонсон  пригласил   Хуана  Хосе  и  его  племя  на  праздник   в  Сьерра  де  Лас  Анимас(  современный  округ  Идальго ,  в  Новой  Мексике ). Когда  апачи   собрались в  кучу  для  получения  подарков ,  Джонсон   выстрелил  в  них  из  скрытой  в  повозке   пушки ,  многих  при  этом  убивая  и  раня.  Прежде  чем   шокированные  уцелевшие  смогли  бы  организовать  сопротивление ,  Джонсон  и  его  люди   атаковали  их  из  ружей,  пистолетов  и  ножами. Джонсон  самолично  убил  своего  «друга»  Хуана  Хосе. Эта  была  такая  грубая  бойня  ,  что  Мангас  Колорадос  немедленно  становился    безжалостным  противником  для  всех  англо.  Он    объеденил   своих людей  из  племени   Коопермайн   с   племенем Уорм  Спрингс   и  уничтожил   партию  звероловов   у  Хилы.  Перерезав  пути  доставки  поставок  из Чиуауа  ,  сердитые  мимбреньос   вынуждают  мексиканцев  покинуть    медные  шахты. Бойня  Джонсона  положила  начало   свирепой   войне  между  апачами  и  англо ,  а  также  ещё   более  усугубила  плохие  отношения  между  апачами  и  мексиканцами.
Быстрый  успех  Джонсона   как  охотника  за  скальпами    принес  ему  славу    и  завистников,  а  также  подтолкнул  Чиуауа  ввести   свою  систему  выплат  за  скальпы,  которая  только   усилила   ненависть  апачей  к  мексиканцам  .  Эти  меры  не  принесли  решения  проблемы  апачей  в  Соноре   и  Чиуауа.В  дальнейшем  ,  насколько  у  них  хватало  сил  и  людей  ,  апачи  вели  безжалостную  и  неослабевающую  войну  как  против  мексиканцев ,  так  и  американцев.
Наиболее  известным  охотником  за  скальпами  был  не  Джеймс(Джон,-прим.моё)   Джонсон ,  а  Дон  Сантьяго  Киркер  ,  который   в  разгар    своей  скальпирующей  карьеры    получал  прозвище  «король  Новой  Мексики».После  ввода   оплаты  за  скальпы  в  1838  году ,  в  Чиуауа, он  завербовал   партию ,  состоящую  из  индейцев  делавэр  ,  шауни ,  мексиканцев  ,  и  англо. Выйдя  на  охоту  в  район  верховьев  реки   Хила   они  неожиданно  атаковали  ранчерию  апачей,      убивая  при  этом  55  человек  и  восстанавливая  около  четыреста  голов  украденных лошадей  и  скота.  Управляющий  Чиуауа  в  это  время  обсуждает   еще  один  договор  с  мимбреньо   ,  но  когда  он  узнает  об  успехе  Киркера,  то  приглашает  его  в  город  Чиуауа  ,  где  подписывает  с  ним  контракт. Киркер  увеличивает  свою  армию  до  двухсот  человек   ,  обещая  управляющем,у     что  за  отдельную  плату  в  100 000  песо  он  заставит  апачей  заключить  постоянный  договор .  Песо  в  то  время  было  равнозначно  доллару.
В  сентябре  1839  года ,  Киркер  и   его  люди    натыкаются  в  Таосе  на  группу  апачей(хикарилья,-прим.моё) ,  которые  пришли  туда  вероятно  для  того  ,  чтобы  сбыть  там  добычу   награбленную  в  других  мескиканских  селениях,  и  убивают  сорок  из  них.На  следующий  год  ,  во  время  действий  в  Чиуауа  ,  в  одном  налете  он  берет  двадцать  апачей  в  плен.   Слава  Киркера  распространяется  по  всему   мексиканскому  северу  ,  приведя  в  негодование  мексиканских  офицеров. Когда  генерал  Франциско  Гарсиа  Конде  становится  управляющим  Чиуауа    он  разрывает  контракт  Киркера.  Пытаясь    восстановить  престиж  армии,   командир  Эль  Пасо  берет  в  плен  нескольких   мескалеро   ,  включая  жену  вождя. Когда  этот  вождь  во  главе  шестидесяти  воинов  начинает  требовать освобождения    пленников, офицер  дает  команду  своим  солдатам  открывать  огонь.  Этот  командир  дорого  заплатил  за  свою  хитрость  ,  так  как  в  начавшемся  бою    индейский  вождь  его  смертельно  ранил.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 13:54:51)

0

38

1840  год  оказался  катастрофическим  для  всей  северной  Мексики.  Не  только  апачи  были  в  рейдах  по  Соноре,  но  и  папаго   с  рек    Хила  и  Сонойта    восставали    и  убили  много  шахтеров.  Далеко  восточнее ,  команчи  убили  семьсот  человек  в  Коауиле    и  вероятно  почти  столько  же   в  Нуэво  Леоне.   После  грабежа  в  Сан  Луис  Потоси  и  Тамаулипас  ,  команчи  начали  движение  к  северу  с  18000  головами  домашнего  скота  и  сотней  пленников.  В  это  же  время  апачи  наносили  такие  же  разрушения  в  Чиуауа  и  Соноре.  Река  Кончо  была  границей  между   территориями  военных  действий апачей  и  команчей.  Апачи  обычно  грабили  западнее  реки ,  а  команчи  восточнее ,  а  иногда  при  встрече,  они  сражались  друг  с  другом. Например ,  в  случае  когда      вождь  мескалеро  Сантана    предупредил  гарнизон  форта  Сан  Карлос  о   приближении  военного  отряда  команчей. Совместными  усилиями  войска  и  мескалеро  разбили  небольшой  ,  но  лучше  вооруженный  отряд  команчей.
Методом  апачей   в  рейдах  была  молниеносная  атака  ,  а  потом  когда  жители   в  панике  разбегались  ища  защиту  ,  они  разделялись  на  небольшие  группы  и   собирали  в  округе  весь  скот  и  лошадей .  В  ноябре  1840  года ,  например,  четыреста  могольон   и  другие    хиленьо  спустились  вниз  по  Сьерра  Мадре  ,  атаковали  сразу  несколько  поселений  ,  а  затем   разделились  на   небольшие  партии.
Охотники  за  скальпами  сконцентрировали  свои   действия  на  апачах   хиленьо,  не  затрагивая пока  серьезно  другие  группы. В  1841  году ,  апачи   все  еще  утверждают  ,  что  они  не  убивают   всех  мексиканцев  на  севере   лишь  по  той  причине    ,  что   те  выращивают  для   них  домашний  скот. Их  налеты  продолжались ,  нанося  при  этом  большие  убытки  ,  и  губернатор  Гарсиа  Конде   вынужден  забыть  о  своей  гордости  и  начать  переговоры  с  Киркером.Так  как  было  очень   хорошо  известно , что  Дон  Сантьяго  брал  скальпы  апачей  с  голов  мексиканских  пеонов, управляющий  в  целях  защиты  своего  населения   устанавливает  Киркеру    повременную  зарплату ( песо  в  день). Но  «королю   Новой  Мексики  « не  нужны  эти  жалкие  гроши,  и  он  уходит  на  запад  Чиуауа ,  в  то  время  когда  число  рейдов   апачей  и  команчей    возрастало ,  и  все  больше  людей  покидало  ранчо  и  деревни».
Киркер  теперь  находился  у  апачей  ,  жил  среди  них  ,  и  помогал   прибыльно  избавляться  от  украденного  домашнего  скота.Один  из  его  людей  говорил в  то  время , что  Дон  Сантьяго  стал  «вождем  страны  апачей»,   такое  же  экстравагантное  прозвище  как  « король  Новой  Мексики». Из-за  деятельности  охотников  за  скальпами  ,  рейды  апачей  только   усилились ,  и  уничтожение  жизней  и  собственности  достигло  вероятно  наибольших  размеров    на  протяжении  1840-х  годов  ,  чем  в  любое  другое  десятилетие  19-го  столетия.
Между  1830  и  1841  годами ,  Джозия  Грэгг  провел  множество  торговых  экспедиций  из  Индепенденсе  в  Чиуауа.  Он  отмечал ,  что  у  апачей  была  практика  поддержания  мира  с  определенными  городами  в  Новой  Мексике ,  для  того  ,  чтобы  торговать  там  добычей  и  пленниками   взятыми  в  Мексике.  Такая  практика  продолжалась    независимо   от  того  какая   проводилась  официальная  государственная  политика  в  отношениеи  апачей.  Население  городов  было  очень  энергично  в  приобретение  мира  с  апачами  за  счет  других  городов ,  даже  за  счет  собственных  соседей.В  1840  году , Грэгг  наблюдал  большую  торговую  партию,  вышедшую  из  Санта  Фе ,  чтобы  обменять  виски  и   ружья  на  мулов  и  лошадей  ,  которые   налетчики  апачи  приводили  из  Мексики. Грэгг  также  отмечал , что  возглавляли  подобные  торговые  караваны  государственные  чиновники ,  а  иногда  и  сам  губернатор.
Когда  апачи   заключали  перемирие  с  Чиуауа ,   они  оставляли  за  собой  право  не  отдавать  весь  украденный  у  граждан  скот,  Правительство  даже  клеймило  украденный  скот  своим  «вента» ,  унижаясь  при  этом  ,  лишь  бы   заключить  мир. В   описании  своих  путешествий  Грэгг   говорил  о  покинутых  городах  и  асиендах  на   всем  пути  от  Новой  Мексики   до  северного  Дуранго. Люди  собирались  в  больших  городах  ,  но  это  тоже  не  гарантировало  безопасность.  Апачи  были  злыми  гениями  Чиуауа.  Иногда  группы  из  трех  или  четырех  воинов  атаковали  в  пределах  видимости  города  Чиуауа  ,  угоняя  скот   не  боясь  ответных  действий. Согласно  Грэгга  ,  газеты  были  полны  отчетами  об   армейских  подвигах  и  мастерских  комбинациях ,  которые  всегда    вынуждали  индейцев  покидать  окрестности  города.
Западные  апачи  входили  в Сонору  и  Чиуауа  по  множеству  хорошо  проторенным  грабительским  тропам. Самая  западная  из  них , «большая  дорога  Койотеро» ,  начиналась  в   горах  Пинал  и  в  Белых  Горах ,  в  Аризоне. Она  пересекала   Хилу  возле  современного  озера  Сан  Карлос ,  шла  вдоль ручья    Аривайпа ,  пересекала  долину  Сан  Педро,  проходила   через   место  ,  где  теперь  город  Бисби ,  и    входила  в  северо-западную  Сонору  в  районе  Фронтераса. Там  дорога  разделялась  на   три  ветки:  одна  из  них  шла  на  юго-запад  в  шахты  и  ранчо  Магдалена  и  регион  реки   Алисос.  Другая  шла  на  юг   к    городам  Эрмосильо  ,  Ариспе ,  и  Урес:  третья  шла  вдоль  реки  Накозари  на  юго-восток.
След  чирикауа,  или  след   хиленьо ,  использовали  чирикауа ,  мимбреньо ,    могольон   ,  и  тонто  ,  которые  жили    в горах  южнее  реки  Верде и  восточнее  Санта Крус.   Эта  дорога пересекала   Хилу  ,  шла  вдоль  ручья  Сан  Симон ,  и  проходила  через  заброшенное  ранчо  Сан  Бернандино (   возле  места   где  встречаются  границы  Аризоны  ,  Новой  Мексики  ,  и  Мексики),  и  далее  проходила  по  предгорьям  гор вдоль  границы  между  Сонорой  и  Чиуауа.  Другой  след  шел от  региона  Санта  Рита   дел  Кобре  до  Джаноса  в  Чиуауа  ,  одна  ветка  от  него  заходила  через   Лас  Анимас  в  Сонору.  Никакой  регион  не  избежал  внимания  апачей,  и  налеты  стали   их   образом  жизни. Часто  различные  их  группы  встречались в  ранчо  Чили  Керро   на  западном  берегу  реки  Кармел  ,  возле  современного   Рикардо  Флорес  Магон, где  было  любимое  место  для  рандеву   мимбреньос,  мескалерос  и   других.Даже  когда  апачи  не  были  многочисленны ,  их  систематические  рейды  блокировали  всю   деятельность  и  наносили  огромный  ущерб. Мальчики    подготавливались  к  роли  воина  с  раннего  детства  ,  и  когда  достигали  14-летнего  возраста они  уже  были  готовы  взять  на  себя  такую  ответственность. Женщины   должны  были  охранять  и  пасти  украденный  скот ,  освобождая  мужчин  ,  для  борьбы  с  преследователями  ,  которые  могли  на  подобное  решиться. По  необходимости  женщины  сражались  рядом  с  мужчинами.
Так  как  более  многочисленные  команчи  также  усиливали  свои  налеты  в  это  период  времени  ,  вся  северная  Мексика  представляла  собой « девастатионте   тьерра  деспобладо» (незаселенная  земля )  .  Это  название было  дано  ,  потому  что апачи  по  возможности  убивали  всех  мужчин  и  уводили  в  плен  всех  женщин  и  детей,  которых  принимали  в  племя  или   предлагали  для  выкупа  в  Новой  Мексике.Многие  из  тех    пленников  ,    которые  были  приняты  апачами ,  позже  при  малейшей  возможности    сбегали  ,  хотя  некоторые  мексиканские  мальчики    все  же  становились  воинами  у   них.Сонорские  проблемы   увеличились  в  1842  году ,  когда  к  активности  апачей ,  добавилось  восстание   яки.  Майо ,  опата  ,  и  пима  прекращали  борьбу  с  апачами    и  присоеденились  к  восставшим  ,  но  вскоре  мятеж  был  подавлен.

0

39

Власти  северных  провинций  отчаянно  искали  пути  для  заключения  мира. Губернатор  Чиуауа  снова  заключает   договоры  с  мимбреньо  ,  могольон   ,  и  мескалеро   ,  обещая   им  обеспечение   пайками    в  обмен  на  сдачу  ими  всех  пленников  и  помощь   в  борьбе  с  команчами  на  востоке  Чиуауа.  Другие   мексиканские  представители  заключили  аналогичные  договоры  с   команчами ,  обещая  им  платить     за  апачские  скальпы.
Заключив  договор  с  Чиуауа ,  могольон   и  мимбреньо   обрушили  все  свои  рейды   в  Сонору. Чиуауа  теперь  предоставлял  им  безопасное  убежище   и  возможность    избавляться  от  добычи  ,  захваченной  у  соседей. Чиуауа  наслаждался   короткой  передышкой  ,  а  Сонора  понятно ,  очень  была  возмущена. После  того  как  апачи  ,  жившие  в  своих  лагерях  возле   Ханоса  в  Чиуауа  убили  двадцать  восемь  солдат    в  Соноре  ,  и  угнали  табун  армейских  лошадей  в   пресидио  Фронтерас ,  полковник  Антонио  Нарбона  ведет  армию  из  трехсот   человек  и  неожиданно  атакует  три  апачских  ранчерии  возле   Ханоса. В  итоге  восемьдесят  апачей  были  убиты.Представители  власти  из  города  Чиуауа  были  взбешены  ,  но  им  ничего  не  оставлось  делать  ,  только  выражать  протесты  и  ждать  мести  со  стороны   хиленьо . Однако беда  пришла   с  другой  стороны ;  команчи  вновь  обрушились  на  северную  Мексику     в  самом  разрушительном  набеге  за  всю  историю  индейских  войн.  В  1845  году  ,  военный  отряд,    возможно  из  более  тысячи  команчей   ,  смело  прошествовал  на  юг  до   самого  Сакатекас ,  не  дойдя  всего  триста  миль  до  столицы  страны.
В  отчаянии  губернаторы  Соноры  и  Чиуауа  восстанавливают   плату  за  скальпы   ,  не  найдя  никакого  другого  подходящего  решения  ,  способного   хотя  бы  вселить  надежду.   Губернатор  Ангел  Триас    также  предлагает  9000  песо   как  плату  за  скальп    Дона   Сантьяго  Киркера,      прежнему  «вождю »  страны  апачей.Через   своего  посредника  Киркер  делает  Триасу  контрпредложение  ,  соглашаясь  собирать  скальпы  апачей  по  льготней  цене    в  50  песо  каждый.  Триас  принимает  это  предложение.     Киркер  немедленно  собирает  отряд  из  150  человек  и  атакует  тех  апачей  ,   у  которых  недавно   жил.  В  результате  подобного  предательства  он  возвращается  в  город  Чиуауа   со   182  скальпами. Он  так  никогда  и  не  упомянул    ,     что  один  из  этих  скальпов  принадлежал  его  человеку  , получившему  апачскую   стрелу.       В  дополнение  к  скальпам  Киркер  привел  пленников  апачей    и  много  мексиканских  женщин  и  детей  , бывших  у  апачей  в  плену ,  а  также  большое  количество  украденного  домашнего  скота.  В  другом  случае  его   люди  шли  за  налетчиками  апачами   в  западную   Сьерра  Мадре    ,   убивая  200   и  захватывая  19  индейцев.
Когда  в  1846  году  началась  война  между  США  и  Мексикой  ,   обстановка  в  Мексике  была  ужасной .  Апачи  и  команчи   сильно  ослабили  Мексику     и  она  не  могла  полноценно  защищать  регион.   В  предшествующие  годы  апачи  уничтожили  множество   поселений  в  Соноре  и  выгнали  мексиканские  войска  из   пресидио   Тубак.  Киркер  и  ему  подобные  охотники  за  скальпами   только  усугубили  ситуацию,  убивая  из-за    скальпов    мексиканских  пеонов,  а  управляющие  игнорировали  эти   значительные  правонарушения  и  платили  за  все  предоставленные  скальпы  ,  боясь  ,  что  в  противном  случае   все  апачи   перейдут  за  границы  северной  Мексики  ,  так  как   мексиканские  войска   перемещались    к  Рио   Гранде  ,  для  ликвидации  американской  угрозы.
Киркер,  несмотря  ни  на  что  продолжал  свою  жестокую  работу,и   в  один  прекрасный  июльский  день  убивает  вождя  апачей  Рейеса  и  его  148  соплеменников. Из-за  такой  интенсивной  войны  ,управляющий  исчерпал  все  имеющиеся     и  ему  нечем  было  платить  за  скальпы  апачей ,  а  когда  Киркер  отклонил  его  предложение  получит  чин  полковника  мексиканской  армии  ,  то  тут  же  был   объявлен  врагом.  Узнав  об  установленной  цене  за  его  голову   в  10000  песо,  Киркер  бежит  в  направление  Рио  Гранде  ,  где  встречается  с  войсками  полковника  Донифана  ,   которые  идут     на  захват  города  Чиуауа.
В  октябре  1846  года  ,  генерал  Стефан   Керни ,  который  возвращался  в  Калифорнию ,  встретил  Мангаса  Колорадоса  и  других  мимбреньо   возле  медных  шахт  в  Санта  Рита. Апачи   казались  дружественными  и  даже  озабоченными  ,   в  получении  хороших  отношений  с  англо. Торгуя  с  ними  мулами,  англо  обнаружили ,  что  апачи  намного  практичней  и  сообразительней  ,  чем  они  думали. Капитан  Джонсон  ,  который  присутствовал  на  скачках,  так  описал  одежду  и  оружие  апачей: «  Одежда  их  частично  напоминает  испанскую;  с  широкими   рубашками ,  мокасинами  и  гамашами  до  колена.   С  внешней  стороны  леггин  у   многих  из  них  прикреплен  нож,  а  их  мокасины   у  пальцев  имеют  квадратную  форму.  Их  волосы  длинные  ,  и  у  большинства  из  них  нет  головных  уборов.  Некоторые  имеют  шляпы  ,  а  некоторые  фантастические  каски. У  некоторых  из  них  есть  ружья ,  но  по  большей  части  они  вооружены  пиками   и  луками  со  стрелами. Когда  мы  собирались   свертывать  лагерь  ,  то  подошёл    старый  вождь  апачей    и   громко   сказал  генералу  такие  слова: « Вы   забрали  Санта  Фе .  Давайте  продолжим  и  заберем  Чиуауа  и  Сонору ,  и  мы  пойдем  с  вами.  Вы  боретесь  за  землю  ,  а  нам   нужна  добыча  .  Так  что  мы  можем  вполне  прийти  к  согласию».
Недалеко  от  Рио  Гранде  войска  повстречали  двоих  мексиканцев  возвращавшихся  из  торговой  экспедиции  к  апачам.      Апачи     дружелюбно  встретили  американских  захватчиков,  но  вскоре  им  пришлось   недоумевать  насчёт  этой  своей  мудрости  и  вежливости.Американцы  воевали  с  мексиканцами .  Апачи  воевали  с  мексиканцами  так  долго  ,  сколько  они  могли  помнить. И  по  их  мнению ,  те  стороны  ,  которые  имели  общего  врага ,  должны  были  становиться   союзниками.  И  они  были  очень  удивлены ,  когда  американцы  потребовали ,  чтобы  они  прекращали  налеты  на  поселения  в  Мексике ,  как  в   старой  ,  так  и  в  новой.Апачи  просто  игнорировали  это  требование  ,  так  как  сколько  они  себя  помнили ,  они  всегда  добывали  средства  к  существованию  через  рейды. Американцы  думали ,  что  они  будут  голодать ? Как  англоамериканцы  ,  так  и  мексиканцы  ,  живущие   в  Новой   Мексике    желали  приобретать  скот  ,  лошадей  ,  мулов  , и  пленников  ,  которых  апачи   захватывали  в   своих  налетах   в  Чиуауа  и  Сонору.  Почему   теперь  это   должно  прекращаться?

0

40

Когда  англоамериканцы  завоевали  Новую  Мексику  ,  они  немного  знали  об  апачах.  В  ноябре  1846  года , губернатор  Чарльз  Бент  ,  который  большую  часть  своей  жизни  прожил  в  этом  регионе  ,  так  сообщал    комиссионеру  по  индейским  делам  Уильяму  Медэллу  о  апачах:
«Хикарилья   ,  племя  ,  имеющее  около  ста  жилищ ,  бродит   по  северу  Новой  Мексики.Забросив  охоту  ,  хикарилья  живут    главным  образом  за  счет  кражи  домашнего  скота.Они  изготовляют  гончарные  изделия  ,   которые  широко  используют  как   кухонную  принадлежность .  Но  они  не  изготовляют  эти  изделия  в  том  количестве  ,   чтобы  жить  только  за  счет   их  продажи».
  «Другие  апачи  бродят  по  южной  части  территории»  - писал  Бент-  « вдоль  Рио  Гранде  и   ее  западных  притоков  до  истоков  Хилы".   Он  оценивал  их  численность  в  пять - шесть  тысяч  человек.  « Во  множестве  прошлых  лет  они  имели  привычку   брать  дань   жизнями  и  собственностью  у  жителей   этой  и  соседних  провинций  ,  из  которых  они   выкрали  невероятное  количество  скота».   Он  упомянул  также ,   что  несколько  племен  питалось  за  счет  провинции  Чиуауа ,  которая   пыталась   противостоять  рейдам ,  но   желаемый  эффект  не  был  достигнут.
Кампании  армии  США  против    неуловимых  апачей  почти  не  приносили  успеха  ,  так  как   солдаты  были  просто  не  готовы    для  быстрых  преследований    ,   из-за  чего   попадали  в  безвыходные  ситуации. В  1848  году  ,  Первые  Драгуны    гонялись  за  апачами  и  всегда  безуспешно.  На   протяжении  всего  следующего  года  было  проведено  много  карательных  экспедиций     и  несколько  из  них  добились  небольших  успехов.  Тем  не  менее  налеты  происходили   беспрерывно   ,  и  между  августом  1846  года  и  октябрем  1850-го  ,  апачи  и  навахо   угнали   более  12000  мулов ,  7000  лошадей  ,  свыше  31000   голов   скота  ,  и  свыше  450000  овец  ,  из  Новой  Мексики.
Когда  Джеймс  Калхун  приехал  в  Новую  Мексику   в  качестве  индейского агента  ,  в 1849  году, он  обнаружил ,  что  от  Санта  Фе  нельзя   даже  просто  отъехать   более  чем  на  десять  миль. «Дикие  индейцы  этой  страны»  , - так  он  сообщал, -«были  очень  успешны  в  своих  ограблениях     с  тех  пор  как  генерал  Керни   её  завоевал,  и  они  верят  в  то  ,  что  обладают  достаточной  мощностью  ,  чтобы   нас  уничтожить».  Он   рекомендует  кормить    бродячие  племена,  чтобы   те  отказались  от  налетов. На  протяжении  долгого  времени  они  обеспечивали  себя   только  ограблениями.  Эти  ограбления -  «единственная  работа  ,  которую  они  умеют  делать».  Прекрасные  уничтожители,    они  не  будут  слушать  уговоры  американцев,   и  нет  никакой  силы  на земле  ,  способной  предохранить  эти  ограбления  и  убийства  ,   если  голод  угрожает  этим  людям». Калхун  хорошо  понимал  ,  что  проблемы  в  будущем  ещё   более  усугубятся ,  если  ничего  не  предпринимать  в  отношение  апачей.В  письме  на  имя  уполномоченного   по  индейским  делам  ,  он  настаивал  на  решительных  действиях.    «Потратить       миллион  сейчас ,  если  это   возможно», – писал  Калхун,-  «и  в  будущем  вы   избежите   многомиллионых  затрат.  Число  недовольных  индейцев  на  территории  немаленькое.   Я  должен  добавить  ,  что  к  сожалению  они  не  единственные  злые  люди   здесь.  Всей  стране  требуется  уделить  большое  внимание».  Калхун  также   ругал  маклеров   ,  которые   абсолютно  безбоязненно  посещали  апачей    и    продавали  им  ружья  и  боеприпасы,а  также       он  назвал  те  места  , где маклеры  регулярно  встречали  индейцев     возвращавшихся  из  налетов  в  Мексику.Он  предупреждал  ,  что  если  не   приступить   немедленно к  осуществлению  новой   политики   в  отношении  индейцев  ,  то  проблемы  не  скоро   закончаться. Пророческие  предупреждения  Калхуна  ,  тем  не  менее  ,  остались  незамеченными. В  1850  году  ,  агент  апачей   хила  , Хейс , ушел  в  отставку,    после  года  службы , так  как  не  имел  возможности  выполнять  свои  обязанности  из-за  нехватки  средств.
На  протяжении  двух  лет  после  начала  войны    в  1846  году ,  американские  войска   сдерживали  апачей  и  команчей   ,  давая  региону   так  необходимую  передышку.  Тем  не  менее , в  1848  году,  пиналеньо  ,  которые  ранее  заключили  мир  в  Туксоне,  вынуждают  оставить  Тубак  и  захватывают  Фронтерас  ,  в  котором  они  не  появлялись  два  года.Когда  был  подписан  Договор  Гуадалупе  Идальго  об  окончании  войны  между   Мексикой  и  США   и  американские  войска  ушли   из  Мексики , то  апачи  вновь   отправились  по  своим  старым  грабительским  тропам  в  Сонору  и  Чиуауа.  Согласно  договору  ,  Соедененные  Штаты  должны  были  пресекать  попытки  апачей  и  других  племен  переходить  границу  , но  скоро  стало  ясно,  что  это  невозможно  выполнить ,  по  крайней  мере  без  привлечения  больших  сил   и  средств. Мексиканское  правительство   создало  множество  военных  колоний   на  севере   для  защиты   от  индейцев  из  США. Северные  мексиканцы  вновь  восстанавливают  систему  оплаты   скальпов.Чиуауа предлагает  150  песо  за  живую  женщину   или  ребенка  ,  250  за  живого  воина, и 200  за  скальп  воина  от  14  лет  и  старше. Захват  воина  живьём   представлял  гораздо  большую  опаснось ,  чем  доставка  кип  скальпов,  так  что  оплата  за  живых  редко  когда  выдавалась. Другие  провинции   принимали  аналогичные  законы ,  и  энергичные  партии  охотников  за  скальпами возвращались  в  горы  и  пустыни  по  обеим  сторонам  границы. Любой  человек ,  имеющий  длинные  черные  волосы  находился  в  опасности. Обнаружение  индейского  лагеря  было  сходно  с  обнаружением    золотого  прииска.  Лучшим   временем  для  сбора  скальпов   был  период  с  августа  по  январь,  когда  команчи  распологались  лагерями  в  Болсон  де  Мапими   ,  а  апачи   хиленьо  зимовали  в долинах  и  на  притоках  Рио  Кончо.
Некоторые  разведчики  англо  и  звероловы  были  более  человечны  чем  охотники  за  скальпами.  Пол  Уивер     сопровождал  солдат  во  главе   с  Филипом  Сент  Джорджем  Куком  в  1846  году  из  Калифорнии ,   который  оставил  свои  наблюдения  о  регионе  гор  где  жили  апачи  тонто. « По  дороге   от  пима», -   писал  он,-  «мы  наткнулись   на  несколько  жилищ ,  которые  были  разорены».   Когда  Кук   спросил   что  произошло  ,  Уивер  ему  так  ответил, -«Да  мы  тут  убили  двоих  или  троих  индейцев  ,  сожгли  их  жилища   ,  забрали   всех  женщин  и  детей  и  продали   их». Кук  был  потрясен  ,  но  Уивер  без  тени  раскаяния  пояснил ,  что  он   часто  продавал  индейских  женщин  и  детей   в  Новой  Мексике  и  Соноре. «Они  приносят  доход    в  сотни  долларов», -так  он  сказал.
Вряд  ли     хоть  один  день  проходил  без  сообщений  о  бойнях  совершаемых  апачами  и  команчами  в  Чиуауа  и  Соноре, и  власти  этих  провинций  продолжали  искать  пути  ,  чтобы  это  остановить. Один  управляющий   убеждает  команчей  приносить  скальпы  мескалеро.  Другой  договаривается  с  семинолами  во  главе  с  Коакучи (которые  сбежали  с  Индейской   Территории  расположенной  в  США)    ,  и  бежавшими  рабами  во  главе  с  Джоном  Хорсом  ,  собирать  скальпы  с  апачей.  Когда  апачи  узнали  о  сумме   в  1000  песо , предложенной   губернатором  Триасом  за  скальп    вождя  мескалеро  Гомеса   ,то   этот   предводитель   отвечает  равным  предложением   за  скальп  любого  американца  или  мексиканца. Мескалеро   были  наиболее  активны   в  грабеже   фургонных  караванов  между  Эль  Пасо  и  городом  Чиуауа.
Многие  англо  здорово  обогатились  торгуя  скальпами  ,  но  неизвестно  сколько  скальпов  были  действительно  апачскими.  К  концу  1849  года ,  город  Чиуауа ,   « американская  столица  скальпов»,  выплатила   огромные  суммы  за  волосы  апачей ,   однако  апачи   продолжали  убивать  людей  на  окраинах  этого  города.Наиболее  тяжелым  для  поставщиков  скальпов были  1849-50  годы. В  этот  период  ,  Киркер ,  Джон  Джоэл  Глэнтон  и  другие  профессионалы  этой  жуткой  торговли  ,  находят  ,  что    скальпы  апачей  стало  очень  трудно  и  опасно  добывать,  и   начинают  сбор  скальпов  с  дружественных  индейцев  и  мексиканцев.Узнав  об   этом ,  губернатор  Триас  предлагает  награду  за скальп  Глэнтона.  Зная  ,  что  за  ним  начнется  охота,  Глэнтон  торопится  уйти  в  Сонору ,  где    получает  6500  песо  за  волосы   тех  мексиканцев  и  индейцев  ,  которые  на  свою  беду  оказались  у   него  на  пути.  Надо  сказать ,  что  по  крайней  мере  в  одном  случае  возмездие  настигло  охотников  за  скальпами   ,  когда   Глэнтон  и  его  партия   были  уничтожены    индейцами  юма . Плата  за  скальпы  все  еще  продолжалась  ,  но  после  1850  года   только   гражданам  Мексики  разрешалось  их   добывать.  Киркер  предьявил  позже ,  что  он  и  его  люди   убили  487  апачей ,но  это   наверно  неточная  цифра ,   так  как  им  было  уплачено   за  большее    количество  скальпов.
Хотя  оплата  за  скальпы  вела  к  смерти  и   пленению  множества  апачей,  конца   в  разрешении  самой проблемы  апачей  не  было  видно. В  1850  году ,  апачи  своими  налетами  охватывали  ещё   более  обширные  области  ,  чем  раньше.  Тусон(теперь  американский,-прим.моё))    и  многие  другие  города  были  многократно  атакованы  и  налетчики  смело  угоняли  стада  и  табуны  ,  пасущиеся  возле  стен  фортов. Другие  апачи  проникали  восточнее  Санта  Крус    на  необитаемые  земли  папаго  ,   куда  они  редко  раньше  заходили.

Отредактировано Коакуче (18.06.2012 15:38:08)

+1

41

Некоторые  апачские  племена  были  сильно   уменьшены  в  численности  ,  из-за  беспорядочного  убийства  женщин  и  детей  из-за  скальпов.  В  1850  году  племя  Уорм  Спрингс ,  получавшее  рационы    от  мексиканцев  в   Ханосе ,  имело  около  двухсот  воинов ,  тогда  как  общая  их  численность  составляла  четыреста  человек.  В  1787  году    их  было  в два  раза  больше.  В  других  племенах   хиленьо  также  произошло  падение  численности.
В  1850  году   ,  полковник  Джордж  Арчибальд   Маккейл   был  послан  в  Новую  Мексику ,  чтобы   произвести   исследование    проблем  и  особенно  военных  проблем  США  в  этом  регионе. В  результате  он  сообщил,  что  «из  восьми  диких  племен  на  этой  территории ,  навахо  и  апачи  являлись  самыми  ужасными   противниками.  В  налетах  ,  которые  они  совершали  в  Мексику,  они    уничтожали   всё ,  что  нельзя  было  унести   и   воровали   всё   ,  что  можно  было  использовать. Мескалеро  ,  возвращаясь  из  налетов  в  Мексике  ,  встречались  на  Пекосе» ,-  как  отмечал  Маккейл ,-  «с  маклерами  из  Санта  Фе,  которые  обменивали  им  ружья  и  боеприпасы   на  мулов.Апачи , которые  держали  у  себя  много  пленных  женщин  и  детей ,  будет   подчинить  трудней  ,  чем  любое  другое  племя». По  словам  Маккейла ,  хикарилья   на  севере были  одним  из  самых  маленьких  апачских  племен , и    одним  из  самых   ненадежных.  Они  убили  больше  англо,  чем  любое  другое  племя.  «Хотя»,- по  словам  Маккейла,-   «у  них  было   не  более  ста  воинов    при  общей  численности   в  400  человек ,  они  должны  быть  уничтожены».  «Я  не  знаю  какие  меры»-   сказал  он, -  «нужно  применить  ,  чтобы  они  подчинились».
Маккейл  очевидно  ошибался  ,  когда  считал   ,  что  группы  Сьерра  Бланка  и  Сакраменто  принадлежат  к  мескалеро. Каждая  из  этих  групп  имела    приблизительно  по  150  воинов.Также  к  мескалеро  он  относил  две  южные  группы , которые  кочевали  от  гор  Гуадалупе  до  Эль  Пасо.   В  каждой  из  этих  двух  групп   ,  вождями  которых  были  Марко  и  Гомес ,   было  соответственно  200  и  400  воинов,  и  они  были  наиболее   мощными  и  сильными  ,   однако  редко  заходившими  в  своих  рейдах  севернее  Эль  Пасо. Они  были  дружественно  настроены  по  отношению  к  англо  до  1849  года  ,  а затем  их  атаковали   охотники   за  скальпами  Глэнтона.  Как  и  другие  апачи  ,   мескалеро  не  понимали   отношение   англо   к  их  налетам  в  Мексику.Фрэнсис  Обри     находился  с   фургонным  караваном,когда    встретил  Марко  и  его  племя  около  ручья  Лимпиа ,  на  западе  Техаса.  Обри  сказал  Марко ,  что  англо  хотят  быть  друзьями ,  но  мескалеро  должны  прекратить  налеты  в  Мексику.Марко  был  удивлен .   «Я  думал ,  что  мой  брат   умный  человек», -   отвечал  он, –«Видит  ли  он   достаточно  животных  для  охоты  между  Пекос    и   Лимпиа ,  чтобы  прокормить  три  тысячи  человек? У  нас   долгое  время  не  было  другой  пищи  ,  кроме  мяса  мексиканских  коров  и  мулов ,  и  мы  должны   до  сих  пор  ими  пользоваться  ,  иначе  погибнем.Если  вы  дадите  нам  скота ,  чтобы  кормить  наши  семьи  ,  мы  больше  не  будем  забирать  его  у  мексиканцев». Было  ясно  ,  что  армия  США  не  в  состоянии  была  справиться  с  апачами .  Проблемой  являлось  то , что  лошади  драгун  не  могли  угнаться  за  лошадьми  апачей.  Во  множестве  случаев  апачи  отрывались   в  последнюю  минуту  ,  так  как  их  лошади  были   быстрей  и  выносливей.В  результате  своей  проверки  поста  Райядо  ,  в  стране  хикарилья  , Маккейл  сообщал , что  все  лошади  , независимо  от  условий  их    прошлого  содержания  и  подготовки  ,  просто  не  подходили  для  этих  гор.  В  дополнение  этой  проблемы ,  драгуны  несли  на  себе  семьдесят  восемь  фунтов  вооружений  и  боеприпасов ,  тогда  как  апачи  были  отягощены  только  луками  и  стрелами. Лошадей  привозимых  из  северных  штатов ,  продолжал  Маккейл , нужно   год  или  даже  больше  акклиматизировать    ,  для  того ,  чтобы  они   были  способны  выполнять  свои  трудные  обязанности. Он  рекомендовал  приобретать  трех  или  четырехлетних       лошадей  в  Теннеси  ,  и  содержать  их  на  государственных  фермах  в  Новой  Мексике  от  12  до  18  месяцев,   прежде  чем  начать  полностью  применять  их  по  назначению. 
Прибытие   англоамериканцев  после  войны  с  Мексикой  ,  означало  конец  одной  эры    для  апачей  и  начало  другой.Так  как   обе  стороны  сражались  с  мексиканцами  ,  то  апачи  решили,     что  англо  должны  стать  им   друзьями  и  союзниками.   Они  не  понимали  почему   их  заставляли  отказаться  от  налетов  на  мексиканские  ранчо  и  поселения. Апачи    мало  боялись  слабо  вооруженных  мексиканцев. Теперь  же  им  говорили  ,   что  они  должны  прекращать  рейды ,  или  хорошо  вооруженная  армия  США  начнет  на  них  охоту.  Вероятно   эта  диллема  могла  заставить  их  принимать  рационы  в  Чиуауа ,  и  несомненно   теперь    апачи   стали  сомневаться  в  истинности  дружбы  англоамериканцев.  Но  это  было  только  начало.

0

42

Спасибо Коакуче!100 плюсов!

0

43

Спасибо и  тебе  Грин.    Продолжение,выборочно  главка.
ГЛАВА 7.  Апачи  и  Мирный  Курс.
1870  и  1871-й  годы  стали  поворотными  для  апачей  Аризоны, и  в  меньшей  степени  Новой  Мексики.В  общем-то    вокруг  мирного  курса   президента  Гранта,  провозглашённого  в  прошлом  году, была  поднята  хорошая  шумиха,  и  политика   искоренения  как  минимум,временно  была  приостановлена.Военное  управление  индейцами, восстановленное  в  1869 году, было  завершено.В  апреле  1870-го  года,Аризона  и  южная  Калифорния  были  выделены  в  отдельный  военный  департамент  в  пределах  Тихоокеанского  дивизиона,тем  самым  существенно  облегчив  согласованность  военных  действий  против  апачей, несмотря  на  то, что  Новая  Мексика  осталась  в      дивизионе  Миссури.В  течение  этого  периода  произошла  бойня    в   Кэмп  Грант, которая  ускорила  перемещение  и    расширила  возможности  мирного   апачского  курса.И  наконец, в  июне  1871-го, генерал-лейтенант  Джордж  Крук  был  назначен  командующим  департамента  Аризоны.Каждое  из  этих  действий  должно  было  повлиять  на  апачей.
Когда  был  образован  департамент  Аризоны, генерал  Джордж  Стонеман  стал  ведомственным   командиром, со  штаб-квартирой  в  форте  Уиппл. Это  было  долгожданное  изменение, однако  произошло  оно  в  то  время, когда  Конгресс    сделал  особый  упор  на  экономику,уменьшив  влияние  армии,что  повлекло  необходимость  сокращения  военной  деятельности.В  течение  нескольких  месяцев,  граждане  Аризоны  с  горечью  осуждали  Стонемана   за  его  пассивность, и  за  то, что он превратил  посты  в  «станции  кормления»  сдававшихся  апачей, вместо  того, чтобы  уничтожать  их.С  другой  стороны, «Easterns »,восхваляла  мирный  курс, пагубный  для  чрезмерной  жестокости  Стонемана,говоря, что  он  нападал  на  всех  апачей  из-за  незначительных  проступков.В «Arizona »,Стонеман  тоже  подвергся  критике, за  то, что  резко  сократил  количество  гражданских  служащих  и  отменил  мошеннические  или  нежелательные  контракты.Нужно  отметить, что  Стонеман  держал  столько  солдат  в  регионе, сколько  позволяли  фонды, однако  они  немногое   могли  сделать.
Борьба  против  Кочиса  проходила  безуспешно.Лейтенант   Говард   Кушинг  из  Третьей  кавалерии  был  настроен  убить  вождя  чирикауа, считая, что  этим  он  завершит  войну  с  этим  племенем .Рота  Кушинга   была  расквартирована  в   Кэмп  Грант,    основанном   около  места  где  ручей  Аривайпа  впадал  в  Сан  Педро.  Кэмп Грант  распологался  в  малопривлекательном  месте  и  соответсвовал  определению, -«самый  забытый  Богом  пост»,-данное  ему  капитаном  Бурком,а  он  повидал  много  других.Кушинг  известен   был как «отважный»офицер, и на  самом  деле   это  означало , что  он  был  бесстрашным  на  грани  безрассудства, и  он  также  без  излишних  сомнений  рисковал  как  своей  жизнью,так  и  жизнями  своих  людей.Его  рота F,согласно  Бурку, убила   больше  апачей,чем  какая-либо   другая,и  Бурк   говорил  также, что  Кушинг  один  из  самых  смелых  в  Америке.В  мае  1870-го года ,фургонный  караван  был   уничтожен  апачами  на  дороге  между   Тусоном  и   Кэмп  Грант, и  Кушингу  было  приказано    найти  их  и  наказать.С  разведчиком  ,  немцем  по  происхождению,Джо  Фелмером(который  состоял  в  браке  с  женщиной  апачкой), и  Дюраном,апачи -мансо, в  качестве  проводника ,они  прошли  по  следу  налётчиков  вдоль  ручья  Аривайпа  до  впадения  в  Сан  Карлос, где  след  исчез.Однако  Дюран  знал  апачские  тропы  и  вскоре  вновь     обнаружил  его  ближе  к  впадению   реки  Сан  Педро  в  реку  Хила,в  пределах  десяти-пятнадцати  миль  от   Кэмп  Грант.След  пересёк  Хилу  и  вступил  в  горы  Пинал.  Кушинг  и  его  люди   продвигались  всю  ночь  и  перед  самым  рассветом  окружили  лагерь  апачей.Когда  индейцы  начали  пробуждаться, солдаты  открыли  огонь,убивая  тридцать  из  них.Это  была  партия  налётчиков  пиналеньос,  которая  на  обратном  пути  из  Мексики  случайно  наткнулась  на  караван.Ограбив  его,они  хорошо  запутали  следы,чтобы  быть  уверенными  в  том, что  никакие  англо  не  смогут  их  преследовать, однако  они  не  учли  того, что  могут  быть  выслежены   такими  же  апачами.
С  усилением  военной  деятельности  апачей  на  юге  Аризоны,лейтенант  Кушинг  был   придан  форту  Лоуэлл,с  приказом   действовать  против  апачей  этого  региона,где  бы  он  их  не  повстречал. Вот  и  появилась  у  него  возможность     исполнить  свои  планы  насчёт  Кочиса. С  шестнадцатью  рядовыми, сержантом, и  гражданским  погонщиком,он  устремился  на  юг,в  расположение   Кэмп Гриттенден,бывший  форт  Бучанан.Оттуда  они   направились  в  ранчо  Пита  Китчена, и  тот    показал  им  тропу  через  горы.После  отъезда   Кушинга  и  его  людей, Китчен  видел  военную  партию  апачей, проследовавших  за  ними  и  в   знак  предупреждения, поджёг  траву.Однако  те  не  обратили  на  него  никакого  внимания  и   проследовали  дальше, к горам  Хуачука, где  обнаружили  следы  скво  и  её  пони,ведущих  к    Медвежьим  источникам.  Вскоре   стало  ясно, что  женщина  умышленно  оставляла   различимые  следы.Кушинг  быстро  вывел  своих  людей  из  каньона, тем  самым  не  дав  апачам  возможности  закрыть  их  путь  к  отступлению .Большая  военная  партия  апачей, вооружённая  винтовками, заряжаемыми   с  казённой  части,атаковала  их,возможно  пытаясь  захватить  живьём.Кушинг  отправил  троих  человек  к  обозу , а     остальным    приказал   ускориться.Сержант  Джон  Мотт,   провожая  взглядом   нескольких  уезжавших  мужчин, спросил  у  Кушинга, чтобы  он  подумал,о  том, что  дальше  нужно  продвигаться  очень  осторожно.Гражданский  погонщик   страстно  уверял  лейтенанта, что  нужно  поворачивать  назад, однако  Кушинг  лишь  посмеялся  над  их  страхами, и  с  сержантом,погонщиком,и  пятью  рядовыми,устремился  навстречу  неизвестному   числу   хорошо  вооружённых  апачей.  Они  недалеко   продвинулись, когда  пули  апачей  ответили  на  вопрос  сержанта,свалив  замертво  лейтенанта  Кушинга  и  гражданского.Сержант  Мотт  взял  командование  на  себя  и    успешно  довёл  остальных  солдат  до  лагеря   Гриттенден.   Считалось, что  апачем  направлявшим  эту  атаку, был  Ху (иногда, его  имя  писалось  по  буквам  как  Хо ),-вождь   апачей  недни  из  Сьерра  Мадре.
Тем  временем, в  Вашингтоне, уполномоченный  по  индейским  делам  Эли  Паркер,  индеец  сенека,служивший  адъютантом  Гранта  во  время  гражданской  войны  и  разработавший  условия  по  сдаче  в  Аппоматтоксе,  запросил  у  квакеров  список  мужчин,которые  могли  быть  пригодны  для  службы  в  качестве  индейских  агентов. Грант  планировал  для  претворения  его  Мирного  Курса,назначение  армейских  представителей  в    два  суперинтенданства  и  семь  агентств   в  услужение  индейцам.  Эти  вакансии  должны  быть  заняты  теперь  квакерами ,   согласно  рекомендации  Конгресса,по  настоянию  тех,кто  не  видел  пользы  от  назначения  военных  на  должности  индейских  агентов. В  противовес  Гранту, разным  религиозным  обществам  было  дано  право  назначать  агентов  для  конкретных  резерваций.Например, Голландская  Реформаторская  Церковь была  уполномочена  выбирать  агентов  для  резерваций   апачей  в  Аризоне.Однако  эффект  от  этого  был  меньше  ожидаемого,так  как  выбранные  несколько  агентов, мало    разбирались  в  индейцах.Кроме  этого, они  больше  были  озабочены   сутью  преобразований  своей  церкви, нежели  обучением  индейцев  или  защитой  их  прав.  Осенью  1870-го  года,лейтенант  Ройал  Уитман , получил  назначение  в   Кэмп  Грант, как  командир  солдат  роты  Н, Третьей  кавалерии, и  как  командир  этого  поста. Уитман , совестливый  новоангличанин,  получил   внеочередное  звание  полковника   в  годы  гражданской  войны, и  он  не  терпел, когда  его  убеждениям  противоречили, или  граждане  Аризоны, или   военное  начальство,когда  был  убеждён  в  своей  правоте.Уитмен, во  время  своего  пребывания  в   Кэмп  Грант, сыграл   значительную  роль  в  делах  апачей.
В  феврале  1871-го  года,  пять  старых  апачских  женщин   вошли  в  расположение   Кэмп  Грант,  под  флагом  перемирия,  и  потребовали  вернуть  мальчика,  захваченного несколько  месяцев  назад.Уитмен  учтиво  их  выслушал  и    со  значением  ответил, что  мальчик  привык  к   гарнизонной  жизни  и  не  хотел    никуда  уходить.Женщин  не  было  в  течение  нескольких  дней,  однако  спустя  неделю  они  вернулись  поторговать  и  заявили  Уитману   , что   вождь  их  племени  хочет  спокойно  поговорить.Уитмен  обнадёжил  их, и  через  несколько  дней  в  лагерь  прибыли  Эскиминзин  и  двадцать  пять  его  воинов. Вождь  сказал, что  они  устали  от  сражений  и    всего  лишь  желают  мирно  жить  на   своих  собственных  землях.   Имя  Эскиминзина  было  известно  на  Территории(Крук  отзывался  о  нём  как  о  лучшем  апачском  военном  стратеге,-прим.моё), и  он  имел  как    обвинителей,  так  и  заступников. Некоторые   возлагали  на  него  ответственность  за    множество  убийств,  а  другие   напротив,  считали, что  он  не  был  виновен  в  проступках,приписываемых  ему.Приведённый  в  восторг,  но  не  имеющий   полномочий   для  разрешения  ситуации,  Уитман      просит  присылки  инструкций  у  генерала  Шермана. В  ожидании,  он  заботится  о  кормлении  апачей. За  это  время  ещё  две  апачских  группы  попросили  разрешения  сдаться.  Уитмен  вновь  отсылает  сообщение,  в  котором  пишет, что   представилась  хорошая  возможность  для  того,чтобы  большая  часть  страны  апачей   сдалась  добровольно.

Отредактировано Коакуче (14.06.2012 18:37:58)

0

44

К  сожалению,  в  спешке,  Уитман    забыл    к  своему  письму  приписать  на  конверте  краткое  резюме  содержимого.Через  шесть  недель  письмо  было  возвращено    с  краткой  аннотацией,указывающей  на  отстутствие  резюме.    Не  было  никакого  подтверждения  об  получении  уведомления    сдачи  большого  числа  апачей,не  было  никаких  инструкций  о  том  как  поспособствовать  приходу  других,  не  было  даже  подтверждения, что  это  письмо  просто  прочитано.Было  похоже ,   что   как-будто  разгневавшийся  бог   держал  апачей  в  неопределённости , пока    не  будут  правильно  соблюдены  его  церемониальные  обряды.
В  начале  марта  в  Кэмп  Грант  находилось  уже  около  трёхсот  апачей.  Уитман     обеспечивал  их  пайками  и  через  день     пересчитывал.  Он  пришёл  к  соглашению  с  частным  контрагентом насчёт  того,  чтобы  индейцы  заготовляли  для  поста  сено,  и  согласовал  также  с  соседними  скотоводами, чтобы  они  нанимали  апачей  на  сбор  урожая  ячменя.На  протяжении  всего  этого  времени  апачи  были  послушными  и  контактными,  а  также,  вероятно  были  счастливы,  что  война    закончилась.Они  даже  послали  бегунов  в  другие  группы,  призывая  их  тоже  сдаться.
Жители  Тусона  сначала  хвалили  лейтенанта  Уитмана  и   рукоплескали   сдаче  апачей. Однако  из-за  того, что  в  долинах  Сан  Педро  и  Санта  Крус  продолжались  налёты  и  бойни,  они  стали  подозревать, что  Уитман  свил  гнездо  для  убийц.  Воскресли  протестующие  возгласы,  сначала  осторожно,  но  затем,  с  всё  возрастающей  пронзительностью. Хотя   при  этом  и    не  упоминались  имена  некоторых  граждан,   которые  горько  осуждали  практика  покупки  у  апачей  сена,  как  подвергавшую   опасности  один  из  нескольких  надёжных  источников  собственного  дохода  на  территории. Они  ждали  возможности, чтобы  уничтожить  этот  эксперимент   с  пунктом  кормления  апачей.Вскоре  враждебные  предоставили  им  её.В  марте     индейцы  атаковали  фургонный  караван  из   Кэмп  Грант  и  убили  скотовода  возле  Тубак. “Tucson  Citizen”подлила  масла  в  огонь,  сообщая, что  множество  индейцев  рыщет  в  долине  Санта  Крус. « По  воле  ли    командующего  департамента    щедро  разрешено  снабжать  убийц  пищей  и  другими  поставками,  купленными  на  народные  деньги?»  ,-  вопрошал   автор   передовой  статьи.    Жители  Тусона  провели  ряд  собраний,  во  время  которых  звучали  весьма   подстрекательские  речи.Большинство  разговоров  крутилось  вокруг   длительной  кампании  граждан  против  апачей,однако  обсуждались  и  другие  планы.
Был  создан  Комитет  Общественной  Безопасности,  и    Уильям  Оури  был   избран  как     лидер  делегации,  посланной   к  генералу  Стонеману.Их  цель  заключалась  в  том,  чтобы  «обратить  наибольшее  внимание  «к  непрерывным  апачским  ограблениям  в  южной  части  Территории».  Совещание  со  Стонеманом   оказалось  неудовлетворительным.  Он   сказал  им, что  президент  Грант  и  генерал  Шерман распорядились  несколько  видоизменить  тактику  в  пользу  смягчения,  для  того, чтобы   прийти  в  соответствие  с  административным  индейским  курсом «нравственных  уговоров  и    человеколюбия, рассматривая  при  этом  обращение  их  в  христианство».    Делегаты  из  Тусона  очень  грубо  на  это  отреагировали.
Стонеман  находился  в  незавидном  и   безвыходном  положении. В  Аризоне,  он  был  обруган  со  всех  сторон  за  свою  бездеятельность,  и  одновременно  с  этим,  подвергался  нападкам  с  Востока  за  излишнюю  жестокость.Он  сказал  делегатам, что  в  данных  обстоятельствах  ничем  не  может  помочь.Согласно  последующему  свидетельству  Оури,  генерал  посоветовал  им  защищаться  самим. Подобное  предложение,  если  оно  и  было  высказано  на  самом  деле,    конечно  же  не  означало,  как  это  интрепретировал  сам  Оури,что  граждане  Тусона    могут  проводить  карательные  кампании  против  мирных  апачей.Как  бы  то  ни  было,  но  Оури   убедил  многих  людей, что  нужно  организовать   военный  отряд.
Апачи,  между  тем,  продолжали  прибывать  в   Кэмп Грант,  и  исчисляли  уже  более  пятисот  человек.Они  попросили  разрешения  переместиться  вверх  по  течению,  где  в  ручье  Аривайпа  всё  ещё  стояла  вода.Уитман   согласился,  и  они  поставили  свои  викиупы  в  долине,  примерно  в  пяти  милях  выше  по  ручью  от  поста.  В  начале  апреля,  капитан  Фрэнк   Стенвуд    был  назначен  на  должность  в   Кэмп  Грант,и  поскольку  он  был  выше  по  званию  чем  Уитмен, то  принял  командование  гарнизоном  на  себя.   Перед  отбытием  туда  он  имел  разговор   с  генералом  Стонеманом,  и  последний  наконец  отдал  хотя  бы  словесные  распоряжения,  по  продолжению  кормления   апачей,  как-будто  бы  они  военнопленные,а   также  приказал    постоянно  держать   кавалерийские  патрули  на  местности,  прочёсывая  её  в  поисках  враждебных  групп. Проверив  положение  дел  в  лагере,   Стенвуд  остался  доволен   порядками  Уитмена  и  решил  ничего  не  менять.Апачей  он  нашёл  не  только  послушными,  но  и  совсем  не  стремящимися  к  приобретению  оружия  и  боеприпасов. В  доказательство  этому,  многие  из  них  даже  распродали  свои  луки  и  стрелы.Брисли,помощник  хирурга  в   Кэмп  Грант, очень  нахваливал  апачей,  которых  он  здесь  повстречал. «Я   побывал  среди  различных  племён,  до  берега  Тихого  океана»,-писал  он,-  « и  никогда  не  видел   любого  рода  индейцев,  которые  выказывали  бы  такой  же  интеллект,  честность, и  любознательность,  присущий  этим  индейцам».

0

45

10-го  апреля,партия  налётчиков  апачей  напала  на  Сан   Ксавиер  дель  Бак  и  увела  некоторое  количество  скота  и  лошадей,  принадлежащих  папаго . Группа  граждан   объеденилась  в  погоне  с  этими  индейцами.   После  пятидесятимильного  преследования  они  вернули  большую  часть  животных  и  убили  одного  индейца.Спустя  три  дня  индейцы  атаковали поселение  Сан  Педро, которое  находилось  почти  в  тридцати  милях  выше  по  ручью  от  лагеря  Грант.Один  из  поселенцев  был  убит.Те, кто  погнался  за  налётчиками,  столкнулись  с  большой  военной  партией, и  в  последовавшем  столкновении  более  трёх  англо  было  убито.Жители  Тусона  пришли  в  ярость,  а  “Citizen”  науськивала  их: «Воодушевление  на  убийство!  Перемерие   Кэмп    Грант- ужасный  фарс», -пестрели  заголовки.  Газета  утверждала, что, - «нет  никаких  обоснованных  сомнений  в  том,что  индейцы  находящиеся  и  кормящиеся   у   Кэмп Грант,  совершили  налёт  в  последний  понедельник  на  Сан  Ксавиер, и  так  как   они  подверглись  преследованию, то  были  наказаны  и  лишены  своей  добычи.Затем  они  ушли  в Грант  и  оставались  там  до   среды,  а  в  четверг,  сильным  отрядом  совершили  нападение  на  поселение  Сан  Педро».   Лейтенант  Уитман   упорно  отвергал  все  обвинения  в  том, что  какие-либо  апачи  из   Кэмп  Грант  участвовали  в  этих  событиях,  и  другие  люди  из  гарнизона  подтверждали  его  слова.
Жители  Тусона  провели  собрание,  на  котором  Хуан  Элиас  говорил  от  мексиканцев,  а   Уильям  Оури  от  англо.Вдвоём  они  направились  к  Франциско,  вождю  папаго .  Последние  всегда  были  готовы  сражаться  с  апачами,  и  девяносто  четыре  из  них  добровольно  присоеденяются   к   намечаемой  экспедиции.
24-го  апреля,  капитан   Стенвуд  оставил   Кэмп  Грант  под  ответственность  лейтенанта  Уитмана,    а  сам  отправился     в  длительное  патрулирование.  Через  четыре  дня,  множество  людей  небольшими группами,  так  чтобы  не  привлекать  к  себе внимание,  ускользнули  из  Тусона,  собравшись  все  вместе  затем,  в  Рильито.К  Хуану  Элиасу  присоеденились  сорок  восемь  мексиканцев,  однако  из  пообещавших  прийти    восьмидесяти  двух  англо,  явились  лишь  Оури  и  ещё  пятеро.Оури  купил    фургон  под  брезентовым  тентом,  загрузив  его  оружием  и  боеприпасами,  поставленными    территориальным  адъютант-генералом.Вскоре   прибыли  девяносто  четыре  папагос, и  вся  партия  со  всевозможными  предосторожностями  направилась  окольным  маршрутом,  обычно  игнорируемым  путешественниками,  в   Кэмп  Грант. Оури  пришла  запоздалая  мысль  в  голову,  что  нужно       в  Каньяда  дель  Оро ,  на   дороге  из  Тусона  в  Грант, расположить  сильный  отряд ,      чтобы  останавливать  до  30-го  апреля  любых  проезжающих  в  этом  направлении.    Такая  мера  предосторожности    оказалась  крайне  важной  для  реализации   его  планов,  так  как  капитан  Данн  из  лагеря  Лоуэлл  обратил  своё  внимание  на  отстутствие  значительного  числа  мужчин  в  Тусоне.Подозревая, что  может  произойти,  он  посылает  двоих  курьеров  предупредить  Уитман   о  возможной  проблеме  в  отношение  индейцев.Оба  этих  посыльных  были  задержаны  охраной  Оури  до  утра  30-го  апреля.Этим  ранним  утром,военная  партия  достигла   Кэмп  Грант  и  разделилась  на   две  группы.  Элиас,  избранный  командиром,  посылает  папагос  на  правый  берег  Аривайпа,  тогда  как  сам  вместе  с  остальными  остался  на  противоположном.На  рассвете  они  достигли  ранчерии  апачей.  Двое  часовых,  мужчина  и  женщина,  сидели  на  холме  и  играли  в  карты.Папаго   скрытно  подобрались  к  ним  и  умертвили ,  прежде,  чем  те  смогли  бы  поднять  тревогу.Затем  папаго    ворвались  в  викиупы,  с  палицами  и  ножами, действуя  так,  чтобы  не  пробудить  по  возможности  другие  части  лагеря.Криками  они  оповестили  о  тех  ,  кто  убегал  по  каньону,  и  вскоре  бойня  завершилась.Некоторые  из  папаго  растягивали  удовольствие,  насилуя  апачских  женщин,  прежде  чем  убить  их.Они   собрали  вместе  уцелевших  детей,  подожгли  викиупы,  и  убрались.Точное  количество  убитых  неизвестно,предположительно  между  85  и  135  апачей.Известно,  что  среди   них,  было  только  восемь  мужчин.
Наконец  курьер  прибыл  в   Кэмп  Грант  и  передал  предупреждение  от  капитана  Данна  лейтенанту  Уитману .  Тот  посылает  двоих  переводчиков  к  апачам, сказать, чтобы  они  переместились  непосредственно  к  гарнизону.  Но  когда  те  достигли   их  лагеря,  то  не  нашли  никого  живыми.Уитмен  послал  туда   гарнизонного  хирурга ,  с  загруженным  медикаментами  фургоном.  Доктор  обнаружил  лишь  одну  женщину  живой  и  израненной,  однако  она  боялась  последовать  за  ним.Никто  из  мексиканцев  и  англо  не  принял  предложение  Уитмена  о  вознаграждении  в  сто  долларов  каждому,  для  поиска  в  горах  апачей, и   их  уговоров  вернуться  обратно.На  следующий  день,  лейтенант   привёл  партию  мужчин  к  разрушенному  лагерю, чтобы  похоронить  мёртвых.Под  покровом  сумерек  начали  приходить  апачи,  уцелевшие  после  налёта.  Эскимнзин  возвращался,  неся  свою  дочь.
«Я  больше  не  хочу  жить»,-сказал  он  Уитмену,-  «однако  останусь  жить, чтобы  показать  на  тех  людей,  которые  сделали  это  с  нами, и  что, то,  что  они  совершили,  и  могут  совершить   против  нас,  не   может  сломать  мою  веру  в  Вас,  пока  вы  помогаете  нам  и  защищаете  нас».   Он  попросил,  чтобы  Уитмен  попытался  вернуть   их  детей,  которых  забрали  папагос.Уитмен  был  глубоко  тронут  апачами,  которые  продолжали  ему  доверять,  несмотря  на  произошедшее  с  ними.
Восток  отреагировал  негодованием  на  бойню  у   Кэмп  Грант.Президент  Грант  назвал  это  «убийством»  и     обвинил  в  этой  трагедии   Мирный  Курс.Он    сообщает  губернатору  Энсону  Саффорду, что  люди,  принимавшие  участие  в  «беспорядочной  бойне»  должны   быть  отданы  под  суд  или  он  введёт  на  Территории  военное  положение.Также  Грант   распорядился  окружному  прокурору   Этторну  Роуэллу,  покинуть  Аризона  Сити  и   взять  на  себя  ответственность  в  судебном  разбирательстве  в  Тусоне.Филипс  Венделл  заявил, что  «эти   аризонские  негодяи  и  убийцы  апачей,  должны  быть  повешены,как  будто-бы  они  совершили    убийства    в  ярде  от    здания  госдепартамента  США   или  в    слышимости  шагов  у  Капитолия». Однако  Филипс    не  был  знаком  с    настроениями  жителей  пограничья  по  отношению  к  убийцам  индейцев.

Отредактировано Коакуче (18.06.2012 13:39:27)

0

46

Ещё  до  того,  как  новости  о  резне  достигли  Вашингтона,  Военный  департамент   выпустил  приказы  по  выводу  генерала  Стонемана  и  21-й  пехоты  из  Аризоны, что  означало  замену  их  в  июне,  генерал-лейтенантом  Джорджем  Круком  и  его   двадцать  третьим  пехотным  полком.  В   своих  кампаниях  против  пайютов  Крук   заработал  себе  репутацию    после  того,  как выработал  методику  преследования,  которая  должна  была   хорошо  себя  показать и  в  Аризоне.Он  прибыл    без  фанфар, и  после  разговора  со  своим  другом  губернатором  Саффордом,  пришёл  к  убеждению, что  жители  были  правы,  а  Уитмен  напротив,  неправ. В  действительности   у  него  даже  развилась  прочная  антипатия  в  отношение  Уитмена,ещё  до  того,  как  они  встретились.
Крук  был  повсеместно  уважаемым  офицером,  настоящий      «полководец  -солдат».  Он  редко  одевал  униформу,  предпочитая   во  время  проведения  кампаний   бриджи  или  холстяной  костюм. Он  обладал  огромным  самоконтролем,  никогда  не  пил  и  не  курил,  не  ругал  человека  или  даже  мула.В  нём  не  было  ничего  бросающегося  в  глаза,  он    не  делал  никаких  театральных  жестов. Он  не    забрасывал  своих  подчинённых    обстоятельными  инструкциями,  а  просто  сообщал  о  намеченных  целях,  и  о том  как  он  собирался  этого  достичь.   Возможно   не  было  когда-либо  из  высших  офицеров  армии, кто  бы  так  хорошо  обращался  со  своими  подчинёнными.
Сразу  же  после   своего  прибытия,  Крук  распорядился,  чтобы  каждый  офицер  департамента  представился  ему,  и   начал  подготовку   к   беспощадной  кампании  против  апачей.Также  он  выпустил  инструкции  запрещаюшие  кормление  индейцев   в   местах  расположения  военных  гарнизонов,  исключая  лишь  военнопленных  в « закрытом  ограждении». Несмотря  на  то, что  Крук  использовал  в  кампаниях  против  пайютов  индейских  разведчиков,  большинство  из  них  всё  же  принадлежали  другим  племенам,  и  возможно, что  идея  использовать  апачей  в  борьбе  против  апачей    была  подкинута  ему  Аризонским  пионером  Албертом  Франклином  Банта.  Он     сказал  Круку, дословно,  что  тот  должен «сражаться  с  огнём , пламенем». Когда  Крук  спросил   его  как  это  понимать, то  Банта  ответил,что «индейцы  сражаются  с  индейцами.  Это  есть  единственный  метод,который  можно  использовать  в   такой  гористой  стране  как  Аризона.  Пехота  практически  здесь  бесполезна,  да  и  кавалерия  немногим  лучше…».Согласно  воспоминаниям  Банта, Крук   сказал  ему, что  эта  идея  хороша, но  в  качестве  эксперимента. Использование  индейцев  как  разведчиков  было  одним  делом,  а  использование  их  же  как  солдат,  совсем  другим.
В  течение   недель,  следующих  за  бойней,  из  Тусона  не  было  услышано  ни  единого  слова  раскаяния.  Вместо  этого  сыпались  одни  оправдательные  доводы.Они  без  всяких  сомнений   предоставляли  доказательства  того, что  некоторые  апачи  из   Кэмп   Грант  участвовали  в  налётах  и  убийствах,  хотя   перед  резнёй  выдвигались  всего  лишь  подозрения.Например   было  заявлено, что   у  апача  убитого  в  набеге  на  Сан  Ксавиер  отстутствовал  передний  зуб,  и  люди  клялись, что  видели   этого  индейца   раньше  в   Кэмп  Грант.  Это  считалось  достаточным  подтверждением.
После  того,  как  мёртвых  индейцев  похоронили,  Эскиминзин  ушёл  на  несколько  дней  в  горы,  а  затем  апачи  снова  начали  строить  свои  викиупы.Спустя  некоторое  время,  ближе  к  концу  мая,  отделение  кавалерии  из  форта  Апаче  проезжало  через  каньон  Аривайпа,  и   неожиданно  наткнулись  там  на  Эскимнзина  и  других  индейцев.  Испугавшись  кавалеристы  открыли  огонь,  однако  апачи  моментально  разбежались   и  никто  не  был  задет.Теперь  Эскиминзин  полагал,  что  все  надежды  на  мир  с  англо  улетучились.  Он  сказал  Уитмену  «прощайте»,   добавляя,что «тот  кто   единожды  разбил  мир,  тот  первым  и  должен  считаться  виновным». По  дороге  в  горы  он  нанёс  визит  своему    стародавнему  другу  Чарльзу  Маккинею,     который  содержал  ферму  возле  Гранта.Они  съели  кушанье  и  одновременно  закурили.Когда  пришло  время  уходить,  Эскиминзин  выхватил  пистолет  и  убил  Маккинея.Позже,  когда  его  спросили  об  этом  убийстве,  он   признался,  что  сделал  это  для  того,чтобы   довести  до  сознания  своих  людей,что  с  англо  не  может  быть  никакой  дружбы. «Любой  трус  может  убить  своего  противника»,-сказал  он,-«но  только  смелый  человек,  способен  убить  своего  друга.»
В  июле,  фургонный  караван  в  сопровождении   роты  пехотинцев  выступил  из   Кэмп   Лоуэлл   направляясь  в  форт  Боуи  в  Апаче  Пасс.  Эскиминзин   возглавил  военную  партию, чтобы  захватить  фургоны,  так  как    аривайпа    нуждались  в  оружии,  боеприпасах, и   провианте.Они  перехватили  караван  в  Сиенега  Уош,в  тот  момент,  когда  колонна  пехотинцев  находилась  в  миле  впереди  них.    Однако  план  не  сработал,  так  как некоторое  число  солдат  находилось  в  фургонах  и   они  сдерживали  апачей  пока  пехота  не   прибежала  обратно  по   тропе . Эскиминзин  потерял  тринадцать  воинов.  Со  своими  людьми  он  отступил  в  горы  и  оставался  там,  пока  не  прибыл  курьер  от  Кольера  с  призывом   прийти  в  сентябре  в   Кэмп  Грант.В  начале   1871-го  года,Конгресс  выделяет  70000  долларов  на  то, чтобы  собрать  в  резервации  апачей  Аризоны  и  Новой  Мексики,таким  образом   насаждая   среди  них  мир  и   цивилизованность. Совет  Индейских  Уполномоченных  направил  Винсента  Кольера  с  новым  визитом  к  апачам,  в  целях  предотвращения   начала  войны,  путём  организации  для  них  резервации.Перед  отъездом  Кольер  встретился  с  президентом  Грантом,  который  существенно  расширил  его  полномочия  по  выбору  места  для  резервации  и  её  обустройству.Одновременно  с  этим,  Грант  проинструктировал  военного  министра  Белкнапа, чтобы   тот   обеспечил  поддержку  армией  любого  соглашения,  которого  Кольер  достигнет  с  апачами.  Согласно  предписаниям,  Кольер  должен  был   обустроить  бродячие  племена  в  пригодном  для  резервации  месте,привести  их  под  управление  соответствующего   чиновника  из  Индейской  службы,  и  обеспечить  их  пищей,  одеждой,  и  всем  тем, что  им  было  необходимо.Когда  Крук  узнаёт  о  миссии  Кольера,  он  тут  же  приостанавливает  свою  кампанию  против  апачей.    В  Санта  Фе  Кольер  узнаёт,  что  поселенцы из  окрестностей  агентства  Каньяда  Аламоса  организовались  для  того, чтобы  уничтожить  агентство.Вместе  с  управляющим  по  индейским  делам  для  Новой  Мексики,  Натаниэлем  Поупом,  он  спешно  направился  в  Каньяда  Аламоса,  лишь  для  того,  чтобы  найти,  что  индейцы  сбежали  в  горы.Кольер  попытался  организовать  встречу  с  беглецами,  однако  вожди  не  захотели  покинуть  свои  убежища.
Положение  дел  с  южными  апачами   было  изменчивым.  В  конце  1869-го  лейтенант  Чарльз  Дрю  был  послан  для  осуществления  за  ними  надзора.Он  нашёл,  что   Локо  и  его  группа  устали  от  войны  и  жаждали  мира.Они  хотели  заняться  земледелием   на  прежних  полях  в  резервации,  но  также  желали,  чтобы   им  разрешили  охотиться  на  обширных  площадях.Дрю  быстро  отослал  эти  просьбы  своему  начальству  с  надеждой,  что  к  индейцам  должен  примениться «взвешенный  подход»,  так  как  в  преддверии  зимы  они  были  совсем  нищие.Дрю  провёл  совещание  с  Локо,Викторио, и  другими  мимбреньо,  а  также  некоторым  количеством  воинов  мескалеро,  в  Каньяда  Аламоса.  Он   уговорил  их  остаться  пока  здесь,  в  то  время  как  пока  он попытается   убедить  федеральных  представителей  начать  поставки  еды  и  одежды.Апачи  терпеливо  ждали  до  начала  зимы.  Дрю  уже  впал  в  отчаяние  и  собирался  покинуть  агентсво,  когда   Индейское  Бюро  вдруг   выделило 2800  долларов  для   южных  апачей.Это  случилось  в  начале  января,  и  едва-едва  успело  предотвратить  мятеж.  Несмотря  на  то,  что  они  имели  пока  для  себя  лишь  агентство,  а  не  какую-то   закреплённую  законно  резервацию,  южные  апачи  всё  ещё  находились  в  Каньяда  Аламоса.К  осени  1870-го года   их  число  в  агентстве  достигло  790  человек,  включая  Кочиса  и  некоторое   количество  его  чирикауа.В  октябре  1870-го  года,  специальный  агент  Эрни  посетил   агентство  Каньяда  Аламоса.Он  послал  курьера,  чтобы  предупредить  апачей  о  своём  предстоящем  визите,  но  лишь  несколько  из  них  встретили  его  там.Эрни  отправился  на  поиски  индейцев  и  благодаря  своему  упорству,  ему  наконец  удалось  провести  совещание  с двадцатью  двумя  вождями,  включая  Кочиса,  Викторио,   Нана,  и  Локо.Кочис  поставил  его  в  известность,  что  со  времени  повешения  заложников  в  Апаче  Пасс,  в  1861  году,  он  убивал  белых  при  любой  возможности.Он  признался,  что  чирикауа   потеряли  много  воинов,  и  сейчас    на  оставшихся  приходилось  слишком  много  женщин  и  детей,  чтобы  защищать  и  кормить  их. Кроме  того,  он  также  сказал,     что  белые   мужчины  редко  говорили  «искренне»  и   сдерживали  свои  обещания,   поэтому   его  люди  просто  не  имели  выбора  и  продолжали  сражаться. На  предложение  Эрни,чтобы  чирикауа  распологались  в  резервации  и  привыкали  к  «цивилизованной  жизни»,   Кочис  ответил,что  его  люди  хотят  остаться  свободными   и  кочевать  по-прежнему.Они  не  желали  становиться  заключёнными  в  резервации  и  любой  из  них  не  хочет  быть  похожим  на  белых  мужчин.Однако  он  всё  же  согласился  поговорить  со  старейшинами  своей  общины  и  затем  сообщить  Эрни  их  решение.Последний  ждал,  но  Кочис  не  вернулся.
Даже  если  бы  Кочис  и  не  согласится  жить  в    резервации,  Эрни  рекомендовал  образовать  её  для  чирикауа  на  юго-западе  Новой  Мексики  подальше  от  поселений  белых.Также  он  рекомендовал  окрестности   форта  Стэнтон  в  качестве  резервации  для  мескалеро. В  итоге  же,предложения  Эрни  были  проигнорированы   и  правительство  приняло  меры  согласно  других  рекомендаций.

0

47

Незадолго  до  того  как  Кольер  прибыл  в  Санта  Фе,  жители  округа  Грант  собрались  в  Мимбрес  и   постановили  идти  по  следам  украденного  скота  где  бы  и  когда  он  не  был  взят,  и  возвращать  его «даже  если  потребуется  принести  в  жертву  каждого  индейского  мужчину,  женщину,  или  ребёнка».Они  объявили,  что  любой  кто  против  этого  решения,  будет  рассматриваться  как  противник.
Постановление  жителей  округа  Грант  было  отображено    в  наборе  инструкций,  которые   судья  Хадсон  послал  агенту  апачей  Пайперу.  Жители  решили  «принимать  меры  к  каждому,кто  противоречил  им,  независимо  от  того  индейцы  это  или  их пособники  индейские  агенты,  или  даже   армейские  офицеры». «К  чему  мы  стремимся ,-так  это  то, чтобы  любой  наш  скот,  был  найден  и  опознан,иначе  мы  навсегда  останемся  в  милосердии  кровожадных  грабителей  апачей,  что  имеют  «домашнее  пристанище»  в  Аламоса;и  если  это   так,то  в  ближайшее  время,    по  определению  допропорядочных  граждан  этого  округа  будет   остановлен  этот  беспредел,  и  если  они   приведут  в  действие  свой  план,  то  резня  в  Кэмп  Грант   окажется  в  тени  этого,  и  Аламоса  будет  приравнена  к  Сэнд  Крик».
Судья  Хадсон  отметил,  что  украденный  ранее  скот  был  прослежен  в  резервацию  Каньяда  Аламоса  , но  с  другой  стороны,  он  был  не  согласен  с  тем,что  агент  Пайпер  возвратил  некоторых  украденных  апачами  животных.Когда  Пайпер  получил  подобные  угрозы,  то  послал  срочную  депешу  в  форт  Макрае  с  просьбами  о  защите,  и  отряд  солдат  прибыл  на  следующий  день. Известие  от  Пайпера  об  угрозах  и   лицезрение   войск,  было  уже  слишком  для  апачей.  Они  убежали  в  горы  и  там  и  остались.  Кольер  послал  за  ними,  с  просьбами  прибыть  на  встречу,  однако  они,  подозревая  предательство  отказались  от  неё.
В  основном  Каньяда  Аламоса  была  населена  мексиканскими  семьями,  которые  покушались  на  лучшие  земли  предназначенные  для  резервации.  Кольер  решает, что  Каньяда  Аламоса  совсем  не  защищена   от  посягательств  поселенцев  и  непригодна  в  качестве  резервации  для  апачей.Он  исследует  Ойо  Калиенте( Тёплый  Источник),  в  двадцати  милях  севернее  агентства,   однако  нашёл,  что  там  было  мало  пригодной  земли  для  занятия   земледелием.  Долина  Тулароса  показалась  в  этом  плане  для  Кольера  идеальной,  и  он  объявляет  её  резервацией  для  южных  апачей  и  указывает   Поупу    переместить  индейцев  туда.
Тут  прибыли  два  воина  с  общины  Кочиса  и  сказали,  что  они  потерпели  поражение  в  Соноре.  Поуп  посылает  разведчика  мексиканца  с  приглашениями  к  Кочису,  переместить  его   племя  в  Тулароса,  однако  люди  Крука  перехватывают  этого  посыльного  в  Аризоне.Крук  отругал  его  и  отослал  обратно  ни  с  чем.  Конфликт  между  армейскими  и  гражданскими  чиновниками   в  деле  управления  апачами,  никак  не  хотел  завершаться.
Ваизит  Кольера  в  Аризону  привлёк  к  себе    очень  неблагоприятное  внимание,  ещё  до  того,  как  он  прибыл  на  территорию.  Он  был  сильно  обруган  прессой  и  часто  при  этом  ему  угрожали  насилием.Особенно  граждане  возбуждались,  когда   Кольер  проводил  совещания  с  армейским  начальством,  которое   разделяло  его  взгляд  на  апачей.Сегодняшние  историки  тоже  высмеяли  Кольера,  хотя  Хуберт  Хоув   Бэнкрофт  всё  же  частично   оправдывал   его».   «Вопреки  моим    пренебрежительным  выпадам  в  адрес  миссии  Кольера»,-писал  он,-«нужно  понять,  что  я  вовсе    не  отказываюсь  от  истинности  собственных  утверждений,  согласно  которым  апачи   были  причиняющими   чрезвычайный  вред… Резервация  для  белого  человека  под  управлением  апачей,    более     совпадала  бы  с  вековыми  принципами  законности,  чем  нынешнее  состояние  дел.Я  не  обвиняю  апачей  в  их  действиях  по  защите  своих  жилищ  и  свободы,   в  собственном  методе». Бэнкрофт  добавил, что,    вместе  с  тем,  нет  никакой  причины  для  аризонских  поселенцев,чтобы   подчинять,  грабить,  и  убивать. «Есть  много  мест   для  применения  нашей   лимитированной  благотворительности  и  честного  обхождения»,  решает  он    цинично,-«после  насилия  в  целях  подчинения  индейцев».
В  форте  Макдауэлл  тонто  сказали  Кольеру, что  они  желают  мира,  приводя  в  довод  свою  слабость, и  то, что  они  голодали.Вождь  сообщил  Кольеру, что  солдаты  убили  четверых  из  его  детей. «Я  присутствовал  на  великом  множестве  переговоров  с  равнинными  индейцами  в  течение  последних  пятнадцати  лет»,-писал  Кольер,-«однако  должен  сейчас  признаться, что  никогда  до  этого  не  наблюдал  более    переживающих  или  выказывающих  здравый  смысл  индейцев». Явапай  также   встретились  с  Кольером, но  через  несколько  ночей  они  вдруг  исчезли.Было  подозрение, что  мексиканцы  в  корыстных  целях,  обратили  их  в  бегство,     сказав, что  пришли  пима. Подобные  советчики,  как  и  контрагенты,  теряли  работу  и  доход,  когда  наступал  всеобщий  мир. 
Майор  Джон  Грин  из   Кэмп  Апаче,который  в  1870  году  был  организован  на  месте  лагеря  Могольон, проявил  оптимизм  насчёт  Мирного  Курса,когда  сообщил , что  койотеро  собрали  130  тонн  сена,которые  они  обменяли  на  муку.Грин  прилагал  особые  усилия,  чтобы  всегда  они  были  чем-нибудь  заняты,  но  проблема  заключалась  в  том,что  как  он   говорил  Кольеру, «они  так  быстро  заготовляли  дрова, что  через  несколько  дней  наши   запасы  на  зиму  в  топливе  были  обеспечены.  Они  заготовляли  их   по  максимальной  оценке  на  уровне  тридцати    тонн  в  день. Сена  они  заготовляют  до  пятнадцати  тонн  в  день,  и  здесь  нужно  упомянуть,что  эту  работу  выполнялась  ими  вручную  или  затупленными  топорами,  а  сено  нарезалось  обычными  ножами,  и   всё  это  перетаскивалось  на  спинах.Правда  то,что  почти  вся  эта  работа  проделана  при  помощи  женщин  и  детей,  однако  и  несколько  мужчин  интенсивно  трудилось   с  самого  начала». Это   было  вполне  приемлимо  и  хорошо  для   «любителей  апачей»,которые  хотели  видеть  их  мирными  и  зажиточными,  но  те  которые  имели  доход  с  армейских  контрактов  были   недовольны.Грин  получил  свою  долю   ругани.Перед  своим  отъездом  Кольер  одобрил  выбранное  генералом  Стонеманом  место  для  резервации  и  утвердил  предложение  добавить  к  ней  большой  кусок  земли  южнее  Хилы. Этот  новый  участок  стал  известен  как  агентство  Сан  Карлос.

0

48

Сразу  после  бойни  в  Кэмп  Грант  апачи  Белой  Горы  испугались  и  скрылись  в  горах.Лишь  вождь  Мигель  и  его  община  остались  в  агентстве.В  конце  года  Крук  привлёк  некоторое  число  воинов  Мигеля  в  качестве  разведчиков,что  вызвало  немало  недовольства.

Из  Кэмп  Апаче  Кольер  в  сопровождении  военной  охраны   отправился  через   территорию  апачей.  Двое  молодых  апачей  ехали  с  ними  и  через  определённые  интервалы   пути устраивали  дымовые  сигналы,чтобы  сообщать  апачам  о  мирной  партии  следовавшей  по  их  земле.Дикие  апачи  наблюдали  и  объезжали  их,   однако  никаким  образом  не  вмешивались.
В  Кэмп Грант  Кольер  узнал, что  большая  вооружённая  партия    жителей  Тусона  находилась  в   пределах  двенадцати  миль  от  поста,  и согласно  слухов  они  собирались  разрушить  этот  пункт   выдачи  пайков   апачам.Капитан  Нельсон,  командир  поста,  послал  капрала  с  несколькими  кавалеристами, чтобы   предостеречь  их  от  этого.Эти  люди  были  изыскателями,вышеуказанными   жителями  Тусона, и  по  их  мнению  имели  право   на  проход  через  резервацию.Возможно, что  они  следовали  в  горы, однако  не  существовало  никакой  дороги  или  даже  тропы,  пересекающей  резервацию,   по  которой  они  смогли бы  проехать  туда.Ясно, что  их  рассказ  о  разведочных  работах  являлся  вымыслом.
Кольер  сказал  капитану  Нельсону,  что  если  бы  он      позволил   бы  этим  людям  углубиться  на  десять  миль  в  резервацию,  то    удалил  бы  тем  самым  всех  индейцев  из   Кэмп  Апаче,  и  пришлось   бы   ему   обеспечивать   граждан   достаточно  сильной  охраной,  чтобы  защитить их».Ввиду  того, что  президент  Грант  предоставил  особые  полномочия  Кольеру,возвышающие  его  над  военными, то  Нельсон  тут  же  согласился  с  ним.Он  послал,как  уже  было  сказано,  лейтенанта  Уитмана  предостеречь  граждан, что  если  они   подойдут  к  границам     резервации,  то  солдаты  будут  вынуждены  открыть  по  ним  огонь.Так  как  жители  Тусона  уже  считали  Уитмана   явным  противником,  то  теперь  именно  его  обвинили  в  последствиях  этого  приказа  и  поносили   ругательствами  больше  прежнего. 
Бегуны  привели  Эскиминзина  и  его  общину, и  Кольер  попытался  убедить  их  переместиться  в   Кэмп   Апаче,  так  как  Кэмп  Грант  находился  в  непосредственной  близости  к  поселениям  белых.Однако  те  отказались  уйти  туда,  объясняя  это  тем,  что    Кэмп  Апаче     не  их   земля,   и койотеро    чужие  им  люди.Несмортя   на  то, что  Кольер  понимал, что  это  временно,  но  тем  не  менее,  затем, согласился  придать  Кэмп  Гранту  официальный  статус  резервации  и  расположить  в  ней  аривайпа  и  некоторое  количество  пинал.Он  однако  предупредил  их,  чтобы  они  никогда  не  покидали  границы  резервации.Кольер  пообещал, что  попытается  вернуть  детей  взятых  во  время  резни  в  Кэмп  Грант,  однако  он  не  знал  их  точное  местонахождение.
Их  Кэмп  Гранта  Кольер  отправился  в   Кэмп Верде,  где  нашёл  явапай   совсем  в  нищем  состоянии,  ослабленными  голодом  и  болезнями.Они  отказались  уйти  в  Кэмп  Дэйте  Крик,  однако  согласились   признать  Верде  в  качестве  резервации. Кольер   определил  резервацию  для  них,расширив  её  в  направлении  вдоль  реки  на  сорок  пять  миль  от  поста.Он  также  изучил  факты  дурного  обращения  в  отношение  них.  Например,  один  человек  из  племени  был  убит  тремя  белыми   людьми,  так  как  им  понравилась  его  винтовка  Генри.На  следующий  день ,  некоторое  количество  членов  этой  же  общины   проследовали  вдоль  дороги,   собираясь  наняться  к   кому-нибудь  на  работу.Фермеры  наблюдали  их  перемещение  и  решили,  что  они  собрались  отомстить  за  убийство.Испугавшись  они  открыли  огонь  по  индейцам,  убив  в  итоге  нескольких  из  индейцев.Кольер  лицезрел  также большую  группу  явапай,   умоляющих  дать  им  еды  на  станции,  на  дороге  в  пустыне  возле  Эренберга.  Они  сказали  ему,  что  их  выгнали     как  из  агентства  на  Колорадо,  так  и  из  Дэйте  Крик,  так  как    федеральные  агенты  оттуда  не  желали  их  присутствия  поблизости.
Когда  же  наконец  он  повстречал  вождя  тонто  Делшая,  то   нашёл  их  почти  голыми  и  стремящимися  к  миру. «Я  хочу  заключить  большой  договор»,-сказал  ему  Делшай,-«Я  буду  жить  с  солдатами,  если  они  придут  в  Санфлауэр  Вэлли(Долина  Подсолнуха)  , или  в  лагерь  Кэррол(Кэмп  Кэролл),  и  если  правительство    расположит  там  гарнизон,  то  я  заключу  окончательный  мир …  Если  большой  капитан  в  лагере  Макдауэлл(Кэмп  Макдауэлл)  не  станет  размещать  пост  в  месте  о  котором  я  говорю,  то  я  уже  ничего  не  смогу  сделать  для  Бога  белых   людей  и   Бога  создавшего  апачей,  и  апачи   будут   иметь  все  основания  на    получение  значительных  привилегий  в  стране   белого  человека…  Я  не  боюсь  белого  человека  или  мексиканца,  однако  я  боюсь  пима  и  марикопа,  которые  подкрадываются  в  мои  лагери  ночью  и  убивают  моих  женщин  и  детей   дубинками».
Как  бы  там  ни  было,  но  Делшай  отказался  существовать  на  урезанных  вполовину  пайках  в  лагере  Макдауэлл.Он  сказал,  что  солдаты     могут  отнестись  к  ним  несправедливо , и  индейцы  будут  вынуждены   жить  за  счёт  меньшего  количества  пищи,  чем  белые  люди. Однажды  ночью  тонто  неожиданно  покинули  лагерь,    оставив  уже  обработанное  мясо  в  лагерных   кострах  Позже  Кольер  обнаружил, что  группа  пима  и  марикопа  прознав,  что  воины  тонто  находяться  в  Макдауэлл,  пошли  в  их  лагерь  в  долине  Рено  и  убили  там   тридцать  две  женщины  и  ребёнка  тонто.

Отредактировано Коакуче (18.06.2012 13:41:36)

0

49

Во  время  своего  посещения  пима  и  марикопа,  Кольер  нашёл  их  процветающими  и   самостоятельными,  но    находящимися  под  угрозой  разорения  и  краха.Белые,  поселившиеся  выше  них  вдоль  Хилы,   отвели  для  себя  так  много  воды,  что  почти  ничего  не  достигало  территории  пима.  Вождь  одной  из  деревень  ниже  по  реке  попросил  разрешения  у  агента  собрать  своих  мужчин  и  прогнать  белых   прочь.В  другом  случае,  обычно  мирные  пима  встретились  с  командиром    лагеря  Макдауэлл,   который  грозился  наказать  некоторых  из  них,  подозревая  в  совершении  проступка.Пятьсот  пима,  готовых  к  сражению,  выстроились  в  линию,  и  сообщили  ему,  что  они  готовы.Так  как  тот  имел  при  себе  лишь  одну   кавалерийскую  роту,  то  всё-таки  решил,  что  наказание   должно   быть  отложено  или  вовсе  позабыто.Кольер,  со  своей  стороны,   дал  рекомендации  по  расширению  резервации  пима, так  как  они  предъявили  убедительные  доводы  в  том,что  имеют  право  на  большие  участки  земли  вдоль  Хилы ,  чем  имеют  сейчас.
В  ноябре  1871  года,   нападение   на  экипаж  почтового  этапа  закончилось  пятью  смертями,  включая  известного  Фредерика  Лоринга,  выдающегося  молодого  учёного  и  писателя  с  Востока.Все  обвиняли  в  этом  проступке  тонто  и  явапай,  однако  полковник  Дадли  был  убеждён,что  это  совершили  бандиты,  а  не  индейцы.Апачи,  по  его  мнению,  должны  были  бы  забрать  лошадей,  одеяла,  и  фургонный  полог,  однако  ничего  из   этого  не  было  сделано. «Я  не  верю  в  то,  что  апачи  находились  поблизости  от  места  убийства»,-решил  он,-«все  честные  люди   имеют  такое  же  мнение,  что  они  не  рискнули  бы  атаковать  почтовый  экспресс».Однако  известие  о  гибели   Лоринга  вызвало  волну  протестов  против  Мирного  Курса  на  Востоке.И  в  Аризоне,  почти  никто  также  это  не  одобрял. Несмотря  на  то,  что  полковник  Дадли  был  прав,  утверждая,  что  индейцы  должны  были  бы  забрать  лошадей  и  одеяла,  каждый,  кто   планировал  вернуться  на место,  любого  из  нынешних  агентств,  не   захотел  внять  этим  утверждениям.
Кольер  провёл  совещание  в  форт  Уиппл  с  Круком.  Отношения  между  ними  были   учтивыми,  однако  Кольер  нажаловался  министру  внутренних  дел  Делано, что  политика  Крука  как  ведомственного  командующего,  ставит  под  сомнение  успех  Мирного  Курса.Это  не  содействовало  решению  спорного  вопроса,  когда  Кольер   проигнорировал  также  совет  Крука  в  том,  чтобы  в  течение  наступающей  зимы  переместить  явапай   западной   Аризоны  в  резервацию  в  Кэмп  Верде,  а   не основывать  временное  агентство  для  них  в  Кэмп  Дэйте  Крик.
Крук, разумно  скрывая  собственное  раздражение,сердился  в  личном  послании  к  генералу  Шофилду ,  командующему   Тихооокеанским  Отделом.  Он  понял,   по  его  словам, что ему  должно  быть  позволено  разрешить  проблему  апачей.     В  настоящий  момент  он  считал,  что  должен  объяснить  президенту  «метод  ласкового  обращения» Кольера.Крук  жаловался, что  сторонники  Мирного   Курса,  использовали  Кольера  в  качестве инструмента  для  утверждения  длительного  мира,   который  на  деле   «часто   нарушался  апачами  и  наносил  только  вред».Крук  был  убеждён, что    они  лишь  жаждали  войны  и  поносил  их  как  самых  больших  «североамериканских  мясников».  Он  делает  вывод,  что  мир  Кольера  с  апачами  являлся  обманным.
По  завершению  своей  поездки  в  октябре,  Кольер  к  удовлетворению  армии,  оставляет  Крука   ответственным  за  аризонских  индейцев.К  концу  1871  года,  апачи   получали  пайки  в  Каньяда  Аламоса(девятьсот  человек),  в  лагерях,-   Апаче(1300), Грант (900),Верде(500),  и  Макдауэлл(100).  Более  половины  апачей  теперь  были  мирными,  и  согласно  сообщениям  ещё  больше  их  включались  в  мирный  процесс.Казалось  что  Кольер  решил  наконец  проблему  апачей,  но  всё  было  не  так  просто.Ещё  были  враждебные  группы,   к  которым  нужно  было  принимать  меры,  а  правительство  медлило    с  обеспечением  достаточных  фондов, чтобы  те ,которые  уже  находились  в  резервациях  смогли   бы  стать  самостоятельными.
После   посещения  генерала  Шофилда   в  Сан  Франциско,  Кольер  возвратился  в  Вашингтон, где  военный  министр  Белкнап  раздражённо  обвинил  его  в  создании  помех  армии.Тем  не  менее,   Кольер  использовал  своё  влияние, чтобы  убедить  Гранта  в  недопущении  тотальной  войны  против  апачей.  Курс  выбранный  президентом,находящегося  под  впечатлением  от   доводов  Крука  и  Белкнапа,  должен  был  утвердить  те  места,  выбранные  Кольером,  для   официальных  резерваций,  а  также  включить  в  себя  использование  армии  для  загона  туда  групп,  находящихся  вне  их.Там  апачи  должны  быть  снабжены  пищей  и  защищены.Управляющий  по  индейским  делам  для  Аризоны  должен  иметь   штаб-квартиру  в  форте  Уиппл,-штаб-квартире  Крука,  и  военный  департамент  должен  выбирать  должностных  лиц  по  их  «соответствию  и   рассудительности»,  как  служащих  в  качестве  индейских  агентов,   до  тех  пор,  пока  гражданская  власть  не  будет  способна  взять  управление  в  свои  руки.

0

50

Генералу  Шерману  было  дано  указание  привести  в  исполнение  программу  президента.Он  приказывает  командующим    дивизионов  Миссури  и  Тихого  Океана,  провести  согласования, добавив  при  этом,  что  так  как  Индейское  Бюро  редко  когда  могло  обеспечить  индейцев  полностью  пищей,  то  армейский   продовольственный  департамент  должен  пока  обеспечивать  их  достаточными  рационами, чтобы  индейцы  не  голодали.Также  Шерман  успокоил  Крука,  пообещав  ему,  что   Военный  департамент  будет  в  разумных  рамках   поддерживать  принятие  им  любых «строгих  мер».
Между  тем,  лейтенант  Уитман  подвергся  клеветнической  кампании  во  всех  уголках  Аризоны. «Благородный  Уитман»     характеризовывался  как   пьяница  на  военной  службе,  а  также  как  человек,  который  защищает  апачей  лишь  из-за  своего специфического  интереса    к  «смуглым  девицам». После  того,  как  Крук  сменил  Стонемана  в  качестве  командующего  ведомством,  то  вынужден  был   освободить  Уитмана   от  его  армейской  должности  в   Кэмп  Грант.Крук  считал  Мирный  Курс    пустой  тратой  времени  и  при  возможности  хотел   убрать  Уитмана  куда  подальше.Он   прямо  предложил  последнему  поменять   свою  позицию,  но  тот  упрямо отказался.
Когда  группа  граждан  встретила  Крука  во  время  его  поездки  через  резервацию   Кэмп  Грант,  то  он  поддержал  их  в  противостоянии  с  «миротворцами».  Он  в  резкой  форме  выговорил  капитану  Нельсону, который   выполнял  распоряжения  Кольера  и  на  самом  деле  не  имел  выбора,  а  впоследствии  и  вовсе  убрал  его  из  Аризоны. Крук  и  Уитмана  отправил  бы  укладывать  вещи,  если  бы  не   назначение  последнего  Кольером  в  качестве  действуещего  агента  в  Кэмп  Грант,  частично  по  причине  того,  чтобы  защитить  его  от  нападок  Крука.   
Окружной  судья  Этторн  Роуэлл  прибыл  в  Тусон  в  середине  сентября  1871.Большое  жюри  присяжных  собралось  в  октябре,  однако  проигнорировало  его  просьбы  в  плане  того,  чтобы  принимать  меры  в  отношение  людей  совершивших  налёт  на  апачей  в  Кэмп  Грант.Роуэлл  распространяет  слух, что  если   мужчинам,  несущим  ответственность  за  это,  не  будет  предъявлено  обвинение в  течение  трёх  дней,  то  президент  объявит  военное  положение.  Если  бы  их  судили  судом  военного  трибунала,  то  несомненно    их  посчитали  бы  виновными,  так  как   большинство  офицеров  не  одобряли  действия  граждан,  берущих  решение  проблем  в  собственные  руки,  особено  в  плане  совершения  зверств  в  отношение  мирных  индейцев.
С  неохотой  жюри  присяжных  предъявило  обвинение,но  в  основном  оно  касалось  других  дел(которые  не  отображали  военную  составляющую)  с  апачами,  а  также  прегрешения  армейских  должностных  лиц,  такие  например,  как  пьянство,  обман  правительства,  и  использования  своих  служебных  мест  для  лишения  невинности  индейских  девушек.Гражданские  присяжные  были  взволнованы  апачскими  ограблениями,что  не  удивительно ,     однако     беспокойство  о   целомудрии  апачских  женщин  отразило  их   высокоморальный  облик,  нехарактерный  дотоле.
Большое  жюри  обвинило   в  совершении  убийств  108  мужчин, и  затем,  добавило  ещё  одно  имя,-Эскиминзин,  -за  убийство  Чарльза  Маккинни.В  пределах  часа  после   предъявления  объявления,  неизвестные  сожгли   чучела  Роуэлла  и  его  клерка.Из-за  постоянных  угроз  в  адрес  этих  двух  мужчин,  командир  Кэмп  Лоуэлл   ввёл  в  зал  суда  солдат,  чтобы  защитить  их  от  насилия    беснующейся  толпы.
Во  время  суда  ответчики  оставались   совершенно  невозмутимыми,  а  их   адвокат  грамотно  нашёл   оправдания  резне,   наоборот,  отрицая  их  вину  в  происшедшем.  Он  почти  закончил  свою  речь,  когда  в  зале  суда  появился  лейтенант  Уитман.По  одному  обстоятельству  суд  получил  разъяснение  от  Уитмана,когда   тот  признал, что  апачи  соглашались   служить   скаутами  против  враждебных,  только  если  армия  будет  им   содействовать   в  их  экспедициях  против  Соноры.Этот  крайне   ошеломляющий  аспект  судебного  процесса  не   освободил  жюри  присяжных  в  деле  вынесения  заключительного  вердикта,  и  дальнейшая  дискуссия  длилась  целых  девятнадцать  минут.
Из-за  злобных  выпадов  в  адрес  Уитмана,  постоянно  циркулирующих  в  прессе,  и  из-за  собственных  чувств,  Крук  решает,  что  для  очищения  имени  Уитмана,   и  его  удаления  с  территории,  необходимо  признать  его  непригодным  к  военной  службе.Для  этого   в  начале  декабря  был  проведён  военный  суд,  сформированный  главным  образом  из  офицеров  Третьей  кавалерии.В  основном  Уитману  предъявлялись  обвинения  в  пьянстве.  Крук  не  одобрял  действий  суда,  тем  не  менее  Третья  кавалерия  была  готова  передать  дело  в  департамент  Платта,  и   уже  ничего  на  данный  момент  нельзя  было  сделать.На  следующий  год  Уитман    имел  дело  с  ещё  двумя  заседаниями  военного  суда,  и  в  последний  раз  он  был  признан  виновным    в  «использовании  недостойной  речи  в  отношение  вышестоящего  начальства  и  неподобающего  поведения  как  офицера  и  джентльмена».
Новый   всплеск  апачских  набегов  и  убийств  привлёк  к  тому, что  Мирный  Курс   в  конце  1871  года  был  тихо   убран  на  полку.Военный  Департамент   уполномочил  Крука  на  начало  энергичной  кампании  против  апачей,  а  для  того,  чтобы  он  смог   обеспечить  контроль  над  индейцами  в  резервациях,  ему  было  позволено  назначать   временных  индейских  агентов   на  своё  усмотрение.Это  дало  ему  право  с  лёгкостью  удалить  Уитмана  из  Кэмп  Гранта.

Отредактировано Коакуче (18.06.2012 13:43:28)

0

51

Соответственно  генералом  Шофилдом  были  отданы  Круку  подробные  приказы.Все  бродячие  группы  должны   собраться  в  резервациях ,  а  если  только  кого-то  из  апачей  обнаружат  вне  резерваций,  то   их  нужно  карать  как  враждебных.  Армейские  офицеры  должны  теперь  служить  в  качестве  индейских  агентов  в  резервациях. Должны  быть  составлены  подробные  списки  всех  лиц  мужского  пола  пригодных  для  ведения  военных  действий,  и  эти  люди  должны  в  любой  момент  предъявлять  удостоверение  личности,  и  как  минимум  раз  в  день  проходить  перекличку.   Любая  из  сдавшихся  групп,если  она  уличена  в  оказании  помощи  враждебным,  должна   понести  наказания  за  подобные  действия.Семьи  отсутвующих  воинов  должны  браться  под  охрану,  до  тех  пор  пока   их  мужчины  не  сдадутся  добровольно  или  не  будут  захвачены.  Никто  из  белых,  за  исключением  официальных  представителей  власти  не  должны  допускаться  в  резервации.Каждый  индеец   должен   получать  конкретное  количество  пищи,  выдача  которой  должна  проходить  под  присмотром   армейского  офицерского  состава.  Энергичные  действия  против  враждебных  должны  в  то  же  время  продолжаться  и  неисправимые  должны  преследоваться  непрерывно,  при  помощи  дружественных  скаутов.  Шофилд  отдал  все  бразды  правления  в  руки  Крука,  чтобы  он  принимал  такие  меры,- «необходимые  для  проведения  в  жизнь  политики  правительства».Крук  отправил  сообщения  различным  апачским  группам,  где  говорилось, что  они  должны  к  февралю  1872  года  находиться  в  резервациях,  или  подвергнуться  суровому  наказанию.Сотни  индейцев  поспешно  повиновались.
Возможно  из-за  неудовлетворительного  итога  судебного  процесса  в  Тусоне,  но  президент  Грант  настоял  на  предоставление  его  Мирному  Курсу  в  Аризоне  нового  шанса.Он  послал  генерала  Ховарда,  успешно  проведшего  многие  переговоры  с  индейцами,  исследовать  положение  дел  с  апачами,  и    особо  для  того,  чтобы  наладить  контакт  с  Кочисом  и  чирикауа,  которые   вели  неослабевающие  военные  действия  в  течение  десяти  лет.Ещё  раз,  когда  он  уже  был   готов  начать  полномасштабную   военную  кампанию, Крук  был  вынужден  её  отложить.
Ховард, « молящийся  генерал»,  был  известным  другом  индейцев,  а  как  генерал-лейтенант,был   старше  по  званию  чем  любой  другой   действующий  офицер  на  Юго-Западе.Благодаря  такому  преимуществу  он  мог    призвать  к  сотрудничеству  военных  на  любом  посту.Жалобы  исходили  из  всех  частей  Апачерии,  а  мимбреньо,  недавно  поселённые  в   основанную  Кольером  резервацию  Тулароса,  проявляли  беспокойство  и  в  любое  время  были  готовы  к  бегству.Ховард  был  обременён  решением  всех  этих  проблем,  однако  его  основной  целью  было  проведение  переговоров  с  неуловимым  Кочисом.
В  Кэмп  Грант,  Ховард  провёл  приготовления  для  будущих  переговоров  с  аривайпа,  а  затем  отбыл  в   Прескотт  и  на  встречу  с  Круком.Так  как  он  осознавал,  что  влияние  Уитмана  в  деле  мира  было  существенным,  то  именно  его   он   на  время  переместил  в  Кэмп  Грант.Однако  после      совещания  с  Круком,  Ховард  начал  более  разделять  взгляды  Крука  на  проблему  апачей,  чем  взгляды  Кольера  и  Уитмана.Преподобный  Смит   сопровождавший  генерала,  заявил, что    низвержение   Уитмана   являлось  работой  кругов,  которые  боялись, что  его  успех  в  делах  с  апачами,  приведёт  к  утверждению  Мирного  Курса.Крук  же,  со  своей  стороны  сообщил  Ховарду,  что  резервационная  администрация  Уитмана  «преступно  прогнила»,  и  едва-едва  скрывал  своё  возмущение  тем, что   генерал  восстановил  в  должности  Уитмана.
В   пункте  раздачи  пищи  в  Дэйте  Крик,  Ховард   нанёс  визит   лейтенанту  Фредерику    Эбштейну,из  Двадцать  Первой  пехоты,  который    осуществлял  надзор  за  постом  с  1869  года,  когда  хуалапаи   и  явапай  были  враждебны  и  не  было  ни  одной  безопасной  дороги  для   передвижений.В  1870 году , небольшая  группа  индейцев  под  флагом  перемирия   пришла   на  пост  в  Дэйте  Крик.Эбштейн  накормил  их  и  разрешил  разбить  здесь  лагерь  и  вскоре  их  численность  возросла  до  650  человек.Офицер   ежедневно  выдавал  на  каждого  индейца  по  фунту  мяса(говядина)  и  муки,  а  те  помогали  ему  заготавливать  дрова  и  сено,  и  он  дополнительно  выдавал  им  по  фунту  муки  за  каждую  партию  груза.Порадовавшись  за  эффективное  управление  индейцами  Эбштейном,  Ховард  выдал  ему  денежные  средства  для  закупки  семян, чтобы  последний    научил  индейцев  сеять.
В  мае  1872  года  Ховард  возвратился  в  Кэмп  Грант  для  встречи  с  аривайпа,  тонто,  пима, и  папаго.Ему  удалось  убедить  мексиканских  жителей  Тусона  у  которых  находились  апачские  пленные  дети,  посетить     собрание  и  привести  с  собой  детей.Там  было  также  много  англо американцев,  среди  них  как  гражданские,  так  и  военные  представители  власти.
Эскиминзин  и  его  группа  прибыли  с  опозданием  и  сразу  же  заняли  свои  места  на  совете.Как  только  он  подошёл  к  генералу,  то  сразу  же  вдруг  упал  на  колени  и  стал  громко  молиться.Прежде,  чем  Ховард   смог      понять   в  конце  его  молитв,содержащиеся  в  них  просьбы,  все  апачи   скрылись  из  виду.Когда  собрание  вновь  началось, то  Эскиминзин  и  ещё  один  индеец,  высказали  своё  недовольство  тем, что  против  их  людей  «осуществлялось  колдовство»,  а  также  они  умоляли,  чтобы  им  вернули  их  детей,  даже  если  их  родители  погибли  или  отсутствовали  по  какой  другой  причине.Генерал  высказался  за  возвращение  детей  аривайпа,  однако  из-за  резких  возражений  он   пришёл  с  ними  к  соглашению, чтобы  они   не  волновались  и  не  спешили,  пока  президент  Грант  не  примет  решение  по  передаче.Семьи  мексиканцев  протестовали  против  этого,так  как  они  уже  полюбили  детей  и  считали  их  своими.В  итоге  Грант  постановил  возвратить  детей  их   апачским  родственникам.

0

52

У  апачей  были  и  другие  просьбы;переселить  их  в  другую  местность,  где  земля  была  плодородней,воды  было  больше,  и  климат  был  более   здоровым.Они  хотели  заключения  мирного  договора  с   соседними  племенами  во  избежание  других  боен,  а  также  просили,  чтобы  Уитмана  восстановили  в  качестве  их  агента.Ховард   заключил  договоры   ,  упразднил  резервацию  в  Кэмп  Грант  и  основал  другую,  в  Сан  Карлос,  однако  отверг  их  просьбу  о    восстановлении  Уитмана  в  должности  постоянного  агента,  так  как   пристрастные  впечатления  о  лейтенанте  были  слишком   устойчивыми.
После  совещания  Ховард  попытался  убедить  Эскиминзина  в  своих  дружественных  чувствах.Он спросил,-«не  могу  ли  я  войти  в  ваши  жилища,в  то  время,  когда  вы  находитесь  на  военной  тропе?»Эскиминзин  невозмутимо  ответил,-«Нет,  если  вы  не  хотите   быть убиты».  Когда  Ховард  спросил,   может  ли  любой  белый  человек  посетить  его в  любое  время  с  уверенностью  в  собственной  безопасности ,  Эскиминзин  ответил, что    лишь  один  лейтенант  Уитман  в  состоянии  это  совершить.
Из  Кэмп  Грант  Ховард  отправился  в   Кэмп  Апаче, чтобы  послушать  жалобы  койотеро.Узнав, что  их  пайки   должны  быть  сокращены,  он   распорядился    временно  отстранить  ответственного  за  их  выдачу,  тем  самым  предотвратив  назревавший  мятеж.Приняв  во  внимание  то  обстоятельство,  что  пока   не  предвидется  благоприятной  возможности  для  встречи  с Кочисом,  он   отправился  с группой  из  десяти  выдающихся  апачей  в  Вашингтон,  где  их  разместили  в  студенческом  общежитии  Университета  Ховарда.  После  аудиенции   с  президентом    Грантом  апачи  посетили  колледж  для  глухонемых,   и  их  знание  языка  жестов  позволило  им   обменяться  информацией  со  студентами,которых  они  упоминали  потом  как  «мальчиков,говоривших  своими  ладонями  и  руками».
Так  как  было  понятно, что  Мирный  Курс  не   достигнет  успеха  среди  апачей,  если  в  него  не  будет  включен  Кочис,  то  Ховард  был  отправлен   с  новой  миссией  в  Аризону.   Прибыв  в  Санта  Фе  в  конце  1872  года,  он    поехал  в  агентство  Тулароса  на  западе  Новой  Мексики,  в сопровождении  майора  Поупа.Община  уорм-спрингских  мимбреньо  во  главе  с  Викторио  находилась  там,  однако  они  были  недовольны  тем, что им  пришлось  покинуть   Каньяда  Аламоса.  Большинство  их  вело  разговор  о  возврате  на  свои   старые  земли  в  Уорм  Спрингс(Тёплые  Источники).
Пока  Ховард  пребывал  в  Тулароса,  прибыл  с  патрулирования  кавалерийский  отряд. Проводником  солдат  был  «редчайший  тип»  известный   Ховарду  как  Том  Джеффордс,друг  Кочиса  и  чирикауа.  Вот  та  самая  возможность,  которую  искал  Ховард.  Когда  он  был  представлен   Джеффордсу,  то  незамедлительно  перешёл  к  существу  вопроса,-«Сможете  ли  вы  переправить  меня  в  индейский  лагерь  Кочиса?»,-спросил  он.  Джеффордс  посмотрел «пристально  и    пытливо»  в  глаза  Ховарда  и  спросил  в  свою  очередь,-«вы  пойдёте  со  мной  генерал  без  солдат?».  «Да,если  это  необходимо»,-ответил  Ховард.»Значит  я  поведу  вас  к  нему»,-согласился  Джеффордс.
Джеффордс  попросил  Чие,  сына  Мангаса  Колорадоса  и  друга  Кочиса,  сопроводить  их,  однако   он  понимал  также, что  нужно   отыскать   Понсе,  чей  отец  являлся    другим  близким  другом  предводителя  чирикауа. Понсе  ранее  был  отправлен  в  резервацию  мескалеро  в  форте  Стэнтон,  но  теперь  он  её  покинул  и   совершал  набеги  в  районе  Каньяда  Аламоса.  После  недолгого  поиска,  при  помощи  Чие,  Ховард  и  Джеффордс  нашли  лагерь  Понсе. 
Когда  Джеффордс   предложил  последнему  сопроводить  их,  то  Понсе  спросил,-«а  кто    будет  заботиться  об  этих  индейцах?»Генерал  Ховард   сказал, чтобы  ПОнсе  отвёл  всю  общину     к  ближайшей  мексиканской  деревне,  полной  припасов.Он  закупил  для  них   пищи,  достаточной  на  тридцать  дней,  но  лишь  с  условием,  что  они  должны  остаться  там ,  где  сейчас  и  находятьс я,  и  не  ходить   в  грабительские  набеги.Так  как   у  Понсе  не  было  лошади,  то  Ховард  купил  ему  одну.
Между  тем,  когда  небольшая  поисковая  партия  начала  своё  долгое  путешествие  в  страну  Кочиса,  Ховард  обратил  внимание  на  то,  что  Понсе  был  пешим.Зная,  что  солдаты  искали  его  группу,  последний  отдал  лошадь  своей  жене.Теперь  было  слишком  поздно,  чтобы  покупать  ему  другую,поэтому  Ховард  делил  свою  лошадь  с  ним,  та  самая  вежливость,  которая  очень  обрадовала    апачского  предводителя. Они  ненадолго   остановились  в  форте  Байярд,  затем  в  Силвер  Сити,  где  их  приняли   враждебно.  В  этом  шахтёрском  поселении  не  было  ни  одного  сторонника  Мирного  Курса,  и  в  адрес  апачей  там  прозвучали  открытые  угрозы.
Когда  они  достигли  тропы  в  страну  Кочиса,  Чие  послал  дымовой  сигнал,  а  затем  потявкал  как  койот.   Ответный  сигнал  исходил  из  близлежащего  холма,  что  говорило  о  том,  что  они  достигли  одного  из  форпостов  Кочиса,  находящегося  в  сотне  миль  от  его  главного  оплота.В  форпосте   распологались  лагерем  шестьдесят  апачских  мужчин, женщин, и  детей.Разведчик  Кочиса  сказал  Ховарду,  что  прежде  чем  продолжить  путь,нужно  сократить  численность  его  группы.Ховард  послал  троих  своих  людей,  дожидаться  их  в  лагере  Боуи,  и  теперь  его  партия  была  сведена  к  Джеффордсу,  капитану  Слайдену, и  двоим  апачам.  Слайден   был  очень   обеспокоен  тем, что  Ховард  подвергал     себя    большой  смертельной  опасности,  однако  сам  Ховард  всецело  доверял   Джеффордсу  и  апачам.
Они  пересекли  горы  Чирикауа  и  долину Сан  Симон  в  предгорье  Драгун. Несколько  раз  в  течение  дня,  Чие  и  Понсе  разводили  по  кругу  пять    костров,  чтобы   сообщить, что  пятеро  человек  идут  с  миром.

0

53

Они  добрались  до  группы  апачей  распологавшейся    в  естественном  укреплении,-широком  каньоне  с    перпендикулярными  стенами,  с  приблизительно  сорока  акрами  хорошей  травы,  и  несколькими  водными  источниками.  Там  Таги,младший  вождь,нанёс  визит  партии  Ховарда.Он  был  вежлив,  но  вместе  с  тем  мрачен,  что  беспокоило  Чие  и  Понсе. «Хочет  ли  он  мира?»,-спросил  Ховард.  Понсе  покачал  головой  и  ответил  по-испански,-«Кто   знает?».Когда  Ховард    лёг  на  землю  на  своё  одеяло, чтобы   поспать,  несколько  апачских  детей  подошли  и    скрутили  его ,положив  свои  головы  на  его  одеяло.Генерал  успокоился.Повернувшись  к  Слайдену  он  сказал,-«Это  значит, что  войны  не  будет».В  любом  случае,  ещё  никто  не  знал  когда  придёт  Кочис.
На  следующее  утро  прибыл  всадник,малорослый,  крепкого  телосложения  человек,  чьё  лицо  было   разукрашено  чёрными  и  ярко-красными  полосами.  Несмотря  на   свою  свирепую  наружность,он  спешился  и  обнял  Джеффордса.  Это  был  Хуан, ведущий  воин  чирикауа.Вскоре   прибыли  Кочис  и  его  группа,  и  среди  них  находился  его  сын  Начез(Найче).  «Буэнос  диас,  сеньор»,-сказал  Кочис.  Ростом  он  был  почти  шесть  футов,  с  приятным  выражением  лица.  Как  только  они  сели   полукругом,  он  спросил  Ховарда  о  цели  его  визита.Генерал  ответил, что  президент  Грант  послал  его  заключить  мир  между  Кочисом  и  его   народом и  белыми   людьми. «Никто  не  хочет  мира  больше,  чем  я  требую»,-  был  ответ  Кочиса.  Ховард  предложил  резервацию  для  всех  апачей  вдоль  Рио  Гранде.  Кочис  бывал  там  и  знал  ту  страну.   «Тогда не будет  мира»,-сказал  Кочис,-«Я    пойду  туда  и  возьму  с  собой  столько  своих  людей  сколько  смогу,   но   это  перемещение  разобъёт  моё  племя.  Почему  бы  мне  не  дать  Апаче  Пасс?Предоставьте  мне  его  и  я   защищу  все  дороги.  Я  прослежу,  чтобы  никакой  собственности  не  было  взято  индейцами».
Ховард  согласился  в  том,  что, то  о  чём  просил  Кочис  было  возможно,  но  он  думал, что   страна  Рио  Гранде  была  лучшим  выбором,так  как  в  той  местности  протекало  пять  рек  и  были  хорошие  пастбища  для  скота.  Затем  Кочис  спросил,-«Как  долго  генерал  вы  будете  здесь  оставаться?  Подождёте  вы  моих  капитанов,  чтобы  они  подошли  и  тоже  поучаствовали  в  переговорах?».
Несмотря  на  то,  что  нужно  было  потратить  десять  дней,  чтобы  всех  собрать,  Ховард  очень  хотел  остаться. «Мы  были  многочисленным  народом,  населяющим  эти  горы»,-сказал  ему  Кочис,-«мы  хорошо  жили,  мы  были  мирными.  Один  мой  самый  лучший  друг  был  схвачен  офицером  белых  людей  и  предательски  убит…  Самое  плохое  место  это  Апаче  Пасс.  Там  пятеро  индейцев,  один  из  них  мой  брат,  были  убиты.Их  тела  были  подвешены  и    висели  там,  пока  не  превратились  в   скелеты»,-продолжал  он,  говоря  о   казни  пленников  и  заложников  в  Апаче  Пасс, в  1861  году. «Сейчас  американцы  и  мексиканцы  убивают  апачей  как  только  увидят»,-    продолжил   Кочис. «Я  отплатил  всем  чем  мог.Мои  люди  убивали  американцев  и  мексиканцев  и  забирали  их  собственность.  Их  убытки  были  больше, чем   разработанный  рудник.  Я  убил  десятерых  белых  людей  за  каждого  убитого  индейца,  однако  я  знаю, что  белых  много,  а  индейцев   мало. Апачи  день  ото  дня   сокращаються…Почему  мы  должны  быть  закрыты  в  резервации?На  самом  деле,  давайте    передвигаться  вокруг  свободно,  так,  как  это  делают  американцы.  Давайте  мы  будем  ходить  где  ни  пожелаем».
Пока  Кочис  дожидался  всех  своих  старейшин,  Ховард  и  Чие  уехали  в  лагерь  Боуи, чтобы  предупредить  командира  этого  поста, что  чирикауа  согласны  на  мир  и  дать  ему  также  указание  на  выдачу  сборных  рационов,  и  затем  эти  двое  возвратились.Генерал  забросил  свои  планы  по перемещению  индейцев  в Каньяда Аламоса  или  Тулароса,  взамен  предоставив  им  собственную  землю  в  качестве  резервации,  как  и  просил  Кочис.Новая  резервация  чирикауа  включала  в  себя  часть  гор  Чирикауа  и  долину  в  западном  направлении,  лежавшей  вдоль  мексиканской  границы,  источником  будущих  проблем. Также,  в  соответствии  с  пожеланием  Кочиса,  Ховард  назначил  Джеффордса  в  качестве  их  агента.  Все  чирикауа   соблюдали  договор   пока  правительство  сдерживало  свои  обещания.Лишь  когда  была  предпринята  попытка  в  1876  году  переселить  их  в  Сан  Карлос, начало  проявляться   волнение.Теперь,  когда  чирикауа  стали  мирными, все  апачские  племена  номинально    подчинились  Мирному  Курсу  к  1872  году, хотя  возникали  определённые  вопросы  по   контролю   за  теми,   живущими  в  резервациях,за  исключением  случая  с  народом  Кочиса.В  самом  большом  из  агентств  рационы  выдавались  каждые  десять  дней,  что  давало  апачам   достаточно  времени  для     посылки  грабительских  отрядов,  нанесения  молниеносных  ударов  и  возвращения  назад. С  продолжением   опустошений  как  в  северной,  так  и  в  южной  Аризоне,  становилась  всё  интенсивней    критика  Мирного  Курса.

Отредактировано Коакуче (14.06.2012 18:53:33)

0

54

Тонто  и  явапай  в   Кэмп  Верде  были  беспокойными  и  недоверчивыми.Когда  Крук  учредил  военное  управление  в  резервации ,  многие  из  них  бежали,   а  вскоре  и  другие  последовали  за  ними.Затем  многие  вернулись,  но  после  убийства  одного  выдающегося  пленника   тонто,  вновь  бежали.Крук   приказал  их  схватить  и    проводить  в  дальнейшем  ежедневный  смотр, что  поставило   крест    на  надеждах  на  длительный  мир  без  продолжительной  войны.
Явапай  из  Дэйте  Крик  были  наиболее  восприимчивы  к  армейскому  управлению  и  их  агент   смог   наладить  некое  подобие  дисциплины.Эпидемия  лихорадки  в  августе  1872  года  толкнула  его  к  тому,  чтобы  разрешить  заболевшим   уйти   с  плоскогорья  в  их   родовые  горы,  а  обратно  они  уже  отказались  возвращаться.Крук  послал  туда  солдат  и  после  того  как  семьдесят  из  их   людей  было  убито,  явапай    повалили  толпой  в  Дэйте  Крик   в  ещё  большем  количестве,  чем  раньше.Дабы  убедить  их, что  только  мирные  индейцы  смогут  себя  чувствовать  в  безопасности  в  резервации,  Крук  арестовал  подозреваемых  в  соучастии  в   уничтожении  партии,  где  был  Фредерик  Лонг,  возле  Викенбурга  в  1872  году. 
Койотеро  в    лагере  Апаче(Кэмп  Апаче)  легко  восприняли     надзор  и  жизнь  в  резервации,  и  в  течение  первого  посевного  сезона  там,  они  вырастили  и  продали  восемьдесят  тысяч  фунтов  зерна.В  конце  1872-го,  во  время  подготовки  своей  кампании,  в  самом  её  начале,  Крук   потребовал,  чтобы  все  индейцы  переместились  в  радиус  мили  от  агентства   Кэмп   Апаче    и,  чтобы  каждый  день   среди  них  проводился   поголовный  подсчёт.Здесь  его  цель  заключалась  в  том,  чтобы  оградить  резервацию  от  посещения  её  враждебных,  ведь  Ховард  обещал  всем    находящимся  в  резервации  безопасность.Так  как    их  посевы  и  скот  остались  незащищённые,  то  койотеро    возмутились  этим  распоряжением,  и  особенно  их  недовольство  возросло  когда  майор  Браун  прибыл  исполнить  приказ  Крука  по  привлечению  скаутов  койотеро.   При  этом  они  остались  непоколебимы,  и  вскоре  ограничительные  меры  были   смягчены.
В  Новой  Мексике,  в  1870  году  произошло  объеденение  агенств   мескалеро  и  южных  апачей.  Лейтенант  Хеннесси  в  форте  Стэнтон  попытался   наладить  контроль  за   мескалеро,  однако  лишь  пятьдесят  один  из  них  пришёл,  и  то  без  вождя,  чтобы  посмотреть  какое  отношение  к  себе  их  ожидает.  Несмотря  на  то,  что  у  него  немного  было  из  того,  чтобы  предложить  им  в  плане  обеспечения  пищей,  одежды,  и  безопасности,  Хенесси  продолжал  сохранять  оптимизм.
В  этом  же  году,  когда  Военный  департамент  передал   надзор   за  индейцами  в  министерство  внутренних  дел,  Американская  Унитарианская  Ассоциация  назначила  Кёртиса  в  качестве  агента  для  мескалеро. Прибыв  в  форт  Стэнтон,  последний  нашёл   там  лишь  вождя  Хосе  де  Ла  Паса   и  двадцать  семь  человек  из  его  общины,   которых  сюда  принудили  спуститься  с  гор  солдаты.Кёртис  выслал  бегунов  в  другие  общины,  несмотря  на  то,  что  некоторые  из  них  перебрались  в  страну  команчей.     Прибыл  Кадете  и   ему  была  обещана  защита,  земля  для  возделывания,  а  также  школы,  если  он  и  его  люди  будут  оставаться  мирными  в  резервации.  Вскоре      в  форте  Стэнтон  уже  было  325  мескалеро,  и   отряд  из  них  отправился  в  страну  команчей  в  поисках  остальных.  Человек  служивший  по  контракту,  был  послан  в  Мексику,  чтобы  убедить  вернуться  тамошних  мескалеро.
В  1871  году,  частично  из-за  того,  что  Белый  Дом   был  недоволен  решениями  сената  в  части  соглашений,  все   заключённые  договора  с  индейцами  были  расторгнуты.   Согласно  этому  ни  одно  племя  не  должно  было  считаться  независимыми  нациями.  Теперь  они  находились  под  опекой  правительства  Соеденённых Штатов,  и  обе  палаты  Конгресса  уполномочены  были  решать  их  судьбу.
После  сдачи  других  апачей  в  Новой  Мексике,  многие  из  них  были  сосланы  в  резервацию  мескалеро.  К  1872  году  там  находилось  350  липан-апачи   из   Техаса  и  310  хиленьо,  хотя  у  последних  была  и  собственная  резервация  в  Тулароса ,  но  они   просто  отказались  туда  уйти.
Мескалеро  возмутились  поселением  чужаков  на  своих  землях,  ведь  между  ними  и   некоторыми  другими  общинами  апачей  бытовала  враждебность.Кадете,  убедивший  многих  других  мескалеро  сдаться,  был  убит   в   каньоне  Ла  Лус,  при  возвращении  из  Месильи,  где  он   свидетельствовал  против  новомексиканцев  продававших  виски  индейцам.Его  убийца  так  никогда  и  не  был  пойман  и  многие  считали ,  что  так     ему  отомстили  торговцы   виски.
Несмотря  на  то,  что  мескалеро   приложили  очередное  усилие,  чтобы  оставаться  в  мире  и  соблюдать  договор,  их  проблемы  не  закончились.Часть  трудностей  заключалась  в  том,  что  границы  их  резервации  были  неопределены,  и  ни   сами  апачи,  никто  либо  другой  не  знали  где  её  точные  пределы.В  итоге  мескалеро  были  обвинены  в  захвате  скота,  когда  они  убили  животных  отбившихся  от  стада  в  резервации.  Из-за  жалоб  скотоводов  и  других,  майор  Райс  арестовывает  Сантану,  брата   вождя  Романа.   Задерживая   Сантану  в  качестве  заложника,  Райс  потребовал  возврат  некоторого  числа  украденных  лошадей,  которые  как  он  считал  находились  на  территории  резервации.  Мескалеро  испугались,  и   две  сотни  их  бежали  в  горы.Однако  через  несколько  месяцев  большая  их  часть  возвратилась.

Отредактировано Коакуче (15.06.2012 12:08:21)

0

55

Из-за  недовольства  мескалеро   нехваткой  охотничьих  земель  в  резервации,  в  феврале  1874  года, исполнительная  власть  распорядилась  расширить  на  восток  к  горам  площади  для  возделывания  и   отдало  под  охоту  западный  склон  Сакраменто.Мескалеро  по –прежнему  обвинялись  в   захвате  домашнего  скота,  несмотря  на  то, что  в  Новой  Мексике  было  много  неиндейских  конокрадов  и  скотокрадов.
Несколько  раз  отряды  белых  нападали  на  индейские  лагеря  в  резервации  мескалеро,  убивая  при  этом  мужчин,  женщин,  и  детей,  и  уводя  табуны  пони.Эти  нападения  происходили  недалеко  от  форта,  однако  солдаты  заявляли   при  этом,  что  они  считали,  что  это  индейцы  разбираются  между  собой,  и  соответственно  не  прилагали  никаких  усилий,  чтобы  узнать  что  же  там  происходит.  Осознав,  что  они  абсолютно  незащищенны  и  испытывая  нехватку  оружия,  мескалеро  вновь  бегут  в  свои  любимые  убежища  в  горах.Военные  как  и  раньше  показали  свою  глупость  и  посчитали  побег  мескалеро  как  враждебное  действие.  Солдаты   отправились  по  следам  напуганных  индейцев, которые  бежали  бросив   всё  своё  имущество, чтобы  вновь  блуждать   голодными  и  замёрзшими  в  своих  горах.
Белые  в  следующие  несколько  лет,   иногда  совершали  налёты  на  резервацию,  и  мескалеро  вновь     устремлялись  в  горы,  без  пищи  и    с  небольшим  количеством  одежды.Когда  их  агент  наконец  нашёл   их,  то  они  были   уже  почти  голые  и  совсем  голодные.Всё  же  он  убедил  их  вернуться.  Однако  теперь  их  образ  жизни  был  полностью  разрушен,  так  как  скотоводы  разделили  и   огородили  их  земли  колючей  проволокой,  а  южные  стада  бизонов  исчезли.Несмотря  на  то,  что  их  агент  говорил, что  они  стали «сговорчивые»  и  « добродетельные»,  индейцы  не  смогли  избежать   проблем  в  отношениях  с  белыми, продолжавших  воровать  их   лошадей.
Несмотря  на  то,  что  Мирный  Курс   полностью    задействовал  свой  потенциал  в  Аризоне  и  Новой  Мексике,  проблема  апачей  сохранялась.По-прежнему   происходили  набеги  апачей  в  Сонору, в  освящённом  веками  методе,  и  несмотря  на  отрицания  Джеффордса,  все  они  приписывались  чирикауа.Из-за  своей  близости  к  Мексике,  резервация  чирикауа  была   любимой  безопасной  гаванью  для  неисправимых  враждебных  с  других   групп,  а  также  она  являлась   удобным  перевалочным  пунктом  на  пути  налётчиков   в  Мексику  и  обратно.Джеффордс,  понимавший, что  мир  апачей  ненадёжная  вещь,  выдавал  пайки  временным  залётным  гостям  из  других  апачей,  не  задавая  лишних  вопросов.Он  полностью  полагался  на  Кочиса  и   не  имел  оснований  сожалеть  об  этом.
Настал  момент,  когда  необходимо  было  обратиться  к  Круку,  чтобы   применить  к  апачам  другой  курс , ну  а  он   давно    был  убеждён,   что  нужно  приступать  к  действиям.Сначала,  враждебные  группы  должны  узнать,  что  не  существует  ни  одного  безопасного  убежища,  где  можно  было  бы  спрятаться  от  солдат,  и  лишь  полное  подчинение  может  дать  им  надежду  на  выживание.В  своём  коротком  опыте  общения  с   апачами,  Крук   усвоил    чрезвычайно  полезный   урок,  что  если  он  хочет  добиться  успеха  там,  где  его  предшественники  неизменно  терпели  неудачу,  то  апачи  должны  ловить  апачей.И  что  он   должен   полагаться     на  апачей  не  только  как  на  скаутов,  но  и  как  на   боеспособных  солдат.

Отредактировано Коакуче (18.06.2012 13:26:52)

0

56

небольшая иллюстрация
http://uploads.ru/t/z/p/P/zpPHJ.jpghttp://uploads.ru/t/B/u/M/BuMLX.jpgКочиз
http://uploads.ru/t/I/H/w/IHwA0.jpghttp://uploads.ru/t/B/N/V/BNV73.jpgВикторио
http://uploads.ru/t/P/h/D/PhDfM.jpgЛоко
http://uploads.ru/t/Y/I/i/YIing.jpgНана

0

57

В  книге  иллюстрации   другие,может  меньше  известные  из  зап  апачей,тонто,  поставить  не  получается.

+1

58

Привет, Коакуче! Спасибо за перевод! :) У меня к Тебе вопрос. Скажи, у Тебя нет ли какойто информации об свободных апачах в начале 20-го века? Читал на сайте Первые Американцы статью о том, что в начале 20 века были встречи белых ранчеро с апачами и находили их стоянки.. Может у Тебя больше информации есть?!
Вот та статья - http://www.first-americans.spb.ru/n2/win/lastap.htm

0

59

Привет  Александр.У  меня  есть  книга норвежца       Ингстада  о  его  экспедиции  в  1930-х  в мексиканскую  Сьерра  Мадре по  поиску  апачей вместе  с  Яношой( был  с  Джеронимо)     как  проводником.Может  переведу  когда-нибудь.В  ней  всё  описывается,когда  их  встречали,столкновения,пленения  и  тд.

Отредактировано Коакуче (17.06.2012 15:56:58)

0

60

Коакуче написал(а):

Может  переведу  когда-нибудь.В  ней  всё  описывается,когда  их  встречали,столкновения,пленения  и  тд.

Спасибо! Если возможность будет, переведи пожалуйста!  :blush:  Интересно почитать!!!

0

61

Дальше  выборочно.
ГЛАВА 6.   Американо-апачский  конфликт  в  Аризоне.
Географические  преграды   создавали  ещё  больше  помех  для  проведения  кампаний   против   индейцев  в  Аризоне,  чем  это  было  в  Новой  Мексике.В  результате,    много  лет  солдаты  вынуждены  были  их  преодолевать.Один  офицер  с  иронией    высказался  по  этому  поводу: «Я   не  могу  передвигаться  по  этой  стране  без  помощи  ругани.Постоянно  и  в  больших  количествах. Я   начинаю  проклинать  всеми  католическими  святцами,  собранные  в  кучу  скалы  и    коварные  обрывы,  которые   невозможно  пройти,  пока  я  со  своими  людьми  не  прокляну  их  самыми  страшными  ругательствами».
Несмотря  на  то, что   Аризона  была  выделена   в  феврале  1863-го  года  в  отдельную   от   Новой  Мексики  территорию,  Карлтон    удерживал   там  военный  контроль  до  1865  года,  и войска  продолжали  исполнять  его  приказы.  В  мае  1863  года,  командир  в  Тусоне  узнал  о  наличии  враждебного  лагеря  апачей  в  каньоне  Аривайпа.  Он   приказал  лейтенанту  Томасу  Тидбеллу напасть  на  него  с  отрядом  калифорнийских  добровольцев,   гражданскими  американцами  и  мексиканцами,  а  также  с  некоторыми  папаго    и  апачами  мансос  в  качестве  проводников.Они  совершали  переход    в  течение  пяти  ночей ,а  затем    на  рассвете  неожиданно  атаковали  этот  лагерь,  убивая  пятьдесят  из  его  жителей  и  раня  намного  больше.
Когда    было  найдено  золото , вблизи  того  места, где  вскоре  был  основан  Прескотт,  Карлтон  решает   сделать  область  безопасной  для  шахтёров,  сдерживая  при  этом  свирепых  тонто   и  явапай ,  чьи  охотничьи  земли  захватывались  в  ходе  дела.Он   отдаёт  распоряжение  основать  в   долине  Чино  форт  Уиппл.  Командир,майор  Эдвард  Уиллис  приходит  к  соглашению  с  несколькими  сотнями  индейцев,  живущих  в  окрестностях.Он  предупреждает  территориальных  чиновников, которые  находились  на  пути  в  регион,  о  деликатности  ситуации,  и    потребовал  избегать  разжигание  страстей   среди  индейцев.Несмотря  на  это   предупреждение,  когда  эти  представители  повстречали  мирную  группу  индейцев,  их  охрана  атаковала   и  убила  двадцать  из  них.Через  сутки   все  группы  тонто   и  явапай   в  центральной  Аризоне  находились  на  тропе  войны.
В  начале  1864  года,  скотовод  Кинг  Уолси  провёл  три  карательных  экспедиции  против  тонто ,    явапай , и  пиналеньо ,  которые   украли  почти  всех  животных  из   окрестностей Прескотта,  а  также  табун  мулов  у  форта  Уиппл.  Уолси  сражался  с  апачами   раньше  и  разделял  бытовавшее  на  границе  убеждение, что  в  индейской  войне  нет  запрещённых  приёмов.В  одном  случае  он  вместе  с   некоторыми  другими    обнаружил  лагерь  заполненный  апачами.  Уолси  по-  быстрому  подмешал  стрихнин  в  пиноле,   -  муку   изготовленную  путём     измельчения  зерна  и  фасолей  мескита.  Он  упаковал  этот  концентрат,и  водрузил  его    на  ослика,  которого  пустил  свободно  пастись.Естественно, что  апачи  поймали  его  и  съели  пиноле.  Когда  некоторые  из  них  попадали  в  агонии  на  землю,  то  другие  бежали.Это  был   заключённый  Уолси  так  называемый  договор  Пиноле.
Собрав  двадцать  восемь  мужчин,  Уолси  послал  одного  из  них  в  деревни   пима, чтобы  попросить  их  и  марикопа  присоедениться  к  военной  партии  в  район   Верде.Многие  шахтёры  уже  покинули  регион  Прескотта   ввиду  его  небезопасности,  и  Уолси  понимал, что  тонто   и  их  союзники  будут  досаждать  ранчеро   и  шахтёрам  ещё  остающимся  там.Он   привлёк    пима,  марикопа,  одного    воином  юма,  и  одного   апаче-мохаве  по  имени  Джек   Тонто,  однако  когда  след  повернул  в  незнакомую  доселе  страну,  пима  покинули  их. 
Всё  ещё  не  сходя  со  следа  украденного  скота,  партия  Уолси  разбила  свой  лагерь  в  сухом  русле  ручья. Вскоре  горы  огласил  эхом  военных  кличей,  это   тонто   и  явапай   окружили  лагерь.Воин  апачи -мохаве   был  у  Уолси  в  роли  переводчика.  Тонто  сказали  ему, что у  их  отряда  нет  шансов  для  побега  и  все   до  одного  из  них  будут  убиты.Апачи -мохаве  уверял  со  своей  стороны,  что  Уолси  и   его партия  всего  лишь  изыскатели,  и   могут  купить  свои  жизни  за  табак  и  пиноле,  если  индейцы  спустятся  в  их  лагерь. Один  из  противников  узнал  апачи -мохаве  и  пришёл  в  лагерь, чтобы  получить  предложенные  табак  и  пиноле.  Потом  поодиночке  спустились  и  другие.Тогда  Уолси  выдернул  свой  пистолет  и  убил  вождя,  что  послужило  сигналом  к  атаке.  Через  несколько  минут  двадцать  четыре   тонто ,  явапай   и  пиналеньо  лежали  мёртвые,  а  другие  бежали,получив  различные  ранения.   
В  двух  других  своих  кампаниях  Уолси  и  его  мужчины  убили  более  тридцати  тонто   и  явапай,    на  некоторое  время  снизив  давление  со  стороны  последних  на  шахтёров  вокруг  Прескотта.Однако  существующая  опасность  была   лишь  слегка  приглушена   и  губернатор  территории  Джон  Гудвин,  заявлет, что «индейские  проблемы  становятся  очень  серьёзными  и  если  не  принять  энергичных  мер,  новые  добывающие   области  будут  покинуты». Война  против  тонто   и  явапай  продолжилась.  Рота  аризонский  милиции  убивает  двадцать  трёх  из  них  в  конце  1865 - го  года.Следующей  весной,  аризонские  добровольцы  в  кампании  из   Кэмп Линкольн  убивают  более  тридцати  или  сорока  из  них.Солдаты  и  пима  убивают  ещё  сорок  семь,  в  том  же  регионе.  Индейцы  и  поселенцы  долины  Черепа  решили  встретиться  для    «большого  разговора».   Пока  суть  да  дело,  прибывают  солдаты  и  убивают  тридцать   два  индейца.
Росс  Браун, когторый  посещал  Аризону  в  1864  году,  и  путешествовал  с  вновь   назначенным  управляющим  по  индейским  делам  Чарльзом  Постоном,  оставил  разьяснение  состояния  дел.Ситуация описанная  Брауном,  сложилась,  как  минимум  частично,  в  результате   враждебности  апачей:   «В  состав  белого  населения  входили,-  шахты  без  шахтёров ;  форты  без  принадлежащих  им  грубых  солдат;  политиканы  без  курса  действия;маклеры  без  торговых  постов» .      Постон  просил  присылки  большего  количества  солдат  и  лучшего  согласования  действий  между     военными  департаментами ,  добавляя  при  этом, что «переход  из  одного  военного  департамента  в  другой,  равен  входу  в  иностранное  государство».  Апачи  продолжали  представлять  опасность  для  жизни  на  юге  Аризоны.Браун  обнаружил, что  при  наличии   в  Тусоне  двух  рот   калифорнийских   добровольцев,  апачи,  тем  не  менее,  смело  появлялись  в  пределах  трёх  миль  от  города.Папаго  традиционно  вносили  свой  вклад  в  борьбу  против  апачей,  однако  дорога  между   Сан  Ксавиер  и  Тубак  была  обозначена  могилами  убитых,  за  несколько  прошлых  лет,  людей.Старое  ранчо   Калабасас,  представлявшее  шесть  лиг  плодородной  земли  в  долине  Санта  Крус,  принадлежало  бывшему  губернатору  Соноры,Мануэлю  Мария  Гандара.  Браун  повстречал  Гандара  по  пути  в  Калифорнию.  Несмотря  на  то,  что   он  владел  одним  из  прекраснейших  ранчо  в  регионе,Гандара  был  беден,  так  как  апачи  сделали  его   владения  непригодными  для  жилья.Один  из  скваттеров  старожилов,  по  имени  Пеннингтон,  жил  там  на  протяжении  последних  нескольких  лет  с  десятью  или  двенадцатью  своими   детьми.Его  скот  был  угнан  и  коррали  сожжены,  однако из-за  того, что  строения  ранчо  были  каменными  их  удалось  сохранить.
Ранчо  Аривака  тоже  было  населено,  но  постоянно  обеспокоено  апачами.   Ночью  нужно  было  быть  всегда  настороже,  чтобы  сохранить  лошадей  и  мулов.   Последние  были  загнаны  в  прочный  корраль,  с  тяжёлой  цепью  вокруг   него.Сторожевые  собаки  рыскали  вокруг,  а  часовые  спали  по  соседству.Несмотря  на  такие  меры  предосторожности,  четверо  или  пятеро  апачей   без  шума   размотали  цепь,   растворили  тяжёлые  ворота  и  увели  всех  животных.  Пятеро  вакерос   погнались  за  ними  и  были  подвергнуты  нападению  из  засады.
Между   тем,  проходя  через  каньон  Кокоспера,  Браун   опасался  апачской  засады,  однако   его  ирландский  кучер   выглядел  равнодушным.В   любом  случае,  уверил  он  Брауна,  вначале  они    его    оскальпируют.    Для  чего?  «Для  того»,   -ответил  тот ,- «чтобы  потереть  его  густые  спутанные  волосы,но  я  не  настолько  глуп, как  некоторые  другие  господа,  которые  всегда  что-либо  сочиняют».
В  1864  году,  Карлтон     отдаёт  приказ  о  проведении   хорошо  спланированной  и  самой полномасштабной  кампании  против  апачей  Аризоны.Как  обычно   его  распоряжения  не  обошлись  без  его  любимой  фразы  об  «уничтожении  всех   лиц  мужского  пола». Новый  пост   названный  в  честь   губернатора  Гудвина, был  основан  у  Хилы  и  занят  гарнизоном  из   пятисот  пехотинцев  и  кавалеристов. Войска   обязаны  были  продолжить   проведение разведывательные  патрулей  против  апачей,  прочёсывая  при  этом  страну  во  всех  направлениях.В  семидневном  или  менее  марше,  каждый  человек  должен  был  нести  на  себе  выданные  ему  пайки, в  которые  входили  мясо,хлеб,  кофе,сахар, и  соль.Каждый  солдат  должен  был  иметь  при  себе  одно  одеяло. «Чтобы  не  стеснять  себя»,- подытожил  Карлтон,-«в  поисках  индейцев».    До  того,  как  войска   выступили  в  поход,  большая  группа  апачей   угоняет  кавалерийский  табун  в  Кау   Спринг,  на  юго-западе  Новой  Мексики.Капитан  Уинтлок  отправился   на  поиски  с  кавалерией  и  пехотой, несмотря  на  то , что  следу  была  уже  неделя.Из  своего  лагеря  на  Мимбрес, он   шёл  прямо  по  следу  ровно  столько  времени, чтобы  выяснить  общее  его  направление.Затем  он  поворачивает  на  север  к  Хиле  и  марширует  вдоль  реки  в  течение  пяти  дней,  иногда  высылая  разведчиков  проверять  тропу.Наконец  они   наткнулись  на  лагерь  и  атаковали  его,  убивая  тридцать  апачей  и  возвращая  украденных  лошадей.Двухмесячная  кампания  Карлтона  должна  была  начаться  25-го  мая, 1864  года.Он  попросил  у  губернатора  придать  ему   группу  шахтёров  и   отряды  из  племён  пима  и  марикопа,  одновременно  с  этим  предупреждая  о  своих  предстоящих  действиях  губернаторов  Соноры  и  Чиуауа, требуя  от  них  также  сотрудничать  с  ним.Перед  началом  кампании,  лейтенант-полковник  Нелсон  Дэвис,  отправился  на  север  из  форта  Боуи,и  обнаружив   лагерь  апачей     убивает  сорок  девять  из  них. Общими  результатами  кампании  стало  216  западных  апачей  убитых  и  намного  больше  раненых.Тридцать  их  было  захвачено  и  сослано   в   отведённое   им  убежище  для  апачей  в  Боско   Редондо,  и  он  был  уверен, что  те  пожелают  возвратиться  к  свои  людям  и  убедить  их  переселиться  туда.Несмотря  на  внушительные  цифры  убитых  и  захваченных  апачей,  многие  были  разочарованы  кампанией  Карлтона  1864  года,  указывая   при  этом   на  большие  её   издержки  и  количество  мужчин    принимавших  участие  в  военных  действиях.Губернатор  Гудвин  объяснял,  что  главными  причинами   неудачи кампании  было  незнание  солдатами   местности  и  некомпетентное  руководство.Через  много  лет,  в  1889  году,Горнодобывающая  Компания  Ореховой  Рощи  подала  иск  к  правительству  на  292000  долларов,  так  как  её  шахта  Балья  Буэно  была  уничтожена  апачами  возле  Прескотта.Компания  обвиняла  правительство,  так  как  в  июле  1864-го  Карлтон  дал  гарантии  их  представителям, что  он «уже   начал  кампанию  против  индейцев  апачей,  которая  закончится  их  полным  покорением и  если  вы   убедите  своих  друзей  с  востока   присоедениться  к  вам   в  постройке  кварцевой  фабрики  возле  форта  Уиппл, то  это  предприятие  будет  целиком  и  полностью  находиться  под  охраной  военных». В  марте  1890-го,  эта  претензия  была  одобрена   комитетом  палаты  представителей.

Отредактировано Коакуче (24.06.2012 11:48:11)

0

62

В  августе  1865-го,  одноглазый  вождь  койотеро  Мигель  и  трое  других   нанесли  визит  Карлтону   в  Санта  Фе  и  попросили  разрешения   навестить пленных  койотеро  в  Боско  Редондо. После  прочтения   для  них  лекции  почему  койотерос  должны  собрать  свои  вещи  и  переселиться  в Боско,  Карлтон   разрешает  им  посетить   своих  друзей  и  забрать  их  обратно  в  свою  страну.  Он  был  убеждён,  что  они  будут  петь  хвалебные  оды  о  жизни  в  любимой  резервации.Койотерос  обещали  ему   передать  его  советы  своим  людям,  однако  навряд ли   было  возможно, что   после  посещения  Боско  они  ради  него  покинут  свою  страну  в  Белых  Горах  Аризоны.
Говоря  о  враждебности  апачей,  на  первой  законодательной  ассамблее  в  Прескотте,  губернатор  Гудвин  отметил, что   бесполезно  размышлять   какая  из  сторон  была  права  или  виновата. «Только  один  курс  должен  быть  принят.Война  должна  быть  проведена  пока  они  не  сдадутся  и  не   уйдут  в  резервацию» .   Однако  не  имелось  никакого  специально  отведённого  места  для  резервации,  даже  если  бы  они  и  сами   пожелали  бы  там  поселиться. В  конце  гражданской  войны  Соеденённые Штаты   были  поделены  на  пять   военных  дивизионов,  девятнадцать  департаментов,  и   множество округов.Новая  Мексика  стала   округом   департамента  Миссури.  Аризона   становилась  округом  департамента  Калифорнии,  который  был  включён  в  дивизион  Тихого  океана.  Апачерия,  до  этого  находившаяся  под  единым  командованием,  теперь  была  разделена  на  два  дивизиона,  каждый  со  своими  инструкциями.  Один  из  них  имел  штаб-квартиру  в  форте  Ливенворт  в  Канзасе,  а  другой  в  Сан   Франциско.Это  неизбежно  вело  к  дублированию  приказов,  неразберихе,  и  болезненному  недостатку  согласованности.В  то  же  самое  время  конкуренция  между  военным  и  внутренним  министерствами  по   контролю  за  индейцами   нашла  своё  отражение  в   мелочных  спорах  между  офицерами  и  индейскими  агентами.Очень  трудно  было  подчинить  апачей  когда  войска  находились  под  единым  командованием,  а  разделение  ещё  больше  увеличивало    проблемы   и  откладывало  решение  вопроса.Ещё  хуже  было  то,что  до  сих  пор  не  было  выработано  другого  курса  в «политике  апачей», кроме  искоренения.Вскоре  после  этого,  попавшему  под  юрисдикцию  Аризоны  полку  добровольцев  было  разрешено  начать  действовать  против  апачей.  Осенью  1865-го,  350  мужчин  были  организованы  в  роты,  сформированные  из  мексиканцев,папаго ,  пима ,  и  марикопа . После  года  суровой  службы,  в  результате   пренебрежения  государством  своими  обязанностями,  он  был  распущен.Их   успех  был  отображён  в  общих  чертах  в  комментариях  генерала  Мэйсона: « местные  войска  из  папагос,пимас,  мексиканцев ,  а  также  добровольцов    из  нашей  расы,  были   в  два  или  три  раза  более  эффективнее  в  индейской  войне, чем  множество  регулярных  солдат».      За  год  своей  службы  они  убили  или  захватили  сотню  апачей, несмотря  на  то, что  добровольцы  из  тёплых  районов,  были  направлены  в  высокие  широты  во  время  суровой   зимней  погоды,  и  многие  из  них  были  босыми,  наполовину  раздетыми,  и  все  плохо  накормлены.
Сами  апачи,  а  не  гуманисты-филантропы,  наконец  вынудили  правительство   обратить  своё  внимание  на  другие  курсы  в  политике,  кроме  искоренения.В  марте  1865-го  года,наполовину   истощённые  апачи  начали  приходить  к   Кэмп  Гудвин  и  просить  майора  Джеймса  Кормана  о  сдаче,  так  как  они  больше  не  могли  сами  себя  содержать.Корман  был  только  за,  но  у  него  не  было  необходимых  ресурсов, чтобы  накормить  их,  ни  лишних  фургонов,  чтобы  отправить  их  за  едой  куда-нибудь  ещё.И  у  него  не  было  других  приказов,  кроме  одного,  уполномачивающего  его  сражаться  с  ними.Самое  лучшее  что  он  мог  для  них  сделать,это  сказать  им, что  они  пока  свободны  вплоть  до  получения  им  новых  инструкций.  Индейцы  остались  у  поста,  однако  продолжали  приходить  другие,  и  вскоре  возле  поста  лагерем  расположилось  девятьсот  апачей.По  окончанию  гражданской  войны  заброшенные  аризонские  посты  отстраивались,  приходили  в  движение,  и  переименовывались,  в  то  самое  время  когда  угроза  апачей   была  неустойчива,   кочуя  из  одной  области  в  другую.  В  мае  1865-го,  генерал  Джон  Мэйсон,назначенный   главнокомандующим  округом  Аризона,  путешествовал  по  территории  с    губернатором  Гудвином. На   Мэйсона  произвело  впечатление,  что  все  ранчо   южнее  Хилы  были  покинуты   и  Тубак  до  сих   пор  был  необитаем.К  северу  от  Хилы  ситуация  была  ненамного  лучше.Все  ранчо  за  исключением  лишь  двух  были   брошены,  и  лишь  несколько  дорог  были   безопасны.Мэйсон  видел,  что  двадцать  восемь  сотен  солдат,  расположенных  в  Аризоне,  было  недостаточно  для   решения  сложной  задачи. Кроме  этого  нехватка  офицеров  достигла  критической  отметки,  на  некоторых  постах  они  были  в  единственном  числе. Мэйсон  также понял, что  единственная  надежда  на  установление  мира,  заключалась  в  занятии  региона, где  апачи  имели  свои  убежища,  в  которых  они  укрывали  женщин  и  детей,а  также  хранили   съестные  припасы,   заготовленные  на  зиму.Уничтожение  этих  лагерей  и  хранилищ     посередине  зимы,  должно  было  заставить  апачей  сдаться. Однако  он  не  в  состоянии  был  эффективно  исполнить  свой  план,  из-за  задержек  в  поставках  провианта,  исключительной  суровости  погодных  условий,  и   по  многим  другим  причинам.Он   распорядился  основать   форт  Макдауэлл   у  слияния  Верде  с  Солт  Ривер  и  вновь  занять  форт  Брекенридж(или  Стэнфорд)  у  Сан  Педро,  переименовав  его  в   Кэмп  Грант.В   верховьях  он  основывает   Кэмп  Валлен,  который  был  вскоре  покинут,  когда  был  построен   Кэмп  Гриттенден,  на  холме,  в  стороне  от  вредного   для  здоровья  из-за  испаряющихся  газов  месте, где  стоял  форт  Бучанан. Кэмп  Линкольн,  у  Верде,был  переименован  в   1868  году   в  Верде,и  в  это  же  лето   был  построен   Кэмп Гриттенден.   До  1866  года  в  Аризонских  фортах  распологались  гарнизонами    калифорнийские  добровольцы,  а  затем  они  были  заменены  солдатами  первого  и  восьмого  кавалерийских  полков,  и  двадцатью  ротами  девятого,  четырнадцатого,  и  тридцатого, пехотных  полков.В  1865  году  апачи  пришли  в  форт  Макдауэлл,   и  расположились  также  лагерем  возле   Кэмп  Линкольн, при  этом  требуя  мира.  Однако  ни  один  из   этих  постов  не   смог  бы  разместить  их  всех  рядом  с  собой  и  им  было  предложено  отправиться  к    форту  Гудвин  и  там  расположиться  лагерем.Те  отказались ,  сославшись  на  то, что  индейцы  в   форте  Гудвин  были  их  врагами.В  отстутствие  инструкций,  им  было  разрешено  остаться  в  Макдауэлл,  но  лишь  при  условии, что  они  приступят  к  посевной  и  воздержаться  от  враждебных  действий  по  отношению  к  американцам,пима,  и  марикопа.Это  был  критический  период. Была  возможность  основать  для  апачей  резервацию,  и  нужно  было  увеличить  количество  солдат,  однако  ничего  из  этого  не  было  выполнено. Вместо  этого   генерал  Мэйсон  был  переведён,  а    военный  округ    разделён  на  северную  и  южную  части,  ещё  более  усложняя  этим  ситуацию.
Одним  из  нескольких  американцев,  которые  устанавливали  с  апачами  в  1860-х  годах дружественные   отношения  был   Томас   Джеффордс,  прибывший  в  1862  году  в  Аризону,  и  занявшийся  поначалу   доставкой     депеш   от  генерала  Кэнби  к  Карлтону. Джеффордс  находился  в  Аризоне, где  у  него  случались  как  враждебные,  так  и  дружественные  встречи  с  различными  апачами.На  протяжении  этого  времени  он   нёс  ответственность  за    перевозку  почты  из  форта  Боуи   в  Тусон  и  обратно.  В  течение  шестнадцати  месяцев,когда  он оставался   в  этой  должности,  апачи  убили  четырнадцать   из  его   перевозчиков  почты.   В  итоге  Джеффордс  ушёл  в  отставку,  так  как  правительство  не  смогло  защитить  его  людей.Затем  он  совершил  такое, что   в  Аризоне     считалось  очень  опасным  занятием.Джеффордс ,  надеясь    на  неожиданность  решительного   и  смелого   действия,    пошёл  на  встречу  с  Кочисом  прямо  в  его  логово.Он  был  знаком  с  апачами(не  только  с  теми,  которые  оставили  на  его  теле  шрамы), и  хоть  и бегло,  но   говорил  на  их  языке.  Дружественные  апачи  привели  его  на  границу  пристанища  Кочиса  в  горах  Драгуна  и  послали  дымовые  сигналы, сообщающие  чирикауа , что  одинокий  посыльный  пришёл  с  мирной  миссией.Несмотря  на  то, что  некоторые  люди  посчитали   бы  предприятие  безрассудным,  Джеффордс   достиг  оплота   чирикауа   и  сообщил  Кочису, что  он   хочет  отложить  своё  оружие  и  поговорить  с  вождём.  Джеффордс  оставался  там  в  течение  нескольких  дней  и  нашёл, что  Кочис  являлся  человеком  больших  способностей  и  интеллекта.  Таким  образом  два  этих   человека   положили  начало  твёрдой  дружбе.Кочис,  подобно  другим  апачам  презирал  лгунов,  и  сам  был  правдив  и  откровененн    при  любых  обстоятельствах.  Он  пообещал  Джеффордсу,что  никто  из  чирикауа   не   будет  к  нему  приставать  и  совершать  против  него  каких-либо враждебных  действий.

Отредактировано Коакуче (15.08.2012 22:11:55)

0

63

Нарастание  трудностей  с  апачами  вынудило  папаго  и  англо  продолжить  взаимовыгодное   сотрудничество  ради  простого  выживания.В  1865  году  папаго  согласились  выделить  отряд  из  150   конных  мужчин  для  того,чтобы  присоедениться  к  американцам  в  кампаниях  против  апачей. Англо  считали  папаго  «самыми  лучшими»индейцами  в  Аризоне, однако  делая  при  этом  различие  между  папаго  из  Сан  Ксавиер  дель  Бак  и  кочевниками  западной  пустыни.Несмотря  на  то, что  правительство  назначило  в  1859  году  агентов   для   пима  и  марикопа,они  в  основном  занимались  торговлей  и  немного  делали  для  того, чтобы  основывать  для  индейцев  школы  или  как-то  по-другому  им  помогать. В 1869  году    их  агентом  стал  капитан  Гроссман, который  впервые  приложил  усилия  к  тому,чтобы  ввести  систему  для   оказания  помощи  дружественным  индейцам.Он  основал  штаб-квартиру  агентства  в  Сакатон  и  ввёл  контроль  над  маклерами.Он  предложил  выделить  им  землю  вдоль  Хилы, полосу   протяжённостью  в  сто  миль  на  запад  от  места, где  позже  был  основан  город  Флоренция, однако  правительство  согласилось  лишь  на  64000  акров  или  того  меньше.Гроссман  поддержал   требования  пима  о  предоставления  больших  площадей  и  резервация  была  расширена  до  145000  акров.Это  было  хорошее   расширение, однако  значительно  меньше  того, что  пима  справедливо  требовали.Уже  происходили  серьёзные  посягательства  англо  на  земли  этих  индейцев, однако  из-за  того, что  пима  всегда  были  дружественны  по  отношению  к  американцам, правительство  не  торопилось    заключать  с  ними  формального  договора, и  в  результате  у  них  не  было  законных   оснований  для  своих  протестов.
Северо-западная  часть  Апачерии  принадлежала   хуалапаи , то  есть  то  была страна  апачи -юма.В 1866  году, Уильям  Харди, живший  у  Колорадо  возле  форта  Мохаве,пришёл  с  хуалапаи    к  соглашению,чтобы  они  не  приставали  к  его  зафрахтованным   фургонам.Перед  возвращением  он  передал  вождю  Вауба- Юба  бумагу, которую  в  знак  дружбы  он  должен  был  показывать  белым.Однако  когда  этот  вождь  представил  её  Сэму  Миллеру,  расположившегося  лагерем   у  источников  Бил (возле  современного  Кингмена ),  результат  был  прямопротивоположен  тому, который  Вауба-Юба  ожидал.Он  хотел  всего  лишь  поторговать    ради  получения  провианта  и  домашнего  скота, однако  Миллер  услышал  накануне, что  хуалапаи  недавно  убили  изыскателя  и   был  подозрителен.Их  короткий   разговор  окончился  когда, американец  выхватил  пистолет  и  убил   Вауба-Юба.
Позже  Миллер  был  арестован  в  форте  Уиппл,  однако  суд  присяжных  в  Прескотте  отпустил  его     «с  единодушными   высказываниями  благодарности». Множество  шахтёров  и  изыскателей  имели  мало   оснований  для  подобных  благодарностей. Дюжина  из  них   тут  же была  убита  в  отплату,  а  изыскательская  деятельность  в  регионе  фактически  была  прекращена.Вся  северо-западная  Аризона  наполнилась  внезапными  военными  действиями, однако  зверства  были  отнюдь  не  односторонними. Как  бы  то  ни  было,Чарльз  Спенсер  позже  так  написал  в  1868  году, комментируя  войну  с  хуалапаи : «Я  не  обвиняю  индейцев, как  многие  считают, что  я  должен   так  поступить.Для  них  это  было  время  войны, так  как  их  мужчины, женщины, и  дети  были  убиты  белыми,так  почему  и  им не  действовать  подобным  образом.И  кроме  этого, я  видел  некоторых  их  детей   убитыми,  после  того  как  они  были  пленены». 
Беспрерывное  давление  на  хуалапаи   вынудило  их  к  сдаче  в  августе  1868  года.Они  сложили  оружие  и  согласились  уйти  к  реке  Колорадо, чтобы  сохранить  мир.Жаркие  низовья  этой  реки  были  наводнены  болезнями,тем  самым  делая  условия жизни там  невыносимыми, и   к  1875  году   они  все  сбежали  в  горы, где  им  наконец  была  выделена   постоянная  резервация.
Англо  в   окрестностях  Прескотта  давали  мало  шансов  явапай  и  другим  индейцам  для  того, чтобы  жить  в  мире.Несмотря  на  то, что  некоторые  из  них  работали  на  поселенцев  и  скотоводов, они  никогда  не  были  полностью   ограждены  от   бесконтрольных  нападений  со  стороны  охотников  на  индейцев. Армия  тоже  атаковала  мирные  группы, убивая  женщин  и  детей, доведя  явапай   до  отчаяния. В  итоге  их  налёты  на  англо  достигли  такого  размаха, что  летом  1865  года  казалось,что  вся  центральная   Аризона  будет  потеряна.
Управляющий  по  индейским  делам  в  Аризоне,  Лейхи,видел   потребность    в  удалении  групп  апачей  живших  вблизи  от  поселений  центральной   Аризоны.С  помощью  дружественных   вождей  явапай  и  мохаве  он  убедил  восемьсот  явапайс  уйти  в  резервацию    юма  на  реке   Колорадо.Это  существенно  понизило  давление,одинаково, что  на  военных, что  на  граждан, и  торговля, полностью  прекращённая, начала  возобновляться.
В  1866  году, обстановка  на  западе  Аризоны  вновь  стала  столь  же  плохой  как  и  всегда  до  этого,поскольку  явапай   были  недовольны  резервацией  на  реке  Колорадо  и  возвратились  в   горы  центральной  Аризоны.Возможно  они  хотели  пока  воздержаться  от  совершения  ограблений, но  так  как  граждане  нападали  на  них  при  каждом  удобном   случае, то  вынуждены  были  отплачивать, и  передвижения  западнее  Прескотта  полностью  прекратились.Войска  преследовавшие  индейцев, уничтожали  их  лагеря  и  провиант, тем   самым  увеличивая  их  потребность  в  совершении  набегов  и  мародёрстве. Наконец, в  результате  опустошений, приблизительно  девятьсот  апачей  тонто  и  явапай   поселились  у   форта  Гудвин.
На  юге   Аризоны, полковник  Гуидо  Илгнес  из   Кэмп  Грант, согласно  приказаниям  полковника Чарльза  Лоуэлла  заключил  мирный  договор  с  аривайпа и  некоторыми  тонто   и  пинал , которые  согласились  принять  резервацию.Однако  генерал  Макдауэлл, командующий  департаментом  Калифорния,был  настроен  поставить  апачей  на  колени  вместо  их содержания,    назвав  договор «бесполезным, неуместным,и  ненужным», отругав  этих  двоих  офицеров. «Мирные  условия»,- сказал  он  им,- «должны  быть  немедленно  отозваны, и  индейцы  обнаруженные  вне  резервации  должны  считаться  враждебными».    В  начале  1867  года, генерал  Грэгг был  назначен  командующим  округа  Прескотт  и  Верхнего  Колорадо,с   приказом  о  недопущении  военных  действий  прошлого  года.Макдауэлл   приказал  ему  постоянно  держать  войска  в  движении   в  области  конфликта   и   вести  активные  действия.Грэгг  согласился  и   заявил, что  все  апачи  или  индейцы  с  реки  Колорадо,обнаруженные  вне  резервации  будут  рассматриваться  как  враждебные, даже  если  они   оставили  её  с  разрешения  своих  агентов.Однако  Макдауэлл  решает, что   атака  дружественных  индейцев,получивших  разрешение  на  охоту,ввиду  того, что  Конгресс  оставил  без  внимания  поставки  провианта,затянет  активные  военные  действия  очень  надолго.Он  упрекнул  Грэгга  за  начало  войны  против  индейцев, очевидно  желавших  мира  и  указал  ему  на  корректировку  его  приказов.Как  только  Грэгг  был  уполномочен  для  того, чтобы  кормить  сдавшихся  индейцев, он  сразу  же  обратился  к  мирным  методам.
Майор  Роджерс  Джонс,который  проходил  службу  в  Аризоне  в  1857-58  годах, был  направлен  для  тщательного  изучения  тамошней  обстановки.Он  обнаружил, что  сейчас  ситуация  значительно  хуже, чем  это  было  десятилетием  ранее.Он  много  чего  предложил,  в  частности  выделение  Аризоны  в  отдельный  департамент, в  целях  устранения  долговременных  задержек   распоряжений  из  штаб-квартиры  в  Сан  Франциско,концентрацию   солдат  в  меньших  постах,и   для  большей  мобильности,  преобразование  пехоты  в  кавалерию.Генерал  Макдауэлл  был  не  согласен.  Он  сказал, что  всё  предложенное  Джонсом применялось  и  раньше, и  без  успеха.Макдауэлл  уверял, что  не  существовало  никаких  союзов  между  племенами, и  что  враждебные  живут  в  удалённых  и  труднодоступных  местах,поэтому  большие  отряды  солдат  не  могут  действовать  достаточно  быстро  и  скрытно, чтобы  эффективно  на  них  воздействовать.Территория   теперь,по  мнению  Джонса, была  более  небезопасна,чем  когда-либо,  военные  действия  велись  в  меньших  масштабах,  а  также  было  меньше  мест,которые  нужно  было  охранять.При  помощи  пехоты  ничего  нельзя  было  достичь,и  с    имеющимися  ограниченными   в  наличии  силами, с  концентрацией  солдат  в  больших  постах,множество  небольших  поселений  оставалось  незащищёнными.Макдауэлл  со  своей  стороны,  рекомендовал  присылку   в  Аризону  дополнительного  кавалерийского  полка   и  одного  или  двух  пехотных,а  также  привлечение  двухсот  индейских  разведчиков. «Офицеры»,-объяснял  он,-«единодушны  в  мнении, насчёт  правильности   этой     численности  и    полезности  этих  разведчиков  в  регионе». Генерал  считал  пустой  тратой  времени  проведение  переговоров  с  апачами,  так  как  не  существовало  никакой  альтернативы  активным  действиям, «до  их  полного  уничтожения,или  вынужденной   сдачи  в  качестве  военнопленных». Он  закончил  вопросом, на  который  никто  не  знал  ответа: «Что  делать  с  этими  индейцами, когда  их  захватят, или   примут   их   сдачу  как  военнопленных?»

Отредактировано Коакуче (24.06.2012 12:00:13)

0

64

В  начале  1868  года,генерал  Томас  Девин   был  назначен  командующим  области  Прескотт, с  приказами  от  генерала  Орда, «захватывать  и   истреблять  апачей  любыми  методами, охотиться  на  них  будто  бы  это  дикие  животные».   Девин  направил  множество  кампаний   против  апачей,послав  также  войска  выгонять  их  с  востока  бассейна  Тонто.Он  собирался  захватить  весь  бассейн, так  как  считалось, что  налётчики  собирали  украденный  скот  в  том  регионе, перед  отправкой  его  для   продажи  англо  в  форт  Макдауэлл  или  в  окрестности   Кэмп  Рено.Одновременно  с  этим  он  провёл  совещание  с  вождём  тонто  Делшаем (Большой   Крестец), предложив    ему  мир, если   они  не  будут  покидать  пределы  области   ограниченной  Верде, Солт –Ривер,и  Блэк  Месой.Делшай  со  своей  группой  пришёл  жить  в   Кэмп  Рено, где  они  занялись  заготовкой  сена   для  контрагента  этого  поста, а  также  служили  в  качестве  курьеров  и  проводников. Поскольку  его  разведывательные  патрули  убили  всего  тридцать, а  захватили  семерых  апачей,Девин  сделал  окончательный  вывод, что  подчинить  апачей  можно,если  только  будут    найдены  и  прослежены  их  следы  в  сердце  их  любимых  убежищ.Когда  апачи, живущие  в   форте   Гудвин  отказали  в  выдаче  известных « убийц» и  в  обещании  поселиться  там  навсегда, генерал   упразднил  временную  резервацию,  расположенную  там, чем  просто  продолжил  дальнейшее  наращивание  военных  действий.
Гриттенден, в   Кэмп  Грант, заключил  новое  соглашение  с  апачами,которое  должно  было  заменить  соглашение  полковника  Иглнеса, заключенное  с  ними  в  1866  году.Однако  его  условия  были  столь  жёсткими  и  неприемлимыми, что  после  получения  пайков,апачи  тут  же  убежали  в  горы. В 1868  году, капитан  Чарльз   Уиттер  прибыл  с  новой  проверкой  в  Аризону.Он  согласился, что кормление  апачей  было  важно, если  только, они  не  должны  быть  уничтожены, однако  содержание  их  в  качестве  «индейских  заключённых» он   назвал незаконным.Также  он  сделал  вывод, что  мирные  группы  были  незащищены  и  подвержены  мести  со  стороны  пограничных  жителей, и  что  правительство  не  делает  ровно  ничего, чтобы  решить  проблему  апачей.Численность  военных  подразделений  была  недостаточна, однако  все   просьбы  о  присылке  подкреплений  оставались  без  ответа.В  область  было  послано  множество  патрулей,однако  они,  как  оказалось,  были  больше  озабочены  собственной  обороной, нежели  ведением  наступательных  действий.К  концу  1868-го,индейская  проблема   вновь  становилась  серьёзной, и   исполняющий  обязанности   губернатора   Халт,вынужден  был  посещать  граждан, в  целях  лишь   собственного  оправдания.Это  было  расценено  как  разрешение  на  убийство  индейцев  любыми  способами.Вскоре  этот  курс  нашёл  себе  применение  против  явапай , которые  сбежали  из  Колорадо, спасаясь  от  эпидемии  коклюша  и  скарлатины.  Десять  дружественных  вождей  были  приглашены  на   совет  и  безжалостно  убиты,  и  этим  действием  были  уничтожены  все  мирные  предпосылки.Федеральный  судья  Картер  отказался  применить   какое-либо  наказание  против  убийц,  и  военные  партии  явапай   начали  убивать  англо    везде, где  бы  они  их  не  обнаружили.
Генерал  Халлек, командующий  дивизионом  Тихого   океана,сообщал  военному  министру, что  невозможно  противостоять  нападениям    без    двух  дополнительных  полков  и  привлечения  ряда  надёжных  индейских  разведчиков.Он  также  отметил  необходимость  выделения  Аризоны  в  отдельный  департамент.Однако  военный  министр  не  торопился  что-либо  предпринимать.Курс  на  бездействие  сохранялся  и  в  1869   году, когда  ситуация  стала  ещё  хуже, чем  когда-либо  до  этого.Явапай   парализовали  всё  движение  в  западной   Аризоне, убив  более  сотни  англо.На  юге, почти  все  поселенцы  в  регионе  Сан  Педро  были  убиты  или  изгнаны.Однако  в  своём    отчёте  за  1869  год, генерал  Орд  утверждал,  что  его  приказы  по «захвату  и  истреблению  апачей, а  также  охоте  на  них, как  на  диких  зверей, выполнялись  с  неотступной  бодростью». Проведя  много  дней  в  седле,  войска  сожгли  некоторое  число  лагерей, уничтожили  провиант,возвратили  какое-то  количество  лошадей  и  мулов, а  также  захватили  немного  женщин  и  детей.Они  убили  свыше  двухсот  индейцев, и  всё  же  «довольно  много  солдат  было  потеряно».  Орд  выражал  оптимизм. «Я  думаю»,-писал  он,-«апачи  нашли, что  им  никогда  не  было  так  плохо».    Возможно  он  был  удовлетворён, однако  военные  действия  со  стороны  апачей  не  были  остановлены,  и  апачи     ещё  не  убедились, что  они «получили  наихудшее  обращение». Между  июнем  1868  и  июлем  1869  года, они  убили  более  пятидесяти  англо  только  в  округе  Пима,и  почти  столько  же  на  следующий  год.
Оттого,что  Соеденённые  Штаты  проводили    лишь  курс  на  экстерминацию(уничтожение) апачей,небольшое  их  число  измученное   войной  имело     наглость       продолжать   сражаться. Их   плачевное  состояние    можно  было  немного  понаблюдать   в  экспедиции   полковника  Джона  Грина,из  Первой  кавалерии,в  Белые  Горы,  в  1869  году, когда  его  люди  убили  нескольких  койотерос  и  уничтожили  их  лагеря  и  провиант.Его  главной  целью  был  поиск  пригодного  места  для  резервации,  однако  узнав  о  лагере  дружественных  апачей  в  тридцати  милях  севернее, он  послал  туда  на  разведку  отряд  под  командованием  капитана   Барри .  Если  бы  сообщение  оказалось  ложным, то   капитан   должен  был  бы  атаковать.Вождь  Мигель, которому  этот  лагерь  и  принадлежал, провёл  к  нему  Барри   и  солдат. Над  каждым  викиупом  реяли  белые  флаги  и  оказалось,что  апачи  буквально  жаждали  мира,таща  отовсюду  зерно  для  кавалерийских  лошадей  и   явно  выказывая  радость  при  виде  солдат.Они  были  настолько  дружественными, что   Барри  сообщил  впоследствии, -« все  офицеры  единодушно  признали,что  если  бы  они  открыли  стрельбу  по  ним, то  стали  бы  виновны  в  совершении  хладнокровного  убийства». Мигель  и  его  люди   просили  защиты  и  резервации.Однако  у  Барри    не  было  инструкций  в  отношение  мирных  апачей, он  лишь  мог  сказать  им, чтобы  они  шли  в   Кэмп   Макдауэлл  и  там  сдались.  Полковник  Грин   написал     своему  командованию, что  если  койотерос  защитить  военным  постом  и  правильно  ими  управлять, то  они  смогли  бы  сформировать  ядро   по  цивилизации  всех  апачей.

0

65

В  своём  рапорте, генерал  Орд  указал  почему  военные  действия  со  стороны  апачей  сохраняются  на  стабильно  высоком  уровне, в  то  время, когда  индейцы  уже  устали  от  сражений  и  требовали  мира  любой  ценой : «Чуть  ли  единственный  доход  белые  жители  территории, получают  благодаря  поставкам  в  войска, и  я    заявляю, что  если армейские квартирмейстеры  и   казначеи  прекратят  производить  выплаты  в  Аризоне,  то  подавляющее  большинство  белых  поселенцев  будет  вынуждено   уйти  отсюда.Следовательно  военные  действия  происходят  сообразно  потребностям  жителей». Англо  непрерывно  донимали  индейцев, а  затем  требовали  присылки  ещё  большего  количества   войск.Также  поселенцы  способствовали  дезертирству  солдат,ввиду  того, что  каждому  из  них  полагалась  хорошая  лошадь  и  скорострельная  винтовка, то  он  был  искушён  продавать  их  гражданским  примерно   за  одну  треть  их  номинальной  стоимости. 
Джозеф  Фиш, аризонский  пионер, подтвердил   слова  Орда, уверяя,что  «контрагенты  покидали  территорию  как  только  скапливали  достаточно  денег». Люди  были  приучены  противопостовлять  себя  агентствам, где  распологались  и  обеспечивались  ресурсами  апачи.Они  боялись, что  подобное  положение  дел, приведёт  к  сокращению  сил  армии  и   пассивной военной  деятельности».  Любой  из  граждан  понимал, что  тогда  не  будет  денег,которые  можно  было  бы  заработать.Исходя  из  этих  соображений  Орд  продвигал  сокращение  войск  в  Аризоне,  однако  1869  год    был  неподходящим  временем  для  уменьшения  военных  сил  а  Апачерии. В  заключение  он  выразил  понимание  в  отношение сложившейся  ситуации, а  также  долю  сочувствия  по  отношению  к  индейцам : «Апачи  имеют  всего  несколько  друзей, и  я  не  верю  ни  одному  агенту.  Даже  офицеры,когда    нужно  что- то  выдать  им  в   отношении  информации, не   могут  сказать, что  им  дальше  делать.Вероятно  нет  никакого  мирного  разрешения,кроме  всеобщей  идеи  по  их  убийству, где  бы  они  не  были  обнаружены.Я   полагаю, что  наши  действия   обусловлены  лишь  искоренением, однако  считаю,и  меня  поддерживает  большая  часть  офицеров,участвующих  в  моей  кампании, что  если  Мигель   и  его  племя  обоснуются  в  правильно  управляемой  резервации, имеющей военный  пост, для   обеспечения   их  безопасности, они  смогут  сформировать  ядро   для  цивилизации  апачей.Я  даже  верю  в  то, что  если  апачами   правильно  управлять, то  их  можно  использовать    против  враждебных  апачей, тем  самым  закончив  войну   за  короткое  время.Мигель  сказал, что  у  него  есть  бойцы, и   я  могу   их  задействовать  всякий  раз, когда  пожелаю».  Также  Орд    подчеркнул, говоря   об  отношении  англо  к  индейцам,    что  в  основном  они  их  считали  «вредителями,которых  нужно  убивать,когда  это  возможно». В  итоге,- «уничтожение   спокойных  групп, которые  в  некоторых  случаях  помогали  в  поисках  более  враждебных  дикарей, не  является  чем-то  необычным  в  Аризоне». Гражданские  власти  совсем  не  препятствовали  таким  людям.Таким  образом, Орд  решил,- «резервация  должна  послужить  убежищем  от  нападения  в   районе  её  расположения и всем  белым  людям  нужно  запретить  занимать  её  земли,  также  туда  необходимо  послать  войска,чтобы  присматривать  за  индейцами, и  охранять  их, и  чиновников  индейского  бюро». 
В  октябре  1869-го,военная  партия  апачей  атаковала  дилижанс   возле  Драгун  Спрингс, убив  его  пассажиров  и  военную  охрану. Тот  же  отряд  захватил    прогоняемый  скот  на  пути  в  Калифорнию.Солдаты  из  форта  Боуи   возвратили  животных  и  обнаружили  апачей , однако  потерпели  при  этом  неудачу, чтобы   выбить  их  с  позиций.Командир  Боуи  капитан   Бернард  Реубен,  получив  подкрепления  из    фортов
  Гриттенден   и  Гудвин, атаковал  повторно  оплот.Войска    при  любой  возможности  убивали  множество  апачей, но, тем  не  менее, эта  и  многие  другие  кампании  немного  способствовали  прекращению  апачских  налётов. Из- за  того, что  в  отношение  апачей  пока  не  был  выработан  никакого  рода  конструктивный  курс, офицеры  лишь  иногда  кормили  и  предоставляли  защиту  тем  апачам, которые  сдавались  в  определённых  военных  постах.Так  как  они  не  могли  убивать  апачей, которые  отдавали  себя  в  их  милосердие, офицеры    выдавали  им  наполовину  урезанные  рационы  и  поспешно   отправляли   сообщения  своего  командованию   о  присылке  инструкций.
С   1868  года, когда  президент  Грант  вступил  в  должность, многие  бывшие  аболиционисты  занимались  защитой  индейских  прав, и  Грант  хотел  использовать  менее  разрушительные  методы  по  умиротворению  и  контролю  за  дикими  племенами.В 1869  году, делегация  квакеров  представила  меморандум,  подталкивая  его  на  принятие   нового  курса  по  защите  и  цивилизации  индейцев, через  образование.Грант, который  питал  некоторую  симпатию  по  отношению  к  индейцам, оказался  восприимчив  к  меморандуму  и  передал  управление  индейцами  квакерам.  Что  положило  начало  его    Мирному    Курсу.   Исходя  из  него,  религиозные  группы  получили  право  назначать  индейских  агентов, а  армия  ограничилась  пассивной  ролью.
В  начале  1869 года,Конгресс   вынес  решение  о  создании  Совета  Индейских  Уполномоченных, для  осуществления  совместного  управления  с  министерством  внутренних  дел,  с  отошедшим  к  нему  правом    финансового  обеспечения  индейцев, что   вызвало  недовольство  Бюро  по  индейским  делам, ясно  отображённое  в  его  поведении  и  документации.Совет  должен  был  формироваться  из  выдающихся  граждан,  -«выделяющихся  в  плане  интеллекта  и  филантропии»,   -которые  обязаны  были  исправлять  злоупотребления  в   обслуживании  индейцев. Помимо  прочего, в  обязанности  совета  входило  приобретение  и  отправка  товаров  первой  необходимости, а  также  проверка  отчётностей  Индейского  Оффиса .   Из-за  этого   на  местах  произошла  значительная  дестабилизация.
Вскоре  после  образования  совета,его    председатель, квакер-идеалист  Винсент  Кольер,выехал  в  Аризону, чтобы  провести  совещания  с  вождями  навахо  и  апачей.Эти  встречи  убедили  Кольера, что  апачи  искренне  стремились  к  миру, но  тем  не  менее  им  предлагалась   только  война.Все  люди   с  Востока  были  уверены, что  войны  с  апачами, были  как  бесполезны, так  и  дорогими.  Они  хотели  видеть  мирный  курс  Гранта  в  честном  исполнении.Политика  искоренения  проповедовалась  слишком  долго  и  стоила  слишком  много  человеческих  жизней(в  60-х  годах   от  рук  апачей  погибло  примерно  три  тысячи  американцев  и  мексиканцев  в  Аризоне  и  Новой  Мексике,и  всего  пять  тысяч  по   окончании  апачских  войн  в  1886  году_-прим.моё) а  также  утери  государственной  собственности.Настало  время  других  решений.Со  своей  стороны, генерал  Шерман  решил,  что  занятие  англо  Юго- Запада  оказалось  преждевременным.Он   сообщил  военному  министру  Белкнапу, что «наилучший  совет, который  я  могу  дать, заключается  в  том,что  нужно  уведомить  поселенцев   об  их отъезде  оттуда, а  затем  нужно  отводить  и  войска,    оставляя  эти  области    туземным  жителям».

Отредактировано Коакуче (15.08.2012 22:08:28)

+1

66

ГЛАВА 12.  КРУК  И  ДЖЕРОНИМО.
Приняв   командование  во  втором  своего  сроке  пребывания  в  Аризоне  в  сентябре  1882-го  года,Крук(ему    был  придан  полицейский  надзор  за  всей  резервацией,а  также  контроль   за  выдачей  пайков),не  теряя    времени  даром приступил  к  изучению  того,что  высказывали  недовольные  апачи.Он  отправился  в  Кэмп  Апачи, но  там  перед  ним  предстало  всего  лишь  несколько   из  них, кроме  старых  и  самых  молодых.Большинство   дееспоспособных  мужчин  скрылось  в  горах.Там  произошёл  ряд  столкновений  с  войсками  и  надежд  на  мир     было   мало.  Вместе с  тем  многие  люди  считали,что  апачей  не  стоит  винить  в  проблемах  и  Крук  согласился  с  ними  и   амнистировал  тех, кто принимал  участие  в  деле  Сибекью. «Если  бы  индейцы  имели  серьёзные  намерения»,-сказал  он,-«то  никто  из  солдат  не  вышел  бы  оттуда  живым».Он  послал  сообщил     тем,кто  скрывался,что  он  пришёл  для  того,чтобы  увидеть  их,и  если  в  это  время  не  будет  убитых  белых,то  солдаты  не  будут  по  ним  стрелять.Он  привлёк  Кули  в  качестве  переводчика,   капитана  Бурка,а  также       разведчика  Эла  Сибера   в  качестве  проводника   для  вьючного  обоза  и  роты   6-й кавалерии.Крук  смог  провести  переговоры  со  старым  Педро, Мосесом,Алчисом,Укленни,Кат-Мауфом   и  ещё  сорока  другими.Он  сказал  им,что  хочет  узнать  всё  про  то,что  произошло,чтобы  вникнуть  в  суть  дела,и  он  пожелал,чтобы  всё  ему  сообщённое  было  записано  на  бумаге.
Алчис  сказал,что  когда  Крук  покинул  их  семь  лет  тому  назад,то  не  было  никаких  «плохих»  индейцев  вне  резервации  и  все  были  довольны.Но  офицеры  оставленные  генералом  руководить  были  удалены  из  резерваци. Затем  Алчис   сказал,что  их  агент  перестал  выдавать  им  пайки,а  затем  агент(Клам)  Сан  Карлоса  принудил  их  к  перемещению   туда.Алчис  объяснил  далее,что  он  и   Укленни  делали  всё  в  своих  силах,чтобы  помогать  белым,но  агент  поместил  его  в  охранное  помещение.Алчис  сказал  также,что  он  служил  как  скаут  против  явапаев,тонто,пиналеньо  и  даже  против   своего  народа.Старый  Педро  подтвердил  сказанное  Алчисом   и  добавил  ещё  немного   насчёт  абсурдности  ареста  Нокаделклинни.
Севериано,мексиканец,захваченный  и  воспитанный  апачами,сказал  Круку,что  то,что  они  рассказали  ему   о  кражах  их  лошадей  и  скота,а  также  об  уничтожении  их  полей  со  стороны  белых   жителей  и  солдат,было   правдой.Несмотря  на  то,что  он  служил  в  качестве  переводчика, принадлежащий     ему       крупнорогатый  скот  тоже  был  захвачен.По  словам  капитана  Бурка,причина   этих  краж  заключалась  в  том,что  «Ринг  Тусона »(объеденение  торговцев,спекулянтов,созданное  для  преобладания   определённой  группы  людей  на  рынке  товаров,-прим.пер.) решил,что   нужно   помешать  апачам  стать  независмыми  в  экономическом  плане, для  того,чтобы  не   лишиться   прибыльных  контрактов.В  итоге   апачи    Белой  Горы,которые  в  своей  стране    стали  уже  частично  самостоятельными  в  этом  плане, были  собраны  «в  малярийных, дурно  пахнущих,   плоских   пространствах  Сан  Карлоса». Обещания,  данные   им  Винсентом  Кольером  и  генералом  Ховардом,а  также,гарантии  высказанные    старому  Педро  президентом   Грантом,во  время  визита  вождя  в  Вашингтон,были   позабыты.    Всякий  раз,когда  заговорщики  сообщали,что  апачи  неспокойны,правительство  посылало  десять  полков,но  ни  один  честный  человек    не    спросил,а  вдруг  апачи  имели  тоже   что-либо   рассказать.
Кроме  того,эта  встреча  выявила ,  что  агенты   были  быстры  на  посадку  индейцев  в   тюрьму   из-за  необоснованных  ничем  обвинений  по  отношению  к  невиновным,    а  также   из-за  незначительных  проступков  виновных, которые  затем  надолго  там  задерживались.В  октябре  1882  года,из-за  имевших  широкое  хождение  сообщений  о  несправедливых   арестах  и  заключений  в  тюрьмы,расширенная  коллегия   собрала  сведения   об   администрации   Сан  Карлоса    и  решила  разобрать   суть  апачских  претензий  на  судебном  процессе  в Тусоне. В  результате  агент  Тиффани  отпустил   виновных,   и  невинных,  удерживаемых  в  заточении  в  течение  четырнадцати  месяцев   без  каких-либо  предъявлений  им  обвинений. За  всё  это  время    они  получали   совсем   мало  еды  и  одежды.
Расследование  расширенной   коллегии     вскрыла   колоссальные  служебные  злоупотребления  со  стороны  Тиффани,-«вечный  позор  для  цивилизованной  культуры».  «Мы  чувствовали,что  наша  обязанность»,-заявил  один  из  членов  коллегии,-«как  честным  американским  гражданам,выразить  неприятие  поведению  агента  Тиффани ,а  также   ряду   таких  же  казнокрадов,которые  проклинаются  Аризоной  как  индейские  чиновники  и которые   явились    большей  причиной  для  страданий  и  гибели  людей,чем  все  другие  причины  вместе  взятые».  Также  коллегия   обнаружила,что  апачи  испытывали «неограниченное  доверие   к  генералу  Круку».Кроме  того,коллегия  рассмотрела   прежние  жалобы  из  других  документов: «Обладая   мощными  властными  полномочиями,индейский  агент  мог  осуществить  почти  любое  задуманное  преступление.И  кажется,что  он    не  имел  препятствий   при   совершении  своих  проступков».   Несмотря  на   все  собранные  доказательства,Тиффани  так  и  не  был  осужден.
Другие   апачи  рассказали   Круку  аналогичные  истории  воровства  агентами  индейского  продовольствияю.Они  даже  больше  уже  не  знали,что  себе  вообразить,чтобы  получить   полагающееся  им.     
Одежда,одеяла,и  другие  предметы,предназначенные  для  индейцев,были  проданы  торговцам  в  городе  Глоуб. Поля  с кукурузой  и  дынями  были  уничтожены,чтобы    сделать  индейцев  зависимыми  от  агента,  при  этом  он  никогда  не  выдавал  им  полноценные  пайки.Сообщения  о  самочинных  наказаниях  были  многочисленны  и  резервация  сокращалась  пять  раз   с  целью  не   допущения  подтверждения  свидетельскими  показаниями  обнаружения  месторождений  полезных  ископаемых.Как    гласила  старая  поговорка,-      «наихудшием  бедствием  для  индейцев  было  открытие  копей  на  их  землях».В  одном  случае  агент  собрал   двадцать  предводителей  и  старейшин,и  предложил  каждому  по  100  долларов  за  подпись  на  бумаге, дающей  их  согласие  на  то,чтобы  покинуть  южную  часть  резервации,где  как  считали  агент  и  его  друзья,  находились  месторождения  серебра. «Если  вожди  откажутся  подписать»,-сказал  агент,-«придут  солдаты ,чтобы  убить  их».
Одной  из  самых  постоянных  жалоб  апачей  был   «голод»,-двадцать  человек  жили   целую неделю   на    одной  небольшой   говяжьей  лопатке   и  двадцати  чашках   муки. «Мы  едим  всё  мясо  от  рогов  до  копыт,и  внутренности  тоже»,-объяснял  один  вождь,добавляя,что  когда  им  нужна   сыромять  для  мокасин,то  они  должны  покупать  её  у  агента.Тиффани  отказывался выдавать  им  пропуска,чтобы  апачи  могли  поохотиться  вне  резервации. На  апачи,   говорившего  по-английски,  была  возложена  неприятная  миссия  спросить    агента  о   фургонах  с  поставками,каждую  ночь  оставляющих  агентство.За  свою  смелость  он  был  награждён  шестью  месяцами  караулки. Безделье  очень  плодило   недовольство  у  мужчин,привыкших  свободно  бродить  по  обширным  пространствам,а  теперь  они  вынуждены  были   праздно  сидеть  на  небольшом  участке  пустыни,который  они  ни  во  что  не  ставили.Ещё  одна  претензия  заключалась  в  том,что    с  апачей  требовали  оплатить  услуги,которые  им  предоставлялись.
В  изумлении, узнав  об  апачском  «великом  недоверии  к  армии  и  гражданским  чиновникам»,Крук   5-го  октября  выпускает  Общий  Приказ  под  номером  43.В  нём  он  прописал,что «офицерам  и  солдатам ,   проходящим    службу  в  этом  департаменте, должно  быть  доведено  до  сведения,что  один  из основополагающих  принципов      военной  репутации,это  соблюдение  законности  ко  всем  индейцам,также  как  и  к  белым  людям,  в  их   делах  с  индейцами». Далее  Крук  продолжил:   «Офицеры   должны  быть   старательны  не  только  в  том,чтобы  соблюдать  строгое  соответствие  своему  положению,но  и в  том,чтобы  не  давать  обещаний,которые  они   не  в  их  силах   претворить  в  жизнь».В  заключение  он  поставил  офицеров  в  известность,что     накладывает  на  каждого  из  них  строгую  ответственность  за  его  поведение.
Крук   проехал  по  всему   департаменту  Аризона,посетив  всех  индейцев,с  которыми  он  собирался  иметь  дело  позже. Также  он   реорганизовал     вьючные  обозы  и  индейские  роты,передав  их     капитану  Эммету  Кроуфорду  из   3-й кавалерии.   Он  попросил  командующего  дивизиона  Тихого   океана  удвоить  количество  завербованных  разведчиков  до  250-ти  человек ,объясняя  это  тем,что  «самое  большое  препятствие  в  решении  апачской  проблемы  это  ловля  индейцев,   и  её    можно  осуществить в  основном  при  помощи  их   же людей».   «Ничего  более»,-добавил  он  позже,-«не  ломает  их  так,как  поворот  против  них   их людей.Они  не  бояться  белых   солдат,которых  они  с  лёгкостью  превосходят,благодаря  своему   своебразному  методу  ведения  войны, который  они  нам  навязывают,но  направьте  по  их  следу  противника  с  их  кровью,противника   такого  же  неутомимого,такого  же  хитрого, такого  же  скрытного  и  знакомого  с  местностью  как  они  сами,и  это  их  совершенно  надломит.    Здесь   не  просто  вопрос  их  ловли  с  такими  же  индейцами,но   и    стремление  к  их  полной  и  долговременной  дезинтеграции».
Потом  Крук  заострил  своё  внимание на  резервациях,так  как ,чтобы   с  началом     его  кампании   в  Мексике,у  него  была  бы  за  спиной   надёжная   база, ограждающая  его  от  риска  возникновения   мятежей  и  присоедения  к   враждебным.В  течение  следующей  недели  после  своего  прибытия,Крук     занимался  размещением     кавалерийского    подразделение в  Сан  Карлосе, где  не  было  никаких  войск,потому  что  Клам  убрал  их  оттуда  в  1875  году.Крук  также  распорядился  насчёт  удаления  всех  посторонних  лиц  с   апачских  земель,и   солдаты  сопроводили  шахтёров  и  скваттеров     за  пределы  резервации.Он  энергично   пресёк  дальнейшее  сокращение  земельной  базы  резервации  и  все  предложения  по перемещению  апачей  на  Индейскую  территорию. Также  он  обеспечил  работой   резервационных  апачей,такой  работой,за  которую  они  получали  бы  зарплату  наличными  деньгами.

Отредактировано Коакуче (27.11.2012 17:12:54)

0

67

Для   кое-кого  действия  Крука  были   абсолютно  пагубными,так  как   всё  ещё  было  много   лиц, чьи  доходы   должны  были  бы   резко  сократиться,если  апачи  стали  бы   экономически  самостоятельными.   
Крук  разъяснил  свою  позицию   окружному  судье  Этторну  Забриски: «Я   считаю,что   гораздо  большее  значение  имеет  предотвращение  мятежей,чем   тяжёлые  попытки,а  порой  безнадёжные  потуги  их  подавления,после  того,как  это  происходит.     Во  многих  случаях  я  не  видел    ни  одного    из  плохих  индейцев,настолько  деморализованного ,чтобы    он  не  являлся  бы  примером  чести  и  благородства  для  тех  жалких  людей, которые  сами  обогащают  его  за  счёт  небольших  правительственных  ассигнований  выделенных  для  них».
Отметив,что  апачи  выказали «замечательное    выдержку  в  дальнейшем  мирном  пребывании»,Крук  объяснил  им,что  их  проблемы  были  вызваны  дурными  белыми  людьми,которые  хотели,чтобы  они  стали  воевать,и  у  них  была  бы  тогда  причина,чтобы  занять  их  земли.Из-за  того,что  была  необходимость  провести  различие  между  индейцами  мирными  и  не-мирными,он  вновь  ввёл   в  обиход  металлическую  опознавательную  бирку  и  многократную  проверку  в  отношение  всех  взрослых  мужчин.
Правила  агентства  требовали  от  апачей  расположения  лагеря  возле  штаб-квартиры,где выдавались  пайки.  Но  это  делало  невозможным  для  них  оседание   в  тех  отдалённых  местах,где  была   хорошая   почва  для  успешного  занятия    земледелием.В  ноябре  1882-го  года  Крук   сообщил  апачам,что   отныне  они  не  будут  подвергаться  подсчёту  и  могуть  жить   свободно,где  захотят,но  в  пределах  резервации.   Они  оставались  на  попечении  капитана  Эммета  Кроуфорда  в  Сан  Карлосе  и  лейтенанта Чарльза  Гейтвуда  в  Кэмп  Апачи.Крук   настаивал  на  том,чтобы  они  управляли   собой   сами,насколько  это  возможно  конечно,с  помощью  возрождённых  апачских  судов  и  полиции.Крук  понимал,что  скучная  жизнь  резервации,в  объеденении  с  алкогольными  напитками,рано  или  поздно   приведёт  к  насилию.Поэтому  варение  тисвина  по-прежнему  находилось  под  запретом,также  как  и   избиения  и  членовредительства  жён.
Капитан  Кроуфорд   в  течение   короткого  периода   находжился  на  службе      в  Аризоне  в  1870  и  1871  годах,перед  тем,как  3-я  кавалерия  была  передана  на  северные  равнины  в  кампанию  против  сиу.В  середине  мая  1882  года  большая  часть  полка  возвратилась  в  Аризону,где  Кроуфорд  сразу  же  оказался   вовлечённым  в  частые  и  напряжённые  кампании  против  апачей.Когда  Крук  возвратился  в  Аризону , то  тут  же   возложил  на  Кроуфорда  обязанность  военного  коменданта  Сан  Карлоса. Ему  вменялось  сотрудничество  с  гражданским  агентом  в  деле  поддержания  мира  и  достижения  апачами  экономической  самостоятельности.Дополнительной  его  обязанностью  было  привлечение  и  подготовка  апачских  скаутов.
Лейтенанту  Бриттону  Дэвису  из  3-й  кавалерии   было  приказано  явиться  в  Сан  Карлос,чтобы  действовать  как  помощнику   Кроуфорда. Он   вместе  с  Кроуфордом  и  ещё  несколькими  офицерами    разбили  там  временный  лагерь  и    взялись  за  ознакомление  с  жизнью  Аризонской  пустыни.В  первое  утро  Дэвис,который  недавно   окончил  Вест  Пойнт, нашёл  десятидюймовую  сороканожку  в  своём  спальном  мешке  и  в  шутку  выразил  своё  этим недовольство   Кроуфорду. «Повезло  тебе»,-сказал  ему  тот,-«Я  нашёл  в  шахте  гремучую  змею». Другой  офицер   обнаружил  огромного  тарантула  в  качестве   компаньона  на  ночлег. Несмотря  на  то,что  форт  Томас  обычно  считался  самых   плохим  по  условиям  проживания постом  на  всём  западе,- «Сан  Карлос  единогласно  снискал  от  нас  имя «Сорок   Акров  Ада»,- так  саркастически   заметил Дэвис.Там  было  жарко,сухо и  пыльно,с  летними  температурами  зашкаливавшими  за  110  градусов(по  Фаренгейту,-прим.пер).В  любое  время  года  Сан  Карлос  кишел  мухами,комарами  и  другими  летающими,  или  ползающими  вредителями.Поэтому     неудивительно,что  апачи  ненавидели  его, ведь  они  были   горным  народом.
В  каждом  направлении      наблюдались    нагие,голодные  и  напуганные  дети,которые  прятались   завидев  офицера. «Повсюду»,-писал  Дэвис,-«угрюмые,бесстрастные,отчаявшиеся,подозрительные  лица  пожилых  индейцев,бросающих   вам  вызов.Вы   чувствуете,что  проблема   заключается  в  вашем  мозге,что   негласный  вызов     определяет  в  тебе   самом  ничего  кроме  того,что   ещё  вот  этот,так  или  иначе,есть  лжец  и  вор,  и  что  это  лишь  самая  малость  от  вереницы  воров  и  лжецов,которые  были  до  вас». Апачским «основным   видом  деятельности»  был  сбор  раз  в  неделю  в  агентстве  на  выдачу  пайков.   
Из  четырёх  офицеров,отвечающих  за  две  резервации,-капитана  Кроуфорда  и  лейтенантов   Чарльза   Гейтвуда, Бритонна  Дэвиса  и  Гамилтона  Роуча,-только  Гейтвуд  знал  достаточно  об  апачах.Через  два  года  после  окончания  Вест-Пойнта,он  принял  участие  в  кампании  Викторио,и  в  ней  он  почти  непрерывно  был  задействован  в    походы   и   последующие    разведки. «На  протяжении  четырёх  лет  следовавших   друг  за  другом апачских  проблем»,-писал  позже  Дэвис  об  Гейтвуде,-«ни  один  человек  не   выполнил  более  чем  он,и  при  этом    удостоился  бы  меньше     чести  за  это  или  пострадал  бы  такими  несправедливостями,которые  выпали  на  его  долю».
Новый  агент  Сан  Карлоса,  Уилкокс,присланный  из  Денвера,являлся  политическим  назначенцем,который  оказался  на  этой  должности,по  его  собственному  признанию,- «потому,  что  не  могли  найти  лучше  него». Он  питал  отвращение  к  индейцам  и   поклялся,что   будет  находиться  в  резервации  как  можно  меньше  времени. Он  согласился  на  сотрудничество  с  военными,но  большую  часть  времени    пропадал  вне  агентства.Большую  часть  работы  за  него  выполнял  его  основной  служащий, бывший  офицер  времён  гражданской  войны,полковник  Бьюмонт,-- «хорошо  сохранившийся  пожилой  джентльмен»,-который   сотрудничал  с  военными,а  также  заботился  о  том,чтобы  апачи  не  были  обмануты.
В  одно  время  с  тем,  как  Крук  делал  свою    базу  приписки,защищённой  от   воздействия  враждебных  из  числа  резервационных  индейцев,он    завершал   реорганизацию  вьючных  обозов  и  скаутских  рот.  Последние  он  пополнил  несколькими  ветеранами   командирами   скаутов,такими  как,Эл  Сибер,Арчи  Маклинтош  и  Сэм  Боумэн.Были  набраны  пять  рот  разведчиков,каждая  с   первым  и  вторым  сержантом , двумя  капралами,  и  двадцатью  шестью  рядовыми.Капитан  Кроуфорд  выбирал  сержантов и  капралов  из числа   предводителей  и  старших  воинов.Разведчики  в  каждой  роте  происходили  из  одной  и  той  же  общины.Также  имелись  «тайные  разведчики,которые  держали  офицеров  в  курсе  любой  подозрительной  деятельности  в  резервации.Такими  шпионами  были  как  мужчины,так  и  женщины,и  никто  из  них  не  знал  друг  о  друге.Большинство  из  них  передавало  сведения  через  переводчиков  или   через  Сибера,Маклинтоша  и  Микки  Фри. Те,кто  немного  изъяснялся  на   испанском,предпочитали  говорить  с  Дэвисом  напрямую,так  как  сомневались  в  Микки  Фри,  и  подозревали,что  он  переводил  то,что  они  ему  говорили,  таким  образом,чтобы  угодить       офицерам.Они  также боялись,что  он   раскроет  их  перед  собственным  народом.Микки  Фри  был  тем  самым  мальчиком  Варда,чей  захват  апачами  в  1860  году,  привёл  к  так  называемому  делу  Баскома  в  Апачи  Пасс.Он  жил  как  апачи  и   был  женат  на  апачской  женщине,но  лишь  только  несколько  близких  людей  доверяли  ему.Трудно  установить  степень  недоверия,которую  он  заслужил  от  них,но   согласно  лейтенанту   Дэвису,    мнение  Сибера  о  нём   выражалось  в  непечатных  выражениях,  ну  и   уормспрингские    апачи   тоже  его  презирали.
Офицеры,отвечающие  за  резервацию,обнаружили  дополнительные  причины  для  апачского  недовольства.  С  того  времени  как   им  было  запрещено  покидать  пределы  резервации,они  зависели  в  части  покупок  от  индейского  торговца,который  мог  теперь  заряжать  любую   подходящую  для  него  цену.Всё  же  после  разговора  с  капитаном  Кроуфордом,маклер  снизил  свои  цены  в  Сан Карлосе  на  50  процентов.
Из-за  того,что  поступало  очень  много  жалоб  по   выдаче   говядины,Дэвис   досконально  изучил  этот  вопрос.По   результатам  проверки  весов  он   обнаружил,что   подрядчику  на  поставку  говядины  выплачивалось   каждую  неделю    за   полторы  тысячи  фунтов   непоставленного    мясного  скота.Подрядчик  пас  стадо   через  реку  от  штаб-квартиры  агентства,  и  животные , выбранные  для   забоя, в  течение дня  держались  без  воды,а   затем   их  переправляли  на   другой  берег  и  правительство   затем  оплачивало  полбочки  воды  из  Хилы,поставленной  каждым  животным.

0

68

Некоторые  коровы  были  такими     худыми,что  Дэвис    укорительно  сказал  пастухам,что  они   наверное  перевезли    их  на  площадку  для  забоя  на  своих  пони.Те  конечно  это  отрицали  и  уверяли ,что  каждое  животное  добралось  туда  само.Подрядчик  был  уволен  и  новый  контракт  был   предоставлен  Хукеру, широко  известному   скотоводу  с  ранчо  западнее  Кэмп  Гранта . После  этого  не  было  никаких  жалоб  по  поводу  говядины.
Как  и  раньше,Крук  горел  желанием  видеть,  как  апачи  зарабатывали  деньги,неважно, работая на  каких-либо  объектах   или  занимаясь  фермерством.Кое-кто  из  них   пробовал  понемногу  заниматься    земледелием,но  в  результате  они  были  отговорены  агентами,которые  сотрудничали  с  подрядчиками, пставляющими продовольствие  в  агентство.Не  было  никаких   мало-мальских  инструментов ,а     оросительные  канавы  были   загрязнены.    Поэтому   не   удивительно,что  большинство  апачей  просто  оставили  свои  попытки  по  вливанию  в  окружающее  общество . Ну  и  конечно     большинство  из  них  были  беспокойными,недовольными,  и   испытывающими  тревогу    насчёт  своего  будущего.
Общины    сибекью  и   Белой  Горы,которым  было  позволено  остаться  в  Кэмп  Апачи,  когда  другие  Клам  переместил   в  Сан  Карлос,были  более  успешны.Фактически  они  уже  стали  почти  экономически  самостоятельными,так  как  выращивали  зерно  и   заготавливали  сено  и   дрова,которые    затем    продавали  на  посту  в  Кэмп  Апачи.Та  же  практика  была  введена  и  в  Сан  Карлосе.Женщины  и  дети    резали  пастбищную  траву  мясницкими  ножами,потом  вязали  её  в  пучки   весом  от пятнадцати  до  сорока  фунтов , за  которые  им  платилось  по  центу  за  фунт. Продажа  сена   стала  развлечением  второй  половины  дня  в  Сан  Карлосе             для  тех  женщин,которые  придумывали  всевозможные  способы,чтобы  увеличить  вес   своих  пучков , например,через  подкладывание    внутрь     камней  или  кусков  мескита.Когда  Дэвис  снимал  этих  женщин  с  работ,то  называл  их  разными   живописными  прозвищами,которые  они  получили  от  солдат  англо  и  мексиканских  погонщиков,ведь    язык  апачей  был   небогат  на  ругательства.
  В  то  время  как  заготовка   сена  была  в  основном  работой  для  женщин  и  детей,мужчины   принимали  активное  участие  в      продажах  древесины.После  введение  в  действие  этих  программ,  Дэвис  отметил,что  среди  апачей  стали  происходить  заметные  изменения,-    дети  больше  не  убегали  завидев  офицера  или  солдата, женщины   ходили   в  чистой  одежде,и  много  было  шуток  и  смеха  среди  них.
Настоятельное  требование  Крука  в  том   плане, чтобы  апачи  брали  на  себя  ответственность  по  наказанию  своих  правонарушителей,привело к  сложностям,когда  мужчина  убил  свою  жену.Кроуфорд  напомнил  вождям  об  распоряжении   Крука  и   те  арестовали  этого  человека,допросили  его  и  нашли,что  он  виновен ,а  затем   приговорили  его  к  смерти.Согласно  апачскому  обычаю   ожидалось,что  именно  родственники  женщины  приведут  приговор  в  исполнение,но  Кроуфорд      отказался   выдать  на  казнь  апачами  этого  человека,так  как   ему  было  отвратительно  было  это  видеть,но  по  счастью  у  него  был  офицер  низшего  ранга,то  есть  лейтенант  Бриттон   Дэвис. Кроуфорд   приказал  Дэвису    провести  казнь,но  ппри  условии,что    потом  он    ничего  про  это  ему   не   расскажет. Дэвис  и  Сибер     как-то   ночью  тайно  вывезли   приговоренного  на  телеге,  и  когда  тот  заснул,  Сибер  застрелил  его,а  потом  помог  похоронить.
Для  того,чтобы  произвести  на  апачей  впечатление   количеством  белых  людей  и  их  мощью,Крук  в  1882  году  отправил    делегацию  индейцев  в  Вашингтон, что  в  прошлом  уже  внушило  благоговейный  страх  в  другие  племена.Один  человек  решил  пересчитать  всех  людей,которых  он  видел  по  пути,но   затем  переключился   только  на  дома.Сбившись  со  счёта  он   стал   подсчитывать  одни  города ,но  наконец  и  это  бросил.Поездка   в  итоге  была  безуспешной,так  как  по  возвращению  делегации  никто  не  верил  рассказам  её  участников.
В  конце  октября,когда  была  завершена  предварительная  организация  мексиканской  кампании,Крук   отправляет  Кроуфорда  с  тремя  ротами  апачских  разведчиков  патрулировать   границу  и  пытаться  выявить  расположение  враждебных  в  Мексике.В  марте  1883  года  Крук   приступил  к  завершающей  фазе  подготовки  своей  экспедиции  в  Мексику,понимая  при  этом,что  рано  или  поздно  враждебные  проведут  набеги  через  границу  в  Аризону  и  Нью-Мексико  и,что  теперь  у  него  есть  возможность,благодаря  соглашению,преследовать  их  обратно  в  Мексику.
Пока  Крук  организовывал  экспедицию,группа   индейских   истребителей  из «барной  комнаты»,которые  сами  себя  называли  «Рейнджеры  Тумбстоуна»  и  которые  хорошо  были   ободрены  бутылочными  духами,в  патриотическом  рвении  отправились  в  Сан  Карлос,чтобы  вырезать  всех  апачей  резервации.Но  ещё  до   достижения   южной  окраины  резервации  они  начали  испытывать  недостаток ,как   виски,так  и  храбрости.Они    шли   по  маршруту  гораздо    с  меньшим  энтузиазмом,когда  увидели  пожилого  апачи,собиравшего  мескал.К  счастью  для  них  он  оказался  невооружённым,а  к  счастью  для  него,когда  они  выстрелили  по  нему,то  промахнулись.Он   бежал  на  север,а  «Рейнджеры  Тумбстоуна»  бросились  в  протиположном  направлении,тем  самым  завершив  одну  из  наименее  кровавых   апачских  «боен». «Это    формирование»,-как  отметил  Бурк,-«испустило  последний  вздох  из-за  простой  жажды».
Ожидаемый  враждебный  набег  из  Сьерра  Мадре   произошёл   в  последнюю  неделю  марта.Чато  и  Бонито  возглавили  двадцать  шесть  воинов  в  молниеносном  налёте  через  юг  Аризоны  и  Нью-Мексико,чтобы   добыть  боеприпасы,а  Джеронимо  в  то  же  время  проводил  налёт  за  домашним  скотом  в  Соноре.В  течение  шести  дней  налётчики  одолели   от  двести  до  четыреста   миль,забирая   при  этом  свежих  лошадей  в  ранчо  и  перемещаясь  так  быстро,что  ни  одно  из  десятка  кавалерийских  подразделений,посланных  за  ними  вдогонку,никогда  их  так  и  не  увидели.

0

69

Ренегаты  убили  двадцать  шесть  человек,включая   судью    Маккомаса  из  Силвер  Сити  в  Нью-Мексико и  его  жену ,а  также     увезли    их  шестилетнего  сына  Чарли.        Один  из  воинов  скончался,а  Тзое  или  Пеналтишен(Сопровождаемый  Койтом)      покинул  их  и  возвратился  в  резервацию.Тзое  , известный  солдатам  как  «Пичес»(Персики),из-за  его  телосложения,был  апачи  Белой  Горы,который  женился  на  женщине  чирикауа,  убитой  солдатами   полковника  Лоренцо   Гарсия  во время  побега  общины  Локо.Лейтенант  Дэвис  арестовал  его  и  отослал  к  Круку.По-видимому  Тзое    против  своей  воли  сопровождал  народ  своей  жены,  и  он  согласился  провести  Крука  в  убежище  чирикауа  в  Сьерра  Мадре. Он  сказал  Круку,что  у  чирикауа  было  семьдесят  воинов  и  пятьдесят  мальчиков  предвоинского  возраста, и    кроме  того он   сообщил,что они    были  хорошо   обеспечены    шестнадцати-зарядными  винтовками,но  испытывали  недостаток  в  боеприпасах.
Рейд  Чато  предоставил  Круку  возможность,которую  он    давно ждал. Он  рассылает  телеграммы   командирам   разных  мексиканских  областей  в  Соноре  и  Чиуауа,но  из-за  незнания  их  точных  адресов,он  так  и  не  получил   ни  одного  ответа от  них.Затем  он    едет  на  поезде,  по  открытой  в   прошедшем  октябре  новой  железнодорожной  магитстрали  между  Гуаймасом  и  Эрмосильо,чтобы  встретиться  с  властями  Соноры,а  потом  проехать  в  город  Чиуауа. Во  время  каждой  своей  встречи  он  находил,что  мексиканские   чиновники  готовы  к   сотрудничеству  и  к  согласию ,  и  склоняются   также  к   расширенному   рассмотрению  соглашения  по  пересечению  границы,но      при  этом    они   рекомендовали ,чтобы  апачские  разведчики  носили  что-либо,   ну   например, красные   головные  повязки,для  того,чтобы  отличать  их  от  враждебных.Согласно  инструкций   генерала  Шермана,Крук  должен  был    следовать  за  апачами  не  принимая  во  внимание  ведомственные  или  государственные  границы,но  вместе  с   этим,как  указал  ему  военный  министр,    он  должен  был  строго   соблюдать   условия  соглашения  с  Мексикой.
Скауты  апачи  как  обычно  были  оживлены  и  готовы  к  риску  и  приключениям.В  ночь  перед  походом  они  провели     длившийся  до  утра  военный  танец.Утром,когда  лейтенант  Гейтвуд  скомандовал  «Пошли!»,они  поскакали  рысью,каждый  двинувшись без  какого-либо  дополнительного    приказания   в  своё  подразделение  в  группах  по  два-три  человека.           Их  лица  были  расписаны  красной   охрой  или   иными  веществами,частично  ради  украшения,и  частично,ради  защиты  от  солнца  и  ветра.Каждый  из  них  имел  алую  головную  повязку  для  его  идентификации,был  одет  в   свободного  покроя  рубаху ,свободные  хлопковые  кальсоны,мокасины  из  оленьей  кожи,собранные  в  складки  ниже  колен,и  патронташи,содержащие  по  пятьдесят  патронов.Большинство  из  них  имело     с  собой  небольшие  мешочки  с  ходдентином,священным  порошком,изготовленным  из  цветочной  пыльцы,которая   с  радостью   приносилась  в  жертву   рассвету  и  закату.  Некоторые  из  них  имели  амулеты  для  отражения  стрел  и  пуль. «Апачи,  есть  в  высшей  степени  религиозный   человек»,-отмечал  Бурк,-«и  дополнительная  чёрная  магия, которую  он  планировал, оказывала  на  него   такое  воздействие,которое  ещё  ярче  выражала  его   набожность».
Раведчики, путешествующие  пешком, перемещались  на  скорости  недостаточно  быстрой, как   ехала   лошадь  рысью ,но    они  покрывали  по   35-40  миль  в  день,невзирая  на   раскалённое  солнце  и  труднопроходимую  местность.Они   были    идеальными  разведчиками,-зоркими,находившимися  в  постоянной  готовности,  и    неутомимыми.Они   хорошо знали  местность  и  могли  о  себе  позаботиться  при   любых  обстоятельствах.Они  понимали  значение  каждого   следа  или  даже  отпечатка   на  траве,  и  могли  почти  точно   определить  время,когда  это  было  оставлено.Они   подчинялись   командам,но  не  могли  терпеть  ограничения.По  этой  причине  им  было  разрешено  устанавливать  свой  темп  движения. «Чем  ближе  индеец  к  дикому  состоянию»,- писал  Крук,-«тем   больше,он  будет  желать  утвердить  себя  в  качестве  ценного  солдата».Из  всех  таких  скаутов,он  выбрал  разведчиков,  являвшихся  «самыми    необузданными ,которых  я  мог  только  заполучить».И  при  том,что  страдания  белых  кавалеристов  получили  живоописательные  изображения,трудности  индейских  скаутов  редко  когда  упоминались. «Я   жалел  наших  малоодетых  индейских  разведчиков»,-писал  лейтенант  Джон  Биглоу,-«Я     полагаю,что  это  только   они,  как  следует  изнурив   самих  себя, способны  проспать  в  очень  холодную  ночь  на  своей  скудной  подстилке.Большинство  из  них  не  имели  никаких   штанов, а  другие  ничего     на  своих  ногах,кроме  пары  кальсон. Некоторые  из  них  вообще  ходили  босиком».Разведчики  сообщили  Круку,что  они  хотят  завершить  войну  апачей,чтобы  белые  и  апачи  смогли  бы  работать  сообща.
Прежде,чем  пересечь  границу,они  остановились  в  Сан Бернандино  Спрингс,где  к  ним  присоеденился  Кроуфорд  с   более,чем  сотней  разведчиков.Крук  известил  мексиканские  власти,что  он  должен   будет,как  это  и  было  согласовано,пересечь  границу  1-го  мая.Каждому  человеку  было  разрешено  иметь  при  себе  одно  одеяло,40  патронов,и  одежду,которая  была  на  нём.Пять  вьючных  обозов  из  266  мулов  и  семидесяти  пяти  гражданских  погонщиков,везли  более  160  патронов   на  каждого  человека,а  также  пайки,состоящие  из  хлеба   грубого  помола,бекона   и  кофе,всё  рассчитанное  на  60  дней.Всего  было  шесть  офицеров,сорок  два  солдата  роты  I  из  6-й  кавалерии,и  193  разведчика   под  командованием  капитана  Кроуфорда,лейтенанта  Гейтвуда  и   Маккэя.Отделениями  разведчиков   и  переводчиками  командовали  Эл  Сибер,Арчи  Маклинтош, Севериано   и  Микки  Фри.Скауты  апачи  были  из  апачей чирикауа,  Белой  Горы,тонто,а  также  хуалапай  и  явапай. Имело  место  благоприятное  начало, так  как  знахарь  предсказал   великий   успех  настолько  уверенно,что     поставил  на  свой  прорицание       сорок  долларов, так  что  разведчики   находились  в  приподнятых  духах     в  преддверии  противостояния,которое  безусловно  ждало  их  впереди.
Экспедиция  походным  маршем   спустилась    в  долину  Сан  Бернандино,в  известный  всем  Бависпе,- местность  плодородную  и  притягивающую,но   полностью  превращённую  в  пустыню  благодаря  апачской  враждебности.Чем  дальше  они  углублялись,тем  хуже  были  опустошения.Седьмого мая  они  вступили  в  неприступную  Сьерра  Мадре, и  по-началу  скауты     рысили  рядом  безропотно   и  с  многочисленными  шутками,а  потом  они  вдруг  встали   и  с  мрачными  выражениями    лиц     смотрели   на  Крука.Они  указали  на  сову,которую  фотограф  Фрэнк  Рэндалл  поймал  и  привязал  к  своему  седлу.Затем  они  сказали,что   дальше   они  не  пойдут,пока    это  не  будет  отпущено,потому  что  сова(бу)была  предвестником  беды.  Если  бы  сова  осталась  с  ними,то  они  могли  ожидать  только  несчастья.Сова  тут  же  была   отпущена  и  марш  продолжился.
Они  шли  по  тропе  вытоптанной  сотнями  голов  крупноголового  скота,лошадей   и  мулов,которых   апачи  своровали,и    тропа   была  усеяна  тушами  и  костями  животных,что  не  способствовало  поддержанию  заданного  темпа.Тропа   взбиралась  ввысь  по  одной  стороне  горного  хребта  и    вилась  вниз  по  другой,  с  перепадом   высоты  в  сотни  футов,  со  всеми   людьми  и  животными,  скользящими    по  ней  или  спотыкающимися. Особенно  нагруженным  мулам    тяжелей  других  было  идти,  и  из  ранее  твёрдо  стоявших  на   своих  конечностях,пять голов  разбились  на  смерть.
Солдатам   и  офицерам   каждый  шаг  на  тропе  давался  с  трудом, в  то  время  как  апачи    без  видимого   напряжения  преодолевали  вверх-вниз   горные  кряжи. Как-то  раз  разведчик  издал   низкий  звук, какой-то полушёпот- полусвист. Все  тут  же  тревожно  замерли, и   по  скаутам  прошли новости,выявленные  некими  необъяснимыми  способами,что   их  опережали  двое   чирикауа.  Разведчики   обнажились  как  для  боя  и  выслали   вперёд  десять  или  двенадцать  из  своего  числа.Но  тревога  оказалась  ложной,потому  что  предпологаемыми  чирикауа  оказались  двое  погонщиков,искавших  заблудившихся   мулов.
Вскоре   стало  очевидно,что  солдаты  сдерживают  темп  марша,  и  Крук  посылает  вперёд   Кроуфорда,Гейтвуда  и  Маккэя,со  150-ю скаутами  и   заверениями  знахаря  в  том, что  в  течение  ближайших  двух  дней  они  найдут  чирикауа  и  убьют  «кучу»  их.Когда  остальные  прошли  дальше,то  обнаружили  множество  лошадей  и  мулов,оставленных  чирикауа  в  местах,где   трава  была  обильной.Курьер  от  Кроуфорда  известил,что  лагерь  чирикауа  находился  недалеко  впереди.Вскоре  команда  услышала  стрельбу  и  уже  в  темноте  возвратился   Кроуфорд  с  разведчиками  и   доложил,  что  они  атаковали  лагерь  Чато  и  Бонито,убив  девятерых  из  них  и  захватив  пару  пятилетних  мальчиков,двоих  девочек,и  молодую  женщину,дочь  Бонито.Последняя  призналась,что  её  люди  были  шокированы  и    приведены  в  смятение,когда увидели  апачских  разведчиков  их  атаковавших.Она  сказала,что  большинство  воинов  находилось   в  набегах  по  Соноре  и   Чиуауа,  и  она  была уверена,что  они   сдадуться  без  большой  драки . Локо  и  Чиуауа,как  ей  было  известно, с  готовностью  продолжили  бы  жизнь  в  резервации,если  бы  получили  достойное  обхождение,но   в  Чато  и  Джеронимо  она  не  была  уверена.Потом  она  добавила,что Ху  скорей  всего  никогда  не  сдасться,но  у  него  оставалось  всего  несколько  воинов.

0

70

Потом  она  ещё  сказала,что  в  только,что  уничтоженном  лагере,   находился  маленький  белый  мальчик  по  имели  Чарли,который  был  захвачен  Чато.  Несомненно  это  был  Чарли  Маккомас,чьи  родители  были  убиты  налётчиками  Чато.Несмотря  на  то,что    была  огромная  заинтересованность  в  обнаружении  мальчика,его   никогда  больше  не  видели  и  участь  его  оставалась   неизвестной,пока   Джейсон  Бетцинес  не    раскрыл  её  полстолетия  спустя.Когда  разведчики  атаковали  лагерь  Чато,то  они  убили  мать  одного  из  воинов  чирикауа.В  гневе  этот  человек  убил  мальчика.Чирикауа  осуждали  его  за  это,но  они   ничего  об  этом  не  рассказывали,опасаясь,что  воин  будет  казнён.
Далее  молодая  женщина  предложила  привести  всю  общину  в  течение  двух  дней,поэтому  Крук  отправил  её  и  одного  юношу  на  выполнение  этой  миссии.Две  женщины,сёстры  скаута  То-Клани(Много  Воды),пришли  в  лагерь  Крука  и  сказали,что  они  понесли   тяжёлые  потери  в  этом  нападении. Затем  сдалось  ещё  шесть  женщин ,  и  среди  них   одна  из  сестёр  Чиуауа.Она  сказала,что  Чиуауа  тоже  хочет  сдаться  и  теперь  для  этого  собирает  свою  рассеявшуюся  группу. Но  затем  она  сказала  офицерам,что  если  они  желают  с  ним  поговорить,то  должны  возвратить  ему  белую  лошадь  с  мексиканским  седлом  и  уздечкой.Лошадь   со  снаряжением  были   найдены  и  отданы  ей. Когда  Чиуауа  несколько  позже   въехал  в  лагерь  на  белой  лошади,то   поскакал  прямо  на  разведчиков,так,что  те  вынуждены  были   отпрыгивать  с  его  пути. «Если   я  нужен  тебе  как  друг», -сказал  он  Круку,-«то  тогда  зачем  ты  убил  старую  женщину, мою     тётку ?».Он  имел  ввиду  женщину,которую  скауты  застрелили  во  время  атаки  на  лагерь.   
День  за  днём,  мужчины,женщины  и  дети,вразброд  приходили  в  лагерь.Также  как  и  Чиуауа,большинство  из  них  выражали  стремление  к  миру,потому  что  устали  от  войны.К   20  мая  сдался   121  апачи,из  них  60  женщин  и девушек,остальные  пожилые  мужчины,молодые  мужчины  и  мальчики. Но   Чато  с  Джеронимо   всё  ещё  находились  где-то  далеко  в  налёте. Но  вскоре     были  обнаружены   на  скалах,наблюдающие  за  лагерем  вооружённые  воины,что  указывало  на  то,что  налётчики  вернулись.За  два  дня  до  нападения,Джеронимо  неожиданно  воскликнул  обращаясь  к  своим  людям,что  те,кто  оставался  в  лагере,теперь  находились  в  руках  армии  США,и  спросил : «Что  нам  делать?».Все  немедленно  пожелали  возвратиться  в  захваченный  лагерь.На  другой  день  Джеронимо  им  сказал : «Завтра   вечером,когда  мы   будем  проходить  вдоль  северной  стороны  гор,  мы  увидим  человека,стоящего  на  холме  слева  от  нас.  Он   завопит  и  сообщит  нам,что  солдаты  захватили    наш   базовый   лагерь».
В  полдень  следующего  дня  они  услышали  вопль  с   вершины  холма,и  воин  известил  их,что  скауты  с  Круком  захватили   основной  лагерь.То   были  примеры  мистической  способности  Джеронимо  узнавать  о  том,что  происходило  где-то   в  другом  месте.Йасон  Бетцинес   находился  с  ним,но  так  никогда  и  не  сумел  это  объяснить.Как  бы  там  ни было,но  эта  способность  была  одной  из  причин   лидерской  власти  Джеронимо.
Предводители  чирикауа  и  уорм  спрингс  осторожно  вступали  в  лагерь.Кто-то  с  одной  его  стороны,а   кто-то с  другой.Крук   сразу  им   выложил,что  мексиканские  войска   перекрыли  все  подступы  сюда  и,что  Джеронимо  может  решать,чего  он  хочет,войны  или  мира.Тот  заявил,что  желает  сдаться.Позже   получила  хождение  россказня,что  Крук  был  схвачен  враждебными  и  вынужден  был  согласиться  на  их  условия.И   так  как  чирикауа  с  Джеронимо  не  появлялись  на  границе  в  течение  девяти  месяцев,  рассказу  этому   придавалось в   тот  период  большое  значение,  теми  многими  людьми  в  Аризоне ,которые  были  против  политики  Крука  и   радовались  любой  возможности  дискредитировать  его.
Вскоре  после  сдачи  Джеронимо  прибыли   со  стадом  украденного  скота     Кайтенае   и  тридцать  восемь  молодых  воинов. Одновременно  с  этим  в  лагерь  вразнобой   вошли   пять  мексиканских  женщин.Это  были  жёны  солдат,расквартированных  на  посту  в  Чиуауа. Джеронимо  захватил  этих  женщин  для  того,чтобы  обменять  их   на  апачей,пленённых  во  время  мнимой  фиесты  в  Касас  Грандес,когда  пришедшие  на  неё  апачи  были   напоены  мескалем,а  затем  атакованы.На  обратном  своём  пути  на  север,Крук  передал  этих  женщин  мексиканским  властям.
К  23  мая  в  лагере  находилось  230  чирикауа  и  других  апачей,и  продовольственные  припасы  неумолимо  иссякали.Крук  сказал   Джеронимо,что  если  он  готов  угомониться, сдать  оружие  и  заняться  земледелием,то  может  вернуться  в  резервацию.Джеронимо  был  согласен,но   сказал,что  ему  нужно  ещё  время,чтобы  собрать  всех   разбредшихся,а  также  их  домашний  скот.Он  пообещал  придти   на  границу  на «второй  луне»,что  не  означало,тем  не  менее,приход  через  два  месяца,а  лишь   какой -то  неопределённый  срок  в  будущем.   Крук  принял  его  обещание  и  отправился  в  Сан  Карлос  с  52  мужчинами  и  273  женщинами  и  детьми,в  основном  из  общины  Уорм  Спрингс.Около  двухсот  апачей,  большинство  из  них  чирикауа  во  главе  с  Найче,Ху,Зеле  и  Джеронимо,остались  в  Мексике,и   там  в  основном  были  воины.Причиной  этого  было  то,что  они  должны  были  собрать  тех  своих  людей,которые  жили  в  удалённых  и  труднодоступных  лагерях,но   действительной  их  целью  было  совершение  набега  за  лошадьми,мулами  и  скотом,чтобы  затем  торговать  этим  с  апачами  Сан  Карлоса.Среди  бойцов  ушедших  с  Круком  были    старый  Нана,Локо,младший  вождь   Бонито,а  также  Кайтенае, возвышающийся  военный  лидер  обшины  Уорм  Спрингс.Кайтенае  до  этого  ещё  не  жил  в  резервации  и  был   встревоженным  и  подозрительным,и  не  собирался   притворяться  и  скрывать  свою  жгучую  ненависть  к «белым  глазам». Под  его  началом  следовали  32  свирепых  молодых  воина, поэтому  он    считался  потенциальным  смутьяном ,за  которым   необходим  неотступный  надзор.
Мангус,сын  Мангаса  Колорадоса,стал  предводителем  общины  Уорм  Спрингс  после  смерти  Викторио,но   Нана  и  Локо  всё  же  имели  больше  влияния,чем  он.Начез  был  сыном Кочиса  и  номинально  главным  предводителем  чирикауа,но  как  и  Мангусу  ему  не  доставало  воинских  качеств , чтобы  отвечать  требованиям  своего  народа,  и  он  был  отодвинут  в  сторону  сначала  Ху,а  потом  Джеронимо,который  возник  как  военный  лидер,после  того  как   Ху  утонул  осенью  1883-го  года.
Пока  в  течение  двух  месяцев  в  Мексике   находилась  экспедиция  Крука,  на  лейтенанта  Бритонна  Дэвиса  была  возложена  ответственность  за  управление  пятью  тысячами  неугомонных  и  буйных  резервационных  апачей, и  при  этом  с  ним      был   в  качестве  помощника  только  Сэм    Боумэн,  а  также      лейтенант  Вест   с  его  кавалерийской    ротой в  качестве  военной  поддержки. Тем  не  менее  там  произошёл  только  один  инцидент, да  и  тот   получился  несерьёзным.Однажды  Дэвис   узнал,что  белый  человек  продаёт  апачам  виски  и   божится,что  «отправит  в  ад  любого  проклятого  офицера, который  попытаеться  его  арестовать». На  следующее  утро,в  сопровождении  двоих  апачских  разведчиков,Дэвис  вошёл  в   хижину  этого  человека. «Бин(сорт  вина)ждёт  тебя»,-сказал  тот, как  бы  приглашая  Дэвиса  разделить  с ним  его  завтрак.Когда  ему  было  сообщено,что  он  должен  быть  передан  в  Тусон  для  судебного  разбирательства,то     ответил,что  им   там  наверно  больше  нечем  заняться.Когда  Дэвис   доставил   задержанного  к  маршалу  США  и к   окружному  прокурору  в  Тусон,то   те  произвели  впечатление  полных  энтузиазма    людей  в  отношение  этого  ареста.  Арестованный  же  сказал  Дэвису,что  он   присоедениться  к  нему   в  отеле   для  выпивки   через  полчаса .     Они  расстались  и  больше  Дэвис  ничего  не  слышал  об  этом  казусе.
По  пути  в  Тусон  со  своим  арестованным ,  Дэвис  проезжал  мимо ферм  Эскиминзина  и  несколько  других  семей  апачей  аривайпа.Когда  Клам  ушёл  в  отставку,то  «Скимми (Эскиминзин),сказал : «Я    хочу   спуститься  в  Сан  Педро,занять  немного  земли  и  жить  как  белый  человек,и  они  тогда  не  стануть  обвинять  меня  в  том,что  происходит  в  резервации». Аривайпа  занимались  там  фермерством  в  течение  десяти  лет,получая  пайки  только  в  первые  три  года.Эскиминзин  настоял ,чтобы  Дэвис  присоеденился  к  его  обеду,позволив  Боумэну  и  скаутам     продолжать   потихоньку  путь   с  задержанным. Небольшая  колония  из  полудюжины  семей  казалась  вполне  процветающей, с  добротными   домами  из  глиняных  кирпичей  и  хорошо  ухоженными  и  огороженными  полями,а  также  с  земледельческими  инструментами, скотом  и   кучками,пасущихся  там  и  сям  лошадей.Все   апачи   были  одеты  как  американские  мексиканцы  в  Аризоне. Дэвис    вкусил  сытной  пищи   с  Эскиминзином  и  его  семьёй,а  затем  с  юношей  на  кабриолете  с  конной  упряжкой  поехал   в  лагерь  Боумэна.На  следующее  утро   подъехал  Эскиминзин  и  настоял  на  совместной  поездке  в  Тусон,где  они  посетили  торговцев,с  кем  он  обычно  занимался  бизнесом.Эти  люди  сказали  Дэвису,что  кредит  Эскиминзину  составил  5000  долларов,что  по  тому  времени  было   значительной  суммой.
Когда  Крук  в  1882  году возвратился  в  Аризону,то  спросил  у  Эскиминзина  как  он  уживается  с  белыми,с  которыми  так  или  иначе  вступает  в  контакт. «Когда  я   впервые  вошёл  в  Сан  Педро»,-ответил  Эскиминзин,-«то  идущий  белый  человек  оглянулся  назад    и   процедил   через  плечо,-«тот  самый  старый  Скимми  идёт»,теперь  идущий  мимо  белый  человек  снимает  шляпу  и  говорит,-«Доброе   утро  мистер  Скимми».
В  начале  1880-х   появились  слухи  об  богатых  залежах  каменного  угля  на  южной  окраине  резервации  Сан  Карлос,и  пошли  громкие  требования  насчёт  того,чтобы   исключить  эти  земли,а  также  плодородные  почвы  Эскиминзина  и  других  фермеров  из  пределов   резервации.  Но  пока  Крук    оставался   у  власти     в    департаменте  Аризона,он  мешал  любым   подлым  действиям  в  отношение  Эскиминзина,но  как  только  генерал  Нельсон  Майлс  сменил  его  в  1886  году,Эскиминзин  и  его   народ  лишились  всего.
Пока  экспедиция  Кроуфорда  находилась  в  Мексике, агент  Уилкокс  со  страхом  ожидал  сообщений  о   приходе  ренегатов  из   Сьерра  Мадре  в  Сан  Карлос.Он  телеграфировал  министру  внутренних  дел  Теллеру,что  ряд   вождей  в  резервации  попросили,чтобы  враждебных  отослали  куда-нибудь  в  другое  место.Теллер  сообщил  военному  министру  Роберту  Линкольну,что    не  нужно   враждебным  позволить  вернуться  в  Сан   Карлос.Линкольн,в  свою очередь,отдаёт  распоряжение  Круку,чтобы  тот  подержал  пока  их  подальше  от  других  апачей,пока  не будет  принято  решение  по  этому  вопросу.
Изумлённый  и  разозлённый   этим  приказом,Крук  ответил,что  Уилкокс  изначально  знал,что  апачи  чирикауа  и  уорм  спрингс  должны  быть  возвращены  в  Сан  Карлос.Если  их  отослать   куда-то  в  другое  место,то  будет  разрушено  доверие к  правительству  и  остававшиеся  ренегаты  в  Сьерра  Мадре  никогда  не  сдадуться.Он  также  добавил,что  если  департамент  внутренних  дел     откажется  принять  их  в  Сан  Карлосе,то  он   больше   не   будет  нести  ответственность  за  их  действия.В  июне  Линкольн  вызывает  Крука  в  Вашингтон  для  совещания  по     Сан   Карлосу . Ещё  до  отъезда  Крука , в  Сан  Карлос  прибыл  капитан  Кроуфорд  с  325  апачами,которым  было  разрешено  разбить  лагерь  возле  агентства  и   свободно  общаться  с   остальными.
Конференция  в  Вашингтоне  была  представлена  с  одной  стороны  агентом  Теллером  и  уполномоченным  по  индейским  делам  Хирамом  Прайсом,а  с  другой  Линкольном  и  Круком.Седьмого  июля  1883  года  два  министра  официально  согласились  на  разделение  ответственности  в  резервации     и   постановили ,что   сдавшиеся  ренегаты(и  те,которые   должны  сдаться  позже), должны  находиться  под   монопольным  управлением   Военного  Департамента.   
Армия  должна  была    осуществлять  полицейский  контроль  над  резервацией,а  также     защищать  агента  при  выполнении  его  повседневных  обязанностей, под  чем  подразумевалось  всё,  «кроме  обеспечения  мира,правосудия  и  наказания  строптивых  индейцев».Двойное  администрирование    могло  привести  к  постоянным  трениям  между  Кроуфордом  и  Уилкоксом,так  как  первый  интерпретировал  соглашение,    как  обязывающее  агента  выдавать  пайки, и  не  более  того.

Отредактировано Коакуче (28.11.2012 13:49:33)

+1

71

«Две  луны»  Джеронимо  теперь  обещали  растянуться  на  многие  месяцы.Круку  очень  хотелось,чтобы  враждебные  наконец-то  благополучно   осели  в  резервации,потому  что  он  вполне  обоснованно  критиковался  прессой  Аризоной  за     привод  отщепенцев  обратно  в  Аризону,и  он  понимал,что  они   будуть  находиться  в  довольно  опасном  положении  как  только   пересекут  границу.Он  посылает  лейтенанта  Бритонна  Дэвиса   с  ротой  скаутов  на  границу,чтобы  поспешить  отставших   по  дороге  в  Сан  Карлос  и,чтобы защищать  их  от  граждан,когда  они  войдут  в  Аризону.Осенью  прибывают  со  своими  людьми  Найче  и  Зеле. Дэвис  оперативно  сопроводил  их   в  Сан  Карлос  и  возвратился  на  границу.К  концу  ноября  в  резервации  уже  было  более  400  апачей  чирикауа  и   уорм  срингс.В  феврале  1884-го  года  прибыли  общины  Чато  и  Мангуса,  и  они  тоже   были  стремительно  проведены  в  Сан  Карлос,чтобы  избежать  проблем  с  властями  или  гражданами.   В  очередной  раз  Дэвис   находился   на  границе  в  терпеливом  ожидании  в  течение  шести  недель,но  они  прошли  без  каких-либо  признаков  Джеронимо.Он   спросил   у  знахаря  явапай   о  том, где  же 
Джеронимо  и  когда  он  прибудет.Знахарь, не  любивший  чирикауа,медитировал  весь  день  и  всю  ночь.Наконец  он  появился  и  прошёл  через  лагерь  вертя  вокруг  своей  головы  гладкий  деревянный  брусок.Он  бросил  немного   едкого  порошка  в  костёр  разведчиков,помахал  руками,  и  вдруг   замер.Он  был  весь  в  поту  и  казался  изнурённым,но   сказал  наконец ,что  он  «нашёл  Джеронимо». Вступив  в  круг  разведчиков,бормоча  заклинания,он  сказал,что  Джеронимо   находится  в  трёх  днях  пути  отсюда,едет  на  белом  муле  и  ведёт  табун  лошадей.
Четыре  или  пять  дней  спустя,   один  из  разведывательных  патрулей  наткнулся  на  Джеронимо  и  его  группу. Джеронимо  ехал  на  белом  пони  в  сопровождении  пятнадцати  или  шестнадцати  мужчин  и  семидесяти  или  больше  женщин  и  детей.Он   подъехал   прямо  к  Дэвису,  столкнув  своего  пони  с  мулом  Дэвис,  и  сердито  спросил,почему  он  должен   конвоироваться.Затем   он  сказал,что   он  заключил  мир        и       нет  необходимости  в  эскорте. Дэвис  ответил,что  есть  плохие  американцы,которые  могуть  создать  проблему, и  так     как  скауты   являлись  солдатами,то   те  кто  их  преследовал,    могли  заиметь  проблемы  с  правительством.
После  Джеронимо  и  его  группы , прибыли  некоторые  из  его  воинов,которые  вели  стадо  из  350  голов  крупноголового  скота,сворованных  из  мексиканских  ранчо.  Это  озадачило  Дэвиса  новой  проблемой.Он      сразу  же   решил  избежать  её,через   постоянное   поторапливание    апачей,для  того,   чтобы  они  преодолевали   в  день  по  40-50  миль  по  прямому  маршруту, и  чтобы  никакие  граждане    не   смогли  их  догнать.Но  скот  мог  проходить  только  10-15   миль  в  день,и  это  в  лучшем  случае,и   им  необходим  был  маршрут,по  которому  было  бы  легко  идти,  и  чтобы  на  нём  были  многочисленные  водоёмы  или  родники.   Из-за  всего  этого  нужно  было  как  минимум  две  недели,чтобы  достичь  Сан  Карлоса,  и  группа  Джеронимо  постоянно  подвергалась  бы  опасности,так  как  стадо  скота  поднимало  бы  столб  пыли,который  мог  быть  виден  за  мили  от  него.
Джеронимо   нещадно  гнал  стадо  до  границы,чтобы  уклониться  от  мексиканских  преследователей,и     сейчас   попросил   трёхдневного  отдыха.Дэвис  отказал  ему  и  настаивал,что  они  должны  отправиться  в  Сан  Карлос  на  следующий  день  после  полудня,напомнив  Джеронимо,что  согласно  межправительственным  соглашениям,мексиканцы  имели  право  на  пересечение  границы  в  поисках  апачей. В  дополнение  к  перспективе возникновения  проблем  с  властями  англо  и  гражданами,была  вероятность  конфликта  между  разведчиками  и  чирикауа,так  как   имелось  несколько  скаутов  тонто,которые  ненавидели чирикауа.В  одну  ночь  его  страхи  были  уже  почти  реализованы,когда  он  услышал  дикие  возгласы  и  винтовочные  выстрелы.Он  нашёл  пьяного  разведчика  тонто,который  ходил  взад-вперёд    на  чём   свет  кляня  чирикауа  и   подзадоривая  их   выставить  какого-нибудь  мужчину  на  борьбу  с  ним.Дэвис  разоружил  этого  тонто  и  привязал  к  дереву,а  на  следующий  день  тот  находился  в  состоянии,как   будто  ничего  не  было,  и  к  тому  же  он  был полон  раскаяния.
Принятый  маршрут  должен  был  пройти  в  пределах  30  миль  от  форта  Боуи.Среди  офицеров  этого  поста  был  парень  из   Техаса  и   друг  Дэвиса  по  Вест-Пойнту  лейтенант  «Бо»  Блэйк.Дэвис  послал  ему  сообщение,что  он  должен  через  несколько  дней  разбить  лагерь  в     Салфур  Спринг   Ранчо.  Они   гнали  скот  по  18-20  миль  в  день  и  Джеронимо   сердито     запротестовал,что  так  они  «сгонят   с  коров  весь  жир  и  они  станут  не  пригодны  к  торговле»   по  прибытию  в  Сан  Карлос.  Перед  достижением   Салфур  Спринг  Ранчо  они  остановились  на  ночь  в  расположении  старого  апачского  лагеря,где  была  хорошая  вода  и  много  травы.Джеронимо  сказал  Дэвису,что    лейтенант  с  разведчиками  и  вьючным  обозом  могут  дальше  следовать,а     он  со  своими  людьми  собирается  оставаться  здесь  несколько  дней,чтобы  дать  отдохнуть  скоту.Дэвис  напомнил  ему,что  они  всё  ещё  не  так  далеко  от  границы,но  для  Джеронимо  это  был  просто  лишённый  смысла  предлог.   Он  сказал,что   его  женщины  смогут    отхлестать  мексиканцев.Дэвис  пошёл  на  компромисс  и  согласился   остановиться  на  день.
Когда  они  прибыли  в  Салфур   Спринг  Ранчо,то  из  дома  вышли  двое  гражданских.Они  задали  ряд  вопросов  о  численности  апачей,кто  они  и  так  далее.Затем  один  из  них  вывернул  лацкан  своего  пальто  и  показал  Дэвису  значок  маршала  США  из  Южного  Округа  Аризоны,сказав  при  этом,что  у  него  имеются  полномочия  на  задержание  Джеронимо,а  также  на  его  убийство.Его  напарником  был  таможенник  из  Ногалеса,который  собирался   конфисковать  скот  и  лошадей,как  контрабандный  товар.   Они  планировали  задержание  чирикауа   и   их  доставку   вместе  с     тайком  проведённым  из-за  линии  границы  скотом  в  Тусон,где  индейцы  должны  были  предстать   перед  судом. Дэвис  заявил  в  ответ,что  он  не  должен  подчиняться  такого  рода  приказам,если  только  они  не  исходят  от  генерала  Крука.Тогда  маршал  прямо  здесь  выписал   Дэвису,    как  гражданину,  повестку  в  суд,чтобы  он  помог  в  задержании  индейцев.Это  был   имеющий     законную  силу  федеральный  ордер  и  он  не  должен  был  просто  так  игнорироваться.Маршал  собирался  применить  то  же  самое  к  погонщикам  и  ковбоям  на  ранчо.И  он  сказал,что  если  они  откажуться,то  он  вынужден  будет  поехать  в  город  Уилкокс  и   привлечь, дожидающуюся  его  там   группу вооружённых  граждан.  Дэвис   стал  объяснять  ему,что  попытка  задержать  Джеронимо  и  его  людей  просто  самоубийственна.Из  тридцати  троих  скаутов    его  роты,восемь  или  десять  были  чирикауа,которые  несомненно   будут  помогать  своим  против  англо.Ещё  было  одиннадцать  погонщиков,но  большинство  из  них  это  мексиканцы,которые  не  обязаны  были  подчиняться  его  приказам,  и к  тому  же  лишь  четверо  из  них  были  вооруженны. Даже  с  вооружённым  отрядом  граждан  из  Уилкокса  они  будут  превзойдены  численно   в  три  раза,что   давало  очень  мало  шансов  в  борьбе  против  чирикауа.
Маршал  был  упрямым  и  непреклонным.Он  сказал,что   их   задержание  является  его  обязанностью  и  он  должен  это  выполнять   несмотря  на  последствия.Дэвис  теперь   уже  был  гражданином  под  его  приказами,  и   значит  мог  стать  нарушителем  закона,если   откажется  подчиниться.Дэвис  понимал,что   он  попал  в   опасную  и  неприятную  ситуацию,так  как  форт  Боуи  находился  ещё  слишком  далеко,чтобы  отправить  туда  кого-нибудь  за  инструкциями,и  к  тому  же  Джеронимо  уже   находился   в  скверном  расположении  духа.Кроме  того,Крук   дал  ясный  приказ  сопроводить  Джеронимо  и  его  людей   без  происшествий  в  Сан  Карлос ,  и  он  совсем  не  собирался  выслушивать  объяснения  и  оправдания  своих  подчинённых,которые  не  выполнили  его  приказ.
В  этой  казалось  уже  безнадёжной  ситуации  прибывает  из  форта  Боуи  друг  Дэвиса  «Бо»  Блэйк.Блэйк  окончил  Вест-Пойнт  на  год  раньше  Дэвиса  и  был  старше  его  по  званию.Он  без  лишних  слов  взял   командование  на  себя  и  приказал  Дэвису  следовать  инструкциям  маршала.Блэйк  имел  с  собой  кварту  виски,которой  щедро   делился  с  маршалом  и  таможенником    до  самой  ночи,пока  они  наконец  не   разбрелись  пошатываясь  по   кроватям.
Дэвис  сразу  вызвал  своего  первого  сержанта  и  объяснил  ему,что  они  должны  немедленно  выступить  в  путь,и  вдвоём  они   пошли  к  Джеронимо,который  наотрез  отказался  трогаться.Первый  сержант  привёл  тогда  свой  довод,  и  слова  посыпались  затем  так  быстро,  что  Дэвис  понятия  не  имел,что  они  говорят.Всё,что  затем  он  мог  сообщить  про  это,так  это  то,что   увещевания  сержанта  были  более  действенными,так  как  поведение  Джеронимо   вдруг изменилось.В  этот  момент  Дэвис    умно  подал  мысль,что  люди  Джеронимо  сейчас  были  не  достаточно  поворотливы,чтобы    покинуть  ранчо   без  ведома  чиновников  англо. Джеронимо    высокомерно    сказал    Дэвису,что  его  люди  смогут  уйти,пока   он  здесь  стоит,  и  он  даже  не  узнает  об  этом.Лейтенант  ответил,что    получилась  бы  хорошая  шутка  в  отношение  чиновников  спящих  в  ранчо, когда  проснувшись  поутру  они  обнаружили  бы  апачей,скот  и  лошадей,ушедшими.Джеронимо   едва  улыбнулся  и   перебранка  была  завершена.
Разбудив  своего  капитана  погонщиков,  Дэвис  объяснил  ему  ситуацию.Погонщики ,прежде  чем  снарядить  мулов,   перенесли  апарехос(тюки)   на  приличное   расстояние  от  ранчо,чтобы  не  были  слышны  сборы.Они   поснимали  бубенчики    со  снабжённых  ими  передних  лошадей,но  так  как   подобно  большинству  ведущих  лошадей , эти  тоже  были  белыми,то  мулы  без  проблем  пошли  за  ними.
Два  представителя  власти  спали  до  позднего  утра.Когда  они    появились,то  осмотрелись  везде  на  предмет  нахождения  апачей  и  их  скота.    Они  просмотрели окружающую  местность   в  бинокли  с  крыши   постройки  ранчо,но  не  разглядели  ни   в   одном  направлении  демаскирующего  индейцев  клуба  пыли.Учитывая,что  апачи  могли  отправиться  по  какому  угодно  маршруту,  и   скотопрогонные  пути  находились  повсюду,чиновники  наконец  сдались  и  отпустили  Дэвиса  исполнять  его  прямые  обязанности,но   всё  же   не  без  нескольких  вульгарных  комментариев.
По  прошествии  двух  дней  напряжённой   скачки, Дэвис  догнал   Блэйка  и  Джеронимо  возле  резервации,  и  вскоре   переложил  свои   заботы  на  капитана  Кроуфорда.  Ворованный  скот  был  продан  и  выручка  от  этого  была  отправлена  в  Мексику  для  возмещения  его  владельцев,в  соответствии  с  имевшимися  на  животных  клеймах.Джеронимо  никогда  не  забыл  и  не  простил  это  оскорбление,и    по  всей  видимости  как  раз  это   и  послужило   предпосылкой  для  его  мятежа  следующего  года.
Большинство  чирикауа  были  поселены  под  надзором  Дэвиса  в  Тарк  Крик,примерно  в  семнадцати  милях  юго-западнее  форта  Апачи. Дэвис  и  Кроуфорд  хорошо  понимали,что  апачи   больше  подходили  для  пастушьей  деятельности,чем  к  занятию  земледелием,поэтому  было  порекомендовано  обеспечить  их  овцами  и  крупным  рогатым  скотом.Это   находилось  в  ведении  Индейского  Бюро,но  оно   по-прежнему  находилось  под  влиянием  «Друзей   индейцев»,которые  настаивали,чтобы  все  индейцы    в  семилетний  период  стали  как  белые  фермеры,если  только  они  конечно  не  помрут от  голодной  смерти   в  процессе.    Поэтому вместо  домашнего  скот,   Индейское  Бюро  прислало  апачам   с  десяток   пустых повозок,плуги,комплекты  упряжи, мотыги,лопаты,  и  несколько  мешков  семенной  кукурузы  и  пшеницы.Всё  это  оказалось  не  совсем  бесполезным,как  можно  было  бы  полагать,так  как  появилась  возможность  впрягать  пони  в  повозки  и  плуги,что  оказалось  весёлым  зрелищем.Бывшие  ренегаты    предприняли  немного  усилий  в  занятии  фермерством, ну  может  если  не  считать   выращивания  некоторого  количества  кукурузы  для  варки  тисвина.

0

72

Более  трудновоспитуемые  общины   апачей  чирикауа  и  уорм  спрингс,  во  главе  с  Мангусом,Чиуауа  и  Джеронимо, были  собраны  вместе  в  лагере  у  Тарки  Крик   в  нескольких  милях  от     палатки  Дэвиса.Последователи  Кайтенае  тоже  расположились  лагерем  на  расстоянии,но   викиуп  самого  предводителя  находился   на    гребне  горы,возвышаясь  над  палаткой  Дэвиса,так,что  он  мог  бы  наблюдать  оттуда  за  всем,что  происходит.
Живя    в  одиночестве  с  апачами  чирикауа  и  уорм  спрингс , Дэвис  всё  больше  восхищался  ими,а  особенно  своим  первым  сержантом  Чато,которому  он  теперь  доверял  полностью.Также  он   часто  виделся  с  Локо  и   установил  с  ним  дружеские  отношения. И  поэтому,когда  случился  новый  мятеж,то  Локо и  его  люди  не  приняли  в  нём  участия.Дэвис  хорошо    познакомился  с  младшими  вождями  Бонито  и  Зеле,которые  часто  приходили  к  нему,а  также  с  остроумным  разведчиком  по  имени   Датчи, потому  что  он  был  дотошный  как  немец.Джеронимо,Начез  и  Кайтенае,  держались  особняком , сторонясь  Дэвиса. Иногда  он  виделся  с  Чиуауа,когда  тот  приходил  жаловаться  на   запрет  тисвина,якобы  из-за  того,что  это  не  было  оговорено  в  соглашении.Но  особое  беспокойство  Дэвиса  вызывал  Кайтенае,так  как   он  и  его  группа     не  скрывали  свой  антагонизм  и  казалось,что  готовы  при первой  возможности  вызвать  проблемы.
Дэвис  узнал,что  апачи  на  самом  деле  не  держали  зла  за  прошлые  обращения  с  ними,только  лишь  находились  от  этого  в  замешательстве.Почему  правительство   совершало  то  или  иное  по  отношению  к  ним? «И  самое  главное»,-писал  потом  Дэвис,-«они   сомневались  будет  ли  им   позволено  жить   в  мире. Несчастные  дьяволы! Их  страхи  были  реализованы.Два  года  они   были  заключёнными  во  Флориде.Четыреста  невиновных  людей,-мужчин,женщин  и  детей,-были  наказаны  за  вину  едва  одной  четверти  из  них,которые  были   запуганы  и  уведены  из  резервации  Джеронимо,Чиуауа  и  ещё  двумя  или  тремя   оппозиционерами!».   Но  больше  всего  Дэвиса  поражало  в  апачах  их  полное  пренебрежение  к  последствиям , когда  они  были  слишком  экзальтированы  или  взбешенны.
  Летом  1884-го  года  Крук   отправил  письмо  Герберту  Уэлшу  из  Из  Ассоциации  Индейских  Прав. «Самые  свирепые   из  индейцев»,-писал  он,-«апачи , теперь  мирные.Мнения  о  том, какое  место  апачи  могут  занимать  в  шкале  интеллекта,могут  различаться.Размышляя  про  себя  и   опираясь  отчасти  на   свой  обширный,    более,чем  32-х  летний  опыт,я  без  стеснения  помещаю  апачей  на  самый  верх,  за  их  природный  интеллект  и  проницательность». «В  прошлом»,-заключил  он,-«апачи  систематически  и  возмутительно  грабились  бандой  акул,тонко  замаскированных  под  индейских  агентов  и  других  негодяев».
Однажды  пришло  сообщение  от  лейтенанта  Веста,что  он  собирается  приехать   отобедать  дикой  индейкой.  Дэвис  обязывающе  уселся  на  лошадь  и  поехал  стрелять  диких  индеек.Он  охотился   по-началу   возле  ручья,а  потом  направился  на верх  месы.Услышав  квохтанье  индеек   в  стороне  ручья,Дэвис  повернул  обратно    и     застрелил  одну из  них.В  эту  ночь  он  услышал  удары  гальки  об   верх  его  палатки.    То  был  сигнал, означавший,что  один  из  его  секретных  шпионов  пришёл  для  доклада.Тайным  агентом  была  женщина,которая  спросила  у  него,  почему  он  повернул  обратно  с  месы  сегодня   утром.Когда  он  ответил,что  услышал  внизу  возле  ручья  квохтанье  индеек ,то  она  сказала,что  «в   одном  индюке   находился   хороший  дух  одного  из  твоих  предков».Затем  она  пояснила,что  когда  он  пошёл  по  тропе,    то  Кайтенае  и  его  люди  как  раз  распивали  тисвин  на  верху  этой  самой  месы.Они  увидели  его  и  подумали,что  он  идёт  их   арестовывать.Они  побежали  за  своими  винчестерами  и  легли  в  ожидании,так  как  уже  решили,что  будут  игнорировать  распоряжение  Крука,   запрещающее  пить тисвин,и  поклялись,что  убьют   любого,кто  этому  помешает. Поняв, насколько   близко  он  находился  от  своей  смерти,Дэвис  помолился  за  то,чтобы   индейка,которую  он  застрелил,была  не  та,которая  спасла  ему  жизнь.
Ради  предотвращения  насилия,которое  казалось  неизбежным,если  бы  Кайтенае  наконец  добился  бы  своего,Дэвис  решает  арестовать  его  и  отправить  в   Сан  Карлос,чтобы  капитан  Кроуфорд  разобрался  с  ним.Это   обещало  быть  рискованным  предприятием,так  как  последователи  Кайтенае  были  тоже  настроены  на  борьбу,как  и  он  сам,а  память  об  аресте  в  Сибекью   трёхгодичной  давности  всё  ещё  была  свежей.Но  Дэвис  хорошо  знал,что  Кайтенае  находился  в  оппозиции  к  Чато,Бонито,Локо,Мангусу  и  Зеле,и  поэтому  рассчитывал  на  помощь,  или  хотя  бы  на  нейтралитет  вышеназванных  предводителей.
Когда  лейтенант   Вест  уезжал  этой  ночью,то  Дэвис   попросил  у  него   о присылке  четырёх  кавалерийских  рот  из  форта  Апачи,а  также сказал,что  они  должны  прибыть  до  восхода  следующего  дня  и  остановиться  в  нескольких   сотнях   ярдах  от  его  палатки.На  рассвете  он  послал  разведчиков,чтобы  они  созвали  всех  предводителей  в  его  палатку.Они   пришли  вооружённые,так  как   через  «индейский  телеграф»  узнали,что  войска  выступили  из  форта  и  направились  в  сторону  Тарки   Крик.Они  казались  взволнованными  и  хотели  знать,  почему  он  вызвал  их.Дэвис  ответил,что  он  всё  им  скажет,когда  прибудет  Кайтенае.
Как  раз  последним  кто  прибыл,и  был  Кайтенае,который подъехал  со  своими  вооружёнными  людьми  и  раздражённо  спросил  у  Дэвиса,  зачем  он  его  позвал.Дэвис  ответил,что  собрался  отправить  его  в  Сан  Карлос.Кайтенае  потребовал  объяснений,потому  что  хотел  знать  в  чём  его обвиняют,а  затем  развернулся  и   пошёл  обратно  к  своим  людям.Те  выстроились  в  линию,с  винтовками  наготове,  и  сделали  шаг  вперёд   ему  навстречу.Когда  Кайтенае  пошёл  обратно,то  разведчики  Датчи  и  Чарли   быстро  отправились  за  ним  с    взведёнными,  и  наведёнными  прямо  винтовками  в  своих  руках.Кайтенае  посовещался  со  своими  людьми,а  потом  возвратился  к  Дэвису. За  двести  ярдов  до  палатки  Дэвиса  кавалеристы  спешились  и  выдвинулись   вперёд  на  линию  огня  с  взятыми  наизготовку  карабинами.Люди  Кайтенае  стояли,когда   тот  вновь  подошёл   к  Дэвису   и    дрожа  от   гнева  ещё  раз  потребовал  объяснить  в  чём  его  обвиняют. Дэвис  с  облегчением   поняв,что  Кайтенае  отказался  от   сражения,отстегнул  у  воина  его  патронташ  с   кобурой  и  пистолетом  и  перебросил   это  через  свою  руку,сказав  при  этом,что отныне  Кайтенае  находится  под  арестом  и  должен  быть  отправлен в  Сан  Карлос.Кайтенае   как-то  вдруг  разом  обмяк.
Бонито  подошёл  к  Дэвису  и  предложил  себя  и  Чарли  в  качестве  заложников  ради  безопасной  доставки  Кайтенае  в  Сан  Карлос , если  Дэвис  возвратит  ему  оружие  и  позволит   идти  ему   в  Сан  Карлос  как  воину,а  не  как  арестанту.Без  излишних  колебаний  Дэвис  отдал  Бонито   ремень  с  пистолетом  и  сказал  офицеру,командовавшему  кавалерией,что  он  со  своими  людьми  может  возвращаться  в  форт  Апачи.
Апачский  суд    Сан  Карлоса  нашёл  вину  Кайтенае,  и  Кроуфорд  приговорил  его  к  трём  годам  заключения  в  Алькатрасе.Генерал  Крук, уверенный  в  том,что  Кайтенае  не  был  настолько  уж  непримиримым  противником,находился  постоянно  в  курсе  его  поведения  там , и  по  прошествии  восемнадцати  месяцев  помиловал  его.
Он  сказал,что  «его  авторитет  среди  его  людей,неважно  используется  он  во  благо  или  во  вред,но     очень  значителен».  Отношение  Кайтенае  полностью  изменилось   после  его  опыта  в  Алькатрасе.Когда  он  возвратился оттуда,то  был  уже  вполне  добродушным  и  дружелюбным   и  охотно  принял  предложение  Крука  поступить  на  службу  разведчиком.
В  августе  1884  года  Уилкокс  ушёл  с  поста  агента,а  в  декабре  на  его  место  был  назначен  Чарльз  Форд.Вскоре  между  новым  агентом  и  капитаном  Кроуфордом  возникли  серьёзные  трения.Скромный  человек,  пользовавшийся  непререкаемым  авторитетом  у  своих  подчинённых, Кроуфорд  был  уверен   в   том,что   апачи  достойны  справедливого  отношения,   и  занимал твёрдую  позицию  в  каждом  отдельно  взятом  случае,касающимся  их. Ещё  раньше  он  предупредил  Уилкокса,что «ни  одного  человека  не  убережёт  мой  старший  офицер,если  только  тот  решит  встать  между  мной  и  моими  индейцами».В  результате  Кроуфорд    часто  вступал  в  противоречия  как  с  агентами,так  и  с  частными  интересами,в  угоду  которых  кое-кто  пытался   использовать  апачей.Форд,который  точно  также  как  Кроуфорд  был  определён  помогать  апачам  любыми  возможными  способами,а  также  в  том  плане,чтобы  осуществлять  нормальное  функционирование  своих  законных  полномочий  как  агента,был возмущен  тем,как  Кроуфорд  организовал  работы  на  оросительной  системе .Он  назначает  нового  руководителя  апачской  полиции  и  главу  фермерского  хозяйства,который  распорядился  приостановить   рытьё     поливных  канав.   Для  соблюдения  этого  распоряжения,Форд  указал  своей  полиции  забрать  кирки  и  лопаты. 
Другим  источником  разногласий  была  выдача  установленных  товаров   в  Тарки  Крик апачам  чирикауа  и  уорм  спрингс,которые  остро  нуждались  в  одежде.Форд ,вскоре  после  своего  прибытия  начал   осуществлять  выдачу  необходимых    товаров   в  Сан  Карлосе  и  предложил   ездить  в  форт  Апачи  и  совершать  распределение  там,так  как  ему  была  необходима  упорядоченное  регулирование  и  он  должен  был  лично  присутствовать  при  этом  и  принимать  квитанции.  Но  Кроуфорд  не  мог  позволить,чтобы  агент  так  или  иначе  вступал  в  контакт  с  бывшими  отщепенцами.Он  отправляет  два  вьючных  обоза  из  форта  Апачи  с  требованием  к  агенту  немедленно  передать  товары  первой  необходимости.Форд  ответил,что  он  не  может  это  сделать  из-за    существующих  определённых  правил.Тогда  Кроуфорд  приказал  вьючным  обозам  возвратиться  в форт  Апачи.Он   телеграфирует,что  департамент  внутренних  дел  хочет  создать  недовольство  среди  бывших  врагов  и-за   всплывающей  наружу   неточного   определения  стоимости  товаров.  В  результате  из-за  упрямства  Кроуфорда  апачи  чирикауа  и  уорм  спрингс  не  получили   никакой  одежды  в  зиму,хотя  она  была  в  том  году  необыкновенно  суровой.

Отредактировано Коакуче (27.11.2012 17:38:14)

0

73

Апачи   быстро   узрели  трения  между  военными  и гражданскими  властями  и  использовали  это  для  своей  выгоды.Неповиновение  властям  быстро  распространилось  из  Сан Карлоса  в  отдалённые  лагери  и  вскоре  Дэвис  уже  получал  частые  сообщения  о  пьяных  драках  из-за  тисвина,  и   об  избиениях  жён.Когда  он  арестовал  одного  человека  за  варку   тисвина,а  другого  за  избиение  жены,и  отправил  их  в  Сан  Карлос,то  пришли  Начез  и  Чиуауа  вместе  с  другими  предводителями,  и    сердито  потребовали  отпустить  обоих  задержанных.А когда  уже  и  Мангус  присоеденился  к  протестующим,то  стало  окончательно  ясно,что  нарушение  субординации   зашло слишком  далеко,так  как  он  был  одним  из  самых   контактных  предводителей  и  иногда  вместе  с  Локо   приходил на  помощь  Дэвису.Предпоследняя  жена  Мангуса  была  возвращена  мексиканскими  чиновниками  и  так  как  она  была  умельцем  в  изготовлении  тисвина,то  Мангус  хотел,чтобы  она    имела  возможность  сбывать  свой  товар.Другим  предметом  спора  было  право  апачей  на  битьё  своих  жён  и   причинение  им  увечий  за  их  прелюбодеяние.
Обстановка  в  Сан  Карлосе  неумолимо  ухудшалась  и  так  как  соглашение  между  двумя  департаментами   оставляло  в  силе  для  военных    право  на  полицейское  управление  резервацией,то  чиновники  Индейского  Бюро   решили  ограничить  армейские  полномочия  в  таком  контроле.Территориальная  пресса  взяла  сторону  тех,кто  был  против  того,чтобы  помогать  апачам  становиться  экономически   самостоятельными,и  приступила  к  безудержным  нападкам  на  Крука  и  Кроуфорда.Нападки  на  Кроуфорда,вместе  с   продолжающимися  интенсивными  разногласиями  между  ним  и  Фордом, вынудили  его  обратиться  в  следственную   коллегию.Она    во  всём  его  поддержала,но  не  видя  никакого  просвета   на  продолжение  конструктивной  работы  среди  апачей,  попросила  Кроуфорда  вернуться  в  свой  полк. Его  заменил  капитан  Фрэнсис  Пирс  из  1-й  пехоты,который  по  несчастью  не  знаком  был  с  апачами.Такое  изменение  в  столь  критический  момент  привело  к  катастрофическим  последствиям.
Перед  самым  рассветом  15-го  мая  1885 года   все   вожди,младшие  вожди  и  около  пятидесяти  других,собрались  возле  палатки  Дэвиса.Когда  Дэвис  огляделся  кругом,то  отметил  про  себя,что   среди  них  не  было  ни  одной  женщины  и  ребёнка,а  это  был  зловещий  знак.Но  ещё  более  угрожающим  было  присутствие  нескольких  вооружённых  воинов  на  верхушке  соседнего   холма,откуда  они  могли  рассмотреть  любое  перемещение  войск   в  форт  Апачи  или  из  него.За  исключением  Чато,который  остался  снаружи  с  ротой  разведчиков, все вожди  и  младшие  вожди  вошли  в  палатку  и  присели  на  корточки  в  полукруг  перед  Дэвисом.Локо   приступил  к  своей  медленной,с  запинками  речи.Вскочив  на  ноги,  Чиуауа    в  нетерпении  прервал  его. «Что  я  должен  сказать,можно  выразить  в  двух  словах»,-сказал  он,-«а  Локо  может  говорить  весь  оставшийся  день,если  он  этого  захочет».Он  вновь  высказал  прошлые  доводы  насчёт  изготовления  тисвина  и  битья  жён. Потом  он  сказал,что   они  согласны  оставаться  в  мире  с  американцами,мексиканцами  и  другими  индейцами,но  они  не  согласны  ни  на   чего,что  касается  регулирования  отношений  между  ними  самими.Чиуауа   сетовал,что  они  не  дети,которых  нужно  учить  как  им    поступать  со  своими  жёнами  или,что   есть  и   пить. «Как  нам  обращаться  с  нашими  жёнами  это  наше  собственное  дело»,-продолжил  он,-«и  в  любом  случае  с  женщинами  не  обращаються  плохо,если  они  ведут  себя  хорошо». 
Дэвис  напомнил     по  каким  причинам  Крук  запретил  им  пить  тисвин. Старый  Нана,который  был  особенно  раздражён  запретом  на  избиение  жён,  что-то  проговорил,а  затем   вышел  из  палатки.Микки  Фри,который  был  переводчиком,молчал.Дэвис  настоял,чтобы  он  перевёл,что  сказал  Нана.  Нехотя  Микки  Фри   проговорил  ему: «Нантан  Энчан(Крепкий  Вождь)  сказал,что  он  не  может  советовать  тебе,как  обращаться  с  женщинами. Ты  всего  лишь  мальчик.Он  убивал  людей  ещё  до  того,как   ты  родился».Чиуауа,который  тоже  находился  в  скверном  настроении,приступил  к  изложению  непосредственной  цели  их визита.»Мы  все  пили  вчера  вечером  тисвин»,-сказал  он  вызывающе,-«все,кто  в  палатке  и  снаружи,и  много  больше,кроме  разведчиков.Что  ты  собираешься  с  этим  делать?Ты  собираешься  поместить  нас  всех  в  тюрьму?У  тебя  нет   достаточно   большой  тюрьмы, даже  если  ты  сможешь  нас  всех привести  в  тюрьму». Дэвис  ответил,что   попойки  с  тисвином  это   серьёзный  предмет  и  он  здесь  ничего  не  может  решать.Он  может    послать  телеграмму  Круку  для  высылки  инструкций  и   как  только  они  придут,то  он  сообщит  им.
Апачи  ещё  не  видели  Крука  после  своего  возвращения  в  резервацию,и  некоторые  из  них,особенно  Джеронимо,часто  спрашивали  Дэвиса,  заведовал  ли   ещё  ими  Нантан  Лупан.Крук  был  человеком,которого  они  боялись  больше  всего,но  он  был  также   единственным,которому  они  доверяли  их  защиту  против  хищных  англо. Из-за  того,что  Кроуфорд ,Эллиот,агент  Уилкокс,а  также  люди  полковника  Бьюмонта ,как  они  знали,ушли, они  начали  подозревать,что  Крук  тоже  покинул  Аризону.Из-за  постоянных  вопросов  насчёт  Крука,Дэвис  понимал,что   их  не  удовлетворяют  его ответы.Он  и  апачи  ожидали  с  нетерпением  ответ  Крука,но     так  никогда  и  не  дождались.
Согласно  правил  отправки  военных  телеграмм,Дэвис  должен  был  направить её  через капитана  Пирса,его  непосредственного   начальника.Пирс  в  свою  очередь  должен  был  переслать  её  с  собственным   одобрительным  или  неодобрительным   мнением,или  просто  с   объяснительными  примечаниями.Из  Сан  Карлоса  телеграмма   пересылалась  на  станцию  Уилкокс,чтобы  уже  оттуда  её  передали  по  военному  телеграфу  в  штаб     Крука  в  казармы  Уиппл. Из-за  того,что  происходили  частые  утечки  информации,которую  газеты   горели  желанием  опубликовать,особенно  если  она  содержала  сенсационную  новость  в  ущерб  репутации  Крука,генерал  приказал  все  сообщения  ограничивать  голым  изложением  фактов.Он  и  так  был  хорошо  посвящён  в  каждый  аспект  деятельности  резервации  и  сразу  знал,что  ему  предпринимать,поэтому  никакие  комментарии  или  рекомендации  ему  были  не  нужны.Следовательно,в  своей  телеграмме  Дэвис  изложил  просто  факты.Капитан  Пирс  всего  два  месяца  находился  в  Сан  Карлосе  и  понимал,что  его  знания   об  апачах   слишком  ограничены   и  поэтому  он   полагался  всегда  на  совет  разведчика  Эла  Сибера.Следовательно, когда  пришла  телеграмма,то   Пирс  разбудил  его,всю ночь  игравшего  и  пившего,и  чей   разум  поэтому   был  далёк  от   прояснения.Сибер  глянул  на  телеграмму  мутными  глазами.  «А  это  только про  попойку  с  тисвином»,-сказал  он,-«Не  обращай   на  это  внимания. Дэвис    справиться  с  этим».Он  откинулся  на  спину  и  продолжил  спать.Пирс  подшил  телеграмму  в   архив,вместо  того,чтобы  отправить  её  Круку,и  тем  самым    послужил  причиной  возникновения  большого   несчастья.
Четырьмя  месяцами  спустя,когда  Дэвис   докладывал  ему  о  прошедшей  кампании  в  Мексике,Крук  упомянул,что  газеты  были  высокого  мнения  о  телеграмме,которую  как  они  утверждали,  Дэвис   отправлял.Дэвис  подтвердил,что  посылал  телеграмму  и  получил  копию  у   Пирса.Позже  Крук   заявил,что  если  бы  он  получил  это  сообщение,то  мятежу   возможно  можно  было  бы  помешать,и  в  любом  случае  они  перехватили  бы  апачей  ещё  до  того,как  те  достигли  бы  Мексики.Если  бы  Кроуфорд    на  тот  момент    находился  на  командовании  в  Сан  Карлосе,то  он  распознал  бы   срочность  этого  сообщения  и     поступил  бы  соответственно  этому.
А  тем  временем , Дэвис  и  апачи  со  всё  возрастающей  тревогой  ожидали  ответа  Крука.   В  воскресный  полдень,через  три  дня  после  отправки  телеграммы, Дэвиса  позвали  судить  бейсбольный  матч  между  двумя  командами  поста.Во  время  игры,  Чато  и  Микки  Фри   сообщили  ему,что  много  апачей  покинули  свои  лагеря  в   Тарки    Крик  и  отправились  в  Мексику. Дэвис  тут  же  попытался  отослать  Пирсу  сообщение,но   связи  опять   не  было.Тогда  он   позвал  скаутов   Чато,Чарли  и  Датчи, которым  доверял.    Они  встали  рядом  с  ним  и предусмотрительно   взяли     свои  винтовки  наизготовку ,и  Дэвис  приказал  им  стрелять  в  любого,кто  попытается   поднять  своё   оружие  с  земли.Второй  сержант   Перико,брат  Джеронимо  по  отцу,и  двое  других  разведчиков , выбежали  из  линии  апачей  и  исчезли  в  кустарнике.Джеронимо  приказал  им  убить     Дэвиса  и  Чато,но  они  не  смогли  застать  их  врасплох  и  поэтому  тоже  бежали  на  юг  вслед  за  остальными.Апачи  обрезали  телеграфный  провод  в  резервации,в  том  месте,где  он  проходил  через  разветвление  дерева , и  связали  его  концы  ремешками  из  оленьей  кожи.Когда    на  следующий  день  обрез  был  найден,то  апачи  уже  были  в  ста  милях  от  резервации  и  передвигались  достаточно  быстро.Джеронимо  и  его  группа  взяли  настолько  резвый  старт,что  не  было  никакой  надежды  догнать  беглецов  в  обозримом  времени.Дэвис  провёл  поголовный  подсчёт     чирикауа  и  уорм  спрингс  и  обнаружил  нехватку     тридцати   пяти   мужчин,восьми  юношей,достаточно  взрослых,чтобы  сражаться,и  десяти  женщин  и  детей. Предводителями  мятежа  были  Джеронимо,Чиуауа,Начез,Мангус  и  Нана. Бонито,Зеле , Локо  и  большинство  членов  обеих  общин,  остались  на  месте.
Капитан  Пирс   отправился  по  следу   Джеронимо,оставив  агента   Форда  без  армейской  поддержки  по  управлению   резервацией,так  как  апачская  полиция  была   расформирована.Форд  перед  побегом  просил,и  получил  разрешение    на  организацию  нового  полицейского  подразделения  для  агентства. Когда  лейтенант  Джон  Макдональд  из  10-й  кавалерии  попытался  арестовать  одного  из   апачей  полицейских,то  Форд  помешал  ему.Когда  Люциус  Ламар,министр  внутренних  дел,узнал  об  этом  конфликте, то  приказал  Форду   выдать  этого  апачи, приостановить  исполнение  своих  обязанностей,и  попросил  военного  министра  Уильяма  Эндикотта  назначить  офицера  на  временное  управление агентством.Эндикотт  назначает  капитана  Пирса  и  армия  наконец-то    взяла  верх  в  борьбе  за  контроль  над  Сан  Карлосом,и  удерживала  его  в  течение  16  лет.

Отредактировано Коакуче (27.11.2012 17:29:59)

0

74

Среди  бежавших  апачей  вскоре  возникли  разногласия,когда  Начез  и  Чиуауа  обвинили  Мангуса  и  Джеронимо  в  том,что  те  соврали  сказав  им,что  якобы  идут  войска,чтобы  их  арестовать.Они  грозились  убить  Джеронимо,но  ограничились  в  итоге  разделением.Чиуауа  и  его  группа  укрылись   в  горах  Могольон  северо-восточнее  Моренси ,  чтобы  обсудить  возможность  возвращения  в  Кэмп  Апачи.Но  прежде,чем  они  достигли  какого-либо  консенсуса, Дэвис  и  его  скауты  атаковали  их. Чиуауа  и  его  люди  бежали  от  них   не  останавливаясь  на  протяжении  90  миль,и   остановились  на  отдых  уже   на  мексиканской  стороне  границы.В  Скелетном  каньоне  они  обнаружили  лагерь  с  припасами,принадлежащий  роте D из  4-й  кавалерии,охраняемый  сержантом  и  семью  рядовыми.Они  неожиданно  атаковали  его,убивая  сержанта  с  двумя  другими  и  захватывая  все  имеющиеся  там  боеприпасы  и    продовольствие,а  также  табун  лошадей  и  мулов.
Генерал  Шеридан  немедленно  приказал  отправить   ещё  одну  экспедицию  в  Мексику  и  передал  посты  Нью-Мексико  в  департамент  Аризоны,чтобы  упростить  командование  операцией.Зная,что  ренегаты  должны  будут  совершить  набег  к  северу  от  границы,чтобы  добыть  боеприпасы  для  имеющихся  у  них  американских  винтовок,Крук  расположил  кавалерийские  отряды   у  каждого  водного  источника   вдоль  границы  от  гор  Патагония  в  Аризоне  до  Рио  Гранде.Он  поспешно  вернул   в  Аризону   капитана  Кроуфорда  и   в  июне  отправил  его  в  Мексику  с  большой  группой  апачских  скаутов . В  июле  туда  же  последовало  другое    подразделение,состоящее  из  двух  рот  4-й  кавалерии  под  командованием  капитана  Вирта  Дэвиса    и  роты скаутов  апачей  Белой  Горы  под  командованием  лейтенанта  Гейтвуда.
Дэвис  нагнал  арьергард  апачей,пересекающий  крутой  каньон,но  они  его  жёстко  встретили  ружейным  огнём  и  в  итоге  бежали.К  северу  от  Скелетного  каньона  лейтенант  Бриттон  Дэвис   присоеденился  к  отряду  Кроуфорда,и  уже  вместе  они  пересекли  мексиканскую  границу,имея  при  себе  кавалерийский  отряд  и  130  скаутов.Севернее  Опуто  они  обнаружили  следы  враждебных.Понимая,что  бесполезно   за  ними  идти  с  кавалерией , Кроуфорд  посылает    по  следу  30  скаутов  во  главе  с  Чато  и  сержантом    апачей  Белой  Горы  Большим  Дэйвом.
На  следующий  день  разведчики  вернулись  с  пятнадцатью  женщинами  и  детьми,которых  они  захватили,а  кроме  того  они  вели  пятьдесят  четыре  кавалерийских   лошадей ,которых    ренегаты  забрали  из   армейского  лагеря  с  припасами.В  бою  Большой  Дэйв  был  ранен  в  локоть  и  военврач   уже  собирался  отрезать  ему  руку,когда  был  остановлен  апачами,сказавшими,что  они  сами  будут  лечить   его  рану.Они  свернули  в  круг  две  коротких зелёных   ветки,обернули  их   узкими  полосками  ткани  и  перетянули  руку  сверху  и  снизу  от   пулевого  отверстия.На  рану  они  наложили  припарку  из   зелёных  побегов  кирказона (растение)  и  меняли  её   каждые  несколько  дней.К  изумлению  врача   это  лекарство  совершенно  не  пропускало  воду.Он  был  уверен,что  рука   должна  стать  негнущейся  и  значит  ни  к  чему  не  пригодной.Но  Большой  Дэйв  в  итоге  вернулся  на  службу. 
При  посещении  Накори,  лейтенант  Дэвис   из  первых  рук  узнал  об  издержках  апачской  враждебности  в  Соноре. Население   города  было  сокращено  до  313  человек  и  из  них  всего  15  были  взрослыми  мужчинами.Каждая  семья  потеряла  как  минимум  одного  своего  члена  убитым  или  захваченным  апачами.Перед  тем  как  отправиться  дальше  по  следу  Джеронимо, Дэвис  узнал,что  лейтенант   Эллиот  с  пятью  скаутами  и  двумя  погонщиками  были  убиты  или  схвачены  мексиканскими  солдатами,расположенными  в  городе  Эль   Валье.Вечером,в  страшную  грозу , Дэвис  уселся  на  мула  и  отправился  в  этот  город  в  поисках  Эллиота.По  пути  он  встретил  четырёх   всадников,которые  спросили  по-испански  кто  он. Дэвис  ответил,что  он  американский   офицер,а     потом  узнал,что  перед  ним  два  мексиканских  офицера  с  двумя  солдатами  в  качестве  эскорта.Они  заверили  его,что  Эллиот   с  двумя  своими  людьми  находятся  невредимыми  в  Эль  Валье.Пока  они  разговаривали  сверкнула  молния  и  раздался  крик  ужаса  одного из  солдат.  При  свете  Дэвис  увидел,что  они  были  окружены  десятком  обнажённых  мужчин,у  которых  были  хмурые  физиономии   с   сверкающими  чёрными   зрачками  глаз.
Он  разглядел   тёмные  банданы  на  их  головах,их   набедренные  повязки,  и  на   каждом  сдвоенные  патронташи,а  затем  небо  вновь  стало  тёмным.Мексиканские  офицеры  и  их  люди  сидели  на  лошадях   застыв  от  страха.Затем  вспыхнула  ещё  одна  молния  и  Дэвис  узнал  Чато  и  некоторых   своих  разведчиков. Чато  объяснил,что  они  решили  не  отпускать  Дэвиса  одного  в  поездку  в  мексиканский  город ,так  как  если  бы  он  был  убит,то  его  убийцы  тогда,заплатили  бы  за  это  очень  дорого.Они  незаметно  ускользнули  из  лагеря  и    следовали  за  ним  неподалёку. Дэвис  заверил  Чато,что  он  находиться  в  безопасности  и  отправил  двоих  скаутов  в  лагерь,чтобы  те  сказали  Сиберу   встретить  его  утром  в  Эль  Валье.Но  Чато  всё  же  настоял , чтобы  проводить  его  до  окраины  города.
Эллиот   и  его  люди,задержанные  мексиканцами,были  отпущены  в  полдень  на  следующий  день,и  только  потом  Дэвис  со  своими  разведчиками  вновь  отправился  по  следу  Джеронимо.
Этот  след  тянулся  через  горный  хребет,который  мексиканцы  считали  непроходимым  для   любого  из  людей,но  апачи  преодолели  его  и  ушли  в  Чиуауа.Только  раз  они   чуть  не  застали  группу  Джеронимо,когда  те  совсем  недавно  очистили  ранчо  Террасаса  Санта  Клара,на  предмет  свежих   лошадей.   Из  ранчо,       Джеронимо  и  его  люди  устремились  на  север  к  границе.Дэвис  с  разведчиками   три  дня  упорно  их  преследовал,покрыв  за  это  время  125  миль.У  них  совсем  не  было  еды  и  разведчики  были  босыми,так  как  у  них  абсолютно  не  оставалось  времени  на  изготовление  новых  мокасин.Они  узнали,что  мексиканские  войска  находились  впереди  на  апачской  тропе,и  теперь,согласно  условиям  соглашения  с  Мексикой,  они должны  были  оставить  преследование  и  возвратиться  в  США. Ближайшей  точкой  в  Соеденённых  Штатах  был  Эль  Пасо,в  сотне  миль  на  северо-восток.В  надежде  добраться  туда  на  поезде  по  Мексиканской  Центральной   Линии,они  прошли  ещё  40  миль  на  восток  до  станции  Сан  Хосе.Однако  агент  на  станции   не  поверил,что  одетая  в  лохмотья,голодная  группа,является   частью  армии  США.Он  был  уверен,что  они  собираются  ограбить  поезд.Тогда  им  пришлось  идти  вдоль  линии  до  Эль  Пасо,покрыв  ещё  75  миль  за  два  дня,  совершенно  без  еды.
Мексиканский  офицер,командовавший   на  мексиканской  стороне  Рио  Гранде,тоже  не  поверил,что  бородатый,оборванный  Дэвис  был  американским  офицером.Когда  он  спросил  у  Дэвиса,как  тот  попал  в   Чиуауа,то  узнал,что  он  пересёк  горы  севернее  Рио  Арос, и    посчитал,   что  Дэвис  лжёт,так  как  мексиканская  армия  не  в  состоянии  была  преодолеть  эти  горы.Он  пригрозил  запереть  Дэвиса  в  караульном  помещении  и    расстрелять  его  людей,если  выяснится,что  они  апачи.Дэвис  ответил,что  его  люди  это  сорок  наилучших  апачских  бойцов  и,что  они   хотят  просто   переправиться  на  другой  берег  реки.Полковник  хоть  и  нехотя,но  позволил  им  это  сделать.За  24  дня  они   преодолели   в  дождь  и  по  грязи   больше  500  миль  гористой  местности.В  Эль  Пасо  Дэвис   подал  в  отставку, а  затем   приступил  к  деятельности  на  должности  администратора  в   ранчо  Корралитос  и  принадлежащих    ему  горных  разработках  в  Чиуауа.  Эл  Сибер  возвратился  с  разведчиками  в  Сан  Карлос.
В  сентябре  1885  года  группа  из  22  воинов  совершила  налёт  на  Аризону.Вскоре  скауты Кроуфорда  уже  шли  по  их  следам  и  вместе  с  солдатами  4-й  и  10-й  кавалерии   с  жаром  преследовали  их  до  Драгун  Маунтайнс.Скотоводы  из  долины  Сан  Симон  в  это  время  находились  в  каньоне  Уайт  Тейл,где  занимались  подготовкой  осеннего  загона  скота.Предупреждённые  о  том,что  в  районе  находятся  апачи,они  стреножили  своих  лучших  лошадей   и    на  ночь  устроились  отдыхать  в  постройку  ранчо.
С  наступлением  сумерек  войска  приблизились  к  апачам  и  были  уверены,что  утром  их  догонят,так  как  лошади  налётчиков  к  этому  времени  уже  должны  были  обессилить.Но  когда  с  рассветом  погоня  продолжилась,выяснилось,что  апачи  находятся   уже  слишком  далеко,так  как  сидели  они  на  самых  лучших  лошадях,которые   только  были  в  Аризоне,непреднамеренно,конечно,  предоставленные  им   скотоводами  долины  Сан  Симон.Кроуфорд  возвратился  в  форт  Апачи,так  как  срок  вербовки  его  скаутов  заканчивался.Всё,что  он  мог  предъявить  после  четырёх  месяцев  тяжелейшей,насколько  это  только   можно  вообразить,  кампании   двумя  колоннами,так  это  убийство  трёх  женщин  и  пленение  ещё  тридцати  других,а  также  захват  некоторого  лагерного  имущества  и    немногих  принадлежащих  враждебным  лошадей.
В  начале  ноября  Чиуауа  послал  своего  младшего  брата   Хосание  (Джосани,Ульзана)во  главе  десятка  воинов  в  один  из  наиболее  грандиозных  налётов  апачских  войн. Отряд   был  замечен  возле  форта  Апачи  и  на  его  поиски  были  отправлены  разведчики.Налётчики  обрезали  телеграфный  провод  и  атаковали  резервацию  Кэмп  Апачи,убив  всех  попавшихся  им  апачей,за  исключением  нескольких  женщин,которых  они  увезли,а  также  своровали  лошадей  в  лагере  Бонито.Очевидно,что  их  целью  была  месть  тем  апачам,которые   мирно  жили   в  резервации,и   главным  образом  она  предназначалась  семьям  апачских  скаутов. Небольшой  отряд  Хосание  устремился  в  горы  Могольон,с  преследовавшими  их  по  пятам  кавалерийским  отрядом  и  скаутами  навахо.Крук  выслал  ещё  роту  разведчиков  в  горы,чтобы  они  там  устроили  им  засаду.В  результате  разведчики  атаковали  лагерь  налётчиков  и  захватили  их  лошадей  и  лагерное  имущество.Но  на  следующий  день  стремительные  налётчики  напали  на  ранчо  на  среднем  рукаве  Хилы,убили  там  двоих  мужчин  и  обеспечив  себя  лошадьми,просто  исчезли.Через  десять  дней  они  устроили  засаду    кавалерийскому  отряду.К  своему  возвращению,через  четыре  недели    в  Мексику,Хосание   и  его  люди  преодолели  больше  1200  миль,убили  38  человек  и  украли  или  загнали  250  лошадей,потеряв  при  этом  только  одного  человека.
Во  время  этого  рейда,генерал  Шеридан  прибыл  в  форт  Боуи,присланный  военным  министром,чтобы  изучить  и  решить  наконец  «проблему  апачей».Среди  чиновников  в  Вашингтоне  всё  росло  убеждение,что  трудности  с  апачами   не  закончаться,пока  все  до  одного  апачи  чирикауа  и уорм  спрингс  не  будут  удалены  подальше  с  Юго-запада.Крук  сильно   этому  возражал,убеждая,что   во  вновь  сформированных  ротах  скаутов  было  много  чирикауа  и, что  выполнение  ими  своих  обязанностей   несомненно   отрицательно  повлияет  на  враждебных.Но  для  Шеридана,который  совсем  не  одобрял  применение  апачей  для  борьбы  против  апачей, это  был  пустой  аргумент.

0

75

В  декабре  капитан  Кроуфорд  вновь  вошёл  в  Мексику  во  главе большого  подразделения  скаутов  апачей  и  обычных  вьючных  обозов.Вместо   Бриттона  Дэвиса  ему  были  приданы  лейтенант  Марион  Маус  и  лейтенант  Шипп.Командиром  разведчиков  вместо  Эла  Сибера  был  Том  Хорн.В  начале  января  1886  года  они  неожиданно  напали  на  лагерь  враждебных,там  где  Рио  Арос  впадает  в Бависпе,и  захватили  всех  пони,лагерное   имущество  и   запасы  продовольствия.  Деморализованные обнаружением,  чирикауа перешли  на  сторону  разведчиков,  и  теперь  Джеронимо,Начез  и  Чиуауа,решили  начать  переговоры,согласившись  на  следующий  день  встретиться  с  Кроуфордом.На  рассвете  мексиканское   ополчение,которым  командовал  известный  охотник  за  скальпами,открыло  огонь  по  лагерю  Кроуфорда.Капитан  прокричал  по-испански,что  они  американские  солдаты  и  стрельба  прекратилась.Затем  Кроуфорд    встал  на  валун,чтобы  переговорить  с  мексиканским  командиром,но  тут  же  свалился,поражённый  выстрелом  в  голову.Теперь  уже,   взбешенные  апачские  скауты  открыли  огонь  первыми,убивая  командира  мексиканцев,его  сегундо  и   может  ещё  более  десятка  из  них,прежде,чем  лейтенант  Маус  не  остановил  стрельбу.Он   направился  прямо  в  гущу  мексиканцев,а  те  за  его  выпуск  потребовали  мулов  и  пайков.Даже  после  того,как  он  согласился,они   его  не  отпускали,пока    разведчики  апачи  не  огласили  окружающие  горы,отзывающимися  повсюду  эхом,     леденящими  кровь  боевыми  кличами.   А  Джеронимо  и  его  группа  молча  наблюдала  за  всем  происходящим.
Через  пять  дней  Кроуфорд  умер.А  пока  Маус  продолжал  переговоры  с  враждебными,которые  согласились через  свои  обычные  "две  луны" встретиться  с  Круком  в   Каньоне  де  Лос  Эмбудос   возле  границы.  Двадцать  пятого   марта  апачи,подозрительные  и  озирающиеся  на  предмет  ловушки,   прибыли  на  место  рандеву.Мангуса  и  ещё  тринадцати  других  с  ними  не  было.Согласно  сообщению, которое  Крук  отправил  Шеридану,ренегаты  остановились  в  примерно  500  ярдах  от  лагеря  Мауса. «Я нашёл  их  очень  независимыми»,-писал,-«и  такими  же  свирепыми,как   много  тигров.После  моего  с  ними  разговора,мне  показалось,что  невозможно  будет  получить  над  ними  хоть  какую-то  власть,лишь  при  условии,что  им  будет  позволено  возвратиться  в  резервацию  в  их  прежнем  статусе». Не   Крук,а  враждебные  диктовали  условия  своей  сдачи.Они    предоставили  ему  три  варианта  на  выбор:они    будут  на  востоке  вместе  со  своими  семьями  в  течение  двух  лет;они  просто возвращаются  в  резервацию,как  это  было  и  раньше; и  продолжение  войны.     
Крук  выбрал  первый  вариант  и  сообщил  Шеридану  об  этом  условии  сдачи.
Шеридан   категорично  это  отверг. «Президент»,-писал  он,-«не  может  согласиться  на  сдачу  враждебных,      с   условием   лишение  их   свободы  в  течение  двух  лет  на  востоке и  с  последующим   возвратом  в  резервацию.Он  указывает  Вам    вновь  отправиться  на  переговоры  с  ними  об  условиях     безоговорочной  их  капитуляции, оставляющей  им  только  их  жизни». «Примите  всевозможные  меры  предосторожности  на  случай  побега  враждебных»,- так  он  инструктировал  Крука,чтобы  добиться  от   апачей  безоговорочной  капитуляции.И  если   такие  условия  приняты  не  будут,то  Крук  ради  «пресечения  дальнейших  военных  действий,должен    уничтожить  враждебных».
Всё  это  означало  то,что  Крук, бывший  очень  щепетильным  в  отношение  своих  обещаний  апачам,теперь  должен  был  пойти,   как  он  считал,на   самое,что  ни  на  есть  предательство.Но  случилось  так,что   знаменитый «телеграф  апачей»  снова    предупредил   враждебных   о предстоящих  неприятностях .  Так  или  иначе,но  на  следующую  ночь,после  того,как  Крук  покинул  их  лагерь,  американец  по  имени   Трибо  продал   враждебным   мескал  и   плохой виски,а  также  сказал  им,что  все  те,кто  сдадуться,    будут   подвергнуты  пыткам,а  потом  повешены  территориальными  властями. Лейтенант  Маус  отправил  лейтенанта  Шиппа    с  солдатами,чтобы  уничтожить  любой  найденный    в  лагере   Трибо  алкоголь,но  было  уже  слишком  поздно.Джеронимо,Начез,  и  ещё  с  десяток   других, уже  напились.Ночью,двадцать  мужчин,тринадцать  женщин  и  шесть  детей,последовали  за  этими  двумя  вождями  в  Сьерра  Мадре,хотя     по  дороге  два  воина  образумились  и  повернули  назад.
Крук  телеграфировал  о  плохих  новостях  Шеридану,который  ответил  ему  31  марта : «Ваше  сообщение  получено  вчера.Оно  принесло  большое  разочарование.Но  кажется  странно,что  Джеронимо  и  его  группа  бежали  без  ведома  разведчиков». Возмущённый  оскорбительным  намёком  в  отношение   надёжности  его  разведчиков,Крук  заявил,что «нет  ни  каких  сомнений  в  лояльности  разведчиков  и  если  бы  было  возможно,то  они  помешали  бы  отъезду  враждебных».Он  отметил,что   враждебные   распологали  свои  лагеря  так,что  невозможно  было  их  окружить  или   застать  врасплох,или  даже  просто  держать  их  в  поле  зрения.
Шеридан  ответил,что  теперь  ничего  уже  нельзя  поделать,кроме  сосредоточения  войск   для  защиты  населения.Крук с  ним  был  не  согласен.Он  сказал,что  пока  враждебные  находятся  в  Сьерра  Мадре,войска  должны  быть  постоянно  наготове,так  как  враждебные   обеспечат  убежищем  всех  недовольных  из  резервации. «Я  считаю,что  план,согласно  которому  я  провожу  операцию, является    наиболее  подходящим  и  в  конце  концов  приведёт  к  успеху.Но  также  может  оказаться,что  я  слишком  привержен  собственным  взглядам  на  это  дело»,-продолжал  Крук,-«и  так  как  я  потратил  почти  восемь  лет  жизни  на  такую  изнурительную  работу  в  этом  департаменте,то    выражаю  своё почтение  и    прошу  отстранить  меня   сейчас  от  командования».Шеридан  без  промедлений  исполнил  просьбу  Крука  и  уже  на  следующий  день  генерал  Нелсон  Майлс  сменил  его.В  своих   указаниях  Майлсу,Шеридан     высказал  своё  убеждение  в  том,что  индейские  скауты  ненадёжны  и  посоветовал   ему «активно  и  решительно   использовать  регулярные  войска».Шеридан  был  уверен,что  политику  Крука  необходимо  дискредитировать.
А  пока,Чиуауа,Нана  и  около  60  других  чирикауа,  в  сопровождении  лейтенанта  Мауса прибыли  в  форт  Боуи.Через  несколько  дней  они  были  загружены   на  станции  Боуи  в  поезд  и  перевезены    в  очень  отдалённый   форт  Мэрион   в  Сент  Августине,во  Флориде.
Крук  больше  не  сражался  с  апачами,но  постоянно  им  помогал  в  оставшиеся  четыре  года  своей  жизни.

Отредактировано Коакуче (27.11.2012 17:32:50)

0

76

Коакуче написал(а):

ГЛАВА 12.  КРУК  И  ДЖЕРОНИМО.

Спасибо большое за перевод!!! Интересненько!!! :)

0

77

Спасибо,Саша  и  тебе.Забегая вперёд  скажу,что  Крук  скончался  во  время  дискуссий  куда  чирикауа  переселять, в  Сев.Каролину  или   в  форт  Силл,Оклахому,речи  о  возвращений  в  Аризону  даже  не  было.Крук  отстаивал  форт  Силл. Инфаркт,-  сердце  не  выдержало.У  апачей  был  великий  траур.Вот  такой  нонсенс.Человек,который  нашёл  путь,как  их  подчинить,оказался  любим  и уважаем  ими  больше  чем,кто-либо  другой  из  белых. В  итоге  помог  чирикауа,не  кто  иной,как  Майлс ,-"пленитель"  Джеронимо.В  1894  году  встал  вопрос  о  расселении  чирикауа  по  всем  резервациям.Майлс  неожиданно  резко  воспротивился  этому  и  предложил  отправить  их  всё  же  в  форт  Силл,его  послушались  как  человека,  которому  сдался  Джеронимо,а  значит  и  как  человека  поставившего  точку  в  апачских  войнах.

0

78

Коакуче,спасибо за перевод!! Сколько всего прочел...но читая выкладки на форуме нахожу все новое и интересное!

0

79

МЕСКАЛЕРО.
На  протяжении  девятилетнего  подготовительного  этапа,гарнизоны  на  границе   удерживали  границу  умело  используя  любые  возможности, ведя  хаотичные  военные  действия  против  неприятеля.Одна  группа  мескалеро,сконцентрированная  в  горах  Органа , вблизи  места  в  Новой  Мексике, где  теперь    расположен  Лас  Крусес ,  была  наиболее  беспокойной.Их  любимой  уловкой  был  приход  в  Эль  Пасо  для  проведения  мирных  переговоров, и  воровство  некоторого  количества   лошадей      по  возвращению  в  племя.Вновь  и  вновь  они   следовали  этому  своему  пути,  и  солдаты    должны  были  садиться  в  седло,устремляясь  в  направление  «скалистых  выступов»  их  горных  убежищ.Дон  Педро  Хосе  де  ла  Фуэнте  провёл  первую   успешную  кампанию  против  них  в  июле  1766  года.В  1769,они  отбивают  атаку   в  лице  капитана  Лопе  де  Куэльяра.
На   отдалённом  юге,генерал  Хуго  О’Коннор   был   более  удачлив. Он  решительно   двинулся   вслед  за  племенем  в   безводные  бросовые  земли  в  Больсон  де  Мапими  в  1773  году,разбил  его  и  выдавил   на  север  за  Рио  Гранде.Случайности  войны  сегодня   были  предрасположены  одной   направленности,назавтра  другой ,  но   апачей  это  по-видимому  особо  не  волновало  и  они    выказывали  мало  признаков  ослабления , поэтому    испанцы   большую  часть  времени    находились  в  затруднительном  положении.   Проблемой  даже  являлось  пропитание  верховых  лошадей,имевшихся  у  кавалеристов, и   периодически  высылалась  замена  тем  особям, которых  своровали  дикари.      И  даже  когда     трудности  признавались  относительно    приемлимыми, постоянно  казалось,что  испанцы  по  существу  дела  поступали  неправильно.Как   в  шестидесятых  годах например,когда   крупное  инспектирование   положения  дел  на  границе, обнаружило,что   склонившиеся   к  миру  апачи  приходили  в  Эль  Пасо  и  были  приняты  комендантом,капитаном      доном  Педро  Эль  Баррио.Баррио     вскоре     лишился  своего  поста.Его  преемник,  дон  Антонио  Дариоса  получил   предписание арестовывать  любых  индейцев,которых  он  обнаружит  в  пуэбло. Ему  не  удалось  наложить  свои  руки  на  многих из них,но  всё  же  он  схватил  нескольких  женщин,которые «закончили  свои  несчастные  дни на  шерстяных  фабриках  в  Энсинильяс».Ясно,что  индейцы   желали  отомстить  за  это.В  1774  году  они  убили  десять  человек  на  ранчо,принадлежавшем  Дариосе  и  там  же  своровали   лошадиный  табун.
В  следующем  году  испанцы  наконец  начали  сосредотачивать  свои  силы,по  мере  того,как  в  действие  приводилась  величайшая  их  индейская  кампания. На  юге  Нью-Мексико  было  собрано  больше  двух  тысяч  мужчин,и  вся  эта   масса,согласно  хорошо  продуманному  плану,начала  перемещаться  в  страну  апачей  в   покрывашем  широкое  пространство,  словно  заострённом,  тройном  клещевом  захвате. Старинные  записи    в  самых  общих  чертах  сообщают  об  этой  кампании,опуская  любые  подробности,которые  мы  хотели  бы  знать. Но  имеются  некоторые  статистические  её выкладки. Согласно  испанцам,  апачи  были  разбиты  в  пятнадцати  сражениях  и  потеряли  убитыми  138  своих  человек,пленными  104,а  также  1966  животных.Такая  победа  стала   единственным  возможным  примером  того,как  нужно  правильно  управлять,и  в  течение  следующих  пятидесяти  лет  победители  хорошо  использовали  трюки,которым  научились  в  этой  кампании  искоренения.  По  словам  Фелипе  де  Неве, хроникёра    триумфов  более  поздних  походов,правильным  методом  было «подкрадывание  тихо  и  без   розжига  огня;затем  утаивание  днём  и  посылка  лазутчиков  на  поиск  следов,изучение  любых  звуков,  и  наконец  неожиданное  нападение  на  врага». Год  спустя,в  1776,была  приведена  в  движение  следующая  эффективная  кампания.Войска  оттеснили  мескалеро  с  гор  Органа  к  Сакраментос  и   Пекос,и  даже  ещё  дальше  к  реке  Колорадо  в  Техасе. Там  отряд  команчей  сделал  за  испанцев  грязную  работу,истребив  триста  семей  апачей.   
Этого  было  достаточно  для  бежавших  мескалеро.  Четырнадцатого  декабря  1777 года,в  Эль  Пасо  приходит  индейский  эмиссар  и  предлагает  заключить  мир  от  имени  всех  его  людей,находящихся  в  Сьерра  Бланка,горах Сакраменто  и    Органа. Он  сказал,что   его  племя  имеет  проблему  хуже,чем  испанцы  себе  представляют,так  как  команчи  захватили  их  страну  и   «толкают  прямо  в  дома  испанцев». Последним  достаточно  было  просто  осмотреться  вокруг  себя,чтобы  понять,что  это  было  правдой. Одна  группа  апачей  сидела  на  корточках  на  расстоянии  пушечного  выстрела  от  Сан-Элисарио,в  двадцати  милях  от  Эль Пасо,а  другая    попряталась  по   норам возле  Хуэко  Тэнкс,в  тридцати  милях  восточнее. Конечно   комендант  пресидио  в  Эль  Пасо   дал  посланнику  мескалеро  уклончивый  ответ.  Сейчас  переговоры  были  неуместны,так  как  испанское  правительство  собиралось  предпринимать  меры,которые  должны  были   полностью  изменить  характер  жизни  в  индейской  стране. Проведя  десятилетнюю  подготовительную  работу,чиновники  Его  Величества  теперь  собирались  реорганизовать  всю  громоздкую  структуру  пограничного   администрирования. В  1776  году  земли  команчей  и  апачей  были  выделены  из  остальной  части  Мексики  и      преобразованны  в   Генерал-Коммандансе  Внутренних  Провинций. Но  это  не  должно  было  становиться  отдельной  и  независимой  частью  вице-королевства. Уважаемый  джентльмен  по  имени  Теодоро  де  Кройкс  был  назначен  командующим  этого  создания. Идея  де  Кройкса  заключалась  в  тщательной  перекройке  военной  системы,с  полным  отказом  от  бесполезных  имеющихся  сейчас  постов, возведение   других  на  лучших  позициях, организация  подразделений  легко-вооружённых  солдат  и  отрядов  милиции; принуждение  богатых  граждан  к  содействию  для  их  собственной  защиты,и  расположение  ограниченного  количества  лошадей  в  конюшнях,вместо  содержания  на  открытых  пространствах  больших  табунов  для  того,чтобы  индейцы  их   воровали. Ещё  одной  его  задумкой  было  то,что  дипломатия  должна  была  стать  такой  же  полезной   в  налаживании  отношений  с  красным  человеком,как  и  огнестрельное  оружие.
Он  совершил  одну  вещь,до  которой  никто  до  него  не  догадался,-разделение  мескалеро  и  липан,что  привело  к  войне  между  этими  двумя  племенами. Оказавшись  между  команчами  и  мескалеро,липаны  запросили  мир.  Мескалеро  из  Чиуауа  последовали  их  примеру  и  им  было  позволено  поселиться  в  заброшенном  пуэбло  Сан  Франциско,где  они   опробовали  очарование  сидячего  образа жизни  и  были  разумеется  разочарованны.
Де  Кройкс  мог  сделать  большее, если  бы  ему  дали  продолжить  свои  опыты,но  его   назначают  вице-королём  Перу.     На  границе   имелись  и  другие  деятельные  мужчины. Одним  из  таких  был  Джакобо  Угарте  де  Лойола,губернатор  Коауилы,который  стал  в  1786  году военным   командующим. В  рамках  интруссион,опубликованной  вице-королём  Галвесом,перед  его  смертью  в  том  же  году, Угарте  начал  претворять  в  жизнь  гибкую  политику, которая  подразумевала  силовое  принуждение  апачей  к  миру,а  затем  заключение   с  ними  соглашения. В  1787  году  он  укрепил  свои  силы,создав   альянс  с  команчами,которые  ненавидели  мескалеро.Тем  временем  возникает   главный  его  соперник,  Хуан  де   Увалде,который  был  назначен  губернатором  Техаса  и  принял  военное  командование  восточными  провинциями.Он  не  доверял  индейскому  перемирию  и   не  удостоил своим   вниманием   усилия   Угарте   в  этом  же  отношении.Его  войска     повсеместно  атакуют  различные  группы  мескалеро.Угарте  выражает  протест  вице-королю  Флоресу,но  безрезультатно.  В   ответ  на    глубокий  рейд  мескалеро  вглубь  Мексики   в  июле  1786  года, Угалде  начинает  семимесячную  кампанию  против      вождей    Сапато  Туэрто,Патуле, Куэрно  Верде   и  их  групп,которые  попытались  жить  под   перемирием  Угарте.  Но  Угалде  выиграл  борьбу  за  власть  и  его  руки  сейчас  были  развязаны. Однако  его  жёсткая  тактика  вызвала  мятеж  апачей  в  Коауиле. Группы  в  Нуэво  Вискайе  покинули   свою  резервацию  возле  современного  Пресидио,Техас,  и   скрылись  в  горах  Техаса  и  Мексики.
В  1789  году  Угалде  предпринял  против  них  кампанию  и  9 января   1790-го  разбил  их  у  Рио  Фрио  недалеко  от  Сан  Антонио,а  затем  загнал  в  горы,расположенные  восточнее  Эль Пасо.  Затем  преемник  Флореса  на  посту  вице-короля,  граф  Ревильягигедо,  сместил  Увалде  с  командования,  и  вновь  назначенный  на  эту  должность  Угарте,  воссоздаёт  хрупкий  мир,который  держался  на  системе  выдачи  щедрых  пайков. Это  было  частью  нового  подхода  к  проблеме,который  был  задуман    Бернардо  де  Галвесом , когда  он  возглавил  Провинсиал  Интернас  в  1786  году. Он  думал,что   сможет  ослабить  индейцев,  удерживая  их  в  мире,развращая  алкоголем  и  обеспечивая  плохим  огнестрельным  оружием, которое  не  шло  ни  в  какое  сравнение  с  ружьями,имеющимися  у  солдат.
Он  так  писал  в  своей  инструкции,выпущенный  для  своих  подчиненных   в  свете  борьбы  с   дикими  племенами: «Я  не  верю,что  апачи   подчинятся  добровольно(только  господь Бог  мог сотворить  такое  чудо),но  мы  можем   применить  средства  для  привлечения  различных  фракций  этого  племени , реализовать  преимущества   благоразумной  жизни,которая  должна  доставить  им  удовольствие».
Несмотря  на  серьёзную  этому  оппозицию  со  стороны  старожилов  пограничья,которые  считали  идеи  Галвеса  бредовыми, что-то  близкое  к  провозглашённой  им  политике претворялось  в  жизнь  на  протяжении  1790-х  годов,  и  до  известной  степени  это  работало.Голодные  апачи  были  опасными  апачами,а  изобилующие  могли  быть  и  безвредными.  Как  следствие  этого,в  течение  последнего  десятилетия  18-го  века,  граждане  Нью-Мексико  наслаждались  мирными  отношениями  практически  со  всеми  индейцами,но  кроме  апачей,хотя  даже  с  ними  отношение  улучшились. Прежде  всего,апачей  и  навахо   подтолкнули  к  войне  друг  с  другом,что  несколько  облегчило  жизнь  белых.  Договоры,выдача  пайков  и   примиренческая  позиция,сделали  ещё  больше  для  сохранения  равновесия. Обоюдная  усталость  от  войны  тоже  содействовала  воцарению  непривычного  спокойствия,которое  снизошло   на  Апачерию  в  ряде  лет  перед  1800  годом.Обе  стороны  нуждались  в  отдыхе  от   векового  кошмара.
Шаткое  перемирие  длилось  приблизительно  двадцать  пять  лет  и  несомненно  это  был  самый  длинный  мирный  период,которым  регион  наслаждался  с  тех  самых  пор,когда    в  него  только прибыли  испанцы. В результате благосостояние  и  достаток  поселений  быстро  выросли. Например  Эль  Пасо  переживал  времена  настоящего  бума. Земледелие  и  животноводство  процветали. В  1806  году     дон Франциско  Гарсия  имел  в  собственности  20000   овец  и   тысячу  голов  крупнорогатого  скота,которые  паслись  за  городскими  окраинами  Пасо  дель Норте.  Поднялась  виноградная  индустрия и  «Перевал  Бренди»  приобрёл  широкую  известность  за  огненно-красный  и  крепкий  агуардьенте.      Двадцать  первого  марта  1807  года,  лейтенант  Зебулон  Пайк,внимательный  и  возможно  добровольный  узник  на  пути  в  Чиуауа,остановился  в  «Перевале»  и    ему  лично  оказал  гостеприимство       дон  Франциско. Отчёт  Пайка  был  опубликован  в  Соеденённых  Штатах  после  его  возвращения ,и  это  очень  заинтересовало  предприимчивых  американцев.  После  нескольких  неудачных   попыток  был  налажен  торговый  путь  Санта  Фе,  от  Нью-Мексико  до  поселений  на Миссури. Маклеры  осмеливались  углубляться    далеко  на  юг  в  Чиуауа  и  Дуранго.Один  из  них, Джеймс  Уайли  Магоффин,в  1828  году  поселяется  в  пограничном  регионе  на  постоянной  основе. Коммерческий  бум  добрался  до  Эль  Пасо  и  он  был  к  этому  готов.   
Поселенцы  стали  перемещаться  в  плодородные   речные  долины, которые  очень  долго  были  для  них  закрыты. В  1824  году,  много  мексиканских  семей  разравняли   большие  площади   в  20  милях  выше  Эль  Пасо  и  застроили  всё  домами,назвав  это  место  Канутильо.  Спустя  три  года,   Хуан  Понсе  де  Леон  прибыл  на  место   современного  Эль  Пасо,разметил  140  акров,вырыл  оросительные  каналы  и   наладил  бизнес  по  перевозке  грузов  по  всему  пограничью.
Полстолетия  спустя  люди  вспоминали  те  времена , как   своего  рода  Золотой  Век. Американский  индейский  агент,который   относился   с  пониманием  к  мескалеро  и  подружился  с  ними,так  писал  о  них в  1863  году: «В  течение   многих  лет  перед  получением  Мексикой  независимости,благодаря  мудрой  политике   правительства  и  неустанной  заботе  отцов  иезуитов,они  оставались  мирными  и  многие  нашли  себе  занятие  в  качестве  пастухов,охранявших  огромные  стада  крупнорогатого  скота  и  овец,которые  в  безопасности  паслись   возле  каждой  горы  и  в  каждой  долине  этой  страны.  Некоторые  из  них  обучались  в  миссии  Сан  Ксавьер  возле  Тусона,Аризона,а  другие  в  или  около  Эль  Пасо  дель  Норте, теперь  на  нашей  территории. Сегодня  имеется  всего  несколько  очень  старых  мескалеро,которые  могут  повторить  католическую  молитву  на  испанском  языке  и  которые   получают  особое  удовольствие,когда  рассказывают  о  том   сравнительно  счастливом   и  процветающем    времени».

+1

80

Разрозненные  обрывки   упоминаний  о  прошлом  подтверждают   предположение,что  испанцы  и  индейцы  неплохо  уживались  друг  с  другом  в  течение  нескольких  лет  после  1800  года. Лейтенант  Зебулон  Пайк   писал,что  в  1807  году  он  провёл  несколько  часов  в  Сан  Элисарио,  и  на  Рио  Гранде  всё  было  спокойно : «В  окрестностях  этого  форта   находилось  много  апачей,   у  которых  был  договор  с  испанцами.  Казалось,что  эти  люди  вполне  независимы  в  своих  поступках  и  являлись  единственными  дикарями,которых  я   видел  в  испанских  доминионах,     чей  дух  не  был  смирён,чьи  шеи  не  клонились  под  ярмом  их  захватчиков».
Но  через  двадцать  лет  добрая  воля  и  согласие   были  просто  воспоминанием. В  1824  году  мексиканцы  изгнали  окончательно  испанцев  и   начали  управлять  своими  делами  сами.  Сразу  же  была  изменена   индейская  политика,а  вслед  за  этим  возникли  различные  разногласия  и  проблемы.  Почти  сразу  пошли  мятежи  и  красные  мужчины  не  встретили  при  этом  никакого  достойного  сопротивления.  В  частности  мескалеро  были  в  состоянии  снести  всё  перед  собой. В  1830-х  и  1840-х  годах,они  сделали  жизнь  почти  невозможной  за  пределами  больших  поселений.  Каждая  дорога  была  осажена,каждое отдалённое  ранчо  находилось  в  постоянной  опасности.От  Хорнадо  дель  Муэрто  до  окраин  города  Чиуауа,  они   забирали  всё, что  хотели  и  творили  всё,что  им  взбредёт  в  головы.   
Канутильо  был  покинут  почти  сразу  после  своего  основания. Ещё  не  завершилось  десятилетие  30-х,а  весь  регион  Эль  Пасо  был  уже  дочиста  очищен  от  домашнего  скота,включая  20000  овец  Дона  Франциско  Гарсия.  В  середине  40-х «пасенос»(жители  Эль Пасо) вынуждены  были  организовать  для  обороны  военную  компанию,численностью  около  700  человек,так  как  сотни  драгун  расквартированных  в  Сан-Элисарио   было  недостаточно.  По-видимому  это  была  та  самая  компания,которая  нанесла  единственное   в  те  годы  поражение  апачам.  В  1854  году  капитан  Поуп  так  писал: «Примерно  14  лет  тому  назад  эти  арабы  Нью-Мексико,апачи, совершили отчаянный  набег  на  мексиканцев,а  затем  отступили  с  награбленным  в  горы  Хуэко,в  30  милях  восточнее  Эль  Пасо. Мексиканцы    атаковали  внезапно  и  окружили  их, перекрыв  сверху  все  пути  их  отхода    из  каменистого  оврага, представлявшего  из  себя  водосборник  на  восточной  стороне  гор.       Здесь  произошло  сражение,в  котором  индейцы  были   разгромлены  и  почти  полностью  уничтожены,лишь   двоим  или  троим  удалось  уйти. Говорили,что  больше  сотни  их  было  убито».
Но   как  правило  мексиканцы  не  были  победоносными.Новое  правительство  оказалось  не  в  состоянии  успешно  справиться  со  всеми  навалившимися  проблемами  и  результатом  этого  стало  разорение  и  гибель  поселенцев  в  пограничных  провинциях. Дон  Игнасио  Зунига,командующий  северными  пограничными  пресидио, оценил,     что  с  1820-го  по  1835  годы  было  убито  5000  мексиканцев,  уничтожено  свыше  сотни  поселений  и  около  4000  поселенцев  вынуждены  были  покинуть  регион. За  исключением   имевших  гарнизоны  города  Тусон  и  Тубак,вся  остальная  северная  Сонора  стала   ранчо  «деспобладос» (землёй  необитаемых  ранчо). К  1848  году,  даже  такой  важный  город,как  Фронтерас,находился  в  руках  дикарей.В  остальных  испанских   поселениях,фермеры   идя  за  плугом,несли  за  спиной  оружие. Для  того,чтобы  привести  лес  или  соль,  необходимо  было  организовывать  значительные  отряды.  Ни  одна  корова  и  лошадь  не  находились  в  безопасности.Изолированное  ранчо с  паническим  страхом  ожидало  индейцев  каждые  несколько  месяцев.  Огромные   старые  глиняные  дома   до  сих  пор стоят  в  древних  испанских   городах   Ислета,  Сан-Элисарио,Сокорро  и  Сан  Лоренцо, являя  собой  напоминание  о  том  времени  в  регионе  Эль  Пасо.Они  выстроены  подобно  фортификационным  сооружениям,которыми  они   были   на  самом  деле, с  очень  толстыми  стенами  и  всего  с  несколькими  окнами. Они  окаймляли  центральное  патио(внутренний  двор),иногда   их  было  два,и  всё  это  было  окружено  высокими  глиняными  крепостными  валами. Вечером  в  патио  загонялся  скот  и  лошади,и  даже  после  этого  апачи  не  всегда  оставались  без  добычи. У  них  имелась  одна  маленькая  хитрость,которая  заключалась  в  посылке   глубокой   ночью  через   стену одного  смелого ,     с одним  концом   сыромятной  верёвки  в  своих  руках.Его   сообщник  находился  с  наружней  стороны,и  вот  они  вдвоём   начинали   спиливать  глиняный  кирпич  двумя  параллельными  линиями. Когда  всё  было  готово,  они   опускали  часть  стены  на  землю,  и   тихо  выводили  скот. Наутро  владелец  находил  самого  себя  хоть  и  бедным,но  зато  мудрым  человеком.   Мексиканцы  на  это  придумали  свой  трюк.  Они   стали  закладывать  в  формы,когда  изгтовляли  кирпич,  кусочки  костей  и   осколки  стёкол.  Эти  элементы  можно  найти  и  сегодня  в  разрушенных  стенах  старого  дома,и конечно  они  были  заложены  туда,чтобы   расстроить  хитрость  красного  человека  с  его  сыромятной  верёвкой.
Ситуация  в  Нью-Мексико   была  пожалуй  не  такой  кошмарной  как  в  Соноре  и  Чиуауа,хотя  накануне  американской  оккупации   там  тоже   всё  складывалось  достаточно  скверно. Три  века  взаимоотношений  послужили  лишь    затвердеванию  и  обострению  вражды  между  индейцами  и  мексиканцами,хотя  вполне  возможно,что    практически  в  любой  датированный  период  тех  лет  кровопролития  и  разорения,отношения  можно  было  бы  улучшить.    Один   газетчик  из  Нью-Мексико,  по  имени  Фердинад  Эндрюс,  так  заметил  насчёт  этого : «Мнения  высказанные   ранними  индейскими  агентами  диких  племён,весьма  поучительны.  Эти  мнения,вопреки   общепризнанной  индейской  враждебности , допускали,что  при  мягком  обращении  и  продуманном  до  мелочей  управлении ,индейцев  можно  было   бы  эффективно  укротить  и  приобщить   к  цивилизации. Несомненно,что  принятие  этих  взглядов   привело  бы  к   положению  вещей,совершенно  отличающемуся  от  того,которое  сложилось  сейчас.
ГЛАВА 4.НЕТ  НАДЕЖД  НА  МИР: УСИЛЕННОЕ  ПОГЛОЩЕНИЕ  АМЕРИКАНЦАМИ.
Первым   прибыли  солдаты.  Генерал  Керни   в  1846  году  осуществил  мирный  захват  Нью-Мексико  и  американский  флаг   взмыл над  губернаторским  дворцом  в  Санта  Фе.   Немногим  позже,   буйные  миссурийцы  Донифана   продвинулись  на  юг   в  страну  апачей  и  достигли Северный  Перевал  в  декабре  1847.Они  уже  имели  к  этому  времени  столкновение  с  мескалеро.Второго  ноября  отряд  налётчиков  угнал   смешанное  стадо  быков  и  лошадей.  Подразделение,которое  отправилось  на  их  поиски  проехало  75  миль  и  наткнулось  на  двадцать  их  заколотых  быков. Дальше  индейцы   путешествовали  имея  одних  лошадей,  и   просто  растворились  в  разреженном  горном  воздухе. Это  был   обычный   образец  того, с   чем  любым  американцам  предстояло  сталкиваться   в  дальнейшем.   
В  начале  1849 года,  золотоискатели  следующие  в  Калифорнию,  начали  прокладывать  путь  из  Техаса  в  береговые  города,напрямик  через  равнины  на  Эль  Пасо. Их  фургоны  и  лошади  являлись  постоянным  искушением  для   липан  и  южных  мескалеро,и  когда  этап,перевозящий  почту  и  пассажиров  из  Сан  Антонио,  начал  регулярно  курсировать  оттуда  в  Эль  Пасо,то  воины  почувствовали,что    на  их  долю  выпал  очередной  ниспосланный  с  небес  шанс. Форт  Блисс  был  построен  в  1849  году  с  целью  предоставлять  защиту  отважным,но   уязвимым  душам,которые  были  готовы  бросить  вызов  пустыне,но  не  всех  из  них можно  было   сохранить.Обугленный   головёшки  и   скрученное  от  огня  железо  их  фургонов, были  немыми  свидетелями   старой  истории   внезапного  нападения ,  безысходной  обороны  и  уеденённой  смерти.    Даже  Уоллес  Бигфут,стойкий  старый   истребитель  индейцев,обычно   приводил  свой  этап  в  Эль  Пасо  весь  утыканный  стрелами,и   однажды,когда  хитрые  краснокожие  увели  его  мулов,ему  пришлось    совершить  80-ти  мильную  пешую  прогулку  до  Эль  Пасо.
Опасности  и  трудности  не  имели  никакого  значения  для   Калифорнийских  пилигримов,которые   непрерывно  перекатывались  через  Техас,подобно  приливной  волне.   Был  момент  в  1849  году,когда  на  берегу  реки,  возле  Эль  Пасо,     распологались  лагерем  4000  иммигрантов,многие  из  которых  были  напичканы   историями  об  последней  «индейской  панике».  Беспрерывно,на  всём  протяжении  Калифорнийского  пути,и  особенно  к  западу  от  Рио  Гранде,апачи  совершали  массовые  убийства.Постоянно  приходили  сообщения   об  ужасных  умерщвлениях ,-«трупы  людей  и  животных,фургоны, тюки,оружие  и  другое,были  раскиданы  вдоль  дороги  на  протяжении  5  или 6  дней  пути».  Претеденты  на  золотоискательство   особо  ничего  и  не  могли   этому  противопоставить. Некоторые  услышав  разговоры  о  том,что  в  Чиуауа  предлагают  до 200  долларов  за  каждый  апачский  скальп,   отправлялись  на  поиски  индейских  волос ,  но  нет  никаких   документальных  упоминаний  о  том, заимели  ли  они  на  этом  какие-нибудь  суммы. Западные  апачи,а  также   группы   мескалеро  с  гор  Дэвис  и  Гуадалупе,   представляли  собой  наибольшую  проблему. Индейцы   со  Сьерры  Бланка  пытались  держаться  подальше  от  белого  человека,  и  держали   его  подальше  от  себя.
    Первый  контакт  с  американской  армией,случившийся  летом  1850-го  года, оказался  их   бескровной  победой. Десятого  июня,  лейтенант  Эноч  Стин   проехал  с  отрядом  из  Дона  Аны  50  миль  на  север  от  Эль  Пасо,чтобы  поглядеть,что  находится  на  другой  стороне  гор  Органа  и  бассейна  Тулароса.Перед  ними  лежала  самая  дикая  на  вид  местность  и  солдаты   имели  мало  представления  о  том,что  им  предпринять   дальше,и   при  этом  они  опасались  худшего.
Стин  оставил  фургоны  и  походным  маршем  углубился  на  130  миль  в  Сьерра  Бланка,а  затем  повернул  на  север,чтобы  изучить  весь  регион. Покрыв  ещё  60  миль  он  встретился  с  большим  отрядом  апачей  во  главе  с  вождём  Сантаной(позже  ставший большим  другом  американцев). Хитрому  индейцу  удалось  напугать  армию  и  она  повернула  назад.
Позже  офицер написал  в  своём  рапорте : «Мне  сказали,что  2000  воинов  находятся  в  ожидании  меня,  и   моей  команды  недостаточно,чтобы  дать  бой  такому  большому  отряду  индейцев.Я  посчитал,что  будет  лучшим  вернутся  в    место,куда  я  прибыл  23-го  июня». Апачи  Белой  Горы(мескалеро,не  путать  с  западными  апачами  Белой  Горы)  никогда  не  имели  тысячу  человек,включая  женщин  и  детей.  У  Сатанты  возможно  было   200-300  воинов,но  он  решил  пойти  на  блеф,  и   у  него  получилось.

0

81

Были  ещё  солдаты  в  регионе,кроме  тех,кто  нёс  гарнизонную  службу. Одной  из  обязанностей  армии  в  борьбе  с  индейцами   была  установка  линий  связи. С  самого  начала   обсуждалось  строительство  трансконтинентальной  железной  дороги,которая  неизбежно  протянулась  бы  на  дальний   запад  через   Северный  Перевал,и  офицеры  были  разосланы  во  всех  направлениях,чтобы  провести  разведку. Из-за  того,что  апачи  и  маршруты  предпологаемых   дорог,как  фургонных,так  и  железнодорожных,  часто   находились  на  одной  и  той  же  территории, то  борьба  с  индейцами  и  исследования  местности  являлись  одной  и той  же  проблемой.
Лейтенант  Уайтинг  из  Инженерного  Корпуса,   в  феврале  1849-го  года  выехал  из  Сан  Антонио,чтобы  провести  разведку  на  новом  предпологаемом  маршруте  от  Сан  Антонио  де  Бексар  до  Эль  Пасо. Всё   складывалось  довольно  благополучно,пока  он   не  достиг  гор  Дэвис,которые  являлись  домом  для  некоторых   бандитских  вождей  южных  мескалеро.  Преградой  на  его  пути  послужил  вождь  Гомес, -этот  «террор  Чиуауа»,- во  главе  пяти отдельных  отрядов  воинов,каждый   во  главе  с  собственным  предводителем,общей численностью  в  200   воинов. Гомес  был  ожесточён  и  наносил  оскорбления  на  протяжении  всей  встречи.  Он  потребовал  назвать  причину  вторжения ,и  когда  солдаты   выказали  своё «хладнокровие  и  решительность»,то  обе  стороны  спешились  и  приготовились  к  бою. Но  вожди  Сигаррито  и  Чинонеро   оказались  не  столь  драчливы  как  Гомес  и  дальше  последовали  переговоры. Уайтинг   раздал  всем  подарки ,за  исключением  Гомеса,  для  более  «толерантного  расположения  духа». Сигаррито     после  этого   даже указал,  как американцам  пройти  к  каньону  Лимпиа. Гомес  отправился  за  ними,  и  им  пришлось  всю  ночь  ехать  не  останавливаясь.   Уайтинг  позже  писал: «Каждую  минуту  мы  ожидали  крики  врагов.Почти  беспомощные  на  нашей  открытой  позиции, с   порывами  сильного  и  холодного  ветра,переходящими  в  разъярённые  шквалы,в  темноте  ночи ,с  горными  пиками  за  нашими  спинами, разукрашенными  отсветами  костров.Всё  это  вместе  даёт  представление  о  нашем  марше,о  котором  мало  кто  из  нас,когда-либо  забудет».
Из-за  политики  изоляционализма   Сантаны  и  агрессивности  Гомеса, сложилась  очень  серьёзная  ситуация, о  которой  отдавали  себе  отчёт  лишь  несколько  американцев. С  ростом  и  постоянным  расширением  белого  населения,как  местного,так  и  транзитного,проблема  обеспечения  пищей  выросла  в  разы,и   эта  проблема  становилась  всё  более  актуальной  в  индейских  лагерях. Вашингтон  согласился  на  договор  с  Мексикой  по   препятствованию    грабежам  южнее  границы,что  ставило  в  дальнейшем  под  угрозу  апачские  способы  зарабатывания  себе  на  жизнь.
Индейское  затруднительное  положение  привлекло  внимание  бревет-капитана  Боуэма,армейского   квартимейстера  в  1850  году.  В  своём  сообщении  от  21-го  апреля,он  отмечал,что   «много  апачей  сконцентрировано  в   горах  и, что  дичи  стало  мало.  Это  реальное  положение  вещей  для  как  минимум последних  двух  десятилетий. И   все  эти  двадцать  лет  они  обеспечивают  своё  существование  грабежами  в  Мексике». Вожди   так   объясняли  капитану: «Мы  должны  воровать  у кого-то,и  если  вы  не  будете  нам  разрешать  грабить  мексиканцев,мы  будем  воровать  у  вас  и  сражаться  с  вами». Всё  обдумав  Боумэн  пришёл  к  выводу,что «американцы  должны,  или  кормить,или  уничтожить  индейцев,или  заставить  их  заняться  земледелием». Ещё  до  написания  многих  глав  истории  Юго-запада,были  испробованы  все  три  метода.
Мудрые  старые  вожди  хорошо  понимали,что  у  них  нет  шанса  в  продолжительной  войне  с  белыми  глазами.  Большие  лидеры  из  Сьерра  Бланка,Барранкуито, Сантана  и  Хосесито,погрузились  в  мысли  об  этой  проблеме,и   для  начала  решили выяснить,что  нужно  сделать,чтобы    заполучить  твёрдый  и  приемлимый  мир. Они  хотели,чтобы  соглашение  включило  всех  их  индейских  соседей   и   мир  не  был  нарушен  несогласными   и   окраинными  незначительными группами, которые  могли  создать  проблемы   для  основной  части  племени. Для  того,чтобы  сообщить,что  случилось  дальше,нужен  всего лишь  клочок  бумаги.  Он  был  датирован  10  июня  1850  года  и  послан  был  от  реки  Пекос  к  губернатору  Нью-Мексико.Там  говорилось,что  «команчи,хикарилья  и  мескалеро,встретились  на  совете,с  целью   получения  договора  и  предложения  в  том,что  все  их  пленники  должны  быть  отданы,и  все  их  владения  должны  быть  уступлены  Соеденённым  Штатам».  В  этом  документе  фигурировали  имена   Сантаны  и  Барранкуито.
В  высшей  степени  неожиданно  для  всех,апачи  предложили  отдать  своих  пленников,которых  можно  было  бы  продать  за  деньги  или  использовать  в  качестве  работников. Только  настоящий   дипломат,который  всерьёз  берётся  за  дело,был  способен   предложить  такую  вещь.  Сантана  был  вправе  на  такой  жест,но  его «предложение  ради  мира»  не  принесло  плодов  в  ближайшем  будущем.
Его   соплеменники  дальше  на  юг,  оказались  способны  на  более  впечатляющее  начало.   Ближе  к  середине  сентября  1850-го  года,полностью  одна  группа  мескалеро  с  гор  Дэвис  и  Гуадалупе,во  главе  с  вождями  Симоном  Мануэлем  и  Симоном  Породе,явилась  в  Сан  Элисарио,чтобы  посмотреть,что  им  ожидать  от  американцев.  Они   получили  там  еду  и  удостоились  мягкого   обращения,   а  затем  отправились  в  Эль  Пасо,где  были  приняты  столь  же  любезно.Там  они  сказали  майору  Джефферсону  Ван  Хорну,что  теперь  должны  отплатить  той  же  монетой  и  поэтому  возвратятся  с  остальными  своими  людьми,чтобы  заключить  договор.Майор  ответил,что  он  должен  отправить  сообщение  с  этим  предложением  к   своим  старшим  и  получить  у  них  на  это  одобрение. Он   так  написал: «Я   полагаю,что   в  интересах  правительства     поощрение  дружественных   отношений    с  ними.Для  того,чтобы  это  происходило  эффективно,мне  необходимы  полномочия  для  выдачи  им  продовольствия  в  определённых  количествах   и  небольших  презентов   их  влиятельным  мужчинам». Нет  записей  о  том,  возвратились  или  нет  индейцы  горы  Дэвиса,но  впоследствии  они  и  в  том,и  в  другом  месте, вызывали  досточно  проблем  для  того,чтобы   держать  военных  постоянно   настороже. Лишь   северные  группы  мескалеро  и  хикарилья  держались  в  стороне  от  сложностей.   Хотя  вряд  ли  им   стало  бы  ещё  хуже. Один  офицер  так  описал  их  быт : «более  грязные,чем  свиньи,   и  такие  же  опасные  и   непредсказуемые  как  волки». Однако  вожди  делали  всё  возможное,чтобы   держать  своих  голодных  последователей   мирными. К  примеру, в  марте  1851  года,  лейтенант  Холлидэй  без  проблем  посетил  лагерь  несчастных  хикарилья  в  60  милях  юго-восточнее  гор   Манзано. Франциско  Чакон,главный  их  вождь, отправился  в  Альбукерк,чтобы   подтвердить  мирные  намерения  его  людей.Он  рассказал,что  навахо  возвращались  из  набега  мимо  его  лагеря,  и  его  люди  убили  одного  из  них  и  привели  стадо  овец.  Губернатор  Калхун  решил,что  у  мирных   телодвижений   Чакона  должно  быть  логическое  продолжение  и   объявил  во  всеуслышание, что   лично   нанесёт  визит  племенам  на  востоке  Нью-Мексико.   Шестнадцатого  мая  он  прибыл  в  Антон  Чико  у  Пекоса,имея  определённый  объём  зерна,для  его  распределения  среди  голодающих  членов  племени. Он  узнал,что  туда  же   приходила  группа  команчей,чтобы  посмотреть  на  него,но  они были  спугнуты  за  два  дня  до  его  прибытия, «бесчестными  людьми»,которые   распространяли  лживые  слухи,что  американцы  придут,чтобы  убить  всех  индейцев,которых  найдут  здесь. Калхун  выслал  срочно  курьеров,которым  удалось  привести  команчей  обратно,но   проблема   не  была  исчерпана.

0

82

Калхун  так  написал: «На  следующий  день  у  нас  состоялся  с  ними  долгий  разговор,в  присутствии  полковника  Манро  и  многих  других  лиц . Во   второй  половине  дня   их  вождь  Орлиные  Перья  пришёл  прямо  ко  мне  в  ставку,продал  мне  пленника,выразил  полное  своё  удовлетворение  всем  происшедшим  здесь,  и   сказал,что  лишь  смерть  послужит  препятствием  для  его  повторного  визита  ко  мне,с  другими  вождями  и   их  людьми,прежде,чем   пройдет  две  полных  луны. Между  двенадцатью  и  часом  дня,30-го  числа,эти  индейцы  бежали  из  города, позабыв  своих  животных ,одежды  и  запасы  еды. Вскоре  после  того,  как  я  узнал  про  это,я  выслал  агентов  на  их  поиск. Только  один  из  них  был  догнан,  и  он  вернулся  и   заявил,что  около  12-ти  часов  ночи  их  вождь  был  кем-то  вызван,кем,он  не  может  сказать,и  когда  он  возвратился,то  объявил,что   мы  немедленно  должны  бежать,так  как  нас  обманули  и  на  следующий  день  мы  должны  быть  убиты».  Калхун  выслал  ещё  курьеров,которые  несли  с  собой  имущество  команчей,которые  те  побросали  в  своём  побеге. Доверие  последних   восстановилось  и  они  передали,что  могут  вернуться,но Калхун  решает,что  от  этого  не  будет  никакой  пользы. Он  находился  в  стране   неразборчивых  в  средствах  маклеров  команчеро,ведущих  свои  дела  с  дикими  племенами,которым   они  продавали   виски,скупали  у  них  ворованный  скот,  и   в  целом,   с  выгодой  для  себя , пользовались  их  невежеством  и  убогостью. Этим  людям  не   нужны  были  мир  и  сотрудничество  между   индейцами  и  правительством.Это  могло   лишить  их  бизнеса.
Калхун  так  писал  об  этом: «До  тех  пор,пока  этим  бродячим  торговцам  будет  позволен  свободный  и   неумеренный   доступ  к  диким,кочующим  индейцам  этой  местности , мы  очень  долго  будем  обеспокоены   как  ими,так  и  их  союзниками. Прочему  эти  маклеры  не  имеют  никаких  страхов,никакой  боязни,и  странствуют  в  разных  направлениях   по  стране,в  которой  бродят  команчи,апачи,навахо  и  юте,при  этом  сохраняя   целыми  и  невредемимы  и  свои  личности  и  свою  собственность,в  то  самое  время,когда  те  же  индейцы  своим  поведением  выказывают  решительную  и   бесконечную  вражду  ко  всем  мексиканцам  и  другим,кто  тихо  сидят  дома?».
Трудно  подсчитать,  в  скольких  волнах  насилия  можно  обвинить  этих  белых  мужчин,более  хищных  и  диких,чем  сами  индейцы. Не  было  такого  времени,чтобы  кто-либо  из  них  не  продвигал     ту  или  иную  гнусную  схему.
В  таких  обстоятельствах,некоторого  рода  триумфом  было  уже  то,что  Калхун  подписал  2-го  апреля  1851  года  настоящий   договор  с  вождём  хикарилья   Чаконом  и  с  вождями  мескалеро  Хосесито  и  Лобо. Контора  губернатора  в  то  время  взяла  на  себя  дополнительные  обязанности,соответствующие  должности  индейского  агента.  Очень  способный,и  к  тому  же  добросовестный  человек,Калхун   просто  горел  желанием   исправить  ситуацию,сложившуюся  в   лагерях  индейцев. Он  подумал,что  наилучшим  решением  будет  удаление  членов  племени  куда-нибудь  подальше  от  поселений  белых,как  минимум  миль  на  сто,и  приставление   к  ним  агентов  и  белых  солдат,чтобы  те  управляли  и   контролировали  новую  резервацию. У  него  не  было  средств,чтобы  начать  претворять  в  жизнь  эту  программу,но  он  мог  и   добился  от  Конгресса  выделения  денег  на  оплату  четырёх  индейских  агентов  территории. В  начале  1852  года  они  приступили  к  работе.
Чарльз  Оверман,специальный  агент  для  апачей  со  штаб-квартирой  в  Сокорро,прислал  ему  первое  сообщение  10-го  марта,и  оно  не  было   жизнерадостным. Он  так  писал: «Хорнада  дель  Муэрто   навевает  воспоминания  о  родах   в  муках,со  страхом  и   содроганием,и    натянутые  нервы  почти  каждой  партии  вступающей   туда  из   примыкающей   местности,  увеличивают  впечатление  того,что  эта  важная   транспортная  артерия   находится  почти  в  тотальной  блокаде». 
Обстановка  повсеместно  казалась   критической.     В  том  же  году(1852)  губернатору  Техаса  было  направлено  обращение,в  котором  Эль  Пасо  был  представлен  как  «беззащитный»,и  Джон  Бартлетт,который  был  руководителем  большой  партии,посланной  осматривать  и   маркировать  мексиканскую  границу,отмечал,что  никто  не  мог  осмелиться    отъехать  от  поселения   хотя  бы  на  три  мили,без  риска  потерять  свои  волосы.
Тема  не  менее,лидеры  мескалеро  попытались  ещё  раз  выработать  приемлемую   схему,чтобы «утаить   глотки  двух  рас  друг  от  друга». В  1852  году  Калхун  умер,  и  его  преемником  в  качестве  индейского  агента  стал  майор  Джон  Грейнер,ещё  один  хороший  человек,который  стремился  к  взаимодействию. Нет  свидетельств  тому,кто  сделал  первый  шаг  навстречу,но  его эмиссары  возвратились,а  затем, 28-го  июня  в  Санта  Фе  прибывает  партия  из  тридцати  мескалеро. Индейцы  и  белые  очень  хорошо  тогда  поладили.  Потом  туда  же  приехали  некоторые  хикарилья, чтобы   навестить  родичей  мескалеро  и  увидеть,что  они «вели  себя  очень  хорошо и  были  вполне  довольны». Последовал  большой  танец  и  празднование, что  стоило  правительству  10  долларов. Совсем  малого  оказалось  достаточно  для  таких  счастливых результатов. Первого  июля  был  подписан  договор  и  мескалеро  отправились  домой,очень  довольные   своими  полученными  подарками(стоимостью   около  25-ти  долларов)  и  перспективой  на  будущее.
Грейнер  победоносно  отписал  своему  начальству  в  Вашингтоне: «В  течение  последних  четырёх  месяцев   почти  не  было  жалоб   в  отношение  индейских   грабежей,  и  старейший  житель  страны  никогда  не  слышал   о  меньшем  количестве  жалоб  за  любой   равный  период  времени  до  этого.  Ряд  вождей  мескалеро,или  апачей  Белых  Гор   (имеются  ввиду группа  мескалеро Сьерра  Бланка,а  не  группа  западных  апачей  Белой  Горы,-прим.пер.) ,      посетили  Санта  Фе  и  им  был  предоставлен    договор с  полным  и  достоверным  его  объяснением,и  после  некоторых  возражений  насчёт   сохранения  мира  со  старой  Мексикой,как  того  от  них  требовалось,  они   в  конце  концов    на  это  согласились,и  получив  подарки    возвратились  в  свои  дома,  удовлетворённые  своим  визитом  в  Санта  Фе».
Следующим  пунктом  он  добавил: «Я  только,что   отпустил  индейца  пуэбло,который  находился  среди  них,и  он  заявил,что  апачи,с  которыми  мы  заключили  мир,должны  встретиться    с  команчами,     в  определённое  время  следующей  луны, в  Боско  Редондо,находящегося  приблизительно  в   шести  днях  пути  отсюда,  и  они   желают,чтобы  я  их  там  встретил.  Если  это   выполнимо,то  я  обязан  так  сделать».

0

83

Это  было  первое  долгосрочное  движение  в  сторону   определённой  степени  терпимости  и  согласия  между  индейцами  и  американцами,но  крайне  важный  второй  шаг  так  никогда  и  не  был  сделан. Люди  доброй  воли  с  каждой  стороны  были   побеждены  силами, с  которыми  они не могли  совладать. Имея  наилучшие  мирные  намерения,Грейнер  не  мог  гарантировать,что  белые  люди  никогда  вновь  не  вызовут  в  индейцах  ярость  и  месть.  Сантана  мог  говорить    за  своих  людей,но   не  за  Гомеса  в  горах  Дэвиса  и  Мангаса Колорадоса  в  стране  Хила. Подписи  на  бумаге  было  мало  для  того,чтобы  предотвратить   пришествие  красного  шторма.
Он   пришёл  в  виде  очень   кошмарного  несчастья, ставшего  известным  как  дело  Уайта,которое     вскрыло  ещё  свежие  раны  и  сделало  реальное  понимание  невозможным.Эдвард Уайт,из  Филадельфии,прибыл  на  Юго-запад  в  начале  50-х  годов  вместе  с  женой,младенцем  и  двумя  слугами,чтобы  занять   должность  маркитанта  в  форте  Бьюкенен.   Согласно  майору  Грейнеру,прямо  перед  его  приездом, отряд  солдат  из  Лас  Вегаса  «без  какой-либо  явной  причины  или  провокации  противоположной  стороны»  обстрелял  группу  индейцев  хикарилья. Возмущённые  этим  индейцы  «объеденились  с  некоторым  числом  юте  и  атаковали  проходящий   караван,который   следовал  из Штатов,убивая  мистера  Уайта  и  других,а  также  захватывая  его  жену  и  ребёнка.Весь  этап  был  захвачен  и  все  десять  его  пассажиров  убиты. Следствием  этого  была  война».
Немедленно  была  организован  отряд  добровольцев  для  поисков  индейцев.Когда  они  наконец  их  догнали,то  убили  семерых  из  них,но  миссис  Уайт  была  умерщвлена  индейской  женщиной,прежде,чем   избавители  могли  бы  до  неё  добраться. Младенец  к  этому  времени  был  уже  мёртв.
Доктор  Джеймс  Беннетт,который  прибыл  в  1850  году  как  рядовой  Первых  Драгун,был  одним  из   мужчин, «поклявшихся  отомстить  её  гонителям»  над  мёртвым  женским  телом.
Он  так  изложил  дальнейшие  события : «После  наступления  темноты,  возле  нашего  лагеря   послышался  шум.  Сначала  мы  подумали,что  это  какое-то  животное.Трое  или  четверо  из  нас  отправились   обследовать  ивовый   кустарник  и  обнаружили  там  индейского  ребёнка,которому,как  я  полагаю,было  около  восьми  месяцев  от  роду. Он был  привязан  к  доске,как  и  все  индейские  дети.Нашёл  его  я. Подошёл  старый,  угрюмый солдат,  и  сказал,-   «Покажи  мне  это  отродье». Я  отдал  ему ребёнка.     Он   поднял  тяжёлый  камень,привязал  его  к  доске,  и  бросил  всё  это  вместе  с  младенцев  в  воду. Через  мгновение  от  него  не  осталось  и  следа.  Единственный  солдатский  комментарий  был  такой,-«Ты   ещё  маленький  парень,но  можешь  стать  большим  инджином,поэтому  до  свидания  и  прощай.  Я  лишь  хочу,чтобы  у  меня  было   побольше  таких  как  ты,чтобы  сделать  то  же».     
Благодаря  таким  действиям  был  приведён  в  движение  порочный  круг  убийств  и  отмщений,и  невинные  страдали  вместе  с  виновными.   Все  индейцы  для  солдат  и  поселенцев  были  на  одно  лицо. Подобным  же  образом,  индеец,недовольный  или   имеющий  пустой  желудок, забирал  всё,что  мог  у  любого  белого  человека,который  сюда  приезжал.
Белых  становилось  всё  больше  и  больше.  Будущие  золотоискатели  должны  были  питаться,  и  вслед  за  ними,   в  Аризону  и  Калифорнию  из  Техаса  гнали  большие  стада  крупнорогатого  скота. Иммигранты   ехали  на  запад  в  крытых  фургонах,  в  поиске  мест  для  добычи  средств  к  существованию. Газетчики,юристы, порядочные  люди,вольные  бродяги,-все  типы   и  характеры  людей  спешили  через   Апачерию, и  многие  из  них  сообщали  о  душераздирающих  событиях. Когда  Джон  Рид  в  начале  1850-х  годов  пересекал  пустыню ,то  военный  отряд  мескалеро  из  гор  Дэвиса  настиг  его  караван  в  Игл  Спрингс.Всего  двое  воинов  имели  винтовки,но   остальные  были  вполне  успешны  со  своими  стрелами,имевшими  стальные   наконечники. Часть  животных  была  убита  и  нескольким  мужчинам  пришлось  выдирать  стрелы  из  своих  тел,но  никто  не  умер.     Возбуждение  от  боя  было  просто  потрясающим  и  Рид   выбрался  из  этой  переделки  с  яркими  впечатлениями  от  зрелища  и  звуков  апачского  боя. Каждый  раз  когда  у  какого-либо  смелого  получался  удачный  выстрел,он  громко  выкрикивал «Буэно!»(Хорошо,-исп.),и  в  разгар  схватки «их  гвалт, гнусавые  выкрики,вопли,и   всё  остальное  в  совокупности ,     было  просто  каким-то  неземным  шумом».
Белые  едва  ли  могли  в  это  поверить,но  посреди   всеобщей  войны,  мескалеро  Сьерра  Бланка  всё  ещё  пытались  сохранить  мир.  31-го  мая  1853  года,вождь  Хосесито  и   ещё  семь апачей  Белой  Горы,  прибыли  в  Санта  Фе,чтобы    сказать  Тата(губернатор),что  их   люди  получили  хорошие  всходы   зерновых  и  надеятся,что  губернатор  сдержит  своё  обещание  и  построит  форт  в  их  стране  для  обоюдной  защиты.
Это  был  последний  визит  такого  рода,который  мескалеро  когда-либо   наносили. Горе  и  уничтожения   стали  их  предназначением. Дэвид  Мэривезер,  22-го  мая  1853 года,  был  назначен   губернатором  и   в  августе  прибыл  из  Вашингтона  в  Санта  Фе.  Вместе  с  ним  приехало  и  его  убеждение  в  том,что  ему  необходимо  использовать  жёсткие  меры  в  отношение  индейцев,отныне  находившихся  под  его  опекой. Он  видел  два  варианта,-кормить   их  или   наказывать.  Он  безжалостно  высказался  насчёт  этого: «Первое(кормёжка) было  политикой  моих  предшественников.Последнее(наказание) применялось      неэффективно».

Отредактировано Коакуче (25.01.2013 13:25:43)

0

84

Почти  незамедлительно  у  него  появилась  возможность  ввести  в  действие  свою   политику  железного  кулака.Хикарилья, удручённые  и  находящиеся  в  замешательстве  от  враждебных  действий  военных, раньше  уже  предпринимали  попытку  ответного  удара,  и  неудача  правительства  в  обеспечении  их  обещанным  продовольствием,лишь  больше  их   взбудоражила.Проблемы  начались  в  марте  1854  года,  и  в  марте  и    апреле,  в   области  Таос  раздались  пронзительные   звуки   сражений.В  июне  мятежи  переместились  дальше  на  юг  и  один  караван  за  другим    атаковались  мескалеро  в  Игл  Спрингс. Были  необходимы дополнительные  карательные  меры.
В  свете  тех  материалов,которые  нам  сейчас  известны,кажется  определённым,что  ограбления  на  дороге  из  Сан  Антонио  были   работой  вождя  Гомеса  и  его   единомышленников  пиратов  из   области  Биг-Бэнд , а  мескалеро  Сьерра  Бланка  заслуживают  хорошей  репутации.
Но  генерал  Гарланд  тогда  так  сообщал  в  штаб-квартиру  в  Санта   Фе: «Предпологаемые  грабители   апачи  мескалеро  из Сьерра  Бланка. Эта  группа  насчитывает  около  250  воинов  и  занимает  местность  между  Белыми  Горами  и  рекой  Пекос.  Я  собираюсь  послать  туда  пять  компаний  в  текущем  месяце». В  последний  день  июня  он    информирует  о  том,что   «180  человек под  командованием   лейтенант-полковника(подполковник)  Чандлера  уже  находятся  в  экспедиции  на  севере  территории  мескалеро .  Эта  группа  индейцев  наводняет  дорогу  от  Эль  Пасо  до  Сан  Антонио,совершая   вдоль  неё  убийства  и  ограбления. Меры  принятые  мной,думаю  положат  конец  ограблениям  в  том  месте».Если  до  этого  казалось  вероятным,что  удастся  избежать  неприятностей  и  вожди  мескалеро  делали  для  этого  всё  возможное,то  теперь  они  должны  чувствовать  полную  безнадёгу. Но  даже  на  то  время,с  солдатами  находящимися  в  их  стране,нет  ни  одного   письменного  упоминания  о  столкновениях. Все  новости  приходили  исключительно  с  юга. В  октябре   произошла  энергичная  перестрелка,когда  отряд  апачей  атаковал  караван  фургонов  в  Игл  Спрингс. При  этом  стоит  отметить,что  воины  убрались  на  юг,а  не  в  сторону  Белых  Гор  Нью-Мексико. Войска  их  перехватили  и  убили  предводителя  с  шестью  его  воинами. Это  не  остановило  ограбления.Группы  южных  мескалеро  и  липан   скрылись  в  старой  Мексике   и  жили  в  Коауиле  и  Чиуауа,находясь   на  безопасной  дистанции  от  преследований  американцев   и  в  удобно  расположенной  позиции, для   отсчёта  набегов  на  дорогу  Сан  Антонио. Возможно  кто-то  из  членов  группы  Белых  Гор  и  принимал  участие  в  проделках  своих  более  жёстких  южных  соплеменников. Дикая  природа  некоторых  из  них,   на  уровне  инстинкта  требовала  грабежа,и  они  ускользали,чтобы  присоеденяться  к  Гомесу  или  совершать  собственные  незначительные  рейды. Как  бы  там  ни было,но  некоторым   предприимчивым   воинам    с  севера  было  чем  заняться  и  они  совершали  мелкие  ограбления, держась  в  стороне  от  больших  неприятностей. Они  крали  лошадей  в  окрестностях  своей  страны  и  перегоняли  их  в  лагеря  своих   родичей  хикарилья.Там  они  их  обменивали  на  других,которых  можно  было содержать  или  продавать  без  лишних  вопросов. Весь  1854  год  происходила  такая  «бойкая  торговля». Они  так  делали,потому  что  получали  от  этого  удовольствие,а  также они  должны  были  поддерживать  свой  уровень  жизни,который неуклонно  падал. Агет  Грэйвс  так   охарактеризовал  сложившееся  положение  вещей: «Этим  индейцам  нужно  как-то  существовать,и  когда  горы  и  лес  уже  больше  не  обеспечивают  их  необходимой  пищей,то   разумеется  они  начинают  искать   еду  у  тех,кто  её  имеет. И   если  это  не  получается  забрать   мирным  путём,то  они   применяют  силу.  Никакое  животное  создание,неважно,цивилизованное  оно  или  нет,не   станет  помирать  от  недостатка  еды,если   она  находится  в  пределах досягаемости».
Как  и  многие  американцы  того  времени,Грэйвс  не  считал  индейцев  серьёзной  угрозой. Он  высказал  мнение,что     скоро    они  все  перемрут  от  голода,  и  совсем  не  ощущал  дискомфорта  от  этой  своей  мысли.  Он  так   её  сформулировал: «Этой  расе  предстоит  быстрое  и   конечное  угасание,согласно  закону  сильного,действующего  в  настоящее  время,или   мирскому  или  божественному,или  обоим  сразу,и  кажется  это  не  вызывает  никаких  сомнений,и  в  равной  степени,    находится  совершенно  вне   зависимости  от  контроля  за  этим,  или  администрирования  со  стороны   любого  гуманитарного  агентства. Всё, чем  может   помочь  просвещённоё   христианское  правительство ,такое  например,как  наше,так  это  постепенный  и  смягчённый  переход  к  их  финальному  уходу  со  сцены  человеческого  бытия».
Этот   год (1854) стал  поворотным  для  мескалеро. Под  влиянием  губернатора  Мэривезера  правительство  стало  глухим  и  враждебным.  Преследуемые  армией,голодные  и  разочарованные,апачи  больше  не  надеялись  на  мир,и   прежде,чем  этот  год  закончился, они  приступили  к  настоящим  боевым  действиям.Губернатор  обвинял  их  в  «открытой  враждебности,грабежах  и  убийстве  наших  граждан». Сначала  пошли  жалобы  на  воровство   скота  и   дальнейший  его  перегон  к  Пекосу.  В  январе  1855-го  года,  отряд  из  десяти  налётчиков  мескалеро  атаковал  ранчо  всего  в  нескольких   милях  от  Санта  Фе.Они  были  быстро   настигнуты  и  истреблены  ротой  солдат  под  командованием  лейтенанта  Стёрджиса.    Однако  теперь,  военное  командование  не  собиралось  удовлетворяться  просто  карательными  экспедициями.  Было  приведено  в  движение  полномасштабное  вторжение  в  страну  мескалеро.

+1

85

Вся  книгу   Апачи-орлы  юго-запада на  прозе.ру(Андрей  Катков) если  кто  желает.Там  же  это  добавил.
ЗАПАДНЫЕ  АПАЧИ
ПЛЕМЯ  БЕЛОЙ  ГОРЫ.РЕЗЕРВАЦИЯ  ФОРТ  АПАЧИ.
1.Dzil  igai Si'a'n Ndee,- Люди  Белых  Гор,  испанцы  их  называли  Апачи  Сьерра  Бланка,бродили  от  Белых  Гор  на  севере,через  горы  Хила  к  горам  Пиналено  на юге.Лагеря  распологали  вдоль  ответвлений  реки  Хила,- Ист Форк(восточное) и  Норт Форк(северное),а  также  вдоль Уайт  Ривер(Белая  Река),Тарки  Крик(Ручей  Индейки),Блэк  Ривер(Чёрная  Река)  и  реки  Хила.Была  самой  изолированной  и  восточной  группой  западных  апачей. Сейчас  является  федерально  признанным  племенем,включая в  себя  также,-   Tca-tci-dn  или Dischiidn"( Люди Красных  Каменных  Отложений),-группа   каррисо   племени  апачи   сибекью,во  главе  с  вождём  Педро. Его группа   по  своей  воле  пересилилась  в  Сан  Карлос  в  1875  году.   
2.  Западная   группа  Белой  Горы,-  i;i;na'ba'ha, Laan Baaha,или i;i;na'ba'ha dine', или Много  Людей  Начинают  Войну, в  основном  их называли  койотеро  или  апачи  койотеро.
3.Восточная   группа  Белой  Горы,- Dzil Ghaa,Народ на  Верхе  Гор,или   Dzil Nchaa Si An,- Люди  Сидящие  на  Большой  Горе,или   Люди Горы  Грэхем.
АПАЧИ СИБЕКЬЮ.

Dishchi'i' Bikoh(этноним  выведен  из  испанского),- Люди  Красного  Каньона,бродили  с  севера  от  Солт  Ривер (Солёная  Река),в  регионе   Могольон  Рим(край  Могольон),на  западе  гор  Масатсал.Сегодня  все  их  части  являются  федерально  признанным  племенем   Апачи  Уайт  Маунтин(Белой  Горы) в  резервации  Форт  Апачи.   
1.Группа  Каньон  Крик(Ручей  в  Каньоне),-  Go kizhn, Люди  На  Верхе  Покрытом  Пятнами, вероятно  здесь   имеется  ввиду  гора,покрытая  разбросанными  кучками  можжевельника.Жила  вдоль  Каньон  Крик,притока  Солт  Ривер  в  регионе  Могольон  Рим.Является  западной  группой  племени  апачи  сибекью.
2.Группа  Каррисо,- Bikoh Indee,-Люди  Каньона с  Расположенным  в Ряд  Белым  Тростником.Жили  вдоль  Каррисо  Крик,притока  Солт  Ривер.Являются  восточной  группой  племени  апачи  сибекью
3.Группа Сибекью,- Dzi gha,- Люди  у   Основания  Горы,или Люди  на  Склоне  Горы.Жили  вдоль  Сибекью  Крик,притоке  Солт  Ривер,и  являются  центральной  группой  племени  апачи  сибекью.
АПАЧИ  САН  КАРЛОС.РЕЗЕРВАЦИЯ  САН  КАРЛОС.
  Tse'k a'a'dn,-Люди  Прямоугольного  Камня.Жили  по  обоим  берегам  реки  Сан  Педро,а  также  в  предгорьях  гор  Санта  Каталина  возле  Тусона.Являются   федерально  признанным  племенем, ставшего ядром  апачей  сан  карлос,включивших  также  в  себя   часть  апачей  сибекью  из  групп  каррисо,некоторых  тонто  апачи,липан  и  чирикауа.
1.Группа  Апачи  Пикс(Апачи  Остроконечных  Вершин),- Nadah Dogalnine,- Люди  Порченного  Мескаля,или  Люди  Безвкусного  Мескаля,также  называвшиеся Bichi Lehe Nnee,- Люди  Бежавшие  в  Горы.Жили  северо-восточнее  города  Глоуб  между  Солт  Ривер  и  Апачи  Пикс ,и  на  восток  до Ishi;i;(Солт)у  Солт  Ривер,между  устьем  Сибекью  Крик  и  устьями  Каньон  Крик.
2. Группа Сан  Карлос,- Tsandee Dot a'n,- Расположенные  Отдельно  Рядом  с  Огненными  Людьми,в  основном  назывались  Tse'k a'a'dn,или  Люди  Прямоугольного  Камня,или Настоящие  Сан  Карлос,также  назывались Tiis Zhaazhe Bikoh,или  Люди  Каньона  Маленьких  Тополей Жили  и  занимались  земледелием  вдоль  реки  Сан  Карлос,притоке  реки  Хила.
3. Группа  Пиналеньо,или  Пинал,или  Люди  Пинери(исп.),или Tiis Ebah Nnee,- Люди  Серых  Тополей  на  Скалах,или  Люди  Серых  Клиновидных  Тополей,своё  название  получили  от  деревьев,растущих  в  устье  реки  Сан  Педро и  их  земледельческих  хозяйств  вдоль  Пинал  Крик(ручей  Пинал).   Жили  от  гор  Мескаль  на  западе,до  северного  края  Апачи  Пикс  на  востоке.Также  бродили  на  север  от  Солт  Ривер  и  в  северной  и  восточной  частях  гор  Пиналеньо(горы  Пинал, Dzi  Nnilchi'' Diyile'e ,Гора  Нагруженная  Соснами),юго-восточнее  реки  Хила.Вместе  со  своими  союзниками  Hwaalkamvepaya Guwevkabaya,или  явапай,а  также  со  своими  родственниками  аривайпа,они  охотились  и  распологались  лагерями  на  юго-западе  гор   Дриппинг  Спрингс.    В общем  место  их  проживания  распологались  севернее  группы  аривайпа.
4. Группа  Аривайпа.  Пима их  называли,-трусы,женщины.Апачское  название Tsee Zhinnee,Люди  Тёмных  Скал,или  Люди  Чёрных  Скал.Жили  от  чёрных  скал  в  долине  Аривайпа  Крик,в  горах  Гальюро,в  горах Санта  Тереза,в  горах  Санта  Каталина  и  в  горах  Ринкон(Itah Gos'a'n,Сидят  Близко  Друг  к  Другу),а  также    на  южном  краю  гор  Пиналеньо.Вместе  со  своими  союзниками  Hwaalkamvepaya Guwevkabaya,или  явапай,а  также с  родственниками  пиналеньо,или  пинал, охотились  и  распологались  лагерями   на  северо-востоке  гор   Дриппинг  Спрингс.  Tsee Zhinnee,-Люди  Тёмных  Скал,или  Люди  Чёрных  Скал,настоящие  Аривайпа,так  как  они  численно  превосходили   Tse' Binest,-имя  данное  всем  аривайпа,то  есть  остальных  их  групп,- Tse' Binest i e', Люди  Окружённые  Скалами;  Dzil Dlaazhe ,-  апачи  горы  Тарнбулл,смешанные  с   Kwevekapaya(Куивекепайя, группа  явапай).
  ВОЖДИ.
АПАЧИ  БЕЛОЙ  ГОРЫ.
Алчисэй,род. 17  мая,1853  года,(также  известный  под  именем  Уильям  Алчисэй),был  вождём  апачей  Белой  Горы  и   апачским  скаутом.Получил  Медаль  Чести  за  свои  действия  в   Войнах  Апачей  и  Войнах  Явапай. Позже  стал  известным  скотоводом  и  был  активен  в  индейских  делах,совершив  несколько  поездок  в  Вашингтон.Умер   6  августа  1928  года.
Байлас(также  известный  под  именем  Бэйлиш),вождь  восточной  группы  Белой  Горы.В  честь  его  названо  сегодняшнее  поселение  Байлас  в  резервации  Сан  Карлос.Сейчас  оно  подразделено  на  два  общества,-  одно,  Белой  Горы,и  другое,  Сан  Карлос  и   Апачи  Южные  Тонто.
Эш-кел-да-сила, 1850-1875 г.г.(Эскилтесела,Эскетешелау,Хаскдасила),-Он Постоянно  Сердитый,или  Хеске-хлдасила,Злое  Лицо.Предводитель  клана  Nadostusn,Люди  Возвышающегося  Стройного Пика.
По  утверждению  апачей восточной  группы  Белой  Горы был  самым  уважаемым  и   выдающимся  вождём  этой  группы  во  всей  её  истории.Он  поддерживал  союзы  с  хопи  и  зуни,предложил  свою  землю  для  образования  форта  Апачи  на  территории  апачей  Белой  Горы.С  его  разрешения  Педро  и  его  группа  каррисо  из  апачей  сибекью,поселилась на  территории  его  группы  в  резервации  Форт  Апачи.
Обычно  его  группа  была  недружественна  к  апачам  сибекью  из  групп  Мигеля,Дьябло  и  Педро,кто  привлекались  как  скауты  в  войнах  апачей  в  1871  году  против  смутьянов  из  группы  Эш-кел-да-сила.
Полоне,- в  1873  году,  стал после  Эш-кел-да-сила,  предводителем  восточной  группы  Белой  Горы.
Франциско,-вождь  западной  группы  апачей  Белой  Горы,или  койотеро.
ВОЖДИ СИБЕКЬЮ.
Мигель,также  известный,как Одноглазый Мигель  или  Эль  Туэрто,Эш-ке-айба,Пин-да-кисс.Предводитель доминирующей  локально   клана     группы   каррисо.В  течение  1850-х и  1860-х  годов,наиболее  известный  предводитель  каррисо.В  1869  году,Мигель  и  его  младший  брат  Дьябло  наладили  дружественные  контакты  между  американцами  и  апачами  сибекью  и  Белой  Горы,что  привело  к   образованию  форта  Апачи(первоначально,в  1870 году,Кэмп  Апачи).Он  поставил  своих  людей  для  первого  подразделения  скаутов  апачей  в  1871  году. Апачи  сибекью,весной  1874  года   вынуждены  были  осесть  возле  Кэмп  Апачи   на  территории  апачей  Белой  Горы.Вскоре  он  был  убит  в  ссоре  с  этим  племенем.После  этого  руководство  взял  Дьябло.Он  отомстил  смерти  своего  старшего  брата.
Дьябло,-Эль  Дьябло,-«Дьявол»,Эс-ки-ин-ла,Эскинио,Эш-кен-ла,-1846-август,1880 г.г. После  гибели  от  рук  апачей  Белой  Горы   своего  старшего  брата  Мигеля  в  1874  году,становится  наиболее  известным  предводителем   группы  каррисо.Осенью  того  же  года  был  привлечён   на  службу  скаутом  и получил  звание  сержанта.В  январе,1876  года,он  и  его  группа,  вместе  с  остальными  группами  апачи  сибекью,была  вынуждена  переселиться  в  резервацию  апачей  Сан  Карлос.Только  группе   вождя  Педро  было  разрешено  остаться  в  форте  Апачи.Это  привело  к     озлобленности  других,  и  люди  Дьябло,30  августа, 1880  года,  атаковали  их  вблизи  форта  Апачи,что  привело  к  гибели  самого  Дьябло.
Педро,-Хаке-янил-тли-дин,-1835-1885 г.г. Предводитель  клана Tca-tci-dn(Люди Красных  Каменных  Отложений)группы  каррисо.Во  время  внутрикланового  конфликта  в  1850-х  годах,он  был  изгнан  с  Каррисо  Крик  предводителем  Мигелем   и   принят  великим  вождём  восточной  группы  апачей  Белой  Горы,Эш-кел-да-сила,осев  через  два  года  вблизи  форта  Апачи.Его  группа  перемешалась  через  браки  с  апачами  Белой  Горы  и  поэтому  классифицирована  как  апачи  Белой  Горы.Несмотря  на  это  они  сохранили  связи  с  группой  каррисо  племени апачей  сибекью.Он,его  заместитель Укленни,вместе  с   Алчисээм  и  Петоне,предводителями  Белой  Горы,30  августа,1880  года, при  самообороне убили  Дьябло.В  отмщение  за  смерть  Дьябло,Педро ему  прострелили  колени,    он  выжил.Только  Петоне  был  убит  за  это  дело.Педро  был  постоянным  другом  американцам.
Петоне,-сын  Педро,стал  преемником  своего  отца  в  1873  году,как  предводитель  группы каррисо  из  апачей  сибекью.Теперь  эта  группа  полностью  классифицируется  как  апачи  Белой  Горы.Он  принял  участие  в  убийстве  Дьябло,влиятельного  предводителя  группы  каррисо,30  августа,1880  года.Спустя  полгода,в  феврале  1881  года,член  группы  Дьябло  убил  его,отомстив  за  смерть   своего  вождя.В  этой  схватке  Алчисэй  был  ранен  в  грудь,Педро  в  оба  колена,но  оба  они  выжили.
Капитан  Чигуито,-предводитель  группы  сибекью(не  путать  с  предводителем  Чигуито  племени  пиналеньо).
Нокк-ай-дет-клинн(Нокалделклинни,Накайдолклини,Нокидокланни),что  означает Пятнистый,или  Веснушчатый  Мексиканец. Белые  называли  его  Бэббидиклон,Бобби-док- линни  и  Мэтьюз  Веснушчатый  Мексиканец.Предводитель  группы  Каньон  Крик и  уважаемый  знахарь  среди  своих  людей.Устраивал  танцы  и  утверждал,что  воскресить  духи  двоих умерших  вождей,предводителя  каррисо  Дьябло,  и  Эс-ки-ол-е,предводителя  собственно  сибекью.
В  страхе  восстания  апачей,армия  США  попыталась  арестовать  знахаря,что  привело,30  августа,1881  года,к  сражению  на  Сибекью  Крик.Армия  потеряла  шестерых  убитыми. Знахарь,его  жена  и  его  сын  тоже  были  убиты.   
Не-биг-ха-джи, также  известный,как Ка-кленни  и  Эс-кег-ай-слоу.Брат  и   заместитель  Нокалделклинни.После  смерти  брата  становится  предводителем  группы  Каньон  Крик.
Санчес,также  известный,как  Металлический  Зуб  или  Железный  Зуб.Преемник  Дьябло  в  качестве  предводителя  группы  каррисо.Эта  группа  250  лет  прожила  у  Каррисо  Крик,в  12  милях  к  северу  от   переправы  Каррисо.Был  тесно  связан  с  Нокалделклинни.
ВОЖДИ  АПАЧЕЙ  САН  КАРЛОС.
Касадор, или,-Касадора, Na`nt'a`ntco' -Великий  Вождь,был   главным  вождём   племени  сан  карлос  до  того,как  стал  ренегатом.
Эскенаспас,или Ha`cki'na'-sba's,- Сердитое Указание,белые  называли  его  Носач. Был  главным  вождём  локальной  группы  в  племени  аривайпа.
Сантос,-вождь  апачей  аривайпа,свёкор  Эскиминзина.
Эскиминзин,также  известный  под  именем  Хашкебансиции,-  Ha`cki'ba'i'nzi'n,или,Злой,Мужчины Стоят  за  Ним  в  Линию. Родился  в  1828  году  возле  гор  Пинал в  племени  пиналеньо,и  через  брак  вошёл  в  племя  аривайпа. Со  временем  он  стал  их  предводителем.Его  группа  и  группа  из  пиналеньо  во  главе  с  вождём    Капитан  Чигуито,была  атакована  в   Кэмп  Грант(бойня  в  Кэмп  Грант),30  апреля,1871  года. Тогда,Уильям  Оури  и  Хесус  Мария  Элиас,которые  обвиняли  этих  индейцев  в  каждом  ограблении  происходившем  на  юге  Аризоны,обратились  к  своему  старому  союзнику  Франциско  Галерита,лидеру  папаго  из   Сан  Ксавьер,чтобы  их  наказать.144  апачи  были  убиты  и  ранены(почти  все,кроме  восьми   женщин  и  детей),а  27  детей  были  проданы  в  рабство  в  Мексику. Умер  в  1894  году  в  резервации  Сан  Карлос.
Капитан  Чигуито  из  пиналеньо.Остался  жив  после  бойни  в  Кэмп  Грант.С  остатками своей группы  бежал  на  север и  присоеденился  к   апачи  тонто  и  явапай. Вместе  они  ходили  в  непрерывные  рейды  и  сражались  с  американцами  до  1875  года.Кульминацией  этих  событий  была  кампания  Крука  в  Бассейне  Тонто  в  1872-73  годах.
Талкалай(Талкали,Тауилклэй),-1817-4 марта,1930г,в  Майами(Аризона).Предводитель  группы  Апачи  Пикс.Был  начальником  скаутов  для  армии  США  под  командованием  Крука,Майлса.   В  апреле  1886  года  был  во  главе  разведчиков  углубившихся  в  Мексику  на  400  миль  и  поставивших  в  безвыходное  положение  Джеронимо.В  своё  время  сохранил  жизнь  агенту  Джону  Кламу  застрелив  собственного  брата.Из-за  этого  он  впоследствии  вынужден  был  бежать  в  город  Маймами,Аризона.Он  был  другом  Уайта  Эрпа  и  посещал  президента  Кливленда  в  Вашингтоне.

0

86

АПАЧИ  ТОНТО.
  Северные  Тонто.Жили  в  верховьях  реки  Верде  и  бродили   оттуда  на  север  в  направление  гор   Сан  Франциско,  севернее  Флэгстаффа.
Подразделялись  на  группы.
1.Группа  Болд  Маунтайн,или Лысой  Горы,-  Daszine' Dasdaaye' Indee,- Люди  Нависшего  Кругого  Гребня.Жили  в  основном  вокруг  Болд  Маунтайн  или  Скво  Пик,на  западе  долины  Верде,юго-западнее  Кэмп  Верде.Они  полностью  зависели  от  охоты  и  собирательства.    Формировали    двуязычную  смешанную  группу   с   Wipukepa(Вайпукепа),северо-восточные  явапай.
2.Группа Фоссил  Крик(Окаменелый  Ручей),- Tu' Dot  izh Indee,Люди  Синей  Воды.Жили  вдоль  Фоссил  Крик  и   имели  там  несколько   крошечных  земледельческих   хозяйств.  Также  распологались  лагерем   в  месте  впадения  Клир  Крик  в  реку  Верде,северо-западнее  территории  группы  ручья  Дуба(Оук  Крик Бэнд) и  северо-восточнее  горы  Девушки  Апачи.Они  формировали  двуязычную   смешанную   группу   с   Matkitwawipa(Маткитвовипа),входящих  в  Вайпукепа,или северо-восточные  явапай.
3. Группа  Мормон Лэйк(озера  Мормона),-  Dot  izhi Ha it Indee,Люди  Всходящей  Бирюзовой  Дороги.Жили  восточнее  Мормон  Лэйк,возле  верха  каньона  Андерсона  и  бродили  вплоть  до  южного  подножья  гор  Сан  Франциско,на  горе   Элден  вблизи  с  Флэгстаффом,вокруг  озера  Мормона,озера  Мэри,озера  Стонемана и  озера  Хэй,а  также  в  каньонах  Андерсона  и  Падре. Полностью  зависели  от  охоты и  собирательства,так  как  с  севера  и  востока  враждовали  с  навахо  и  не  имели  доступа  к  другим  товарам.  Только  эта  группа  полностью  состояла   из тонто  апачей,или  собственно  апачей.   
4. Группа  Оук  Крик(группа  Ручья  Дуба),- Tse' Hichii Indee, Люди  Пологой  Красной  Скалы.Жили  возле  сегодняшней Седоны,вдоль  Оук  Крик,Драй  Бивер  Крик(Сухой  Боровый  Ручей),Вэт  Бивер  Крик(Влажный  Бобровый  Ручей),и  на  юго-западе от  реки  Верде  между  Олтнэн  и  Вест  Клир  Крик,восточнее  озера  Стонемана  и  озера  Мэри,и  севернее  озера  Роджера  и  Флэгстаффа.Они  формировали  смешанную  группу  с    Wiipukepaya(Виипукпейа) из  северо-восточных  явапай.
Южные  Тонто.Жили  в   Бассейне  Тонто  от  Солт  Ривер  на  юге,на  север  вдоль  и   восточнее  реки  Верде, включая  Сьерра  Анча,горы  Брэдшоу  и горы  Масатсал.
1.Группа  Масатсал, Tse' No t  izhn,Люди  Линии  Зеленоватых  Скал.Жили  в  основном  на  восточных  откосах  гор   Масатсал,и  формировали  двуязычную  смешанную  группу  с  локальными  группами  Hakayopa (Хакэйопа)  и   Hichapulvapa(Хичапулвапа),из  групп  юго-восточных  явапай,-    Wikedjasapa(Викедхасапа) и   Kwevkepaya(Куивкепайа).
2.   Dil Zhe(Дилже),-смешанная  группа,-Люди  с   Писклявыми  Голосами.Первая  и  наиболее  важная  смешанная  группа под  которой  подразумевались  пять  смешанных группы,известные,как Дилже,жившие  в  Сьерра  Анча  и  смешанные  с  юго-восточными  явапай  из  Kwevkepaya(Куивкепайа)  и   из  двуязычной  смешанной  группы,известной,как Matkawatapa(Маткавэтапа).
ВОЖДИ ТОНТО.(двуязычных  смешанных  групп  Kwevkepaya(Куивкепайа)-Тонто  Апачи,или  Kwevkepaya(Куивкепайа)-Пиналеньо  Апачи.
Делшэй(Делшай,Делше,Делшеа,Делаша),также  известный,как Биг Рамп,или Большой  Крестец,на явапай,-Ва-пу-ета (Wah-poo-eta)  ,или  Вапотехе.Предводитель   Kwevkepaya(Куивкепайа)- Тонто  Апачи.Его  двуязычная  смешанная  группа  состояла  из  локальной  группы Matkawatapa Walkamepa,подгруппы  явапай Куикепайа,плюс  южные тонто  апачи,   в   количестве  200 человек.  Жила в  Сьерра  Анча,и  их  западную  границу  формировал  ручей  Тонто(Тонто  Крик),а  восточную,ручей  Вишни(Черри  Крик).Но  часто  они  доходили  до  западных  склонов  гор  Масатсал.Не  путать  его  с  Ва-пу-ета(рожд.  около  1835  года).    Принимал  участие  в  убийстве  лейтенанта  Джейкоба Элми  в  Сан  Карлосе,в  1873  году.После  этого  бежал  в  горы вместе  с  Чунтцом,Кочинээм  и  Чан-дейси.Был  выслежен  разведчиками  апачами  во  главе  с  Дисалином  и  убит  29  июля,1874  года. Его  голова,вместе  с  76  капитулировавшими  его  последователями,  была  доставлена  в  Кэмп  Макдауэлл.
Ва-пу-ета(Wah-poo-eta).Предводитель  большой  смешанной  группы,приблизительно  из  750  участников,-в  основном Куивкепайа  и  некоторые южные  тонто  из  локальной  группы  Масатсал. Эта  группа,жившая южнее  гор  Масатсал, считалась   самой  свирепой  группой  в  Аризоне.Так  как  она  всегда  отказывалась  от  мирных  соглашений,то  о  ней  почти  ничего  не  известно.Убит в  каньоне  Кастл  Крик,  15  августа,1869  года,группой   из  44  марикопа  и  пима  во  главе  с  предводителем  марикопа  по  имени  Хуан  Чивариа.
Эсчетлепан(Чалипан,Ча-тле-па,Чолтипан. Военные  армии  США  называли  его  Чарли  Пан).Предводитель смешанной  группы  Куивкепайа(в  основном)  и  южных  тонто  из  группы  Масатсал(представители  4  из  6  тоже  смешанных  групп). Его  группа  состояла  из  100  человек.Жила  на  юго-западе  Грин  Вэлли  и  юго-восточнее  реки  Верде  на  северных  склонах  гор  Масатсал.Они  постоянно  атаковали  район  Прескотта  и  Викенбурга.
Ашкавотил(Аскавотил,на  наречии  апачей,- Эскавотил). Предводитель  смешанной  группы  Куивкепайа и   пиналеньо  апачей.Его  группа,включавшая  200  воинов,жила  восточнее  Черри  Крик и  далее  на  юг  по  обоим  берегам  Солт  Ривер,а  также  в  горах  Пиналеньо.После  Ва-пу-ета(второй),был  самым  воинственным  лидером  в  центральной  Аризоне.Его  группа  была  хорошо  вооружена  и  обеспечена  боеприпасами  благодаря  апачам  из  резервации  форт  Гудвин.Его  воины  совершали  постоянные  рейды,в  том  числе  далеко на  юг  до  Тусона,Сакатон,Кэмп  Грант.
Ошколте(Хаскалте,Хас- кэй-а-йол-тел.Предводитель  смешанной  группы  тонто  апачи(в   основном)  и  куивкепайа.В   ней  было  около  70  воинов. Бродила  по  берегам  Тонто  Крик,севернее  Ист  Верде  Ривер,и  на  юг  к  Солт  Ривер.Был  тесным  союзником  Ашкавотила  и  зависел  от  него  и  Ва-пу-ета в  получении  оружия  и  боеприпасов. Жила  восточнее  Четырёх  Пиков  в  горах  Масатсал возле Солт  Ривер.Убит  в  марте  1873  года.
Нанни-чадди.Предводитель  смешанной  группы  тонто  апачи (в основном)и  куивкепайа.Эта  группа  несла  главную  ответственность  за  атаки  на  пима  и  поселения  белых  вдоль  Солт  Ривер  и  реки  Хила.Группа  уничтожена  в  так  называемой  бойне  Скелетной  Пещеры,28  декабря,1872  года,в  противостоянии  с  30  индейскими скаутами  и  130  кавалеристами  5-го  кавалерийского  полка под  командованием  капитана  Уильяма  Брауна. Было  сразу  убито  76  мужчин,женщин  и  детей;15  скончались  позже  от  ран.В  живых  остались  всего  18  женщин  и  детей(взяты  в  плен).
Скиитланойа(на  явапай,-Скитлависиа).Предводитель  смешанной  группы  куиевкепайа(в  основном)и  южных  тонто  апачи,в  количестве  приблизительно  80  человек.Эта  группа  жила  к  северу   от  группы  Делшая,между средней  части  Ист  Верде  Ривер  и  верховий  Тонто  Крик  севернее  Могольон  Рим.
Пиагонте(Пи-яа-гон-те).Предводитель   смешанной  группы  из  явапай  и  тонто  апачей,в  1860-х  и   1870-х  годах.Эта  группа  жила  в  верховье  Ист  Верде  Ривер,севернее  Могольон  Рим.Считается,что  она  несёт  основную  ответственность  за  ограбления  вокруг  Прескотта.
Натотел (Натокел  или  Нотокел).Предводитель  смешанной  группы  куивкепайа  и тонто  апачей.Убит  в  июне  1873  года.
ВОЖДИ ТОНТО АПАЧИ.
Чунтц(Чунз).Предводитель  тонто  апачт.В  1873  году  бежал  из  Сан  Карлоса  вместе  с  Делшаем,Кочинээм  и  Чан-дейчи.Был  выслежен  и  убит  разведчиками  апачи  тонто(или  Белой  Горы)воглаве  с  Дисалином,в  горах  Санта  Каталина,в  июле,1874  года. Его  голову  вместе  с  головами  последних  его  шести  последователей,Дисалин  доставил  в  Сан  Карлос  25-го июля.Несколько  дней  они  красовались  на  плацу.
Чан-Дейси,также  известный,как Ши-шет. Генерал  Крук  называл  его  Джон Дэйси.Предводитель  тонто апачи,являлся  освобождённым  от  обязательств  разведчиком  апачи  из  группы  Кочинэя.Сбежал  вместе  С  Делшаем,Чунтцом  и  Кочинээм  из  Сан  Карлоса  в  1873 году  после      убийства  лейтенанта  Джейкоба  Элми.Убит  12  июня,1874  года,индейскими  разведчиками,кто  обезглавили  его  и   доставили  голову  в Кэмп  Апачи.
Кочинэй,или  Жёлтый Гром.Предводитель  тонто  апачи.Бежал  из  Сан  Карлоса  в  1873  году вместе  с  Делшаем  и другими.В  конце  мая,1874  года,был  убит  и  обезглавлен  индейскими  разведчиками.Его  голова  была  доставлена  в  Сан  Карлос  26  мая,1874  года.
Накуи-накуис.Предводитель  тонто  убитый  в  июне  1873  года.
Ба-кун,также  известный,как  Бакон  или  Бокан,-Большой  Рот.Имел  ещё  несколько  имён,-Эскимо-тзин,Эскиноскуин  или  Эскуимоскуин. Предводитель  тонто  апачи  и  впоследствии,в  1874  году,лидер  разведчиков  апачей.

Отредактировано Коакуче (03.03.2013 19:15:52)

0

87

МЕСКАЛЕРО  АПАЧИ.ПОДГРУППЫ.
Натахе-нде.Испанцы  называли  эту  группу  натахе, или  на-та-хэй,что  означает «Люди  Мескаля».Жили  между  Рио  Гранде  и  Рио  Пекос,  в  центре  Нью  Мексико.Локальные  группы  бродили  на  юг  и  на  восток,  к  западному  краю  Льяно  Эстакадо  в  Техас.
Гухлкахе-нде.Испанцы  звали  их  гуелкахенне, «Люди  Равнин».Жили  восточнее  гор  Пекос  и  одноимённой  реки.Бродили  по  Высоким  Равнинам  от   техасской  пэнхэдл  до  долины  Пекос,между  Амарильо,Тукумкари,Лаббок  и  Льяно  Эстакадо,вдоль  гор  Сандия  и  Тьерос;   западу  от  Санта  Фе,-от  каньона  Ногал  на  север,до Лас  Вегас; а  также  на  юге,от  гор Органа  на  восток  до  Эль  Пасо.В  Оклахоме  они  породнились  через  браки  с  команчами.
Дзитхинах-нде.Испанцы  звали  их  чилпайнес, «Люди  Горного  Гребня».Жили  на  запад  и  юг  от  гор  и  реки  Пекос.Бродили  далеко  на  юг  в  Чиуауа  и  Коауилу, Мексика.
Кх-лаанде,или  Тслахахе-нде,»Люди  Антилопы».Жили  западнее  Пекоса  у  Рио  Гранде,в  горах   в  центре  и  на  юге  Нью  Мексико,и  в  бассейне  Тулароса.
Нит-ахе-нде,или  Ниит-ахе-нде, «Люди  Живущие  Напротив Гор»,или «Земля  Оленя».Жили  в  горах  Сакраменто  в  Нью  Мексико  и  в  горах  Гуадалупе,на  западе  Техаса.
Тсехичихе-нде, «Люди  с  Крючковатым  Носом».Имели  несколько  локальных  групп.Жили  в  горах  Гуадалупе,на  границе  с  техасскими  равнинами,а  также  на  севере  Коауилы  и  Чиуауа  в  Мексике.
Тсебекине-нде, «Люди  Каменного  Дома».Испанцы  часто  называли  их  «агуа  нуэвос»  или  «нортеньос».Их  домашняя  территория  распологалась  в  Нуэво  Касас  Грандес  в  Чиуауа.Мигрировали  на  север  к  горам  Сакраменто  и  на  юг  к  Агуа  Нуэво,в 60  милях  севернее  города  Чиуауа.Также   вдоль  Рио  Гранде  между  Эль  Пасо  и  Охинага.Часть  из  них  жила  в  горах  Гуадалупе  и  Лимпиа.
Тахаанде, «Люди Гор,Простирающихся  до  Реки».Жили  вдоль  Рио  Пекос  на  юге  Нью  Мексико,а  также  на  юго-западе  Техаса.
Та-нтсанде, «Люди  Большой  Воды». Когда-то  являлись  сестринской  группой  Та-нде  из  липан  апачей.Жили в  южной  части  центрального  Техаса  и  на  севере  Коауилы.Распологались  лагерем  вместе  с  несколькими  группами  мескалеро.Ходили  вместе  на  равнинах  в  налёты,а  также  в  охотничьи  экспедиции. Затем  они  вошли  в  мескалеро,сформировав  группу  племени  мескалеро.
Та-едине-нде, «Безводные  Люди»,или  «Жёсткие  Люди  Пустыни». Некогда  смешались  с  липан апачами,которые  жили  на  севере  Коауилы  и  Чиуауа,и  в  итоге обьеденились  с  некоторыми  группами  южных  мескалеро.
Натахе-нде в  18  столетии  распространяли  своё  значительное  влияние  на  группы  западных  липан,особенно  на  Тинди-нде, Ча-шка-о-ша-уе и  Та-нде.Для борьбы  с  общим  врагом  команчами  и  для  защиты   северо-восточной  и  восточной  границ  Апачерии  против Команчерии,равнинные  мескалеро( натахе-нде, гухлкахе-нде) объеденились  со  своими  родственниками  липан( Куелкахен-нде,Те-л-ко-ндаха,Нда-уи-ко-ха,и Ша-ай-а-нде),жившими  восточнее  и  южнее  их.
ВОЖДИ  МЕСКАЛЕРО.
Гомес,-враждебный  предводитель  южных  мескалеро.Его  племя  состояло  из  пяти  локальных  групп, все  вместе  имеющие  приблизительно  400  воинов,и  бродивших  в  области Биг  Бэнд  и    за  РиоПекос,по  обеим  сторонам  Рио  Гранде,с  оплотом  в  горах Дэвиса.Его  сегундос(или  заместители),были,-Сигаритто,Чинонеро,Симон  Породе  и  Симон  Мануэль.
Сигаррито,-враждебные,но  более  примиренческий  лидер  локальной  группы  в  горах  Дэвис  и  низменности за  Рио  Пекос.Являлся сегундо  и  военным  предводителем  вождя  племени  южных  мескалеро  Гомеса,с  1840-х  по  1860  годы.
Чинонеро,-враждебный  но  более  примиренческий  лидер  локальной  группы в  горах  Дэвис  и  низменности  за  Рио  Пекос. Являлся  сегундо  и  военным  предводителем  вождя  южных  мескалеро  Гомеса,в  1840-х  по  1860 годы.
Симон  Породе.Лидер  локальной  группы( 1840-е  по  1860  годы)   на  западе  Техаса.Был  сегундо  и  военным  предводителем  Гомеса,-вождя  южных  мескалеро.В  1850  году,контактировал  вместе  с  Симоном   Мануэлем  с  гарнизоном  в  Сан  Элисарио, на  предмет  заключения  мирного   соглашения, но  вероятно  они  были  отговорены  Гомесом.
Симон  Мануэль. Лидер  локальной  группы  на  западе  Техаса,сегундо  и  военный  предводитель  Гомеса  в  1840-60  годах.
Марко,также  известный,как Маркус.Враждебный  вождь  племени  южных  мескалеро.Его группа,насчитывавшая  примерно 200  воинов,жила  в  области  Биг  Бэнд,бродила  по  обеим  сторонам  Рио  Гранде  от  гор  Гуадалупе  до восточной  окраины  гор  Дэвис  и  на  границу  Южных  Равнин.Ответственнен за  частые  ограбления  на  дороге  Сан  Антонио  и  в     возле  Эль  поселениях  Эль Пасо.Выразил желание  присоедениться  к   мескалеро  племени  Сьерра  Бланка,но  его  просьба  была  отклонена,так  как  его  группа  считалась  техасскими  мескалеро.
Эспейо(Зеркало).Враждебный  вождь  южных  мескалеро.Его  племя,  возможно  Тсебекине-нде(называемое  испанцами  Агуас  Нуэвас  или  Нортеньо),с  несколькими  локальными  группами  во  главе  с  его  сегундо,-Николасом  и  Антонио,бродило  между  каньоном Лимпиа и  переправой  Хорсхэд  на  Пекосе,а  также  восточнее  гор  Дэвис  и  на  западе  Техаса.
Николас,-лидер  локальной  группы  племени  вождя  Эспейо,которая  бродила  в  горах  Дэвис  и  на  восток  к   границе  Южных  Равнин.
Антонио,-лидер  локальной  группы  племени  вождя  Эспейо,которая  бродила  в  горах  Дэвис  и  на  восток  к  границе  Южных Равнин.
Матео,лидер  локальной  группы  того  же  племени.Оставался  вместе  с  Верансио  возле  Собачьего  каньона  и  в  горах   Сакраменто.Они  считались «ненадёжными»,так  как  возможно  занимались  рейдерством.
Верансио,- лидер  локальной  группы  того  же  племени.
Алсате,также  известный  под  именем  Арзате,Арзатти)1817-1880.Последний  вождь  апачей Чизос(также  Чинати  или  апачи Рио  Гранде),-племя  мескалеро  в  горах  Дэвис,горах  Чизос  и  горах  Чинати  в  области Биг  Бэнд.Также  бродили  в  Сьерра  дель  Кармен  в   Коауиле и  в  Сьерра  Аламос в  Чиуауа,севернее  Больсон  Мапими.Был   схвачен  и  казнён  вместе  со  своими  сегундо  Колорадо  и  Зорильо,в  Охинаге,напротив  Пресидио  дель  Норте.Его  люди  были  проданы  в рабство  в  Мексику.
Колорадо, -лидер  локальной  группы  племени  апачей  Чизос.
Зорильо,-  лидер  локальной  группы  апачей  Чизос  в   пограничных  землях  Коауилы,Чиуауа  и  на  западе  Техаса.
Барранкуито,также  известный  под  именем  Паланкуито.Наиболее  влиятельный  предводитель  племени  Сьерра  Бланка,которое  бродило между  Сьерра  Бланка  и  на  восток  к  Рио  Пекос.Вероятно  являлся  наиболее  важным  предводителем  мескалеро  в  начале  1800-х  годов.Когда  он  умер  в  1857  году,его  три  сына,или  племянника,-  Сантана,Кадете  и  Роман,-взяли  бразды  правления  в  свои  руки.
Сантана,-сын  и  преемник  Баракуито.С  1830-х  годов, являлся  лидером   локальной  группы    большого  влияния  в  племени  Сьерра  Бланка.После  смерти  Барранкуито,кажется  стал   обладателем  наибольшего   среди  северных  групп  мескалеро.Однако  он  избегал  известности  и  был  мало  известен  белым,тем  не  менее,в  последние  годы  жизни  стал  стойким  приверженцем  белых.Умер  от  пневмонии  в  1876  году.
Кадете, также  известный  под  именем  Кадетте, «Доброволец»,на  апачском  наречии Гиан-на-та,-«Всегда  Наготове»,-сын  и  преемник  Барранкуито.После   Сантаны  стал  наиболее   известным  и  сильным  предводителем  племени  Сьерра Бланка  мескалеро.Был  ещё  более  дипломатичен,чем  Сантана.Был  вторым  после  Сантаны  представителем  северных  групп  мескалеро. Сбежал  в  Стэйкед  Плэнсв  ноябре  1863  года  из  Боске  Редондо  вместе  со  своей  группой.Затем   продавал  ворованный  скот  и  лошадей  из  Мексики,напрямую  или  через  команчерос,команчам.Был  убит  в  мирной  миссии  в  1872  году.
Рамон  Гранде(Роман),-сын  и  преемник  Барранкуито  как  предводитель  локальной  группы  племени  Сьерра  Бланка  мескалеро.Был  менее  значительным  лидером,чем  Сантана  и  Кадете.Умер  во  время  эпидемии  1885  года.
Хосесито,также  известный  под  именем  Хосе  Сито.После  Барранкуито  и Сантаны  являлся нваиболее  влиятельным  лидером  Сьерра  Бланка  мескалеро.В  апреле,1852  года,подписал соглашение  с  Калхуном вместе  с  незначительным лидером  другой  локальной  группы  Сьерра  Бланка,а  также  с  вождём  хикарилья  апачей  Чаконом.
Наутзил ,также  известный,как Натзили,Нотзил, Наутзили,Нодзилья,-«Бизон».Предводитель Гухлкахе-нде  и  остатков  групп  южных  липан  из  северной  Мексики.Переместился  в  резервацию  в  1876  году  и  в  1879  стал  вождём  для  основной  массы   резервационных  мескалеро,включая  липан.Убедил  многих  воинов  не  присоеденяться  к  предводителию  чихенне Викторио,в  известной  войне  Викторио.
Сан  Хуан,-предводитель,возможно  Нитахе-нде  или  Тсехичихе-нде.Его группы  бродила  вдоль Рио Бонито  и  в  горах  Капитан  и  Сакраменто,в  области  форта  С.Заключали  союзы  с  восточными  группами  мескалеро,а  также  с  липан  апачи  и  некоторыми  группами  команчей.После  ухода  Сантаны  и  Кадете,Сан  Хуан и  Наутзил  взяли  руководство  в  резервации  Мескалеро  на  себя,и   Песо,сын  Сан  Хуана,стал   последним  вождём  мескалеро(1849-1929).
Песо,родился  в  горах  Гуадалупе  возле  современного  Карсбад.Его   отец  Сан  Хуан,а  мать  Нагу- на-го. Его  группа(нитахе-нде  или  тсехичихе-нде) объеденялась с  группой  Наутзила, гулхкахе-нде, на  Южных  Равнинах,а  также   с  племенем  Та-нде  апачей  липан,во  главе  с   Магушем,  на  юго-востоке  Техаса  и  на  северо-востоке Мексики.Вождь  Магуш  был  прекрасным  следопытом  и  служил  в  качестве  скаута  в  кампаниях  против  Джеронимо  в  1880-х  годах. Магуш,Песо  и   Санс  Пеар(Бесстрашный),являлись  тремя  главными предводителями  в  резервации,-Магуш  для  липан в  Элк  Спрингс,Санс  Пеар также  для   мескалеро в  каньоне  Тьюле,и   Песо  представлял  группы  Ринконада  и  Три  Реки.
Санс  Пеар(брат  Песо  и  сын  Сан Хуана).  Предводитель  локальной  группы  племени нитахе-нде мескалеро, находился   в  тесном  союзничестве  с  восточным  племенем  мескалеро-гулхкахе-нде  на  Южных  Равнинах  и  племени  та-нде  липан  апачей на  юго-востоке  Техаса  и  на  северо-востоке  Мексики.Вместе  со  своими  братьями, -Песо  и  Кривой  Шеей,а  также  с  такими предводителями,как  Шанта  Бой  и  Большой  Рот,они  действовали  в  качестве  скаутов  в  кампании  против  Джеронимо,военного  предводителя  и  знахаря племени  недни  апачи  чирикауа.     
Мучачо(Чёрный  Мальчик)около  1860-1930 г.г. Предводитель  локальной  группы.Присоеденился  со  своими  воинами  к  чихенне  Викторио.
Кутбалья,-военный  предводитель. Был  женат  на  дочери  вождя  чихенне  Мангаса  Колорадоса.

+1

88

ЗАПАДНЫЕ  ЯВАПАЙ.Часто  их  называли  юма-апачис   или  апачи-юма, так  как  имели  тесные  культурные  связи  с  индейцами  юма  и  мохаве.Жили  на  западе  Аризоны  и  вдоль  реки  Хассаумпа  на  юго-западе  Аризоны.
Вилтаакерайа,или  Накехилапайа,-«Люди  Двух  Гор»,жили  в  горах  Наркуахала и  Наркевар  в  Пипл  Вэлли,Кирклэнд  Вэлли  в  верховье  Хассаумпа  Крик,в  южной  части  центральной  Аризоны.
Макведабайа,-«Люди  вдоль  Красной  Реки»,или  «Люди  вдоль  Красной  Воды»,то  есть  имеется  ввиду  река  Колорадо.Занимались  земледелием  вдоль  реки  Колорадо,жили  в  Ла  Пас  и Кастл  Доум.
Накупакепайа,жили  в  горах севернее  современного  Конгресса.

ЯВЕЙБ,-северо-восточные  явапай  и  центральные  явапай.Часто  их  называли  мохаве-апачис или  апачи-мохавес.Их  звали  также  «настоящие  явапай»,так  как  они  почти  не  подвергались  культурному  влиянию  своих  различных  соседей.Жили  в   Вильямсон  Вэлли,южнее  гор  Брэдшоу(на  явапай,-грубая  скалистая  местность)и  вдоль  реки  Агуа  Фриа.
Явайп,-жили  в  верхней  долине  Верде  и  окружающих  горах,включая  Национальный  Монумент  Монтесума.
Хваалкиэниюпейа,- жили  на  месе,где   сейчас  находится  Джером,Аризона,а  также  на  соседней  горе  Мингас.
Матхаупепайа,-населяли  горы  Прескотт  вплоть  до   Кроун  Кинг  и  Бамбл  Би,Аризона.
Викутепа,также  известные,как  «Люди  Гранитного  Пика».Жили  возле  современного  Прескотта,включая  долину  Чино,Сьерра  Приета  и  север  гор  Брэдшоу.
Викеничапа,также  известные,какЧёрная  Гора  или  Группа  Кроун  Кинг.Жили на  юге  гор  Брэдшоу  в  районе  Викенбурга  и  в  центральной  части  реки  Агуа  Фриа.
Викукепа,  - Северо-Восточные  явапай.«Люди  из  подножья  Красной  Скалы».Их  чаще  всего  и  завывали  апачи-мохавес  или  апачи-тонто.Жили  в  Оук  Крик  Каньон  и  вдоль  Фоссил  Крик,а  также  на  Рио  Верде, в  северной  части  центральной  Аризоны.
Маткитвавипа, -   Дотлиш-Нде,-«Люди  Синей  Воды», -группа  Фоссил  Крик,двуязычная  группа  северных  тонто.Жила  в  верхней долине  Верде,вдоль  Ист  Верде  Ривер,Фоссил  Крик,Клир  Крик,Аризона.
Виипукепайа,-Тсе-хичии-нде,-«Люди  Пологой  Красной  Скалы»,-   двуязычная  группа  северных  тонто  Оук  Крик.Жила  в  области  Рэд  Рок.Занималась  земледелием  вдоль  Оук  Крик,а  также  собирали  мескит  в  долине  Верде.
Куивкепайа,-«Южные  Люди».Юго-восточные  явапай,или  южные  явапай.Их  часто  называли  апачи  тонто.Жили  в  южной  части  реки  Верде,в горах Масатсал  и  на  Солт  Ривер  в  горах   Суеверия,а  также  на  западе  гор Сьерра  Эстрелья,включая  южны   и  западные  склоны  гор  Пинал,Дриппинг  Спрингс,Четырёх  Пиков  и  Масатсал.
Хваалкамвепайай. Жили  в  районе,начинающемся  от  современного  Майами,Аризона,до  Финикса.
Валкамепа,-«Люди  Сосновых  Гор».Жили  на  южных  и  западных  склонах  гор  Пинал.
Илихаситумапа. Жили  на  севере  гор  Пинал.Вииксхасепайа.Жили  вдоль  Тропы  Апачей,от  Финикса  до  Майами  и  дамбы  Рузвельта.
Амахиякпа.Жили  на  западной  стороне  гор  вдоль  реки  Верде,севернее  Лайм  Крик,  известных,как  горы  Макдауэлла,приблизительно  в  20  милях  на  северо-восток  от  Финикса.
Атачиопа.Жили на  западной  сторон  гор  Черри,Аризона.Хакайопа,-двуязычная  группа  вместе  с  Тсе-нотли-ишн,-группа  масатсал  южных  тонто апачи.Жили  в   Санфлауэр  Вэлли,южнее  пика Масатсал  и  в  горах  Масатсал,а  также  западнее  форта  Рено,в  Бассейне  Тонто  в  центральной  Аризоне.
Хичапулвара,-двуязычная  группа  совместно  с   Тсе-нотли-ишн,-группа  масатсал  южных  тонто  апачи.Жили   в  южной  части  гор  Масатсал  и   западнее  Северного  Пика,возле  пика  Масатсал.
Ливилкамепа.Жили  между  горами  Суеверия  и  Пинал.
Маткаватапа,-двуязычная  группа,происшедшая  от  смешанных  браков  между  валкамепа  и  апачами  Сьерра  Анча  в  центральной  Аризоне.
Ялеюкопа.Жили  в   горах  Масатсал,между  территориями  Хакайопа  и  Ничапулвара.
Оналкеопа.Жили  в  горах  Масатсал,между  территориями  Ничапулвара  и  Ялеюкопа.
ВОЖДИ  ГРУПП  ЯВАПАЙ.
Предводители  Куивкепайа
  Почина.
Сиголья,или  Сагуилья.Ездил  вместе  с  Джоном  Кламом  и  вождём  аривайпа  апачей  Эскиминзином,в  Вашингтон.
Секвалакавала.
  Вехабесува,Предводитель  группы  в  Кровавом  Бассейне.
Мота, «Туман».Предводитель группы  Оук  Крик  Каньон.   Был  назначен  главным  вождём  индейцев  Верде,-толкепайа, явейп,випукепа,куивкепайа  и  апачи  тонто,-в  резервации  Рио  Верде.
Пакуала, «Высокий  Человек».
Текумтхэйа.Летом  1872  года   увёл  от  армии  США  около  200  випукепа на  север  своей  территории  и расположился  отдельными  лагерями  в  горах  Вильяма  Билла.Там  он  надеялся  обменивать  хавасупаям  и  южным  пайютам оленьи  шкуры  на  оружие  и  боеприпасы.Но   войска  при  помощи  скаутов  хуалапаи  выследили  их  и  атаковали.Большинство  его  людей  бежало,но  солдаты  уничтожили  их  жилища  и  продовольственные  запасы.
Предводители  толкепайа. 
Куашакама.
Охатчикама,или  Очикама,Очекама,А- вэй-че-ка-ма, «Ударяющий  Врага Кулаком»  или  «Ударящий  Врага».Был  предводителем  во  время  первой  бойни  в  Скалл  Вэлли.
Чаумасеча(Незамечающий).
Пакота,или  Покати, «Большой  Человек».Белые  звали  его  Хосе  Коффи.Вместе  с  Такодава  ездил  в  Вашингтон  в  1872  году  на  встречу  с  президентом  Грантом. Такодава.Позже  взявший  имя  Чарли  Вашингтон.Ездил  с  Пакота  в  Вашингтон.

Предводители  явейп.
Хосекруа,также Хочачивака.Был  убит  в  январе  1864  года,когда  в  январе  1864  года,солдаты  атаковали  его группу  явейп  в  форте  Уиппл  и  убили  28  человек.
Кокуанначека,  «Зелёный  Лист».Предводитель  явапай   в  горах Брэдшоу  и  Мингас.
Маква , «Перепелиный  Хохолок».Предводитель Викутепа,также  известная,как Группа  Гранитного  Пика,в  горах  Брэдшоу  и  в  Гранитных  горах.

0

89

ЧИРИКАУА  АПАЧИ.
Так  как  понятие «бэнд» или «группа»  было  более   первичным  в  культуре  чирикауа,чем  понятие  «трайб» или «племя»,то  они  не  называли  сами  себя,на  своём   языке,  этнонимом «люди». Название «чирикауа»,вероятно происходит  от  слова  из  языка  индейцев  опата,-«чигуикагуа»,или  «гора  дикой  индейки».Территория  чирикауа  охватывала  современный  юго-восток  Аризоны,юго-запад  Нью  Мексико, северо-восток Соноры  и  северо-запад  Чиуауа.Местоа  их  обитания  распространялись  на  восток  от долины  Рио  Гранде  в  Нью  Мексико  и  на  запад  в  дролину  реки  Сан  Педро  в  Аризоне.
Согласно  известному   исследователю  чирикауа  Моррису  Оплеру,они  делились  на  три  группы:
Чихене,или  чи-и-хе-ни,-«Дюди  Красной  Краски»,также  известные,как  восточные  чирикауа,апачи  Уорм  Спрингс,хиленьос,апачи  Охо  Кальенте,апачи  Копермайн, мимбреньос,мимбрес,могольонес,чихенде.
Чу-ка-не-н,или  Чууканен,Чоканен,известные,как  центральные  чирикауа,апачи  Кочиса,настоящие  чирикауа,чирикагуис,тсоканене,или  «Люди  Восходящего  Солнца».
Нде-индааи,или  Не-днаа-и, «Враждебные  Люди»,известные,как  южные  чирикауа,или  настоящие  чирикауа,пинери  апачи,Не-па-и,или «Те,опережающие  в  конце».
Шредер  в  1947  году  представил  список  из  пяти  групп:Могольон,Копермайн,МимбресУорм  Спрингс,Настоящие  Чирикауа.
Сегодняшнее   племя  апачи  чирикауа-уорм  спрингс  форта  Силл  в  Оклахоме,говорят,что  у  них  есть  четыре  группы  в  резервации  форт  Силл:Чи-хе-не(также  известные,как  уорм  спрингс,чинде); Чукунен(также  известные,как  группа  чирикауа,чоконенде);Бида-нку(также  известные,как бедонкое, бронко,биданку); Нде-ндаи(также  известные,как  нде-наи,неднаи).Сегодня  они  используют  слово «Чидика-а-гу»(производное  от  испанского «чирикауа»),чтобы  ссылаться  на  чирикауа  в  целом,а  слово»инде»,чтобы  упоминать  все  племена  апачей.
Более  принято  называть  и  классифицировать  их  таким  образом:
ЧОКОНЕН(Чу-ку-нде),-«Люди  Сбоку  Гребня  Горы»,настоящие  чирикауа.Жили: северо-восточная  локальная  группа(такого  же  названия),-  восточнее  Саффорда,Аризона,в   верховьях  реки  Хила,вдоль  реки  Сан  Франциско,севернее  гор  Могольон  в  Нью  Мексико,на  востоке,  и   на  юго-западе  Сан  Симон,
  Чиуикауи,-юго-западная  локальная  группа.Кочевала    в  Аризоне,вдоль  реки  Сан  Педро,западнее  гор  Хуачука,в  окрестностях  современных Бенсона,Джонсона  и  Уилкокса,а  также  севернее  вдоль  реки  Сан  Симон  на  восток  Нью  Мексико.  Контролировали  горы,-южные  Пиналеньо,Винчестер,Дос  Кабесас,Чирикауа,Драгун,Мула.
Дзилмора,-юго-восточная  локальная  группа.   Кочевала  в  Аламо  Хуэко,в  горах  Бих  Хатчет  и  Литтл  Хатчет(апачское  название,Дзилмора),на  юго-западе  Нью  Мексико.
Анимас,-южная  локальная  группа. Кочевала в  южной  части  реки  Хила  и  западнее  долины  Сан  Симон,в  горах  Пелонсильос(апачи  называли  их Дзилтилкил,-  Чёрная  Гора),вдоль  границы  Аризоны  и  Нью  Мексико  в  каньоне  Гуадалупе  и  восточнее  в  долине Анимас  и  в  горах  Анимас  на  юго-западе  Нью  Мексико.
Четвёртая  локальная  группа.Кочевала  на на  северо-востоке  Соноры  и  в  смежном  районе  Аризоны,в   каньоне  Гуадалупе,вдоль  реки  Сан  Бернандино,в  северо-восточной  части  Сьерра  Сан  Луис,  в  долине  Батепито в  Сьерре  Питайкачи,восточнее  Фронтераса,в  последнем  месте  был  её  оплот.
Пятая  локальная  группа.Кочевала  восточнее  Фронтераса  в  Сьерра  Пиларес  де  Терас,Сонора.
Шестая  локальная  группа.Кочевала  в  Сьерре  де  Лос  Ахос,северо-восточнее  реки  Сонора,вдоль  реки  Бависпе,севернее  Фронтераса.
БЕДОНКОЕ.(Би-дан-ку,- «Люди  Впереди  Всех  Остальных»;Би-да-а-нака-енда,-«Стоящие  Перед  Врагом»).Их  часто  называли  могольон,апачи  хила,северо-восточные  чирикауа.Жили  в  горах  Могольон  и  в  горах  Тулароса,между  рекой  Сан  Франциско,служившей  западной  границей,и  рекой  Хила  на  юго-востоке,на  западе  Нью  Мексико.
ЧИХЕННЕ(Чи-хе-нде,- «Люди  Красной Краски»)  Их  часто  называли   копермайн, уорм   спрингс,мимбрес, апачи хила,восточные  чирикауа.
Уорм  Спрингс(испан.Охо  Кальенте,-горячие  источники)
Северная  локальная  группа(северные  уорм  спрингс)  жила  в  горах  Датил,Магдалена  и  Сокорро,юго-восточнее  бедонкое.Также  на  равнинах  Сан  Агустин  от  сегодняшнего  Квемада  на  восток  до  Рио  Гранде.
Южная  локальная  группа(южные уорм  спрингс).Жили  вокруг  Охо  Кальенте  возле  современного  Монтичелло,  вдоль реки  Каньяда  Аламоса,между  Кучилье  Негро  Крик  и  Анимас  Крик.Контролировали   горы   Сан  Матео  и  Негретта  вплоть  до  Чёрного  Хребта  западнее  Рио  Гранде  в  направление  реки  Хила.Жили  непосредственно  в  районе  Охо  Кальенте,поэтому  назывались  уорм  спрингс.
Хила,или  хиленьос.
Копермайн(медная  шахта),-западная  локальная  группа. Жили  юго-западнее  реки  Хила,концентрировались  вокруг  Санта Люсия  Спрингс  и  в  горах  Литтл  и  Биг  Бурро(Ослика).Контролировали  горы  Пинос  Альтос,Пирамид  и  район  поблизости  от  Санта  Рита  дель  Кобре    до   реки  Мимбре на  восток.По   шахтам  в  Санта  Рита  и  получили  своё  название.
Мимбрес,или  мимбреньос,-восточная  локальная  группа.Жила в  юго-восточной  части  центрального  Нью  Мексико,между  рекой  Мимбрес  и  хребтом  Кука.
Шестая  локальная  группа,-южная  локальная  группа  чихенне.Жила  на  юге  Нью  Мексико  в  горах  Пирамид  и  Флорида. Кочевали  к  Рио  Гранде  на  восток,и  к  мексиканской  границе  на  юг.
НЕДНИ(Нде-ндаи, «Враждебные  Люди»,или «Люди,которые  приносят  много  трудностей»).  Их часто  называли Апачи  бронко,апачи  Сьерра   Мадре,южные  чирикауа.
Ханерос. Перемещались на  северо-западе  Чиуауа,юго-востоке  Аризоне,в  горах   Анимас,Флорида,южнее      в  Сьерра  Сан  Луис,Сьерра  дель  Тигре,Сьерра  дель  Каркаи,Сьерра  дель  Бока  Гранде, на  запад за  реку  Арос  к  Бависпе,на  восток  вдоль  реки  Ханос  и  реки  Касас  Грандес  в  направление  озера  Гузман  в  северной  части  бассейна  Гузман.Торговали  в   пресидио  Ханос.Вероятно  это  они  назывались  Дзилтаклизе-нде, «Люди  Синих  Гор».
Каррисаленьос,-юго-восточная  локальная  группа. Кочевали  только  в   мексиканской  провинции  Чиуауа,между  пресидио  Ханос  на  западе  и  озером  Санта  Мария  на  востоке,на  юг  в  направление  Корралитос,Касас  Грандес,а  также  к  Агуа  Нуэвос,севернее  на  60  миль   города  Чиуауа. Контролировали  южной  частью  Бассейна  Гузман  и  гор  вдоль  рек  Касас Грандес,  Санта  Мария  и  Кармен.Вероятно  это  они  назывались  Тсевекине-нде, «Люди  Каменного  Дома».
Пиналеньос,-юго-западная  локальная  группа.Кочевали  южнее  Бависпе  между  реками  Бависпе  и  Арос  на  северо-востоке  Соноры  и  северо-западе  Чиуауа.Контролировали  Сьерра  Хуачинера,Сьерра  де  Лос  Алисос  и  Сьерра  Накори  Чико.Эти  горы   были  сильно  поросшие  соснами,поэтому  эту  группу  называли  апачи  пинери.
Чоконен,чихенне,недни  и  бедонкое,имели  вероятно  ещё  по  крайней  мере  три  локальные  группы,называемые  в  соответствии  с  именем  их  предводителя  или  области,где  они  проживали. К  концу  19-го  века  другие  апачи   ничего  уже  не  помнили   о  них.Возможно  они  были  уничтожены  подобно   недни-пиналеньо  или  присоеденились  к  более  мощным  группам,подобно   группе  недни-каррисаленьо,которая  влилась  в  своих  северных  родственников недни-ханеро.
Каррисаленьо-недни   делили  общую  территорию  в  районе  Касас  Грандес  и  Агуа  Нуэвас  с Тсебекине-нде,- южным  племенем  мескалеро,которое  испанцы  часто  называли  агуа-нуэвос.Эти   две  группы  апачей часто  путали.Аналогичная  неразбериха  возникала  с  ханерос-недни чирикауа(дзилтдаклизе)и группой  мескалеро-дзитхинахнде.   
ВЫДАЮЩИЕСЯ  ПРЕДВОДИТЕЛИ ЧИРИКАУА.
Недни,-Эль  Компа  старший(в конце  18-го  века),его  сыновья  Хуан Диего  Компа,Хуан  Хосе  Компа,а  также  другие  предводители,-Согуилья,Яскуебега,Фелипе,Лакерес,Галиндо,Натиса,Ху.   
Чоконен,- Капитан  Чигуито,или Эль  Чигуито(1760-80  годы), Писаго  Кабесон,Мигель Нарбона,Рехес, Иригольен,Тапила,Яки,Эскуиналине,Кочис,Чиуауа,Ульзана.
Чихенне,-Чафалотес,Охо  Колорадос,Манта  Неграс(1760-90г.г.),Фуэрте- Мангас  Колорадос,Делгадито,Кучильо  Негро(Байшан),Итан,Понсе,Локо,Викторио,Сальвадор,Нана,Мангас(Мангус,сын  Мангаса  Колорадоса).
Бедонкое,-Мако,Мокко  Мано,Эль Каутиво(после  разгрома  группы  присоеденился  к  Кочису  и  чоконен,возможно  изначально  был  лидером  чоконен),Джеронимо(после  разгрома  группы  присоеденился  к  недни).

Отредактировано Коакуче (04.03.2013 13:11:23)

0

90

ХИКАРИЛЬЯ  АПАЧИ
Племя  было разделено  на  две  группы,-Ольеро,»Люди  Гор»,и  Льянеро, «Люди  Равнин».После  изгнания  с  равнин  команчами  к  1750  году,хикарилья  стали  тесными  союзниками  двух   групп  племени  южных  юта.
Ольеро-клан  горных  людей, гончарные  изделия,изготовляемые  ими,  дали  название  этому  клану-группе.Жили  западнее  Рио  Гранде  вдоль  реки  Чама,в  Нью  Мексико  и  Колорадо.Занимались  земледелием, изготовляли  гончарные  изделия,частично  жили  в   деревнях пуэбло(6  локальных  групп).Собственный  этноним,-Сайдинде,- «Люди Песка»  или  «Люди  Гор»,или  «Жители  Гор».Испанское  название «хоиерос»,-«люди  горной  долины».  Находились  в  тесном  союзе  с  группой  южных  юта   капоте (капота,кахпота),жившей восточнее  Большого Перевала  в  Скалистых  Горах южнее  рекиКонехос  и  восточнее  Рио  Гранде  вплоть  до  западной  стороны  гор Сангре  де Кристо,в  долине  Сан  Луис,вдоль  истоков  Рио  Гранде  и  вдоль  реки  Анимас.В  основном  сосредотачивались  в  местности  в  районе  современных  Чама  и  Тьерра  Амарилла  в  округе  Рио  Арриба.
Льянеро,клан  людей  равнин.Восточные хикарилья.Жили,как  кочевники  в  типи,  назывались  кожаные  хикарилья.Охотились  на  бизонов  на  равнинах  восточнее  Рио  Гранде,Основное  местообитание  вокруг  истоков   реки  Кэнэйдиан.В  зимнее  время  года  жили  в  горах  между  рекой  Кэнэйдиан  и  Рио  Гранде.Распологались  лагерями   и  торговали  возле  пуэбло  Пикурис, Пекос  и  Таос,в Нью Мексико(8  локальных групп).Собственный  этноним,-Гулгахе-нде, «Жители  Равнин».Испанцы  их  называли  Льянерос, «Люди  Равнин»..Находились  в  тесном  союзничестве  с  группой муачи  южных юта(Моуачи,Махгруч,Махграч,Мувак).Жили  вдоль  восточных  предгорий  Скалистых  Гор  от  сегодняшнего  Денвера, в  Колорадо  на  севере,до  Лас  Вега  на  юге,Нью  Мексико.Как  и  льянеро  торговали  с  пуэбло  Таос,поэтому  часто  их  называли  таос-юта.Совместно  с  хикарилья  сражались  с  команчами,кайова,южными  арапахо,южными  шайенами,на  южных  равнинах,а  также  с  мексиканцами  и  англоамериканцами.
ВЫДАЮЩИЕСЯ  ВОЖДИ.
Чакон,Лобо  Бланко,Флечас  Райяда

Отредактировано Коакуче (04.03.2013 13:10:40)

0

91

Чиуауа и Ульзана казаки сьерра-мадре
Антон Посторонний
Статья была впервые опубликована в «Индейская Америка: История, культура, искусство, литература»  #2, стр. 41-65, Москва 2009.
Позже на английском языке: http://amertribes.proboards.com/index.c … amp;page=1
и на итальянском: http://www.farwest.it/?p=5631
С тех пор открылись некоторые дополнительные сведения, но принципиально статья не изменилась.

«КАЗАКИ СЬЕРРА-МАДРЕ»

Чиуауа и Ульзана — вожди самой активной общины апачей в «Кампании Джеронимо» (1885-86)

В американской историографии апачских войн не так уж много известных персонажей, о которых до сих пор не написано биографических исследований. Среди них — предводители Белогорских апачей Дьябло и Педро, сержанты армейских скаутов Алчиз и Чато, вожди чирекава Локо, Нана и Кайтенай. Незаслуженно обойдены вниманием исследователей и ещё двое лидеров чирекава, сыгравшие весьма серьёзную роль в событиях «Кампании Джеронимо», но отодвинутые в тень громким именем последнего. Это вождь Чиуауа и его брат и сподвижник Ульзана, более известный американцам под именем Джосани. Данная статья по-возможности восполняет этот пробел.

В ночь с 17-го на 18-е мая 1885 года большая группа чирекава-апачей под предводительством вождей Чиуауа, Найче, Джеронимо, Наны и Мангаса покинула резервацию Сан-Карлос и направилaсь в Мексику. Так началась последняя апачская война, вошедшая в историю США под именем Джеронимо, по прихоти судьбы получившим самую громкую славу в американской прессе тех лет. Этих людей, имевших в своём составе всего 35 полноценных воинов, впоследствии, Ч.Лумис, журналист, следивший за ходом этой военной кампании, назвал «самой смертоносной кучкой людей за всю историю человечества».*1 (см. в конце статьи)
Уже на следующий день между лидерами беглецов возникли разногласия и они разделились: большинство вождей продолжило движение к мексиканской границе, а один — Чиуауа — повернул со своими людьми на северо-восток в надежде, сделав большой круг, тихо вернуться в резервацию. К несчастью для него, преследовавшие ренегатов скауты лейтенанта Ч.Гейтвуда, достигнув места разделения групп, решили двинуться в северном направлении, полагая, что повернувших к Мексике перехватят отряды из фортов южной Аризоны. Столкнувшись с преследователями, Чиуауа и его люди были вынуждены оставить надежду на безнаказанное возвращение к мирной жизни и всё-таки устремились на юг, в спасительные горы мексиканской Сьерра-Мадре. Но теперь их путь пролегал через густозаселённые белыми скотоводами районы юго-востока Нью-Мексико, к тому же наводнённые армейскими частями и отрядами индейских скаутов. Пробиться через них можно было только с боями.
Пожалуй именно в этот момент и взошла трагическая звезда братьев Чиуауа и Ульзаны. По стечению обстоятельств на долю именно этих воинов, поначалу менее всех настроенных воевать с американцами, выпало провести по территории США кровавые рейды, которые долго держали в паническом страхе всю Аризону и Нью-Мексико.

*    *    *
До этого времени имена вождя чоконенов *2 Чиуауа (апачское имя — Кла-эш, ок.1822–1901 *3) и его сегундо *4 Ульзаны были почти неизвестны белым. Эдвин Суини в биографии Кочиза упоминает, что Ева Болл — летописец изустной истории чирекава — в личном письме автору писала: «Чиуауа был ещё очень молод, когда Кочиз был уже стар» и возглавлял общину чоконен, вторую по размеру после общины Кочиза. Согласно же одному из писем Мориса Оплера (известного антрополога, изучавшего апачей в 1930-х годах) Чиуауа стал вождем «в последний период жизни Кочиза» [18, 369]. По рассказу сына Чиуауа – Юджина –  он стал самостоятельным вождём «когда был ещё очень молодым человеком», видимо уна¬следовав эту должность от своего отца. «Чиуауа не был младшим вождём при Кочизе. У чоко¬ненов не было суб-вождей. Если Чиуауа хотел, то присоединялся к другим вождям, таким, как Кочиз, но вовсе не был обязан делать это. Он и его воины сами решали — будут они сражаться или нет», — поясняет Юджин [2, 43].
Генри Дэйли, начальник службы обеспечения обозов генерала Крука, писал, что к 1886 году чоконены были разделены на три самостоятельные политические группы. Первую (оставшуюся лояльной правительству США) возглавляли Чато и Мартин, вторую (устойчиво враждебную) — Найче и Джеронимо, а третью (колеблющуюся) — Чиуауа. «С ним были некоторые из ярчайших представителей племени чирекава — такие как Джосани [Ульзана] и подобные ему», — отмечал Дэйли [8, 458]. Эта община вряд ли насчитывала более 90-100 человек, среди которых было 25-30 воинов.
По данным Вудварда Скиннера, Чиуауа был высок для апача (около 6 футов, т.е. 180 см [скорее 5 футов 4 дюйма - 1.62 м.]) и прекрасно сложен. При весе порядка 200 фунтов (100 кг) он не имел «ни унции жира» [17, 226]. Интересной особенностью облика вождя была его необычно светлая для апача кожа и светло-серые глаза. Юджин Чиуауа вспоминал, как однажды в резервации их посетил отряд мексиканцев, пытавшихся обменять пленных индейцев на захваченных и удерживаемых апачами соотечественников. Увидев старшего Чиуауа, они тут же заявили, что заберут его и его сына, поскольку те не апачи. «Чиуауа возмутился и был уже готов приказать мексиканцам покинуть лагерь, когда подошла старая женщина и сказала им по-испански, что была с матерью Чиуауа, когда тот родился, и точно знает, что он — Indio puro (“чистокровный индеец”). А другая поручилась, что я тоже чистокровный апач. Этим мексиканским солдатам просто повезло, что они отказались от затеи забрать нас» [2, 47]. К тому же Чиуауа настолько выделялся среди своих соплеменников строгими манерами поведения и тщательностью в выборе одежды, что лейтенант Хью Л. Скотт, агент военной резервации форта Силл 1890-х годов прозвал его «Апачским Честерфильдом» [7, 374].
Ульзана *5 (исп. Ulzan[n]a, ок.1821–1909) был старшим братом Чиуауа, его «военным вождем» и «заместителем-сегундо». В архивах Сан-Карлоса Ульзана описывается как мужчина лёгкого телосложения при росте 5 футов и 5 дюймов (168 см) [14, 254]. Он был «столь же храбр, как и Чиуауа», но, выбирая вождя, воины отдали большинство голосов младшему брату, а Ульзана стал «самым верным и преданным» его помощником во всех делах, — рассказывали Юджин Чиуауа и Ричард Джосани (сын Ульзаны) [2, 45]. При выборе вождя общины апачи руководствовались многими соображениями, не последним из которых являлось наличие у претендента так называемой «силы» — особых магических способностей. «Сила» могла проявляться в самых разных вещах; так, Кочиз и Хух славились умением управлять людьми и устраивать засады, а Джеронимо — предсказывать будущее. Чиуауа имел «силу» над лошадьми. Он мог объезжать диких коней, лечить их болезни и раны. «Я видел, как он вылечил лошадь, уже умиравшую от укуса гремучей змеи», — вспоминал Эйса Даклюжи, сын вождя недни Хуха [2, 61].
Самое раннее упоминание о Чиуауа можно встретить в мемуарах Фредерика Хьюза, служащего резервации Чирекава Кочиза, который вспоминал, что этот вождь жил там до 1876 года и помогал вождю Тазе (сыну и преемнику Кочиза) при перемещении её населения в резервацию Сан-Карлос [8, 132]. Однако Ева Болл решительно опровергает этот факт. Таким образом, мы не знаем, пошел ли Чиуауа в Сан-Карлос или бежал в Мексику вместе с Хухом и Джеронимо, но в 1880 году, по информации Генри Дэйли, он был первым сержантом роты индейских скаутов под командованием лейтенанта Джеймса А. Мани (15-й пехотный полк) [8, 458]. О том же говорит и Юджин Чиуауа: «Когда мы были у форта Апач, мой отец записался в скауты — в то время быть скаутом не было позором, так как они не использовались против своего собственного народа». Но даже тогда поступок Чиуауа был весьма необычным шагом для лидера чирекава. Юджин объяснял его так: «Мой отец был единственным вождём, который стал скаутом…. Ему не нравилось жить в резервации, а, став скаутом, он мог покидать её время от времени. Ему выдали ружьё и патронташ, и кое-какую одежду. Но самое главное — он мог оставить своих жену и детей, зная, что они будут в безопасности» [2, 47]. Эйса Даклюжи говорил, что с Чиуауа было свя¬зано «что-то мистическое» и, несмотря на его службу в армейских скаутах, апачи продол¬жали безусловно уважать его [2, 31]. Ульзана, по данным известного историка Апачских войн Дана Траппа, также был скаутом во время «Кампании Викторио» 1880 года [20, v.1].
Чирекава, по всей видимости, не попали под влияние пророческого учения шамана апачей-сибекью Нокай-дет-клинне, широко распространившегося по апачским резервациям в 1881 году. Но Эйса Даклюжи упоминал о том, что Хух, Чиуауа, Нана, Кайтенай и многие другие известные вожди и воины посещали собрания последователей пророка. Он также утверждал, что Чиуауа, Джеронимо и Найче присутствовали при аресте пророка и дальнейших событиях, приведших к битве при реке Сибекью 30-го августа 1881 года и восстанию апачских скаутов. Но он не говорит, принимал ли кто-либо из чирекава участие в битве [2, 53-55]. В любом случае скаутский бунт привёл к концентрации войск на территории резервации и циркуляции будораживших умы чирекава угрожающих слухов. Несмотря на заверения агента Тиффани, что манёвры армейских частей направлены не на них, весь сентябрь подозрения чирекава в намерении правительства привлечь их к ответственности за прошлые дела росли вместе с количеством окружавших солдат.
В конце концов, 1-го октября все чирекава, жившие у субагентства Сан-Карлос (около 250 человек), снялись с места и, ведомые Хухом и Найче, направились в Мексику. Вероятно в их числе была и община Чиуауа с Ульзаной, если она к тому времени уже не присоединилась к кочевавшей вне резервации небольшой группе чихенне под предводительством Наны.
18-го апреля 1882 года ренегаты, под управлением Чиуауа, Найче и возможно Джеронимо, вернулись в Аризону, перерезали телеграфные провода и устроили переполох в агентстве Сан-Карлос. Лейтенант Круз утверждал, что этот отряд составляли Чиуауа и восемь из его воинов [19, 236]. Вы¬ехавшие к месту событий начальник индейской полиции Альберт Стерлинг и сопровождавший его полицейский Саготал были убиты неподалёку от лагеря общины вождя Локо. Согласно одному из отчётов, смертельно ненавидевшие Стерлинга индейцы играли его головой в футбол. После этого военный отряд направился к Локо и заставил (по некоторым данным — под дулами ружей [4, 56]) мирных апачей встать на тропу войны. Военные срочно организовали погоню, но, после нескольких стычек с армейскими частями, беглецы прорвались в Мексику. Однако здесь их ждала фатальная неожиданность: рано утром 29-го апреля 1882 года, спешно уходящие от отрядов полковника Форсайта и капитана Таппера апачи наткнулись в горах Сьерра-эн-Медио на 250 солдат 6-го пехотного полка мексиканской армии под началом полковника Гарсиа. Поскольку большинство воинов преследуемой группы находилось в арьергарде, основной удар пришёлся на женщин и детей. Только быстрая перегруппировка сил спасла апачей от полного уничтожения. Джейсон Бецинез, мирный чихенне вождя Локо,  утверждал, что именно Чиуауа и Джеронимо организовали эффективную оборону в почти безвыходной ситуации [4, 71-75]. «Люди рассказывали о моем отце: он был человеком, который помог спасти племя. — Говорил Юджин Чиуауа. — Он и Фан *6  – они сохранили племя. Мой отец лежа стрелял по мексиканцам. Пули так близко ударяли о камни вокруг, что его засыпало их осколками – он выглядел, как больной viruelas (оспой)» [15, 39] .
Потери апачей были ужасны: 78 человек, из которых всего 11 были воинами. Мексиканская армия потеряла около 40 солдат и офицеров убитыми и ранеными.
Спасшиеся апачи обосновались в своём излюбленном месте — непри¬ступных горах Сьерра-Мадре на границе мексиканских штатов Чиуауа и Сонора — так называемой «Цитадели вождя Хуха». Американцы получили небольшую передышку до марта 1883 года, когда новый отряд чирекава пронёсся по всему Юго-Западу, грабя и уничтожая всё на своём пути. Эти события вошли в американскую историю как «Рейд Чато» — по имени его предполагаемого предводителя.*7 Эйса Даклюжи категорически отрицал факт предводительства Чато в этом набеге: «Чиуауа возглавил тот рейд… Чиуауа был вождём этой группы, и это был рейд Чиуауа» [2, 50-51]. Версию Даклюжи можно поставить под сомнение, поскольку он изложил её Еве Болл в 1950-е годы, окрашивая свои воспоминания многолетней ненавистью к Чато и отвергая саму возможность лидерства этого человека. Джейсон Бецинез, который был свидетелем начала этого похода, не упоминает о какой-либо враждебности между Чато и другими вождями апачей Сьерра-Мадре: «Наши две группы разделились. Джеронимо и Чиуауа продолжили путь к реке Бависпе, тогда как Чато и Бонито со своими людьми направились на север в Соединённые Штаты» [4,102].*8
Рейд Чато стал официальным поводом для командующего военным округом Аризона генерала Крука организовать карательную экспедицию с целью уничтожения или капитуляции враждебных чирекава. 23-го апреля 1883 года колонна Крука, состоящая из 193 апачей (скауты) и 42 белых (офицеры и погонщики мулов), перешла границу и вторглась в пределы суверенной Мексики. 15-го мая скауты под руководством капитана Кроуфорда атаковали ранчерию (посёлок) апачей. Потери индейцев были невелики, но само появление американских войск в самом сердце неприступной цитадели чирекава впечатлило враждебных вождей. По словам капитана Джона Борка, захваченная в плен дочь вождя Бонито показала, что атакованные апачи принадлежали к общинам Чато и Бонито. Однако Джон Роуп, один из скаутов Кроуфорда, гораздо более осведомлённый в апачской племенной структуре, говорил антропологу Г.Гудвину в конце 1920-х годов, что они атаковали ранчерию вождя Чиуауа. Возможно, это противоречие указывает на то, что в то время Чато и Бонито признавали главенство Чиуауа и он рассматривал их людей как свой народ. Возможен и другой вариант — Чиуауа «был единственным вождём», присутствовавшим в «цитадели» во время атаки [8, 394] *9, после того как «вместе с братом только что вернулся из похода с большим количеством скота» [3, 161].
Джон Борк записал в дневнике, что утром 18-го мая пришла сдаваться группа из 16 муж¬чин, женщин и детей. «То была община Чиуауа — весьма дальновидного человека, чьё лицо носило выражение отваги и решительности» [5]. Встретившись с Круком, вождь выразил горячее стремление к миру. «Он устал сражаться. Его селение было разорено и его имущество оказалось в наших руках. Он хотел сдать весь свой отряд так скоро, как только сумеет собрать его воедино» [8, 374]. В результате продуктивного разговора генерал разрешил вождю покинуть лагерь для поисков своих рассеявшихся людей. Скаут Роуп тоже вспоминал о первой встрече Чиуауа с Круком, но совсем в ином тоне: вождь один приехал во вражеский лагерь, бесстрашно миновал ряды скаутов, хладнокровно спешился и подошёл к генералу, гневно произнеся при этом: «Если ты хочешь быть мне другом — почему ты убил старую женщину, мою тётушку [скауты уже после боя застрелили одну скво]. Если я пытаюсь подружиться с какими-либо людьми, я не пойду грабить их лагерь и стрелять в их родственников. Для меня твои действия противоречат твоим словам о дружбе» [3, 164]. Крук постарался заверить Чиуауа в искренности своих мирных намерений и вручил вождю табак и еду, после чего тот быстро покинул лагерь.
До 24-го мая большинство апачей сдались Круку, и обременённая пленными колонна отправилась обратно в США. По договорённости с генералом некоторые вожди чирекава (Джеронимо, Найче, Мангас и др.) остались в Мексике собирать своих потерянных в горах людей с принятым обязательством возвращения вместе с ними в Сан-Карлос. *10
Чиуауа не упоминается ни среди вождей, направившихся в резервацию, ни в числе задержавшихся в горах. Энжи Дебо считает, что он сдался Дэвису вместе с Мангасом и 50-60 воинами 16-го ноября 1883 года [7, 196]. Сам Дэвис пишет о Чато и Мангасе [6, 144-146], но, возможно через много лет он просто перепутал имена вождей, которых видел тогда впервые. Имя Чиуауа появляется и всё чаще начинает фигурировать в воспоминаниях Дэвиса, когда он начинает рассказ о волнениях среди сдавшихся апачей, которые были поселены на речке Тюрки-Крик в 10 милях от форта Апач.
Именно лейтенант Бриттон Дэвис, командующий ротой «Б» апачских скаутов, был назначен военным управляющим чирекава. Молодому офицеру пришлось очень нелегко. При каждой встрече с ним апачи находили новый повод для высказывания недовольства. И обычно их лидером выступал Чиуауа. Главным источником возмущения стал приказ генерала Крука, запрещающий апачам бить своих жён, а также изготовлять и употреблять спиртные напитки. Дэвис писал, что «Чиуауа был в особенности решителен в своей оппозиции приказу, запрещающему тисвин *11 — он сам любил выпить» [6, 123].
Информанты Евы Болл утверждали, что Чиуауа вновь было записался в скауты, но однажды подслушал разговор Дэвиса c переводчиком Микки Фри и сержантом Чато, в котором те обвиняли Джеронимо и молодого лидера по имени Кайтенай *12 в подготовке восстания. Чиуауа приходился родственником Кайтенаю. Услышав лживые наветы помощников Дэвиса, вождь предстал перед лейтенантом и возмущённо заявил: «Я служил скаутом гораздо дольше Чато. Я служил добросовестно и не лгал. Все мои доклады были правдой, и это доказывает мою надёжность. Я не ябедничал в твоей палатке по ночам. Я сам не шпион и не хочу служить тем, кому служат они». После этого он снял свою скаутскую экипировку и бросил в угол со словами: «Возьми всё это и отдай своим шпионам». — «Ты не можешь просто так уйти, — ответил Дэвис. — Ты только что записался в армию. Ты должен дослужить до конца [контракта]» *13. — «Я ухожу!» — сказал Чиуауа, вышел из палатки, пришёл в свой лагерь сел и стал ждать, когда солдаты явятся, чтобы повесить его. Но никакого наказания не по¬следовало [1, 162-163; 2, 50]. Лейтенант Дэвис нигде даже не упоминает об этом инциденте.
Недовольство чирекава возросло после того, как весной 1884 года Кайтенай всё же был осуждён на три года по обвинению в подготовке убийства лейтенанта Дэвиса и отправлен в тюрьму на остров Алькатраз (Калифорния).
В конце концов, утром 15-го мая 1885 года, несколько вождей и около 30 их вооружённых сторонников собрались в лагере Дэвиса. Вожди вошли в палатку лейтенанта и уселись полукругом перед ним. «Локо начал медленно и с паузами говорить. Чиуауа нетерпеливо прервал его и, вскочив на ноги, заявил: “То, что я хочу произнести, можно сказать несколькими словами, а после этого Локо, если ему захочется, может занять своей речью весь остаток дня». Затем он повторил все свои предыдущие аргументы о правах апача бить жену и пить алкоголь: «Апачи согласились на мир с американцами, мексиканцами и всеми индейскими племенами. Но в договоре ничего не сказано об отношенях людей внутри племени. Они не дети, чтобы учить их как им жить со своими женщинами и что они должны есть или пить. Всю свою жизнь они ели и пили то, что считали хорошим для себя. Белые люди пьют вино и виски, даже офицеры и солдаты в гарнизонах. Обращение [апачей] с жёнами является их личным делом». Дэвис отвечал, что вопрос о выпивке слишком серьёзен для решения на его уровне, и он должен связаться с генералом. «Мы все пили тисвин этой ночью, — продолжил Чиуауа, — все те, кто в палатке и снаружи, за исключением скаутов, и ещё многие другие. Что ты думаешь сделать по этому поводу? Хочешь ли ты посадить нас всех в тюрьму? У тебя нет такой большой тюрьмы». Бенито и Зеле попытались было остановить агрессивные выпады Чиуауа, но тот был единственным по-настоящему пьяным из всех присутствовавших на совете и решительно отстаивал своё мнение. «Ни Джеронимо, ни кто-либо другой из враждебных [вождей] не принимали участия в дискуссии» [6, 144-146]. Так и не добившись желаемого, апачи покинули Дэвиса, а тот срочно телеграфировал об инциденте своему непосредственному начальнику капитану Ф.Пирсу в Сан-Карлос. Пирс, лишь два месяца назад занявший пост военного начальника резервации, обратился за консультацией к командиру индейских скаутов Элу Зайберу. Однако этот, несомненно самый авторитетный по апачскому вопросу белый человек в Аризоне, всю предыдущую ночь провёл за азартными играми и выпивкой. Жестоко страдая от похмелья, он отмахнулся от телеграммы: «О! Ничего серьёзного — это же просто распитие “тисвина”». Пирс не стал переправлять депешу генералу Круку и принимать каких-либо других мер.
Так и не дождавшись ответа от Крука, 17-го мая 1885 года недовольные чирекава покинули резервацию и, как обычно, двинулись в сторону Мексики. Сбежавших было 134 человека: 44 воина (34 мужчины, 8 способных нести оружие подростков и двое боле-менее подросших мальчиков), остальные — женщины и дети. Лейтенант Дэвис утверждал, что три скаута-чирекава *14 должны были убить его и Чато, но, по какой-то причине, не сделали этого. Джеронимо и Мангас солгали остальным об убийствах, сказав, что Дэвис и Чато «убиты, скауты дезертировали и все индейцы собираются оставить резервацию» [8, 490].
Чиуауа и Найче, серьёзно напуганные перспективой обвинения за прежние недоразумения с военными, поддержали бунтовщиков, однако, до¬стигнув гор Мозалтон, они остановились передохнуть и тут выяснился обман. Ночью Чиуауа, Ульзана и воин по имени Ателуэце собрались убить Джеронимо, который стоял на некотором отдалении от них. «Мангас и Джеронимо услышали об их намерении, снялись со своими группами и двинулись на юг» [8, 490].
Чиуауа с Ульзаной решили скрыться в горах к северу от реки Хила и не совершать никаких грабежей пока не улягутся волнения, а потом возвратиться в резервацию и сдаться, объяснив военным властям обстоятельства своего побега. Однако их выследил и атаковал отряд скаутов, тем самым заставив вступить на тропу войны, которая стала едва ли не самой кровавой в истории апачских кампаний. Пока же им предстояло только одно — прорываться в Мексику.
Первая стычка с солдатами произошла 22-го мая в горах Могольон в Нью-Мексико. Два эскадрона 4-го кавалерийского полка капитана Аллена Смита и скауты лейтенанта Гейтвуда после долгого преследования разбили лагерь на речке Дэвилс-Крик. Несколько скаутов отправились вперёд на поиски следов преследуемых и вскоре были атакованы с вершины близлежайшей горы. Солдаты, некоторые нагишом выскочив из воды, бросились в бой, но апачи, по обыкновению, рассыпались во все стороны. В лагере на горе солдаты нашли 19 затухающих костров, «много сушёного мяса» и трёх лошадей. Двое рядовых и один скаут были ранены (скаут утверждал, что в него стрелял сам Джеронимо), две лошади убиты. Военные уверяли, что ранили «нескольких» врагов [10, 27].
Апачи направились на юго-восток, к форту Байярд, намереваясь за¬пастись имуществом поселенцев. Вскоре они убили нескольких белых всего в трёх милях от городка Сильвер-Сити.
Газетные статьи (иногда близкие к правде, иногда — не очень) отражали привычное недовольство граждан Юго-Запада военными, которые не могут выловить этих неуловимых «апачских бандитов». В одной из них говорилось о 24 гражданах, погибших в окрестностях города Альма, в другой — об убийствах в горах Сан-Матео. А заголовки газет в Сильвер-Сити гласили: «Индейские скауты дезертируют к враждебным», «Военные ничего не предпринимают».
Со всех сторон в горы направлялись кавалерийские эскадроны, но основная проблема оставалась нерешённой — определение точного местонахождения враждебных индейцев. Капитан Аллен Смит рапортовал Круку: «Индейцы постоянно находятся в 50-ти милях впереди меня. У них свежие лошади, и они движутся без передышки… Я преследую их, несмотря на то, что мои шансы [настичь их] малы». 2-го июня Крук докладывал своему командованию: «Индейцы, очевидно, разделились на мелкие отряды, которые появляются в весьма отдалённых друг от друга местах, тогда как их женщины и дети скрываются в горах. Войска преследуют различные группы грабителей, но всё, что им удаётся — это отбивать [угнанный] скот» [19, 322].
К 4-му июня 20 эскадронов кавалерии и от 100 до 200 индейских скаутов находились в районе предполагаемого местонахождения враждебных апачей, но те без труда избегали столкновений, за исключением случаев, когда сами считали нужным вступись в бой. Они убили не менее 17 поселенцев без каких-либо потерь со своей стороны. Крук был уверен, что эту группу возглавляет Джеронимо, но на самом деле тот уже давно находился по ту сторону границы. Люди Чиуауа просочились в горы Чирекава в юго-восточной Аризоне, покинув наводнённый войсками юг Нью-Мексико и двинулись к границе своим любимым маршрутом — через ущелье Гваделупе на стыке четырёх штатов — двух американских и двух мексиканских.
К тому времени эскадроны 4-го кавалерийского полка, возглавляемые капитанами Генри Лаутоном и Чарльзом Хэтфилдом, уже производили разведку в этом районе. Утром 8-го июня отряд вышел на поиски индейцев, оставив 8 человек во главе с сержантом охранять лагерь в ущелье. Около полудня, когда солдаты собрались обедать, их атаковал неприятель, искусно обошедший отряд Лаутона. В результате перестрелки апачи убили пятерых солдат, угнали 2 мулов и 5 лошадей, прихватив кое-что из лагерного экипировки. Кроме того, неосторожная стрельба солдат, укрывшихся за фургонами с боеприпасами, привела к взрыву пороха в одном из них. Сгорело большинство солдатского имущества. Один из свидетелей рассказывал, что удалявшиеся по склону индейцы смеялись, когда стреляли в оставшихся в живых солдат. Вероятно, они пребывали в полной эйфории после обнаружения столь слабо защищённого армейского лагеря, да ещё и с полностью неспособной к сопротивлению охраной [10, 43].
Затем апачи просто растворились в бескрайних просторах мексиканской Сьерры и даже две армейские колонны под началом капитанов Уирта Дэвиса и Эммета Кроуфорда, всё лето неустанно охотившиеся за врагом на территории Мексики лишь изредка натыкались на их следы. 20-го июня 1885 года капитан Эдна Чаффи, командующий эскадроном 6-го кавалерийского полка, писал в штаб: «Единственные сообщения о местонахождении враждебных индейцев, которыми я располагаю, приходят из вчерашних газет “Таксон Стар” и “Эль Пасо Таймс”» [10, 41].
Лишь однажды скаутам Кроуфорда под командованием Чато всё же повезло. 23-го июня, под проливным дождём, они обнаружили высоко в горах недалеко от г.Опуто лагерь враждебных и атаковали его. Несмотря на полную внезапность нападения, 8 воинов, 4 мальчика и 3 женщины скрылись. Чато захватил 15 женщин и детей. Среди пленных оказались третья жена Чиуауа  Илтх-Гази (Ilth-Gozey, Ilth-Gazie), и двое ее детей, Юджин и Рамона Чиуауа, а также младший сын Ульзаны. В лагере осталось 5 лошадей с клеймом 4-го кавалерийского полка и белый мул, а также некоторое имущество отряда, стоянка которого подверглась налёту в каньоне Гваделупе. Тогда и выяснилось, кто атаковал людей Лаутона.
Остаток лета Дэвис и Кроуфорд безуспешно прочёсывали самые отдалённые уголки Сьерры, случайно наталкиваясь на апачей и вновь теряя их след, и в октябре вынуждены были возвратиться на свои базы в Аризоне.
Генерал Крук обращал внимание высшего командования на «чрезмерные лишения и трудности, перенесёнными отрядами в Сьерра-Мадре.… Во-первых, вся страна неописуемо труднопроходима из-за сильно изрезанной местности. Индейцы действуют по иному, чем когда-либо прежде. Они разделились на мелкие группы и постоянно начеку. Их следы так рассеяны, что их практически невозможно обнаружить, особенно на камнях. Это зачастую на несколько часов задерживает отряд, идущий по следу, даже если тот потерян не полностью. В то же время преследуемая сторона не теряет времени. Вследствие дождей, гораздо более обильных, чем обычно, войска практически постоянно были промокшими до нитки. Мистер Лесли, доставивший рапорт от капитана Дэвиса, заявил, что в один из дней он 11 раз переплывал реку Бависпе, которую обычно можно спокойно перейти вброд» [8, 443].
Осенью неуловимые апачи вновь появились в США. 5-го ноября генерал Крук принял телеграмму из штаба полковника Брэдли в Нью-Мексико: «Получил сообщение о партии из девяти индейцев, перемещающихся к югу от Анимас-Пик. Капитан Спрол, 8-й кавалерийский полк, обнаружил след 3-го ноября и находится в преследовании с частью своих солдат и лейтенантом Гастоном из эскадрона Фечета». Двумя днями позже Брэдли освежил информацию: «Капитан Спрол преследует группу враждебных индейцев, направляющихся от горного хребта Блэк к северу от долины Лейк к горам Гудсайт, без возможности настичь их. Часть эскадрона Кендалла, 6-го кавалерийского полка, вступила в сражение с враждебными этим утром на южной окраине гор Флорида. Докладываю — один скаут навахо убит, один из людей Кендалла ранен. Больше сведений нет» [10, 54; 19, 334].
Действительно, в начале ноября 1885 года отряд из 10 воинов во главе с Ульзаной пересёк границу и вошел в горы Флорида в Нью-Мексико, где к нему на некоторое время присоединилась партия из 16 воинов, также только что перешедших границу. На своём пути они убили двух скаутов навахо, и ещё одного из белогорских апачей; при этом оставили одного из своих со сломанной ногой в горах Лос-Пинос (Мексика). Недалеко от гор Флорида апачи убили ещё 2 гражданских лиц. После этого 14 из них возвратились в мексиканскую Сьерру, прихватив с собой всю добычу. А отряд Ульзаны затаился на три недели в горах к северу от границы, и солдаты решили, что апачи ушли.
Однако 23-го ноября лейтенант Джеймс Локетт, заменивший отправившегося в экспедицию лейтенанта Гейтвуда на посту командующего фортом Апач, известил Крука о том, что небольшая группа враждебных замечена на расстоянии 4 миль от форта и что его скауты приготовились к преследованию по «горячим следам». Как раз во время передачи этого сообщения телеграфная линия была перерезана, и генерал не смог узнать ничего больше. Когда линию починили, он получил известия о том, что ужас охватил мирных апачей резервации. Небольшая группа враждебных убивала всех, до кого могла добраться. Исключение составили лишь несколько женщин, которых они увели с собой.
Рано утром 24-го ноября чирекава убили двух белых пастухов (У.Уолдо и У.Харрисон), гнавших стадо резервационного скота, увели табун лошадей вождя Бонито и с восходом солнца направились к речке Игл-Крик, оставив преследователей ни с чем. Лейтенант Чарльз Нордстром с 10 солдатами и 19 скаутами во главе с Чато начал преследование. Капитан Кроуфорд с сотней скаутов срочно направился к станции Бауи, отсекая любую возможность прорыва к югу. Войска всего Юго-Запада были приведены в боевую готовность.
27-го ноября Локетт телеграфировал Круку: «Похоже, враждебные убили 11 женщин, 4 детей и 5 мужчин» — всё для того, чтобы запугать других резервационных апачей и заставить присоединиться к ним. У них была одна потеря — скаут Санчес прострелил голову враждебного чирекава по имени Азарикуелч. Уходя к юго-востоку на свежих лошадях, ренегаты ранили возле Чёрной Скалы человека по имени Джонсон, пронеслись через каньон Аривайпа и угнали ещё лошадей в долине Пуэбло-Вьехо, неподалёку от Соломонвилла. Группа горожан, думая, что ворами были обычные конокрады, вышла в преследование, попала в засаду у речки Аш-Форк и потеряла двоих убитыми. Тропа апачей вела через каньон Аш к городу Дункан на реке Хила. Узнав об этом, Крук приказал полковнику Брэдли выдвинуться со всеми войсками и скаутами из форта Байярд (Нью-Мексико) и перекрыть враждебному отряду путь на восток к хребтам Блэк и Стейнс-Пик.
Весь юго-запад США был так встревожен, а политический кризис настолько серьёзен, что вызвал официальную инспекцию военного округа Аризоны. Генерал-лейтенант Филипп Шеридан выехал из Вашингтона на встречу с Круком в форте Бауи. Оценив обстановку он резюмировал: «Отступники должны быть полностью уничтожены или захвачены». К сожалению, решение этой задачи оказалось весьма затруднительным: в письме к Брэдли Крук писал, что «события последних 2 недель ясно продемонстрировали — когда индейцы хотят пересечь границу в труднодоступной местности к северу от железной дороги, с ними практически ничего невозможно сделать… Эта страна так фантастически непроходима, что любое преследование превращается в фарс» [19, 336].
8-го декабря майор С.Самнер телеграфировал Круку, что Ульзана и его люди убили ещё двух гражданских под городом Альма и ушли в горы Могольон, несмотря на то, что лейтенант С.Фоунтэйн с эскадроном «C» 8-го кавалерийского полка и 10 навахскими скаутами следовал за ними по пятам. Наконец, 9-го декабря Фоунтэйн атаковал Ульзану около Папаносас: «По тому, что индейцы рассеялись в темноте, и по оставленным ими следам, я думаю, что они намерены вновь сойтись по пути назад и попытаться пройти на юг своей старой тропой через Мул-Спрингс. Лейтенант Фоунтэйн теперь находится к западу от гор Могольон, а лейтенант Гастон с солдатами 8-го кавалерийского [полка] — у старого Форта Уэст на реке Хила. Все войска предупреждены. Лейтенант Фоунтэйн насчитал шестнадцать [человек] в отряде [апачей]. Это вполне согласуется с последним рапортом из форта Апач, полученным вчера, и гласящем, что враждебные похитили шестерых женщин и одного ребёнка белогорских апачей. У них только десять бойцов, а, возможно, и девять, поскольку все уверены, что тяжело раненный [апач] уже мёртв» [10, 54]. Но это было не так. В действительности успех американцев ограничился лишь захватом 14 лошадей, одного мула и походных запасов врага.
На следующий же день Ульзана атаковал ранчо Лилли у истоков Хилы, убив при этом владельца и управляющего. Пополнив запас пищи и бое¬припасов, его бойцы вновь вскочили в сёдла и растворились в морозном горном воздухе. Крук приказал майору Биддлу выдвинуться из Хорс-Спрингс с 40 скаутами в сторону гор Могольон. Войска без устали рыскали по всем направлениям, но так и не смогли обнаружить никаких следов присутствия враждебных апачей, пока 19-го декабря, по дороге в форт Байярд, Фоунтэйн не попал в засаду Ульзаны на речке Литтл-Драй-Крик. Доктор Мэддокс и четверо рядовых были убиты, лейтенант Де Роси Кабел и один рядовой — ранены. Апачи же вновь ушли без потерь. Округ Сокорро (Нью-Мексико) вновь переполошился. Вскоре индейцы убили фрахтовщика и разграбили его фургон.
В ночь на Рождество Ульзана сменил лошадей своего отряда на свежих возле города Карлайл. Лейтенант Дэвид МакДональд вышел в погоню с эскадроном «М» 4-го кавалерийского полка и 50 навахскими скаутами лейтенанта Джоржа Скотта. Вскоре офицеры столкнулись с проблемами: 26-го декабря навахо забастовали, они «уклонялись от продолжения пути, приводя великое множество причин, которые были всего лишь отговорками», — рассерженно рапортовал Крук. Навахо отлично знали апачей как непревзойдённых мастеров засады, и прекрасно понимали всю безнадёжность и смертельную опасность их преследования в обширном районе труднопроходимых скал. Ни угрозы, ни убеждения не смогли заставить скаутов двигаться вперёд, и, в конце концов, они повернули назад к реке Хила ниже города Дункан. МакДональд пытался самостоятельно идти по следу, но тот шёл по столь «скалистой труднодоступной местности», что лейтенант счёл невозможным продолжать преследование и прекратил его в горах Стейнс-Пик в 25 милях к северу от ведущего на юг каньона Хорс-Шу.
К 27-го декабря отряд Ульзаны объявился в горах Чирекава, убив ещё двоих белых неподалёку от Галейвила. Четыре эскадрона кавалерии долго и усиленно обыскивали окрестные горы, но не нашли ничего, кроме старых следов. Вскоре сильная трёхдневная метель покрыла землю снегом, и Ульзана, вновь успешно уйдя от погони, отправился в тёплую солнечную Мексику.
Генри Дэйли так писал об этом рейде Ульзаны, правда полагая, что отряд возглавлял Чиуауа: «Он проскальзывал через все ловушки, расставленные для него командами скаутов майора Уирта Дэвиса *15 и капитана Кроуфорда. А войска, охранявшие каждый источник воды вдоль границы, не смогли воспрепятствовать его ураганному прорыву сквозь их заградительную линию. Он проскользнул в резервацию форта Апач в ноябре 1885 года, убил 12 дружественных индейцев и похитил 6 женщин. Он угнал табун [лучших в Аризоне лошадей] из корраля на ранчо Уайта, несмотря на множество охранявших его ковбоев, которые утверждали, что с удовольствием посмотрят какого цвета кровь у того краснокожего, который попробует увести их коней. Его воины открыто заявлялись в посёлки с мексиканской стороны границы, покупали боеприпасы, мескаль и тому подобное — всё, чего бы ни захотели, — даже занимались любовью с женщинами этих деревень. При необходимости они могли проезжать по 100 миль за 24 часа или с той же лёгкостью преодолевать практически то же расстояние пешком» [8, 470].
В этом двухмесячном рейде Ульзана покрыл более 1200 миль, убил 38 человек, увёл и загнал около 250 лошадей и мулов, нанёс ущерб собственности граждан США на много тысяч долларов, и вернулся домой, потеряв лишь одного человека, которого убил не американский солдат, а резервационный апач.
В прессе Нью-Мексико критика неспособности генерала Крука овладеть ситуацией дошла почти до истерики. Одна из газет назвала налётчиков «ручными убийцами Крука».
Генерал Шеридан, впрочем, высоко оценил усилия военного руководства: «Я полностью доверяю способности генерала Крука выполнить эту задачу, хотя трудность её очень велика».
18-го ноября капитан Кроуфорд вновь отправляется с экспедицией в мексиканский штат Сонора с двумя ротами индейских скаутов и ротой пехоты. В конце декабря скауты-апачи обнаружили следы большой группы людей, двигающейся на восток. Множество следов лошадей и рогатого скота указывало на успешные грабежи. К этому времени все враждебные чирекава, за исключением маленькой группы Мангаса, кочевали вместе. После нескольких дней изнурительного преследования по горам  9-го января 1886 года Кроуфорд атаковал их лагерь. Апачи успешно сбежали, оставив победителям всё своё нехитрое имущество. А на следующий день от них пришла старая скво с предложением начать переговоры. С её слов Кроуфорд заключил, что противник готов сдаться, но отсутствие отставшего с обозом переводчика создало заминку, и встречу назначили на следующее утро. Однако утром апачские скауты были атакованы отрядом мексиканских руралес (добровольцев), принявших их за враждебных. Капитана Кроуфорда смертельно ранили. Принявший командование лейтенант Марион Маус вновь вошёл в контакт с вождями апачей, и 15-го января офицер и переводчик вошли в их лагерь. Джеронимо, Найче, Чиуауа, Нана и 14 их воинов собрались на эту встречу. «Зачем ты явился сюда?» — спросил Джеронимо. «Я пришёл захватить или уничтожить твою группу», — ответил Маус. В конце концов, апачи согласились встретиться с Круком «через две луны» в каньоне Лос-Эмбудос (Каньон Обманщиков) недалеко от американской границы [7, 251].
25-го марта генерал Крук встретился с вождями враждебных чирекава. В этот день он в основном обменивался обвинениями во лжи и нарушении обещаний с Джеронимо, и никаких результатов достигнуто не было. На следующий день генерал послал в лагерь враждебных Кайтеная, уже выпущенного из тюрьмы и впечатлённого увиденным им могуществом белых, и сержанта скаутов вождя белогорских апачей Алчиза, чтобы убедить колеблющихся вождей сдаться на условиях двухгодичного заключения.
В последний день переговоров — 27-го марта — Чиуауа первым взял слово: «Я очень рад видеть тебя и говорить с тобой. Я согласен с твоими словами, что мы всегда в опасности, находясь здесь [в Мексике]. Я надеюсь, что с этого момента мы заживём лучше с нашими семьями и не будем никому причинять вреда. Я думаю, Солнце смотрит на меня, Земля слушает меня. Я думаю о лучшем. Мне кажется, что я увидел Того, кто творит дожди и посылает ветры, или, должно быть, Он послал тебя сюда. Я сдаюсь тебе, потому что верю тебе. Ты не обманывал нас. Ты, должно быть, наш Бог. Мне нравится всё, что ты делаешь. Ты, должно быть, Тот, кто покрывает зеленью пастбища, посылает дождь и повелевает ветрами. Ты, должно быть, Тот, кто посылает плоды, что созревают на деревьях каждый год. В мире много людей, которые являются большими вождями и командуют множеством людей, но ты, я думаю, величайший из них, иначе ты не пришёл бы сюда, чтобы встретиться с нами. Я хочу, чтобы ты был отцом мне и обращался со мной, как со своим сыном… Я верю всему, что ты сказал — ты не обманешь. Я в твоих руках. Я сдаюсь тебе… Я бродил по этим горам от одного источника воды к другому. И нигде я не нашел места, где смог бы увидеть своих отца и мать, пока сегодня не увидел в тебе своего отца. Я сдаюсь тебе и не хочу больше никаких дурных чувств или слов». Следующим взял слово Найче: «Что сказал Чиуауа — говорю и я. Я сдаюсь так же, как сдался он» [6, 207]. Лишь после них получил слово Джеронимо, и тоже сдался.
Речь решительного и временами импульсивного Чиуауа выдаёт в нём прекрасного оратора и дальновидного политика. Много лет спустя Юджин Чиуауа говорил: «Мой отец, так же, как Кочиз, не хотел видеть своих людей уничтоженными. И он хорошо понимал, что это неизбежно случилось бы с ними, если б они продолжили борьбу... Но он не знал, как не знал и никто другой, что мы станем военнопленными на 27 лет» [2, 100].
Вместе с Круком в каньон Лос-Эмбудос приехал фотограф Каммилус С.Флай, который сделал целую серию уникальных снимков последних из легендарных воинов чирекава. Уже ставший знаменитым воин Джеронимо снимался весьма охотно. Нана и Найче, хоть и старались уклоняться от камеры, но не прятались от неё. Но предводители последних рейдов — Чиуауа и Ульзана — категорически не желали фотографироваться, несмотря на все уговоры Флая. Лишь раз ему удалась хитрость: после первого раунда переговоров, увидевшие приготовления к съёмке «главные предводители враждебных» встали и скрылись на заднем плане, фотограф сделал первый снимок, а когда спрятавшиеся вожди расслабились и вышли из укрытия — второй
Сразу после принятия капитуляции Крук выехал в форт Бауи, а вслед за ним медленно двинулись сдавшиеся чирекава под немногочисленной охраной скаутов. Достигнув границы, колонна встала лагерем и апачи закупили у находившегося неподалёку торговца по имени Триболье большое количество виски. Причём последний выразил мнение, что они поступили исключительно глупо, сдавшись на милость американцев, которые конечно же их повесят. Ночью пьяные Найче и Джеронимо, устроив стрельбу, сбежали со своими сторонниками обратно в горы и их война продлилась ещё на полгода.
Чиуауа же сдержал слово — его люди остались в лагере. Военнопленные прибыли в форт Бауи 2-го апреля, где вождь воссоединился со своей женой и детьми. Согласно телеграфным инструкциям Военного секретаря США, 7-го апреля в 400 под эскортом роты 8-го пехотного полка во главе с лейтенантом Д.Ричардсом были отправлены поездом в форт Мэрион *16 близ города Сент-Августин во Флориде. Это была первая из четырёх групп чирекава, высланных из Аризоны. Она насчитывала 77 человек: 15 мужчин, 33 женщины и 29 детей *17. В дороге родился ещё один ребёнок. Вместе с общиной Чиуауа ехали старый Нана, две жены и трое детей Джеронимо, семья Найче и другие родственники тех, кто ещё скрывался в Мексике.

16 апреля репортёр газеты «Florida Times-Union» так писал о прибытии первой группы апачей в Джэксонвилл (Флорида), откуда они были переправлены на пароме в форт Мэрион: «Индейцы были упитанными, мускулистыми, хорошо накормленными экземплярами, часто с мрачным и презрительным выражением лица; они выглядели отнюдь не униженными, но довольно вызывающими, хоть и неспособными на попытку побега или применения силы».
Женщины производили «такое же неприятное впечатление, одетые обычно в плохо сшитые и мешковатые ситцевые платья, невообразимые носки и прочие трудноописуемые одежды. Из украшений на них были лишь бусы из дешёвой меди или стекла, а на пояса были нашиты жестяные или медные пуговицы и другие блестяшки». Молодые скво пытались выглядеть как-то получше. Они были чище, а их платья «зачастую имели кружевные манжеты и прочие модные добавки». Взгляд на молодых людей заставил журналиста присмотреться к мужской одежде более тщательно. Оказалось, что многие из подростков («и даже некоторые из взрослых») не носили нижнего белья под штанами. В результате одежда индейцев была найдена «крайне примитивной». Дети же вообще по большей части ходили голыми. Младенцы большинства скво были привязаны к «причудливым» плетёным корзинам-люлькам (апачи называли их «тсач»), подвешенным к спинам любящих мам.
Репортёр писал, что на багаж этой странной компании стоило обратить особое внимание. Это были огромные, предоставленные Правительством, брезентовые сумки, набитые различной одеждой; квадратные пакеты, перевязанные верёвками; чёрные жестяные банки и вёдра с горшками; тюки с великолепно выделанной и весьма богато украшенной кожей; связки сушёного мяса, мешки с едой, одеяла, верхняя одежда, странно выглядящие одеяла и «самое разнообразное барахло». Всё было беспорядочно нагромождено на телеги, а негры-носильщики отпускали по ходу дела колкие замечания, таская всё это богатство на паром «Армсмеер», стоящий вдоль пристани, с тем, чтобы переправить апачей через реку [17, 54-55].
В форт Мэрион группа Чиуауа прибыла 16-го апреля и разместилась во временных палатках, поскольку не захотела жить в сырых казематах старого форта. А в сентябре 1886 года к ним присоединились еще 434 апача, высланные генералом Майлзом из аризонской резервации Уайт-Маунтинз.
В апреле 1887 года все заключённые апачи из форта Мэрион были перемещены в Маунт Вернон Барракс — армейский лагерь в 22 милях севернее г. Мобил в Алабаме. Вскоре к ним присоединились воины Джеронимо, Найче и Мангаса, содержавшиеся в форте Пикенс. Всем военнопленным предоставили небольшие домики и участки под огороды.
В 1890 году в резервации построили церковь Св. Фомы. Первым крещёным там ребёнком стал двухмесячный сын Чиуауа, получивший имя Уильям Сент-Клейр (Синклейр). Крёстными родителями выступили бывший комендант Маунт Вернон Томас Роджерс и его дочь [17, 295]. Примерно в это же время умерла одна из жён Чиуауа, оставив ему двоих детей. По обычаю апачей, семья Чиуауа покинула старый дом и поселилась в новом, но не стала уничтожать все вещи умершей, что стало отступлением от традиции [17, 292].
В годы заключения Чиуауа остался основным лидером своего народа. Старший офицер в форте Мэрион признал главенство вождя среди вверенных ему апачей и выдал ему форму капитана кавалерии США. С тех пор его, в отличие от остальных военнопленных, никто не заставлял работать. Как вспоминал Эйса Даклюжи, чести освобождения от принудительных работ кроме Чиуауа удостоился только Джеронимо; и хотя он «не имел двух нашивок [на форме], но он был [знаменитым] Джеронимо» [2, 129]. Скрытое противостояние двух лидеров проявлялось во взаимной критике. Чиуауа в годы заключения не пил спиртного, порицал пьянство и азартные игры, а Джеронимо считал его ханжой и снобом [17, 293].
Несмотря на достаточно удовлетворительные условия содержания, сырой и жаркий климат юго-востока США, ограниченность передвижения и отсутствие возможности трудиться на своей земле сильно угнетали апачей. В августе 1894 года лейтенант Хью Л. Скотт и капитан Марион Маус провели совещание с лидерами чирекава об их дальнейшей судьбе. Чиуауа, как старший из вождей, так высказал офицерам свои пожелания: «Бог создал Землю для всех, и я хочу получить свой участок. Я хочу выращивать зерно и плоды, — и, указав на густой лес вокруг, продолжил. — Я хочу, чтобы ветер обдувал меня так же свободно, как любого из людей [апачей]». Нана поддержал его мысль о фермерстве, заявив что, хоть он сам и слишком стар, чтобы работать, но ему хочется, чтобы молодёжь трудилась на собственных полях [7, 362].
Через семь лет бесконечных дискуссий в правительстве о судьбе чирекава, заключённых перевели в военную резервацию форта Силл в Оклахоме. Они расселились несколькими деревеньками, возглавляемыми уважаемыми вождями, которые к тому времени служили скаутами в армии США. Деревня Чиуауа расположилась на небольшом холме в миле к северу от старого поста форта Силл, неподалёку от деревень Джеронимо и его «полу-брата» Перико.
Вождь всегда особо беспокоился о судьбе своей семьи и переживал за детей, поневоле оказавшихся вдали от дома. Ещё на переговорах в каньоне Лос-Эмбудос он настоятельно просил генерала Крука послать его семью туда же, куда и его самого, или хотя бы точно выяснить «хотят они идти [с ним] или нет» [7, 261].
Старшая дочь Чиуауа Рамона была в числе первых апачских детей, отправленных из Флориды в Индейскую Индустриальную Школу в Карлайле(Пенсильвания). После нескольких лет обучения она вернулась к родственникам и вышла замуж за другого воспитанника Карлайля — Эйса Да¬клюжи. Ещё в беспокойные годы свободы старые друзья Чиуауа и Хух договорились о браке между своими детьми, и, спустя много лет, те выполнили желание родителей и любили друг друга на протяжении всей жизни [2, 73-74].
Рамона и Эйса выступали одними из основных информантов Евы Болл, так же как один из сыновей Чиуауа — Юджин (1.06.1881–16.12.1965) *18, женатый на Виоле Массаи — дочери известного «бронко». *19
В годы пленения вождь глубоко переживал насильственную отправку апачских детей на учёбу в индейский интернат в Карлайле. *20 В ходе инспекции Северной Каролины в начале января 1890 года Джордж Крук посетил апачей в Алабаме. В материалах его встречи с вождями среди прочих жалоб можно встретить и такие слова Чиуауа: «Моя дочь и ещё двое близких родственников далеко в школе. Я хочу поскорее увидеться с ними. Могли бы Вы сделать так, чтобы я поскорее их увидел?» [7, 347]. В Оклахоме старый вождь не раз просил власти построить школу рядом с резервацией.
Чиуауа умер 25-го июля 1901 года. Его похоронили на кладбище, получившем его имя. Две жены вождя умерли ещё в Алабаме, а младшая – Илтх-Гази - овдовев, вскоре вновь вышла замуж.
Ульзана имел двух жён (Nah-Zis-Eh, Nahn-Tsh-Klah), двух дочерей и пятерых сыновей, из которых выжили только двое: Ричард, в 1894 году ставший учеником Карлайла[17, 382], и Сэмюэл, который воспитывался родственниками — бывшим скаутом Хью Куни и его женой Та-дас-те *21 [11, 288]. Ульзана умер в резервации форта Силл 21-го декабря 1909 года, и похоронен рядом с братом, женами и детьми.
В апреле 1913 года, когда правительство официально освободило чирекава, потомки Чиуауа и Ульзаны перебрались в резервацию мескалеро-апачей в штате Нью-Мексико, где и поныне живут их внуки и правнуки.

*    *    *
Братья Чиуауа и Ульзана возглавили свою общину чоконенов в самый сложный и трагический для всех чирекава-апачей период, когда традиционный уклад разрушался с катастрофической быстротой, исчезали привычные источники пропитания и пути кочевий. Переход к резервационному образу жизни был фатально неотвратим. Но понимавшие это вожди ещё не могли отказаться от привычного образа мышления и поневоле метались из стороны в сторону в условиях самых противоречивых сведений и постоянно меняющихся обстоятельств переломного времени. Гордость предводителей народа великих воинов, наводивших панический страх на население всего юго-запада США и северо-запада Мексики, вступала в решительное противоречие с необходимостью подчиниться методично надвигающейся неодолимой силе «белоглазых» пришельцев ради самого сохранения жизни своих людей в новом, незнакомом для них мире. В таких обстоятельствах эти прирождённые воины то решаются отказаться от прежней жизни и идут на службу в американскую армию, то, не выдержав тяжести новых условий и порой действительных, а порой ложных угроз, пытаются уйти в поисках уголка, где ещё можно жить «нормально». Они ещё не знают, что идти им уже некуда, а любое бегство — это начало безнадёжной кровавой войны, в которой им не поможет даже их фантастиче¬ское воинское мастерство, позволяющее наносить врагу потери, в десятки раз превышающие собственные.
Цепь обстоятельств, на большую часть которых они, увы, не могли повлиять, привела их к катастрофе — утрате всех племенных земель, поголовному выселению на восток страны и смерти большинства соплеменников от новых, неизвестных болезней. Но они сражались, пока находили силы верить в возможность сохранения своего мира и образа жизни.
Вместе с тем, эти лидеры несли на плечах тяжелейший груз ответственности за десятки близких им людей и их будущих потомков, чья судьба оказалась в их руках. Лишившись последней надежды, они решительно покорились своему року, приняли четвертьвековой плен и провели через него свой народ, сделав всё для облегчения его страданий и скорейшего перехода к совершенно новому для них фермерскому укладу жизни.

Внимательный анализ событий последней апачской войны, получившей, благодаря средствам массовой информации, название «Кампании Джеронимо», с полной очевидностью говорит о том, что большая часть наиболее драматичных её событий связана с именами Чиуауа и Ульзаны-Джосани. Генри Дэйли, лично участвовавший в событиях 1885-86 годов, так оценивал действия этих вождей с их воинами: «Я полагаю, что ничуть не преувеличиваю, когда говорю, что девяносто пять процентов убитых... в ходе “Кампании Джеронимо” приняли смерть от рук Чиуауа и двух десятков его “казаков Сьерра-Мадре”» [8, 470].
Пусть сегодня их имена даже не упоминаются во многих из самых известных словарей и энциклопедий, посвящённых североамериканским индейцам, они навсегда остались в памяти своих потомков, о чём красноречиво говорят книги исследователей XX-го века, основанные на воспоминаниях самих апачей.

Библиография


1. Ball E. In the Days of Victorio. — University of Arizona Press, Tucson, 1994.
2. Ball E. with Henn N. and Sanchez L. Indeh: An Apache Odyssey. — University of Oklahoma Press, Norman, 1994.
3. Basso K.H. Western Apache Raiding and Warfare, from the Notes of Grenville Goodwin. — University of Arizona Press, Tucson, 1973.
4. Betzinez J. with Nay W.S. I Fought with Geronimo. — University of Ne¬braska Press, Lin¬coln&London, 1987.
5. Bourke J.G. An Apache Campaign in Sierra Madre. — Charles Scribner’s Sons, New York, 1958. — (Цитируется по неопубликованному переводу А.В.Зорина).
6. Davis B. The Truth about Geronimo. — University of Nebraska Press, Lincoln&London, 1997.
7. Debo A. Geronimo: The Man, His Time, His Place. — University of Ok¬lahoma Press, Nor¬man, 1998.
8. Eyewitnesses to the Indian Wars, 1865-1890. — Edited by Peter Cozzens. — Stackpole Books, Mechanicsburg, 2001.
9. Faulk O.B. The Geronimo Campaign. — Oxford University Press, 1969.
10. Fort Huachuca and The Apache Campaign 1886. — Huachuca Illustrated (Volume 7), 1999.
11. МcDonald Boyer R., Duffy Gayton N. Apache Mothers and Daughters: Four Generations of a Family. — University of Ok¬lahoma Press, Norman, 1992.
12. Opler M.E. A Chiricahua Apache’s Account of the Geronimo Campaign of 1886. — New Mexico Historical Review, №13, 1938.
13. Opler M.E. An Apache Life-Way: the Economic, Social, and Religious Institutions of the Chiricahua Indians. — University of Nebraska Press, Lin¬coln&London, 1996.
14. Radbourne A. Mickey Free: Apache captive, interpreter, and Indian Scout. — Arizona Historical Society,  Tucson, 2005.
15. Robinson S., Ball E. Apache Voices: Their Stories of Survival as Told to Eve Ball. — University of New Mexico Press, 2000
16. Simmons M. Massacre on the Lordsburg Road: A Tragedy of the Apache War. — Texas A&M University Press, 1997.
17. Skinner W.B. The apache  rock crumbles: The captivity of Geronimo’s People. — Pensacola, Florida, 1987.
18. Sweeney E.R. Cochise, Chiricahua Apache Chief. — University of Ok¬lahoma Press, Nor¬man, 1991.
19. Thrapp D.L. The Conquest of Apacheria. — University of Oklahoma Press, Norman, 1979.
20. Thrapp D.L. Encyclopedia of Frontier Biography. — 3 vols. — Arthur H. Clark Co., Glendale, 1988.

Подстраничные сноски

1 Schlesier K.H. Josanie’s War. — University of Oklahoma Press, Norman, 1998. — P. IX.
2 О структуре апачского этноса и подплеменах чирекава, в частности, см. в предыдущем выпуске «Индейской Америки».
3 Даты рождения Чиуауа и Ульзаны даны по Thrapp, Dan L. Encyclopedia of Frontier Biography. Возможно эти даты нужно отнести к середине 1830-х годов, если ориентироваться на фотографии Чиуауа, снятые Фрэнком Рэндаллом весной 1884 г. и информацию о молодости вождя в год смерти Кочиза (1874).
4 Сегундо (исп., букв. второй) — помощник вождя автономной общины, часто - военный вождь.
5 Более известный в США американизированный вариант — Джосани. В целом же, в написании этого имени мы сталкиваемся с массой разночтений: Johsanne, Josanie, Jol¬sanne, Ulzanna, Ulzana и т.д. Так, Е.Балл в «Indeh» пишет Ulzanna, но его сына даёт как Johsanne; М.Оплер, со слов Сэма Кеноя, пишет Ozoni [11]; а Дж.Бетзинес и У.Най — Olzonne [4].
6  Фан, Ларри (Fun, Larry ок.1866-1892 , Yiy-zholl – «Выходит Дым») воин чоконенов, «полу-брат» Перико и Джеронимо, сдавшийся с ними в сентябре 1886 г. Во время битвы нанес большие потери мексикан         кончил жизнь самоубийством.
7 Чато, Альфред (Chat(t)o, Alfred, ок.1854–1934), воин чоконенов, претендовавший на роль одного из вождей чирекава. После поселения на речке Тюрки-Крик записался в скауты и был назначен 2-м сержантом роты «Б» лейтенанта Дэвиса. Принимал активное участие в «Кампании Джеронимо» 1885-1886 годов и получил медаль за доблестную службу из рук Президента США. Прямо из Вашингтона его и остальных мирных апачей, составлявших эту делегацию (Локо, Кайтенай, сержант Ноче и др.), отправили во Флориду, где они получили статус военнопленных, как и другие чирекава.
8 Дискуссию о лидерстве в «Рейде Чато» см. в [16, 84-86] и [19, 271].
9 Франклин Рэндалл. В сердце Сьерра-Мадре (опубл. в «Эль-Пасо Таймс» 20.06.1883).
10 Столь странная на европейский взгляд доверчивость Крука объясняется прекрасным знанием психологии апачей. В системе ценностей этого народа ложь и, тем более, нарушение данного обещания были тяжелейшими грехами, которые влекли полную по¬терю чести и достоинства, а в прежние времена наказывались изгнанием из племени. Поэтому обещание, публично данное апачем, было куда надёжнее насильственного конвоирования, при котором он имел полное право передумать и совершить побег.
11 Тисвин — варившийся апачами род крепкого кукурузного пива.
12 Кайтенай, Джейкоб (Kaytennae, Jacob, ок.1858–1918) воин чихенне, сегундо старого Наны.
13 Скауты рекрутировались на срок 3, 6 и 12 месяцев, и односторонний разрыв кон¬тракта рассматривался армией США как дезертирство.
14 Их можно идентифицировать как Колле, Фан и Чисна или Цисна (Colle, Fun, Tsisna).
15 Тогда ещё капитан.
16 Построен испанцами в 17 веке под названием Кастильо-де-Сан-Маркос.
17 Данные рапорта генерала Крука. Лейтенант Дэвис утверждал, что община Чиуауа состояла из 14 мужчин, 2 подростков и 57 женщин и детей. Возможно в форте Бауи к ним присоединились уже пленённые ранее апачи.   
18 Около 1887 года, кроме Рамоны и Юджина, вождь Чиуауа имел ещё трёх сыновей и дочь (сына, родившегося во Флориде, назвали Оцеолой, а дочь — Кокуиной), но информация об их судьбе отсутствует, возможно они умерли ещё при жизни отца.
19 В сентябре 1886 года Массаи спрыгнул с поезда, который вёз во Флориду группу мирных чирекава из Сан-Карлоса, где-то в штате Миссури, пробрался обратно в Нью-Мексико, украл женщину мескалеро и несколько лет жил в горах не подчиняясь законам белого человека.
20 В первые годы резервационной жизни многолетнее разлучение семей при отправке детей на учёбу в интернаты крайне тяжело переживалось взрослыми и было тяжелейшей трагедией для самих подростков.
21 Родственница Джеронимо, которая иногда выполняла роль посредницы во время переговоров. В сентябре 1886 года сдалась генералу Майлзу в группе Джеронимо вместе со своим первым мужем — «полу-братом» Джеронимо по имени Анандиа — умершим в Алабаме от туберкулёза.

Ссылка: http://www.proza.ru/2012/05/01/611

+2

92

ЗАСАДА В КАНЬОНЕ БОЙНИ.

Каньон Бойни в Черном Хребте. В 1976 году, Джим Грайдер и я взяв с собой несколько скаутов отправились в поездку в Черный Хребет. Там мы обнаружили множество могил кавалеристов США, индейских разведчиков и по крайней мере одного гражданского. Все они были убиты в течении одного дня борьбы с Викторио и его людьми в 1879 году.
Первый раз я был там в 1973 году. Теперь я смог вновь вернуться сюда, благодаря доброте и помощи семьи ранчеров, которые имеют в собственности земли пограничные с землями в управлении Лесной службы США. В основном места где произошла бойня, принадлежат общественным лесным землям и очень труднопроходимы без специальной подготовки. Некоторые скалистые пики достигают 7800 футов в высоту. 18-го сентября 1879 года разведчики Навахо присоединились к ротам В и Е 9-го кавалерийского полка, которые шли за Викторио и его шестьюдесятью воинами по ручью Лас-Анимас. Кавалеристы из рот В, С, Е, Г находились в поисках Викторио после того как он оставил резервацию у форта Стэнтон протестуя против перемещения в Аризону. Он хотел оставаться в Ойо Калиенте, которое являлось издавна домашней территорией уорм-спрингских Апачей. Люди Викторио не хотели идти в Аризону, чтобы жить среди других Апачей, которые были их неприятелем и пустыня Сан-Карлоса им не подходила. Они не могли там долго оставаться. Люди Викторио происходили из горной страны, но этот факт был проигнорирован правительством. Викторио приходил в форт Стэнтон с просьбой остаться в Ойо Калиенте. Ему в этом отказали и сказали, что он и его люди должны идти в Аризону. Эти разбитые обязательства подтолкнули к побегу и последующей бойне. После ухода из резервации Мескалеро 3-го сентября 1879 года, Викторио атаковал армейский лагерь в Ойо Калиенте, при этом захватывая 18 мулов, 50 кавалерийских лошадей и убивая пятерых черных кавалеристов и троих гражданских, которые охраняли животных. После этой атаки кавалерия прилагает большие усилия для захвата Викторио. Полковник Эдвард Хатч посылает четыре роты 9-й кавалерии для захвата или убийства Викторио. Но им не удается ни то, ни то другое. Так началась война ставшая известной как « Война Викторио». В прошлом Викторио не раз сталкивался с 9-й кавалерией и всегда был победоносным. Почему каждый человек из четырех рот мог бы думать, что в этот раз все могло бы быть по другому, до сих пор не ясно. Викторио возможно был лучшим партизаном из Апачей и он уже был старым человеком. Во время всей этой войны у него было не более ста воинов и обычно при нем находилось не более пятидесяти. Армия имела более 1000 мужчин, гоняющихся за ним. Утром 18-го сентября 1879 года, рота В под командованием Байрона Доусона и рота Е под командованием капитана Амбросии Хукера, следуя за разведчиками Навахо, ехали к ручью Лас-Анимас и в исторические повести. Они очень хотели удивить Викторио, но они даже не подозревали, что они ехали не только в ловушку, но и в расположение старых горных лагерей Уорм-Спрингских Апачей, сегодня известных как Пик Виктории и Парк Виктория. Неправильное использование имени Викторио никогда не было исправлено. Кавалеристы падали под сильным ружейным огнем и градом стрел в месте соединения ручья Лас-Анимас и каньона, известного теперь как Каньон Бойни. Кавалеристы были пойманы в тройной ловушке. Люди Викторио стреляли по ним с высот вдоль Лас-Анимас и из каньона прячась при этом за валунами, скалами и деревьями. Все кавалеристы, теперь спешенные, лежали на земле и наверное были бы все уничтожены. Но эхо ружейного огня были услышаны людьми из рот С и Г, которые находились с другой стороны каньона. Они поспешили на выручку, но тоже были буквально прижаты к земле сильным ружейным огнем. Только с наступлением темноты Апачи оставили их. Есть противоречивые сведения о потерях среди кавалеристов. Официальное сообщение говорит о убитых пяти кавалеристах, троих разведчиках Навахо и одного гражданского. Три медали Чести даны троим мужчинам, которые охраняли раненых. Но я не верю этим данным. Ни одно официальное сообщение не принимает во внимание 32 или более могил, которые находятся на месте схватки. Официальные оценки армией сил Викторио равны 120 воинам, но это явное преувеличение. Скорее там было 50-60 воинов, не больше. Викторио хорошо выбрал место засады. Армия не могла эффективно ни атаковать, ни обороняться, так как каньон был окружен лесом и высокими скалами, иногда достигающими в высоту 7-9 тысяч футов. Стены каньона были почти отвесными, к тому же лабиринт боковых каньонов с многочисленными пещерами, нависающими над местом борьбы, представляли собой идеальное место для засады. Викторио использовал знание местности в полной мере. Апачи наутро ушли, но вскоре вновь встретились с теми же кавалеристами на ручье Лас-Паломас, но это уже другой рассказ.
Несколько дней спустя лейтенант Доусон сопровождал майора Морроу - командующего всеми военными действиями на юге Новой Мексики, к месту борьбы. Здесь он объяснил ему, что простой побьем в лагерь Апачей занимает 120 минут и под огнем взятие позиций штурмом просто было невозможно. Неизвестно сколько людей мог потерять Викторио, если вообще у него были потери. С помощью Брента Бейсона, владельца соседнего ранчо, мы прошли к месту схватки и обнаружили в частности один валун, который сильно пострадал от пуль. Позиции Викторио находились выше, следовательно этот валун пострадал от ружейного огня Апачей. Поскольку ручей Лас-Анимас находится на общественных землях в основном, то эта область остается сравнительно нетронутой цивилизацией. Место борьбы почти не изменилось, если не считать подлеска и маленьких деревьев, которых там не могло быть в 1879 году. Надо надеяться, что это так все и останется. Бизоны еще пасутся в некоторых частях Лас-Анимас. Трудно представить себе в этой тишине, что когда-то кавалерия молилась здесь о своем спасении.
В 1930-х годах участники Гражданского Корпуса Сохранения, заменили старые кресты, которые уже распались от времени. Медведь ищущий жуков, разбросал многие камни обозначающие могилы и сегодня трудно идентифицировать каждое место захоронения. Джимми Бейсон -владелец земли, на которой находятся могилы, сказал нам, что он собирается по возможности идентифицировать каждую могилу и мы несомненно внесем свою лепту и поможем ему. Джим Пакстон - рейнджер из дистрикта Черный Хребет, сказал, что Лесная Служба тоже в этом заинтересована.
Почему есть 32 или еще более могил, вместо 8 или 9 по официальным данным, непонятно. Наиболее вероятная версия, это то, что существовал по - видимому какой-то предел допустимых потерь и более высокие потери просто не указывались, дабы сохранить в спокойствии общественное мнение. Могилы лежали в двух рядах, с расстоянием между собой в 20- 30 футов. Есть также три отдельных могилы. По видимому они принадлежат скаутам Навахо. Красота и тишина здешняя, сегодня являются последним местом отдыха для мужчин, по большей части черных Солдат Буйвола, которые сражались с Викторио. Это также напоминание о глупости и мошенничестве некоторых людей в нашем правительстве того времени. Эта бойня никогда не произошла бы ни в этой, ни в любой другой войне с Апачами, которые забрали так много жизней и солдат и индейцев и граждан. Наше правительство должно было держать слово и поддерживать договоры и обязательства, заключенные государственными представителями с Апачами. Но это не было выполнено.

+1

93

Джеронимо: жизнь после смерти
Geronimo's afterlife: lessons of history
(key words: S.Barrett, Prescott Bush, Scull and Bones, Marc Wortman, Harlyn Geronimo,  NAGPRA, Geff Houser)

ДЖЕРОНИМО:  ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

1).  Джеронимо – легенда жизни
2).  Прескотт Буш и тайное общество «Череп и кости»
3).  Индейские активисты против Йельского университета
4).  Харлин Джеронимо – герой вьетнамской войны
5).  Джеронимо – исторический урок. 
 
Легендарный индеец

Вождь индейцев-апачей Джеронимо был одним из последних воинов, сложивших оружие по окончании индейских войн.  Легендарный индеец прославился многочисленными набегами на мексиканские поселки, отвагой, бесстрашием, и долгим сопротивлением  американской армии, которая почти год преследовала горстку его людей.
Джеронимо родился в 1829 году в Аризоне, в долине реки Гилы (на территории тогдашней Мексики), в племени апачи-чирикауа, и воспитывался как будущий воин.  В то время апачи вели кочевой образ жизни, и часто совершали военные походы на мексиканские территории, где грабили, убивали, уводили в плен и чинили разбой.  Не меньший урон индейцы приносили и южно-американским штатам.
Официальная историческая наука традиционно рассматривает индейское присутствие на мексикано-американской границе в первой половине 19 века как часть американской истории, и подобная точка зрения довольно прочно заняла место в восприятии индейцев и индейской тематики как американцами,  так и другой заинтересованной аудиторией.  Лишь недавно новое поколение американских историков стало рассматривать индейское военное присутствие на Фронтире как одну из равноправных сил, влияющих на ход истории американского континента.  Индейцы, не менее, а даже и более чем американцы англо-саксонского происхождения имели полное право на проживание на своей родной земле, и их влияние на ход американской истории начинает рассматриваться в новом контексте – как борьба коренных народов за свои права

В 1858 году Джеронимо потерял свою семью –  его мать, жена, трое детей были убиты мексиканской армией, и с тех пор месть мексиканцам стала смыслом жизни будущего вождя.  Впоследствии Джеронимо совершил ряд успешных походов на мексиканские территории, а затем, будучи вытесненным на американскую землю, Джеронимо успешно избегал встречи с превосходящими силами противника, и его ловкость и смелость прославили его не только среди своих соплеменников, но и среди американцев

В 1886 году, после многочисленных боевых столкновений, походов и тягот кочевой жизни,  Джеронимо и горстке его людей все же пришлось сдаться войскам генерала Нельсона Майлза. Несмотря на  данные при капитуляции обещания, он больше никогда не увидел родной Аризоны, а он сам, его друзья и родня содержались как военнопленные.  Джеронимо умер в 1909 году в Форте Силл, Оклахома, его последние пожелания так и не были исполнены, а  останки были захоронены на индейском кладбище для интернированных индейцев.   

На склоне лет Джеронимо стал популярен благодаря мемуарам, которые он надиктовал местному американскому исследователю С.Баррету.  Слава Джеронимо пережила его смерть, и навеки поместила его имя в военную историю своего народа и Соединенных Штатов.

   

В настоящее время  Джеронимо является символом народного героя коренных американцев.

Прескотт Буш и общество «Череп и кости» - история раскопки одной могилы

В 1918 году, через девять лет после смерти Джеронимо,  в Форте Силл вместе со своими друзьями находился молодой Прескотт Буш, выпускник Йельского университета, который вызвался служить добровольцем во время Первой мировой войны.  Прескотт Буш  известен потомкам тем, что он являлся последовательно отцом и дедом двух президентов США  (которые тоже впоследствии учились в том же университете), а также тем, что он вместе со своими сокурсниками раскопал могилу Джеронимо, и похитил его череп, несколько костей и уздечку, с которой тот был похоронен.

Как известно, Йельский университет  (Нью-Хэйвен, штат Коннектикут) считается одним из престижных университетов мира, где воспитывается элита Соединенных Штатов Америки.  Прескотт Буш, как многие студенты Йельского университета,  был членом секретного студенческого общества «Череп и кости», созданного при Йельском университете в начале девятнадцатого века.   Членство в этом секретном обществе  традиционно определяет будущую карьеру известных американских политиков, создавая прочную сеть однокашников (old boys’ club).  Общество «Череп и кости» известно своими мрачными ритуалами инициации, и является объектом многочисленных конспирологических слухов о связях с иллюминатами.

   "Гробница"

В штаб-квартире Общества - специальном здании называемом «Гробницей» (“the Tomb”) - хранится ряд ритуальных предметов, которые считаются реликвиями Общества.  Ходили слухи, что Общество хранит у себя очень дорогие реликвии -  включая  череп Панчо Вильи,  знаменитого героя мексиканской Революции, и череп одного из президентов  США - Мартина ван-Бюрена.  Само общество и его реликвии служили для поддержания идеи расовой чистоты американской элиты   – идеи о превосходстве белой англо-протестантской расы (WASP supremacy).  У Йельского университета есть свой знаменитый лозунг, который знают все студенты -  «Keep Yale Yale» (Сохраним идентичность Йельского университета).

Поэтому у молодого Прескотта Буша и его друзей была совершенно прозрачная мотивация для вскрытия могилы знаменитого вождя.   Во-первых, погоня за реликвиями была и остается традиционным соревнованием различных студенческих обществ, существующих при Йельском университете.  В студенческой среде университета весьма популярно такое явление как “crooking” – различные хитроумные и неправедные способы отъема друг у друга всяких ценных символов и реликвий, причем студенты всячески стараются переплюнуть друг друга в изобретении разных трюков.  Череп знаменитого индейца стал бы весьма дорогой, если не главной реликвией для такого известного общества как «Череп и кости».

Во-вторых,  имя Джеронимо, раскрученное к тому времени,  уже начинало приобретать популярность.  Мемуары Джеронимо, надиктованные им С.Баррету (“Geronimo's Story of His Life”) были опубликованы в 1906 году, еще при жизни Джеронимо, а через три года после его смерти,  в 1912 году был выпущен немой фильм «Последний поход Джеронимо».   Сам Джеронимо участвовал во всемирной выставке, которая проходила в 1904 году в штате Миссури, где он продавал свои фотографии, да и мемуары свои он решил, видимо,  опубликовать на волне популярности других мемуаров – в то время публиковались записки таких прославившихся в американской истории личностей как Дэйви Крокетт – участник обороны форта Аламо, Буффало Билл – одиозная личность шоу-бизнеса Дикого Запада,  участник индейских войн Кит Карсон и других.  Популярность в США становилась самым ходовым товаром, она превратилась в часть маркетинговой стратегии, называемой merchandising, где погоня за известностью и артефактами стала характерной чертой американской культуры, столь хорошо известной во всем мире.   Американская элита не брезговала погоней за славой,  а простые американские геростраты и вовсе были готовы на все, чтобы прославиться на чужом имени и на этой славе сорвать свой куш.   Вспомним хотя бы историю Малыша Билли (1859-1881)  -  знаменитого преступника американского Дикого запада.  Шериф Пэт Гаррет, которому удалось прикончить Билли, вскоре сам прославился попыткой написать книгу о своем знаменитом противнике, и таким образом, как говорят сегодня, «попиариться» на чужой известности.  Известность Малыша Билли  и других преступников Дикого Запада была чрезмерно раздута подобными попытками пиара, которые позднее, при создании звукового и цветного кинематографа, создали «героев» голливудских вестернов.

  Малыш Билли ("Билли Кид")

Молодых выпускников, намеревающихся раскопать чужую могилу, совершенно не беспокоили моральные принципы и этические нормы – в частности, обязательное ныне в американской культуре толерантность и показное уважение к культуре коренных народов.  В то время не было такого понятия, как мультикультурализм, а моральные принципы в элитной среде всегда рассматривались как необходимое руководство для низших классов, и понятия морали намеренно ликвидировались еще при поступлении в клуб тайного общества. 

Факт раскопки могилы Джеронимо студентами Йельского университета долгое время не получал подтверждения, и считался лишь пустыми слухами.  Однако, 2006 году произошел неожиданный случай:  Марк Уортман , в то время главный редактор журнала «Yale Alumni Magazine», искал в университетской библиотеке материалы об участии выпускников университета в Первой мировой войне.  Среди материалов  он неожиданно обнаружил записку, которую написал своему однокашнику один из тогдашних членов общества «Череп и кости».  Записка была датирована 1918 годом, и в ней говорится о том, что останки Джеронимо действительно были выкопаны группой выпускников университета, и помещены в «Гробницу» -  хранилище штаб-квартиры тайного общества.

Записка гласила:

Череп Грозного Джеронимо, выкопанный из могилы в Форте Силл вашим одноклубником и «Рыцарем» Хаффнером, в настоящее время надежно хранится в «М» [«Могиле»] вместе с бедренной костью, удилами и передней лукой седла».

Записка дала истории совсем другой поворот  -  слухи о раскопе могилы Джеронимо приобрели твердую фактическую основу.   Как говорит Джудит Шифф, главный архивариус Мемориальной библиотеки Стерлинга (библиотеки Йельского университета), записка «является серьезным доказательством того, что кража имела место.  Существует большая вероятность правдивости этой записки, учитывая ее датировку тем же годом».  Кроме того, утверждает архивариус, члены тайного Общества традиционно дают клятву всегда говорить друг другу правду, а значит записка не могла быть мистификацией.

Имя Джеронимо снова было на слуху у всех, и началась его другая жизнь –  после популярности.

Индейские активисты против Йельского университета

Первые слухи о раскопе могилы Джеронимо появились еще в восьмидесятых годах.  Осквернение могилы вождя наносило удар по самосознанию индейцев, и причинило несомненный вред репутации племени апачей и их традиционному уважению к своим предкам.  Традиция требовала, чтобы останки вождя вернулись на родную землю – такова была последняя воля самого Джеронимо.
Осенью 1983 года апачи Белой Горы (White Mountains Apache Tribe) штата Аризона объявили о своей заинтересованности в возвращении останков Джеронимо.   Индейский активист Нед Андерсон заявил,  что останки Джеронимо принадлежат всему племени апачей, и являются их достоянием.  После горячих дебатов представители разных бэндов аризонских апачей собрались на совместную встречу в Форте Силл, в Оклахоме.  Местные силовики были против сбора апачей  в форте (так как в форте в настоящее время размещается Артиллерийская школа), поэтому разрешения на встречу пришлось добиваться у самого губернатора Оклахомы.  Первая встреча практически ничего не дала, однако обозначила намерения апачей отстаивать свои интересы.
Попытки вернуть останки Джеронимо впервые стали известны широкой публике в 1986 году.  В то время Нед Андерсон, будучи Президентом племенного союза апачей Белой Горы, инициировал индивидуальную кампанию за перемещение останков Джеронимо из Форта Силл в Аризону.  Кампания Неда Андерсона вскоре приобрела широкую известность и вполне вписалась в тенденцию репатриации могил индейцев, которая в 1990 году приняла форму федерального закона США «О защите и репатриации могил коренных американцев».
Надо заметить, что подобные проекты и законодательные акты не являются чем-то изолированным и уникальным –  в ознаменовании эпохи деколонизации, по всему миру стали проходить кампании коренных народов, требующих возвращения своих реликвий на землю предков.  Эта инициатива была поддержана в ООН  как право коренных народов на свою интеллектуальную собственность, и впервые зафиксирована в Всемирной  Декларации в отношении культурного развития (1988 год).  Имеются успешные примеры возвращения артефактов из мировых музеев обратно, во владение тех племен и народностей, которым они ранее принадлежали.  В частности, активисты народа маори Новой Зеландии при поддержке своего правительства проводят большую кампанию по репатриации так называемых «голов маори» - высушенных или забальзамированных голов маорийских воинов, которые в первые годы европейской колонизации (в начале 19 века)  были весьма ходовым товаром для предприимчивых торговцев, ловко пользующихся правовым «беспределом» который царил в портах Новой Зеландии до заключения Договора с Британской короной в 1840 году. Ходовой товар вызвал целую "охоту за головами".  Традиционно, головы маори были украшены татуировкой, причем иногда татуировку делали уже после декапитации тела, и продавали в Европу как экзотический колониальный сувенир.  Впоследствии большинство подобных «сувениров» осели в европейских музеях.  Правозащитные организации народа маори добились возвращения более пятисот таких голов на свою землю, так как культ уважения к предкам является одной и базовых составляющих культур коренных народов мира.

   

После того как инициатива Неда Андерсона приобрела популярность,  он неожиданно получил анонимное письмо где утверждалось, что похищенный из могилы череп Джеронимо до сих пор хранится в обществе «Череп и кости», при Йельском университете.  Анонимный автор приложил фотографию стеклянного бокса, где якобы хранился череп, и копию из реестра секретного общества, где под псевдонимами сообщались настоящие имена тех выпускников, которые когда-то раскопали  могилу в Форте Силл.  Вот имена этих выпускников:  Эллери Джеймс, Генри Нил Мэллон,  Прескотт Буш и  Чарльз Хаффнер.  По сообщениям анонима (который якобы сам был членом Общества), череп Джеронимо использовался во время тайных четверговых и воскресных ритуалов (говорили,  что во время ритуалов из черепа даже пьют бренди).

Индейские активисты пришли в негодование.  Через своего адвоката Нед Андерсон обратился в ФБР для возбуждения должного расследования.  В ФБР согласились начать дело, но потребовали от Неда Андерсона  предоставить доказательства и полностью устраниться от участия в расследовании.  Однако, такой поворот уже не устраивал Андерсона –  возбуждение уголовного дело вряд ли помогло бы апачам вернуть себе останки Джеронимо, поэтому он решил продолжать свою кампанию путем переговоров.

Опять же при помощи своего адвоката, Андерсон запросил встречи с Джонатаном Бушем – сыном Прескотта Буша.  У семьи Буш тоже был свой адвокат  -  Эндикотт Пибоди Дэйвисон, сын того самого Труби Дэйвисона ,  которому в далеком 1918 году была адресована таинственная записка, найденная в библиотеке Йельского университета.  Труби Дэйвисон, выпускник Йельского университета,  в годы Первой мировой войны был известным авиатором (именно поэтому Марк Уортман наткнулся на записку в поисках материалов о Первой мировой войне), а впоследствии он был сначала начальником кадрового отдела ЦРУ, а потом директором Нью-Йоркского музея Естественной истории.  Кстати, в бытность свою директором Музея,  Труби Дэйвисон придерживался традиционной выставочной политики, где «индейцы» были представлены в виде набитых чучел в стеклянных витринах.

Сначала Джонатан Буш не захотел встречаться с индейским активистом, однако тот был настойчив, и вскоре встреча состоялась на территории Йельского университета.  На встрече присутствовали как сам Джонатан Буш, так и адвокат Эндикотт Дэйвисон – сыновья тех  добровольцев, которые много лет назад раскопали могилу Джеронимо.  Впоследствии Андерсон рассказал журналистам, что во время встречи представители Общества «Череп и кости» показали ему стеклянный бокс, весьма похожий на фото, присланное анонимным автором.  Однако, в боксе находился очень маленький череп – возможно, он принадлежал ребенку.  Члены Общества утверждали, что это единственный череп, который находится в их распоряжении, и другого у них никогда не имелось.   Адвокат Дэйвисон предложил активисту забрать стеклянный бокс с черепом и подписать мировое соглашение, которым участники встречи отказывались от дальнейших претензий друг к другу.  Андерсон отказался взять бокс с черепом, так как посчитал, что его обманывают.

Андерсон направил жалобу на имя конгрессменов от Аризоны - Морриса Юдэлла и Джона Маккейна (именно того самого, который ныне известен своими анти-российскими высказываниями), однако безуспешно.  Джордж Буш-старший, в то время президент Соединенных Штатов, отказался встретиться с Андерсоном.

Андерсон вновь написал конгрессмену Юдэллу, и приложил фотографию черепа, который находился в витрине здания «Гробницы».  На фотографии был представлен сам череп, а рядом с ним в качестве этикетки висела фотография живого Джеронимо.  На этот раз, для большей достоверности, Андерсон разыскал и приложил к фотографии отрывки из Истории тайного общества, написанной в честь его столетнего юбилея, который отмечался в 1933 году.

История Общества цитирует животрепещущий рассказ очевидца и участника раскопки могилы:

«Во время войны в артиллерийскую школу Форта Силл, Оклахома, была направлена экспедиция, которая принесла Гробнице ее самый ценный «экспонат» - череп Грозного Джеронимо, индейского вождя, насобиравшего 49 скальпов белых людей.  Группа из четырех студентов выпускного курса [] приняла все меры предосторожности ибо, как выразился один из них, «Шесть армейских командиров, обирающих могилу, вряд ли будут хорошо выглядеть в газетах».   

Далее следовало описание самого напряженного момента вылазки:

«Тишину прерии нарушал лишь звон лопаты, ударяющейся о камни, и глухой стук земли.  Мы взломали дверь топором, и Пат[риарх] Буш протиснулся в гробницу и начал копать оттуда. Мы копали по очереди, и по очереди стояли на карауле… Наконец-то Пат[риарх] Эллери Джеймс вытащил уздечку, а за ней луку седла и какие-то гнилые обрывки кожи и дерева, а затем,  из глубины выкопанной ямы, Пат[риарх] Джеймс вытащил и сам череп…Мы быстро забросали могилу землей, прикрыли дверцу и поспешили в казарму, в комнату Пат[риарха] Мэллона, где мы стали расчищать кости.  Сам Пат[риарх] Мэллон уселся на полу, и принялся отчищать кости карболовой кислотой.  Вскоре череп совсем очистился, только местами на нем виднелась плоть и немного волос.  Я принял душ и завалился спать… совершенно счастливым человеком». 

Однако, подобные свидетельства тоже не помогли, и обращение к сенаторам осталось без ответа.  Нед Андерсон сказал журналистам:  «Везде, куда я обращался за помощью, я натыкался на барьеры.  Я обращался к Моррису Юдаллу еще до того как тот умер, и к Джону Маккейну – и они мне ничем не могли помочь.  Мне же надо добиться хотя бы одного слушания в Конгрессе – чтобы я смог представить те доказательства, которые у меня имеются».

Шум, поднятый в прессе вокруг черепа Джеронимо, был весьма нежелателен для тогдашней администрации.  В 1988 году (когда Джордж Буш старший был вице-президентом США) газета Вашингтон Пост опубликовала статью с заголовком «Скандальный череп:  отец Буша раскопал могилу Джеронимо?»  В той статье была приведена краткая цитата из упомянутой Столетней истории тайного Общества:  «Мы взломали дверь топором, и Пат[риарх] Буш протиснулся в гробницу и начал копать оттуда».  В статье также упоминалось о той самой встрече между Андерсоном и представителями общества, которая имела место в Йельском университете, и о мировом соглашении, который предлагалось подписать Неду Андерсону.   Как впоследствии вспоминал сам Нед Андерсон, формулировки того документа показались ему крайне оскорбительными для индейцев.

Несмотря на широкую известность, которую приобрел этот инцидент из-за шумихи в прессе,  одно из главных доказательств – цитируемый рассказ из Истории общества «Череп и кости»  – был объявлен мистификацией, а упоминание семьи Буш в отношении раскопки могилы Джеронимо постарались тихо спустить на тормозах.

Интересна дальнейшая судьба тех молодых людей, которые когда-то раскопали могилу Джеронимо.  Через три года после того инцидента с раскопкой могилы,  Генри Нил Мэллон (тот самый, что сидел на полу и чистил кости карболкой) стал шафером на свадьбе Прескотта Буша.  Впоследствии семья Буш назначила Мэллона президентом принадлежащей им нефтяной компании Dresser Industries (в 1998 году поглощенной крупнейшей нефтяной компанией Halliburton, которой руководил Дик Чейни, впоследствии вице-президент при Джордже Буше).  В свою очередь, Генри Мэллон принял к себе на работу молодого Джорджа Буша – сына своего однокашника Прескотта Буша, а молодой Джордж Буш (впоследствии называемый Джордж Буш-старший) назвал именем Мэллона своего четвертого сына (брата бывшего президента Джорджа Буша-младшего).   Круговая порука и тайное братство общества «Череп и кости» по-прежнему свято блюдется, и чужих в свои тайны оно никогда не допустит.

До сих пор так никто и не знает, чей череп использует тайное общество «Череп и кости» в своих ритуалах.  Некоторые исследователи пришли к заключению, что в далеком 1918 году члены Общества действительно выкопали чьи-то останки, но они не были останками Джеронимо.  Дэвид Миллер, профессор истории из университета Оклахомы утверждает, что настоящая могила Джеронимо еще до двадцатых годов прошлого века густо поросла травой и долгое время оставалась безымянной, пока местный библиотекарь Форта Силл не убедил апачей разыскать могилу Джеронимо и сделать соответствующую надпись.  «Я предполагаю, - сказал Миллер, - что в Форте Силл действительно кого-то выкопали, и это действительно мог быть индеец – но не обязательно Джеронимо».

Харлин Джеронимо – ветеран вьетнамской войны 

Индивидуальная кампания индейского активиста Неда Андерсона так и окончилась ничем, однако она получила продолжение в 2009 году – к столетию смерти Джеронимо.  Несмотря на то, что племена апачей в разных штатах действовали разрозненно, слухи об усилиях  Андерсона достигли Нью-Мексико, где проживал пра-правнук Джеронимо –  индеец-мескалеро Харлин Джеронимо.  Харлин Джеронимо объявил, что Нед Андерсон должен остановиться, и перезахоронение знаменитого вождя и прадеда переходит из рук индейских активистов в частные руки родни и потомков Джеронимо, апачей-мескалеро.  Несмотря на то, что Нед Андерсон старался представить перезахоронение Джеронимо общим делом всех апачей,  мескалеро, проживающие в Нью-Мексико, посчитали, что аризонские апачи начали кампанию исключительно в рекламных целях,  для привлечения туристов на будущую могилу.

Разногласия среди апачей были вполне серьезными -  Харлин Джеронимо пригрозил Неду Андерсону, что если тот не прекратит свои поползновения и не успокоится, то апачи-мескалеро будут ходатайствовать о наложении санкций на апачей Белой Горы.  «Мы спросили их: а как бы вы себя чувствовали, если бы мы пришли на ваше кладбище в Аризону, и стали бы командовать захоронением ваших умерших родственников?»  После того, как Харлин Джеронимо озвучил свое предупреждение через агентство Associated Press,  Неду Андерсону пришлось отойти от этого дела.


Харлин Джеронимо, правнук знаменитого вождя, родился и вырос на ранчо в Нью-Мексико, служил в армии,  воевал во Вьетнаме,  не раз привлекался к деятельности в Совете племени, и в настоящее время является, как ныне говорят, хранителем традиций своего народа.  Когда в прессе поднялась шумиха вокруг имени его предка, Харлин Джеронимо стал появляться на публике и давать многочисленные интервью.  Возможно, тот уровень паблисити, которого добился своей кампанией Нед Андерсон, дал возможность правнуку Джеронимо привлечь на свою сторону общественное мнение, и собрать для поддержки этого дела необходимых специалистов: адвокатов, антропологов, археологов и патологоанатомов.  Как признался Харлин, такое дело как перезахоронение останков известной личности не делается за один раз – требуется большая подготовка, связи с общественностью и организационная работа.  Иногда требуется поддержка других подобных групп – по словам самого Харлина, однажды инициативная группа по идентификации останков Малыша Билли (штат Нью-Мексико) пригласила его поучаствовать в их деле, для большей гласности.

Интервью с Харлином Джеронимо (на английском языке).

Главная задача проекта Харлина Джеронимо – перезахоронение останков его прадеда на родной земле, в долине реки Гила – которая в Старой Мексике считалась территорией Аризоны, а ныне входит в состав штата Нью-Мексико.  Также, Харлин намеревался издать новую биографию Джеронимо – не ту, что была издана в начале 20-го века в редакции С.Барретта, а другую -  основанную на устной семейной традиции, бережно передаваемой из поколения в поколение.  Эта часть проекта вполне удалась – новая книга Харлина Джеронимо «По следам Джеронимо» была издана в 2008 году в соавторстве с Корин Сомбрун – французской журналисткой, пианисткой и композитором, которая по всему миру неустанно изучает шаманские практики и их влияние на человека.  Книга была издана на французском языке (“Sur le pas de Geronimo”,  Corine Sombrun, Harlyn Geronimo), и Харлин Джеронимо присутствовал на ее презентации в Париже.

     
 
По словам соавторов этой книги, история жизни Джеронимо зазвучала так, как ее никто никогда не слышал.  Вместе с авторами, читатель путешествует к истокам реки Гилы, где родился Джеронимо, и по дороге слушает историю жизни его правнука – Харлина Джеронимо, о жизни современных индейцев-апачи, об их чаяниях и надеждах, об их искусстве и о трудностях, которые им приходится преодолевать.  Для старого вождя и его правнука главный урок жизни – как остаться самим собой, остаться индейцем апачи.

’Bi da a naka enda –  Будь храбрым, как твои предки, и встречай врага лицом к лицу. 

Джеронимо – исторический урок 

В мае 2011 года на слушаниях сенатской комиссии по делам индейцев Харлин Джеронимо дал свидетельские показания о расистских стереотипах в отношении коренных народов Америки.  В своем заявлении он потребовал от Президента Барака Обамы и Министра обороны Роберте Гейтса дать объяснения по поводу неуместного применения имени его предка для кодового названия операции по устранению исламского террориста Осамы бин-Ладена (операция называлась «Джеронимо»)
Для многих коренных американцев название «Джеронимо», данное этой операции, явилось настоящим оскорблением – ведь индейцы тоже регулярно служили в войсках США, а сам Харлин Джеронимо, праправнук знаменитого вождя, дважды служил во Вьетнаме, а его отец, индеец-мескалеро, участвовал в высадке союзных войск во Франции. 
Всем известно, что военные США не раз использовали имена индейцев для своих целей  –  по традиции, во время Второй мировой войны американские десантники перед прыжком с самолета кричали -  «Джеронимо!», а позднее разным моделям боевых вертолетов стали давать индейские имена – такие как  «Апачи» и «Черный ястреб».   Обращаясь к президенту Обаме, Харлин Джеронимо заявил, что какую бы цель ни преследовали военные, использование индейских имен является «возмутительным оскорблением и большой ошибкой».
Джефф Хаузер (Jeff Houser), председатель племени апачей Форта Силл, тоже обратился к президенту США с письмом, где утверждал, что использование имени Джеронимо для операции по устранению террориста является не временной ошибкой, а намеренно неверной трактовкой роли индейского населения в истории Америки.
“Мы считаем, что использование имени Джеронимо в качестве кодового названия для операции по устранению бин-Ладена является полным непониманием исторической роли Джеронимо и его вооруженной борьбы против правительств Соединенных Штатов и Мексики» - заявил Хаузер.  «Как бы то ни было, сравнение Джеронимо или любого другого американского индейца с бин-Ладеном – террористом и виновником массовой гибели людей – является оскорблением и большой обидой для индейцев».
Вождь апачей Джеронимо стал живой легендой и символом индейцев-апачи именно в ходе своего успешного сопротивления американским войскам.  Главным условием своей капитуляции в 1886 году Джеронимо назвал возвращение на родную землю – там, где ныне Аризона граничит со штатом Нью-Мексико.  Вместо того, чтобы выполнить его просьбу, американское правительство интернировало его и его родных без суда и следствия – этот правовой прецедент до сих пор рассматривается экспертами в современных дебатах о конституционности задержаний заключенных в тюрьме  Гуантанамо.
Достойно удивления, как непоследовательно Америка любит своих непокорных героев, и как жестоко она их ломает.  Поверив обещаниям американских военных, военнопленный Джеронимо так и не увидел больше родной земли – он провел несколько лет во Флориде и Алабаме, а затем жил до конца своей жизни в Оклахоме.  Вместе с родными он занимался полевыми работами,  пас скот, и получал небольшую выручку от продажи открыток с собственными изображениями, мелких сувениров и собственных автографов.  По желанию правительства Соединенных Штатов когда-то грозный вождь, наводивший ужас на целые поселки, стал пародией на самого себя.  Система мерчендайзинга сделала свое дело – превратила гордость, отвагу, и угрозу народа в клоунаду и насмешку.  В 1905 году Джеронимо принимал участие в параде по случаю инаугурации президента Теодора Рузвельта, и когда Президенту задали вопрос – «Зачем Вы пригласили Джеронимо на парад?», - Президент ответил: «Я хотел показать людям хороший спектакль».
Так закончил свою жизнь человек, которого газета Нью-Йорк Таймс однажды назвала «кровожадным, изворотливым, невероятно жестоким и свирепым».  Жизнь Джеронимо, по мнению многих в США, является яркой иллюстрацией к старой американской поговорке: «Хороший индеец – мертвый индеец».

+1

94

Коакуче
Привет Коакуче давно ищу такие книги об истории открытия америки ,если возможно пришлите на почту pecari@mail.ru
с уважением
pecari

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC